[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Apach  
Форум » Творчество » Проза » Вокзальная летопись (размышлизмы)
Вокзальная летопись
TihonovBOSSДата: Четверг, 28.02.2013, 13:51:19 | Сообщение # 1
Александр Тихонов
Группа: Старожилы
Сообщений: 2391
Статус: Offline
Александр Тихонов
Вокзальная летопись

----------------------------Как-то очень давно кто-то мудрый сказал:
----------------------------Мир нарочно устроен таким.
----------------------------Он не так уж и плох, но похож на вокзал,
----------------------------Где мы вечно то ждём, то спешим.
------------------------------------------Е. Маргулис


Лавка на вокзале всё равно, что Рейхстаг. К ней все стремятся, за обладание ею порой приходится побороться, а вся поверхность испещрена надписями. Вот только пишут здесь совсем не то, то было принято царапать на закопчённых стенах фашистской цитадели.
«Авангард» - коряво выведено чёрным фломастером название омской хоккейной дружины. И всё. Ни слова, ни полслова.
Чуть ниже – номер мобильного телефона и надпись «Ищу парня». Ага, понятно. Это обычное развлечения школьников – написать номер кого-нибудь из своих одноклассников, подписать под ним что-нибудь вроде «жажду отношений без обязательств» и покатываться со смеху, когда телефон начнёт разрываться от звонков. Вот интересно, неужто, кто-то и вправду звонит по таким номерам? Разве что совсем уж заскучавшие в ожидании своих автобусов пассажиры. Они, как и я, сидят и читают замысловатые письмена - эту наскальную живопись новой эпохи. Кто-нибудь достаёт из кармана телефон и набирает номер. Череда гудков... Порой на том конце провода ему отвечают. Иногда это рассерженный или вконец измученный звонками хозяин телефонного номера, но чаще - девушка.
- Телефон абонента выключен, - однотонно тянет она, - или находится вне зоны действия сети.
И на каждой букве «н», на каждой «л» в голосе робота начинает звенеть металл. Молодец, я поздравляю тебя, скучающий пассажир! Ты дозвонился до девушки, которая «жаждет отношений без обязательств». Она готова говорить с тобой часами, ты только успевай отвечать, нажимая нужные кнопки на брюхе своего мобильника.
- Чтобы узнать ваш баланс, нажмите «один»...
Хорошо, милая! Сейчас всё будет.
Продолжаю изучать вырезанные, выжженные, выцарапанные, написанные авторучками, карандашами, фломастерами и маркерами надписи.
«Ванька – дурак» - аккуратно вырезано перочинным ножом на спинке многострадальной скамьи. Автор явно был человеком упорным, и даже после того, как нож соскальзывал, оставляя на лакированной поверхности длинные борозды, он продолжал увековечивать имя своего товарища. Сколько лет пошло с тех пор, как была сделана эта надпись? Год? Два? А быть может гораздо больше и автор этого послания с дорожной сумкой на плече вышел из здания вокзала, сел а автобус и тот увёз его прочь. А Ванька... Иван – окончил школу, поступил в вуз или ушел в армию. Оба уже давно забыли про свои подростковые чудачества, а вокзальная летопись помнит. Или может вон тот пьянчуга в замызганной фуфайке, задремавший на соседней скамье – тот самый Иван?..
Вот сейчас, в эту самую минуту заголосит закреплённый под самым потолком динамик и усталый голос объявит, что отправляется автобус к светлому будущему. Пьянчужка встрепенётся (так ведь он всего-то на пару лет старше меня), и весело подумает: «А вот и мой автобус! Дождался!». Покачиваясь, поднимется и побредёт на улицу, где перемигивается фарами табун желтобоких газелей и пасутся грузные ПАЗы, словно ленивые бегемоты устроившиеся у самой кромке посадочной площадки.
Я стою снаружи, облокотившись о стену вокзала и наблюдаю, как в очередной автобус грузятся не выспавшиеся пассажиры. Их помятые лица мелькают в дверном проёме. Всё новые и новые... И вот доходит очередь до человека, которого я почему-то окрестил Иваном. Похож он сейчас и вправду то ли на Иванушку-дурачка, то ли на заспанного Емелю, в восхищении застывшего перед самоходной печью – растрёпанный, в расстёгнутой фуфайке с логотипом нефтяной компании меж лопаток.
Он хватается за поручень, шагает на ступеньку и замирает под испепеляющим взглядом кондуктора. Поверх очков, сползших на кончик носа, кондуктор оглядывает пассажира и укоризненно качает головой.
- Ну, вот куда ты лезешь? – грозно вопрошает, глядя исподлобья на подвыпившего пассажира, - Тебя такого только в багаж.
- А если я багажный билет куплю, впустите? – придурковато улыбается Иван, но упорный цербер на страже покоя пассажиров.
- Не пущу, - говорит кондуктор и демонстративно громко командует водителю: – всё, отправляй!
И Иван остаётся растерянно стоять на февральском ветру. Иван-дурак... Вот сейчас прошаркает он мимо меня, войдёт в здание вокзала, бухнется на ближайшую к двери лавку – на ту, причудливые татуировки которой я изучал десятью минутами ранее. Интересно, зацепится ли его взгляд за выцарапанную ножом надпись? А если да, то что будет?
Поднимаю с земли дорожную сумку, отряхиваю её от снега и устремляюсь к своему автобусу. Динамик над моей головой взрывается шипением, сквозь которое прорывается тут же подхватываемый ветром голос:
- Отправляется автобус, следующий по маршруту Большеречье-Тара...
Увидит ли он надпись?.. Как твоё имя, гость вокзалов, враг кондукторов?..
- ...Большеречье-Тара...
- Да-да, - бурчу я себе под нос, - чтобы узнать время отправления, нажмите «один»...

27.02.2013 г.


Сообщение отредактировал TihonovBOSS - Четверг, 28.02.2013, 14:20:21
 
СообщениеАлександр Тихонов
Вокзальная летопись

----------------------------Как-то очень давно кто-то мудрый сказал:
----------------------------Мир нарочно устроен таким.
----------------------------Он не так уж и плох, но похож на вокзал,
----------------------------Где мы вечно то ждём, то спешим.
------------------------------------------Е. Маргулис


Лавка на вокзале всё равно, что Рейхстаг. К ней все стремятся, за обладание ею порой приходится побороться, а вся поверхность испещрена надписями. Вот только пишут здесь совсем не то, то было принято царапать на закопчённых стенах фашистской цитадели.
«Авангард» - коряво выведено чёрным фломастером название омской хоккейной дружины. И всё. Ни слова, ни полслова.
Чуть ниже – номер мобильного телефона и надпись «Ищу парня». Ага, понятно. Это обычное развлечения школьников – написать номер кого-нибудь из своих одноклассников, подписать под ним что-нибудь вроде «жажду отношений без обязательств» и покатываться со смеху, когда телефон начнёт разрываться от звонков. Вот интересно, неужто, кто-то и вправду звонит по таким номерам? Разве что совсем уж заскучавшие в ожидании своих автобусов пассажиры. Они, как и я, сидят и читают замысловатые письмена - эту наскальную живопись новой эпохи. Кто-нибудь достаёт из кармана телефон и набирает номер. Череда гудков... Порой на том конце провода ему отвечают. Иногда это рассерженный или вконец измученный звонками хозяин телефонного номера, но чаще - девушка.
- Телефон абонента выключен, - однотонно тянет она, - или находится вне зоны действия сети.
И на каждой букве «н», на каждой «л» в голосе робота начинает звенеть металл. Молодец, я поздравляю тебя, скучающий пассажир! Ты дозвонился до девушки, которая «жаждет отношений без обязательств». Она готова говорить с тобой часами, ты только успевай отвечать, нажимая нужные кнопки на брюхе своего мобильника.
- Чтобы узнать ваш баланс, нажмите «один»...
Хорошо, милая! Сейчас всё будет.
Продолжаю изучать вырезанные, выжженные, выцарапанные, написанные авторучками, карандашами, фломастерами и маркерами надписи.
«Ванька – дурак» - аккуратно вырезано перочинным ножом на спинке многострадальной скамьи. Автор явно был человеком упорным, и даже после того, как нож соскальзывал, оставляя на лакированной поверхности длинные борозды, он продолжал увековечивать имя своего товарища. Сколько лет пошло с тех пор, как была сделана эта надпись? Год? Два? А быть может гораздо больше и автор этого послания с дорожной сумкой на плече вышел из здания вокзала, сел а автобус и тот увёз его прочь. А Ванька... Иван – окончил школу, поступил в вуз или ушел в армию. Оба уже давно забыли про свои подростковые чудачества, а вокзальная летопись помнит. Или может вон тот пьянчуга в замызганной фуфайке, задремавший на соседней скамье – тот самый Иван?..
Вот сейчас, в эту самую минуту заголосит закреплённый под самым потолком динамик и усталый голос объявит, что отправляется автобус к светлому будущему. Пьянчужка встрепенётся (так ведь он всего-то на пару лет старше меня), и весело подумает: «А вот и мой автобус! Дождался!». Покачиваясь, поднимется и побредёт на улицу, где перемигивается фарами табун желтобоких газелей и пасутся грузные ПАЗы, словно ленивые бегемоты устроившиеся у самой кромке посадочной площадки.
Я стою снаружи, облокотившись о стену вокзала и наблюдаю, как в очередной автобус грузятся не выспавшиеся пассажиры. Их помятые лица мелькают в дверном проёме. Всё новые и новые... И вот доходит очередь до человека, которого я почему-то окрестил Иваном. Похож он сейчас и вправду то ли на Иванушку-дурачка, то ли на заспанного Емелю, в восхищении застывшего перед самоходной печью – растрёпанный, в расстёгнутой фуфайке с логотипом нефтяной компании меж лопаток.
Он хватается за поручень, шагает на ступеньку и замирает под испепеляющим взглядом кондуктора. Поверх очков, сползших на кончик носа, кондуктор оглядывает пассажира и укоризненно качает головой.
- Ну, вот куда ты лезешь? – грозно вопрошает, глядя исподлобья на подвыпившего пассажира, - Тебя такого только в багаж.
- А если я багажный билет куплю, впустите? – придурковато улыбается Иван, но упорный цербер на страже покоя пассажиров.
- Не пущу, - говорит кондуктор и демонстративно громко командует водителю: – всё, отправляй!
И Иван остаётся растерянно стоять на февральском ветру. Иван-дурак... Вот сейчас прошаркает он мимо меня, войдёт в здание вокзала, бухнется на ближайшую к двери лавку – на ту, причудливые татуировки которой я изучал десятью минутами ранее. Интересно, зацепится ли его взгляд за выцарапанную ножом надпись? А если да, то что будет?
Поднимаю с земли дорожную сумку, отряхиваю её от снега и устремляюсь к своему автобусу. Динамик над моей головой взрывается шипением, сквозь которое прорывается тут же подхватываемый ветром голос:
- Отправляется автобус, следующий по маршруту Большеречье-Тара...
Увидит ли он надпись?.. Как твоё имя, гость вокзалов, враг кондукторов?..
- ...Большеречье-Тара...
- Да-да, - бурчу я себе под нос, - чтобы узнать время отправления, нажмите «один»...

27.02.2013 г.

Автор - TihonovBOSS
Дата добавления - 28.02.2013 в 13:51:19
TihonovBOSSДата: Вторник, 05.03.2013, 10:23:35 | Сообщение # 2
Александр Тихонов
Группа: Старожилы
Сообщений: 2391
Статус: Offline
Исправленная версия:

Александр Тихонов
Вокзальная летопись

Как-то очень давно кто-то мудрый сказал:
Мир нарочно устроен таким.
Он не так уж и плох, но похож на вокзал,
Где мы вечно то ждём, то спешим.
Е. Маргулис

Лавка на вокзале всё равно, что Рейхстаг. К ней все стремятся, за обладание ею порой приходится побороться, а вся поверхность испещрена надписями. Вот только пишут здесь совсем не то, что было принято царапать на закопчённых стенах фашистской цитадели.
«Авангард» - коряво выведено чёрным фломастером название омской хоккейной дружины. И всё. Ни слова больше, ни полслова.
Чуть ниже – номер мобильного телефона и надпись «Ищу парня». Ага, понятно. Это обычное развлечения школьников – написать номер кого-нибудь из своих одноклассников, подписать под ним что-нибудь вроде «жажду отношений без обязательств» и покатываться со смеху, когда телефон начнёт разрываться от звонков. Вот интересно, неужто, кто-то и вправду звонит по таким номерам? Разве что совсем уж заскучавшие в ожидании своих автобусов пассажиры. Они, как и я, сидят и читают замысловатые письмена - эту наскальную живопись новой эпохи. Кто-нибудь достаёт из кармана телефон и набирает номер. Череда гудков... Порой на том конце провода ему отвечают. Иногда это рассерженный или вконец измученный звонками хозяин телефонного номера, но чаще - девушка.
- Телефон абонента выключен, - однотонно тянет она, - или находится вне зоны действия сети.
И на каждой букве «н», на каждой «л» в голосе робота начинает звенеть металл. Молодец, я поздравляю тебя, скучающий пассажир! Ты дозвонился до девушки, которая «жаждет отношений без обязательств». Она готова говорить с тобой часами, ты только успевай отвечать, нажимая нужные кнопки на брюхе своего мобильника.
- Чтобы узнать ваш баланс, нажмите «один»...
Хорошо, милая! Сейчас всё будет.
Продолжаю изучать вырезанные, выжженные, выцарапанные, написанные авторучками, карандашами, фломастерами и маркерами надписи.
«Ванька – дурак» - аккуратно вырезано перочинным ножом на спинке многострадальной скамьи. Автор явно был человеком упорным, и даже после того, как нож соскальзывал, оставляя на лакированной поверхности длинные борозды, он продолжал увековечивать имя своего товарища. Сколько лет прошло с тех пор, как была сделана эта надпись? Год? Два? А быть может гораздо больше и автор этого послания с дорожной сумкой на плече вышел из здания вокзала, сел в автобус и тот увёз его прочь. А Ванька... Иван – окончил школу, поступил в вуз или ушел в армию. Оба уже давно забыли про свои подростковые чудачества, а вокзальная летопись помнит. Или может вон тот пьянчуга в замызганной фуфайке, задремавший на соседней скамье – тот самый Иван?..
Вот сейчас, в эту самую минуту, заголосит закреплённый под самым потолком динамик и усталый голос объявит, что отправляется автобус к светлому будущему. Пьянчужка встрепенётся (так ведь он всего-то на пару лет старше меня), и весело подумает: «А вот и мой автобус! Дождался!». Покачиваясь, поднимется и побредёт на улицу, где перемигивается фарами табун желтобоких газелей и пасутся грузные ПАЗы, словно ленивые бегемоты устроившиеся у самой кромки посадочной площадки.
Я стою снаружи, облокотившись о стену вокзала и наблюдаю, как в очередной автобус грузятся не выспавшиеся пассажиры. Их помятые лица мелькают в дверном проёме. Всё новые и новые... И вот доходит очередь до человека, которого я почему-то окрестил Иваном. Похож он сейчас и вправду то ли на Иванушку-дурачка, то ли на заспанного Емелю, в восхищении застывшего перед самоходной печью – растрёпанный, в расстёгнутой фуфайке с логотипом нефтяной компании меж лопаток.
Он хватается за поручень, шагает на ступеньку и замирает под испепеляющим взглядом кондуктора. Поверх очков, сползших на кончик носа, кондуктор оглядывает пассажира и укоризненно качает головой.
- Ну, вот куда ты лезешь? – грозно вопрошает, глядя исподлобья на подвыпившего пассажира, - Тебя такого только в багаж.
- А если я багажный билет куплю, впустите? – придурковато улыбается Иван, но упорный цербер на страже покоя пассажиров.
- Не пущу, - говорит кондуктор и демонстративно громко командует водителю: – всё, отправляй!
И Иван остаётся растерянно стоять на февральском ветру. Иван-дурак... Вот сейчас прошаркает он мимо меня, войдёт в здание вокзала, бухнется на ближайшую к двери лавку – на ту, причудливые татуировки которой я изучал десятью минутами ранее. Интересно, зацепится ли его взгляд за выцарапанную ножом надпись? А если да, то что будет?
Поднимаю с земли дорожную сумку, отряхиваю её от снега и устремляюсь к своему автобусу. Динамик над моей головой взрывается шипением, сквозь которое прорывается тут же подхватываемый ветром голос:
- Отправляется автобус, следующий по маршруту Большеречье-Тара...
Увидит ли он надпись?.. Как твоё имя, гость вокзалов, враг кондукторов?..
- ...Большеречье-Тара...
- Да-да, - бурчу я себе под нос, - чтобы узнать время отправления, нажмите «один»...

27.02.2013 г.
 
СообщениеИсправленная версия:

Александр Тихонов
Вокзальная летопись

Как-то очень давно кто-то мудрый сказал:
Мир нарочно устроен таким.
Он не так уж и плох, но похож на вокзал,
Где мы вечно то ждём, то спешим.
Е. Маргулис

Лавка на вокзале всё равно, что Рейхстаг. К ней все стремятся, за обладание ею порой приходится побороться, а вся поверхность испещрена надписями. Вот только пишут здесь совсем не то, что было принято царапать на закопчённых стенах фашистской цитадели.
«Авангард» - коряво выведено чёрным фломастером название омской хоккейной дружины. И всё. Ни слова больше, ни полслова.
Чуть ниже – номер мобильного телефона и надпись «Ищу парня». Ага, понятно. Это обычное развлечения школьников – написать номер кого-нибудь из своих одноклассников, подписать под ним что-нибудь вроде «жажду отношений без обязательств» и покатываться со смеху, когда телефон начнёт разрываться от звонков. Вот интересно, неужто, кто-то и вправду звонит по таким номерам? Разве что совсем уж заскучавшие в ожидании своих автобусов пассажиры. Они, как и я, сидят и читают замысловатые письмена - эту наскальную живопись новой эпохи. Кто-нибудь достаёт из кармана телефон и набирает номер. Череда гудков... Порой на том конце провода ему отвечают. Иногда это рассерженный или вконец измученный звонками хозяин телефонного номера, но чаще - девушка.
- Телефон абонента выключен, - однотонно тянет она, - или находится вне зоны действия сети.
И на каждой букве «н», на каждой «л» в голосе робота начинает звенеть металл. Молодец, я поздравляю тебя, скучающий пассажир! Ты дозвонился до девушки, которая «жаждет отношений без обязательств». Она готова говорить с тобой часами, ты только успевай отвечать, нажимая нужные кнопки на брюхе своего мобильника.
- Чтобы узнать ваш баланс, нажмите «один»...
Хорошо, милая! Сейчас всё будет.
Продолжаю изучать вырезанные, выжженные, выцарапанные, написанные авторучками, карандашами, фломастерами и маркерами надписи.
«Ванька – дурак» - аккуратно вырезано перочинным ножом на спинке многострадальной скамьи. Автор явно был человеком упорным, и даже после того, как нож соскальзывал, оставляя на лакированной поверхности длинные борозды, он продолжал увековечивать имя своего товарища. Сколько лет прошло с тех пор, как была сделана эта надпись? Год? Два? А быть может гораздо больше и автор этого послания с дорожной сумкой на плече вышел из здания вокзала, сел в автобус и тот увёз его прочь. А Ванька... Иван – окончил школу, поступил в вуз или ушел в армию. Оба уже давно забыли про свои подростковые чудачества, а вокзальная летопись помнит. Или может вон тот пьянчуга в замызганной фуфайке, задремавший на соседней скамье – тот самый Иван?..
Вот сейчас, в эту самую минуту, заголосит закреплённый под самым потолком динамик и усталый голос объявит, что отправляется автобус к светлому будущему. Пьянчужка встрепенётся (так ведь он всего-то на пару лет старше меня), и весело подумает: «А вот и мой автобус! Дождался!». Покачиваясь, поднимется и побредёт на улицу, где перемигивается фарами табун желтобоких газелей и пасутся грузные ПАЗы, словно ленивые бегемоты устроившиеся у самой кромки посадочной площадки.
Я стою снаружи, облокотившись о стену вокзала и наблюдаю, как в очередной автобус грузятся не выспавшиеся пассажиры. Их помятые лица мелькают в дверном проёме. Всё новые и новые... И вот доходит очередь до человека, которого я почему-то окрестил Иваном. Похож он сейчас и вправду то ли на Иванушку-дурачка, то ли на заспанного Емелю, в восхищении застывшего перед самоходной печью – растрёпанный, в расстёгнутой фуфайке с логотипом нефтяной компании меж лопаток.
Он хватается за поручень, шагает на ступеньку и замирает под испепеляющим взглядом кондуктора. Поверх очков, сползших на кончик носа, кондуктор оглядывает пассажира и укоризненно качает головой.
- Ну, вот куда ты лезешь? – грозно вопрошает, глядя исподлобья на подвыпившего пассажира, - Тебя такого только в багаж.
- А если я багажный билет куплю, впустите? – придурковато улыбается Иван, но упорный цербер на страже покоя пассажиров.
- Не пущу, - говорит кондуктор и демонстративно громко командует водителю: – всё, отправляй!
И Иван остаётся растерянно стоять на февральском ветру. Иван-дурак... Вот сейчас прошаркает он мимо меня, войдёт в здание вокзала, бухнется на ближайшую к двери лавку – на ту, причудливые татуировки которой я изучал десятью минутами ранее. Интересно, зацепится ли его взгляд за выцарапанную ножом надпись? А если да, то что будет?
Поднимаю с земли дорожную сумку, отряхиваю её от снега и устремляюсь к своему автобусу. Динамик над моей головой взрывается шипением, сквозь которое прорывается тут же подхватываемый ветром голос:
- Отправляется автобус, следующий по маршруту Большеречье-Тара...
Увидит ли он надпись?.. Как твоё имя, гость вокзалов, враг кондукторов?..
- ...Большеречье-Тара...
- Да-да, - бурчу я себе под нос, - чтобы узнать время отправления, нажмите «один»...

27.02.2013 г.

Автор - TihonovBOSS
Дата добавления - 05.03.2013 в 10:23:35
Форум » Творчество » Проза » Вокзальная летопись (размышлизмы)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2020); Сайт управляется системой uCoz