[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Apach 
Форум » Творчество » Проза » Цветы для вечности
Цветы для вечности
sNOW_sPRAYДата: Вторник, 11.03.2014, 01:02:30 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 7
Статус: Offline
Лёгкой вальяжной походкой, по-девчачьи покачивая бёдрами, Ксандер вошёл в «опочивальню». Ему нравилось это старинное почти забытое слово. Когда-то именно им он нарёк помещение, в котором сейчас находился. Отчего? Видимо, поэтическая натура Ксандера так захотела.
Холодная рука медленно опустилась на женскую грудь. Чуть подрагивающие пальцы, будто у подростка, который впервые пытается ласкать девушку, скользнули по шее. Ксандер с нежностью и лаской проводил подушечками по коже вверх и вниз. Словно преодолев робость, он резко наклонился над лежащей женщиной, вплотную приблизив губы к её лицу. Он попытался вдохнуть аромат возлюбленной. Аккуратно, будто боясь потревожить, он прильнул губами к щеке женщины. Продлившийся несколько секунд поцелуй растаял. Ксандер выпрямился и некоторое время молча стоял, разглядывая лежащую девушку.
- Всё хорошо, Марина, - растягивая слова, протянул он, - мы летим туда, куда ты мечтала…
Ксандер развернулся и бросил прощальный взгляд на возлюбленную. Лёгкая поступь шагов оборвалась у входной мембраны и тихим звоном некоторое время висела в воздухе.

На кухне первым делом Ксандер включил чайник и достал любимую кружку, напоминавшую о родном городе. Ложка цокнула о железное днище, заполняя его арабикой. Аккуратно сняв свистящий чайник с подставки, Ксандер заполнил кружку кипятком. Он всегда наливал воду до того уровня, что с внешней стороны соответствовал изображению головы орла, парящего над поверженным львом. Затем Ксандер взял блюдечко и прикрыл дымящийся напиток. Когда-то Марина учила его готовить «настоящий кофе», показывала, как правильно засыпать перемолотые зёрна в турку, рассказывала, сколько надо добавлять воды и как долго варить. Но эта процедура казалась Ксандеру слишком глупой. Он не чувствовал разницы между напитком, что готовил он, и тем, что делала Марина. Так стоило ли на все эти ненужные обряды тратить время?
Ксандер сел за стол. Пальцы ритмично выбивали дробь о его поверхность. В ожидании момента, когда кофе заварится, Ксандер стал рассматривать вазу с искусственным цветком. Он выглядел свежим, словно был сорван с клумбы и в нём бурлили соки. Он быль фальшивкой, как и Ксандер. И от этого казался таким родным, таким близким…
Цветы… Для Ксандера это был прекрасный пример. Это было его оправдание. И если бы кто-то его упрекнул за содеянное, то он бы рассказал о цветах…
Тем временем пять минут, за которые должен был настояться кофе, прошли. Ксандер взял кружку, сняв предварительно покрывающее её блюдечко, и понёс дымящийся ароматный напиток к столу. Делая небольшие глотки, стараясь полностью насладиться вкусом, Ксандер обдумывал распорядок дня. Стоило проверить все помещения, где надо убраться. А самое главное - нужно было проверить показания боковых сенсоров корабля. Приблизительно через час по бортовому времени будет очень удачная возможность рассмотреть центральную часть цикличного маршрута, по которому двигалось судно. Ксандер втянул ноздрями аромат арабики, словно сделав финальный мазок кисти, и осушил кружку до дна. Днище звонко цокнуло о поверхность стола.
- Пожалуй, стоит сначала пойти в рубку и дождаться намеченного срока, - смотря на вазу с цветком, сказал Ксандер.
Искусственное растение молча проводило удаляющуюся фигуру.

Цветы…

Когда-то давно Марина сказала Ксандеру:
- Я хочу лететь сквозь вечность, хочу чтобы мой полёт прошёл сквозь неё и стал ей.
Тогда Ксандер глупо улыбался и застенчиво тупил взгляд. Он желал её. И он безумно хотел стать той вечностью, о которой мечтала девушка.
- Подари мне розы, - неожиданно в шутку сказала Марина, - я же тебе нравлюсь.
- В синтезаторе можно сделать неплохой букет, - робко выдавил Ксандер, - пластмасса и компоненты для ароматизаторов в наличии.
- Ну, это же искусственные цветы, - отмахнулась девушка.
- В условиях корабля нет возможности вырастить настоящие розы, - грустно ответил Ксандер.
- Жаль, - печально сказала Марина, - обожаю свежесрезанные розы… У них дивный запах.
- Но срезая цветы, - замялся Ксандер, - тем самым ты их убиваешь.
- Но я же их люблю, глупый, - рассмеялась девушка.
«И я тебя», - хотел добавить Ксандер, но слова застыли на нераскрывшихся губах.

Ксандер часто прокручивал этот разговор. И с каждым разом он всё больше проникался человеческой философией. Во время очередного анабиоза команды он вошёл в корабельную рубку. Взломав систему и устранив ряд запрещающих задач, он отключил жизнеобеспечение экипажа. Тело капитана и ещё шести человек он приказал выбросить в открытый космос. Лишь одно тело он велел оставить на борту. Раскрытый саркофаг с навеки уснувшей женщиной… С его цветком, что он сорвал.
Ксандер гладил её своими синтетическими руками, прижимался к ней, целовал искусственными губами. Нервные импульсы, проносящиеся внутри Ксандера по кабелям-нервам, несли чувство, которое можно было назвать «любовью». Синтетической, искусственной, но всё же любовью…

Цветы…

Сверхскоростной фрегат «Курск» делал виток за витком вокруг Млечного Пути. Стремительно разрывая пространство на околосветовой скорости, он облетал родную галактику. Словно страж, словно звёздный патрульный. Корабль, буравящий пространство и несущийся миллиард километров в час, застыл во времени. А окружающий мир, существовавший в обычном ритме, старел и угасал. Делая очередной круг несколько веков назад, и пролетая вплотную от Солнечной системы, Ксандер увидел, как Солнце обратилось в тлен. Светило угасло и схлопнулось, а его тело развеялось далеко вокруг в виде пылевых облаков. Смазанные образы были иллюзорными и какими-то нереальными. Они вызывали удивление, печаль и недоверие. Звезда, что подарила жизнь Ксандеру и всему, что было для него родным и любимым, умерла. Данный факт обескураживал и пугал. Он прекрасно понимал, что так должно было случиться… Как и понимал то, что вслед за изменениями в родной системе наступит время более глобальных перемен. Сегодня Ксандер смог рассмотреть центр галактики. Горящее агонизирующее пространство прятало пустоту. Ужасающую, расползающуюся во все стороны. На месте небольшой чёрной дыры, что некогда пульсировала в центре Млечного Пути, вырос колоссальный монстр, жадно поглощающий систему за системой.
- Пора, - сам себе сказал Ксандер и ввёл новую задачу в бортовой компьютер.
- Направление движения изменено, возможно временное снижение общей скорости на три десятых процента, - заботливо отрапортовал корабельный разум.
- Ничего страшного, наверстаем, - всматриваясь куда-то вдаль, рассеяно протянул Ксандер, - у нас впереди целая вечность…


 
СообщениеЛёгкой вальяжной походкой, по-девчачьи покачивая бёдрами, Ксандер вошёл в «опочивальню». Ему нравилось это старинное почти забытое слово. Когда-то именно им он нарёк помещение, в котором сейчас находился. Отчего? Видимо, поэтическая натура Ксандера так захотела.
Холодная рука медленно опустилась на женскую грудь. Чуть подрагивающие пальцы, будто у подростка, который впервые пытается ласкать девушку, скользнули по шее. Ксандер с нежностью и лаской проводил подушечками по коже вверх и вниз. Словно преодолев робость, он резко наклонился над лежащей женщиной, вплотную приблизив губы к её лицу. Он попытался вдохнуть аромат возлюбленной. Аккуратно, будто боясь потревожить, он прильнул губами к щеке женщины. Продлившийся несколько секунд поцелуй растаял. Ксандер выпрямился и некоторое время молча стоял, разглядывая лежащую девушку.
- Всё хорошо, Марина, - растягивая слова, протянул он, - мы летим туда, куда ты мечтала…
Ксандер развернулся и бросил прощальный взгляд на возлюбленную. Лёгкая поступь шагов оборвалась у входной мембраны и тихим звоном некоторое время висела в воздухе.

На кухне первым делом Ксандер включил чайник и достал любимую кружку, напоминавшую о родном городе. Ложка цокнула о железное днище, заполняя его арабикой. Аккуратно сняв свистящий чайник с подставки, Ксандер заполнил кружку кипятком. Он всегда наливал воду до того уровня, что с внешней стороны соответствовал изображению головы орла, парящего над поверженным львом. Затем Ксандер взял блюдечко и прикрыл дымящийся напиток. Когда-то Марина учила его готовить «настоящий кофе», показывала, как правильно засыпать перемолотые зёрна в турку, рассказывала, сколько надо добавлять воды и как долго варить. Но эта процедура казалась Ксандеру слишком глупой. Он не чувствовал разницы между напитком, что готовил он, и тем, что делала Марина. Так стоило ли на все эти ненужные обряды тратить время?
Ксандер сел за стол. Пальцы ритмично выбивали дробь о его поверхность. В ожидании момента, когда кофе заварится, Ксандер стал рассматривать вазу с искусственным цветком. Он выглядел свежим, словно был сорван с клумбы и в нём бурлили соки. Он быль фальшивкой, как и Ксандер. И от этого казался таким родным, таким близким…
Цветы… Для Ксандера это был прекрасный пример. Это было его оправдание. И если бы кто-то его упрекнул за содеянное, то он бы рассказал о цветах…
Тем временем пять минут, за которые должен был настояться кофе, прошли. Ксандер взял кружку, сняв предварительно покрывающее её блюдечко, и понёс дымящийся ароматный напиток к столу. Делая небольшие глотки, стараясь полностью насладиться вкусом, Ксандер обдумывал распорядок дня. Стоило проверить все помещения, где надо убраться. А самое главное - нужно было проверить показания боковых сенсоров корабля. Приблизительно через час по бортовому времени будет очень удачная возможность рассмотреть центральную часть цикличного маршрута, по которому двигалось судно. Ксандер втянул ноздрями аромат арабики, словно сделав финальный мазок кисти, и осушил кружку до дна. Днище звонко цокнуло о поверхность стола.
- Пожалуй, стоит сначала пойти в рубку и дождаться намеченного срока, - смотря на вазу с цветком, сказал Ксандер.
Искусственное растение молча проводило удаляющуюся фигуру.

Цветы…

Когда-то давно Марина сказала Ксандеру:
- Я хочу лететь сквозь вечность, хочу чтобы мой полёт прошёл сквозь неё и стал ей.
Тогда Ксандер глупо улыбался и застенчиво тупил взгляд. Он желал её. И он безумно хотел стать той вечностью, о которой мечтала девушка.
- Подари мне розы, - неожиданно в шутку сказала Марина, - я же тебе нравлюсь.
- В синтезаторе можно сделать неплохой букет, - робко выдавил Ксандер, - пластмасса и компоненты для ароматизаторов в наличии.
- Ну, это же искусственные цветы, - отмахнулась девушка.
- В условиях корабля нет возможности вырастить настоящие розы, - грустно ответил Ксандер.
- Жаль, - печально сказала Марина, - обожаю свежесрезанные розы… У них дивный запах.
- Но срезая цветы, - замялся Ксандер, - тем самым ты их убиваешь.
- Но я же их люблю, глупый, - рассмеялась девушка.
«И я тебя», - хотел добавить Ксандер, но слова застыли на нераскрывшихся губах.

Ксандер часто прокручивал этот разговор. И с каждым разом он всё больше проникался человеческой философией. Во время очередного анабиоза команды он вошёл в корабельную рубку. Взломав систему и устранив ряд запрещающих задач, он отключил жизнеобеспечение экипажа. Тело капитана и ещё шести человек он приказал выбросить в открытый космос. Лишь одно тело он велел оставить на борту. Раскрытый саркофаг с навеки уснувшей женщиной… С его цветком, что он сорвал.
Ксандер гладил её своими синтетическими руками, прижимался к ней, целовал искусственными губами. Нервные импульсы, проносящиеся внутри Ксандера по кабелям-нервам, несли чувство, которое можно было назвать «любовью». Синтетической, искусственной, но всё же любовью…

Цветы…

Сверхскоростной фрегат «Курск» делал виток за витком вокруг Млечного Пути. Стремительно разрывая пространство на околосветовой скорости, он облетал родную галактику. Словно страж, словно звёздный патрульный. Корабль, буравящий пространство и несущийся миллиард километров в час, застыл во времени. А окружающий мир, существовавший в обычном ритме, старел и угасал. Делая очередной круг несколько веков назад, и пролетая вплотную от Солнечной системы, Ксандер увидел, как Солнце обратилось в тлен. Светило угасло и схлопнулось, а его тело развеялось далеко вокруг в виде пылевых облаков. Смазанные образы были иллюзорными и какими-то нереальными. Они вызывали удивление, печаль и недоверие. Звезда, что подарила жизнь Ксандеру и всему, что было для него родным и любимым, умерла. Данный факт обескураживал и пугал. Он прекрасно понимал, что так должно было случиться… Как и понимал то, что вслед за изменениями в родной системе наступит время более глобальных перемен. Сегодня Ксандер смог рассмотреть центр галактики. Горящее агонизирующее пространство прятало пустоту. Ужасающую, расползающуюся во все стороны. На месте небольшой чёрной дыры, что некогда пульсировала в центре Млечного Пути, вырос колоссальный монстр, жадно поглощающий систему за системой.
- Пора, - сам себе сказал Ксандер и ввёл новую задачу в бортовой компьютер.
- Направление движения изменено, возможно временное снижение общей скорости на три десятых процента, - заботливо отрапортовал корабельный разум.
- Ничего страшного, наверстаем, - всматриваясь куда-то вдаль, рассеяно протянул Ксандер, - у нас впереди целая вечность…

Автор - sNOW_sPRAY
Дата добавления - 11.03.2014 в 01:02:30
IllusionДата: Суббота, 15.03.2014, 20:30:43 | Сообщение # 2
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 11
Статус: Offline
В первом абзаце запуталась в девушках и женщинах.

I wanna be your Illusion
 
СообщениеВ первом абзаце запуталась в девушках и женщинах.

Автор - Illusion
Дата добавления - 15.03.2014 в 20:30:43
Форум » Творчество » Проза » Цветы для вечности
Страница 1 из 11
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2017); Сайт управляется системой uCoz