[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Plotnick 
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Крушение русских галер. Гл.5. Русь от Крещения до Батыя.
Крушение русских галер. Гл.5. Русь от Крещения до Батыя.
studenhДата: Вторник, 11.02.2014, 20:52:11 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 8
Статус: Offline
КРУШЕНИЕ РУССКИХ ГАЛЕР. Глава V. Русь от Крещения до Батыя.

По смерти Владимира Как Бы Святого (1015год) началась междуусобная грызня промеж его внуков, которые, между делом, не переставали плодиться и давать соответствующее охочее до наделов потомство, делящее полученные от отцов уделы уже между своими детьми, что приводило к минимизации подотчётной территории и естественному стремлению князей к расширению владений. Первые сто лет до правления Владимира Мономаха (прозвище дано по греческому предку) этот процесс ещё не принял вселенских масштабов, а вот со смертью оного дробление единого государства на лоскуты приняло угрожающие масштабы, что и привело, в конечном счете, к катастрофе в столкновении с Батыевым нашествием.
Приятно осознавать нам, нынешним, что и тогда, тысячу лет назад, наша Родина, тем не менее, играла одну из ведущих ролей в европейском политическом театре, мы входили в тогдашние G8 безоговорочно, а то и в G2, борясь за доминирующее положение в Восточной Европе и Черноморском регионе с самой Византией. Вообще, XI столетие можно считать «золотым веком» Древней Руси. Элементы современной нам глобализации можно было наблюдать и тогда: дочери Ярослава Мудрого (умер в 1054 г.) были замужем за королями Франции, Венгрии, Норвегии, Дании; сыновья его были женаты на принцессах из германских и польских земель, из Византии. Уже в те времена Европа становится общим домом для осевших здесь индо-ариев. Княжеско-королевские роды перекрещивались из политико-династических соображений так часто и интенсивно, что, действительно, по крайней мере в правящих элитах, невозможно было найти чистокровного представителя своего народа. Своеобразный космополитизм особо нагляден в родственном окружении уже упомянутого и широко известного князя Владимира Мономаха. Он был: внуком Ярослава Мудрого и шведской принцессы, сыном византийской принцессы, мужем английской принцессы, деверем германского императора, племянником венгерской и датской королев – голова кругом идёт! Князь Суздальский Юрий в 1185 году становится мужем знаменитой грузинской царицы Тамары-объединительницы грузинских княжеств. Вы посмотрите на карте – где Грузия и где Суздаль! – а ведь как-то общались, дружили семьями, женились, ездили по гостям и на свадьбы… Правда, брак не оказался счастливым и уже через два года следует развод, как говорит молва, по причине, увы, всё той же: вредной привычке мужа к алкогольным напиткам. Уже тогда, получается, этот порок не был чужд российской элите.
Киевская Русь – крупнейшее государство Европы, военно-политическое и экономическое положение было таково, что ведущие европейские дворы считали за честь породнится с князьями Руси. Натиск печенегов был отбит, правда, к концу XI века печенегов сменяют половцы. Успешные походы русичей возвращают стране былые границы, даже на Таманском и Керченском полуострове возникает русское княжество со смешным названием Тмутаракань. С тех пор имя это стало нарицательным, когда хотят указать на особую удалённость какого-либо объекта. Княжество просуществовало около ста лет и пало под ударами половцев. Несколько мирных десятилетий между двумя очередными азиатскими валами (печенеги-половцы) позволили Руси развиваться параллельно с прочими европейскими странами, ни в чём, практически, не отставая. В Европе в то время славилось русское оружие (прикиньте, с какой древности идёт эта слава!): кольчуги особой прочности и прямые мечи – а это означает наличие развитой металлургии и существования массового производства железных орудий для войны и труда. С приходом на Русь христианства появилась и потребность в монументальном каменном зодчестве : строятся соборы в Киеве, Новгороде, Полоцке со своей, ставшей впоследствии характерной, особой изюминкой в архитектуре церквей – многокупольностью и шлемовидностью куполов. Так, в Киеве было 400 церквей и 8 рынков, процветающий Киев сравнивали с Константинополем. Княжеские хоромы также зачастую строились из камня и, как и церкви, украшались мозаикой, фресками, иконостасом… Мастера были свои, обходились без гастарбайтеров.
Появляются первые монастыри. Ещё при Владимире Святом возникают первые школы для детей бояр, а при Ярославе Мудром для детей купцов и старост, где изучали богословие, риторику, грамматику, географию и естественные науки. Возникающие примерно в то же время первые европейские университеты (Болонский, Кэмбридж, Сорбонна), являлись таковыми только по названию – тогда это были своеобразные клубы по интересам –теологическим диспутам и не более. Настоящими учебными заведениями по подготовке соответствующих кадров евроуниверситеты становятся значительно позднее – в конце 14-начале 15 века. Оставались на Руси и элементы демократии в виде народного вече (схода глав семей – а неплохо, когда судьбы города и страны решают не 18-летние девочки, а почтенные отцы семейств), продержавшегося во Пскове и Новгороде до XV века.
Идиллическая картинка разрушается по смерти Мономаха – междуусобная грызня ослабляет Русь. Набеги половцев становятся всё наглей и всё опасней. Попытки отбиться в одиночку, естественно, терпят провал; редкие же примеры объединения усилий хотя бы нескольких соседних княжеств, как правило, приводит к успеху – степные хищники отгоняются на юг и восток, за Волгу. Ну, а знаменитое «Слово о полку Игореве» и посвящено как раз теме призыва к объединению князей для отпора внешней агрессии на фоне поражения союзного русского войска и даже пленения половцами князя-воеводы Игоря (1185 год).
В эти двести с небольшим лет от Крещения Руси до Батыева нашествия (1237 г.) в Европе происходит противоречивый процесс в развитии государств: одна часть под под воздействием различных факторов централизуется вокруг власти короля ( Англия, Франция), другая, наоборот, как и на Руси, испытывает центробежные тенденции (Германская империя, Италия, Византия). Хоть это и была уже эпоха крестовых походов, но в целом, надо признать, на протяжении практически полутора тысячи лет со времени образования Римской республики процесс развития европейской цивилизации если и не застыл на месте, то происходил воистину черепашьими темпами. В архитектуре и строительстве продолжали оставаться образцами для подражания и эдаким недостижимым идеалом разрушенные варварами театры и стадионы древности (Колизей, Форум, Цирк) , и растрескавшиеся за тысячу лет пяти- и шести-этажные жилые дома римлян с водопроводом и канализацией ( что до сих пор диковинка в наших деревнях). В военном деле слава непобедимых римских легионов жила в народных преданиях, их вооружение, снаряжение, тактика оставались неизменными и востребованными многие века. Рыцари раннего средневековья (витязи Руси) в лучшем случае имели кольчужную защиту, всё те же щиты и оружие ближнего боя, что и века назад – мечи, топоры, булавы… Прогресс полз, хотя бы и медленно, но верно, как по всей Европе, так и в Киевской Руси. Мы продолжали оставаться в общеевропейских цивилизационных координатах.
В глобальном аспекте за рассматриваемый исторический период можно выделить ТРИ узловых момента стратегического характера, повлиявших на всю последующую историю как отдельных ведущих стран Европы, так и всей евроцивилизации. Это, во-первых, конечно, раскол восточной (православной с центром в Константинополе) и западной (католической с центром в Риме) христианских церквей в 1054 году. Патриарх Михаил никоим образом не признавал главенство папы Льва IX ни для себя, ни для своих последователей и потомков. Нам, неспециалистам, трудно оценить нюансы схоластических различий всей этой схизмы (мы вернёмся к ним позже), но факт остаётся по сию пору: в мире продолжают существовать два основных течения в христианстве, непримиримые уже почти тысячу лет. И Русь вслед за Византией потихоньку начала отталкиваться от общеевропейского брега в свою индивидуальность, наметился, так сказать, дрейф. И гребём мы от них пожизненно, хорошо это или плохо попробуем разобраться в следующих главах, а пока примем раскол за данность.
Второй ключевой момент – крестовые походы XII века за «освобождение гроба Господня» от сарацинов (арабов). Излишняя энергия наметившегося перенаселения Европы направлялась папами и наиболее дальновидными из королей на отражение натиска мусульманского мира. Одно из первых столкновений двух непримиримых социально-философских систем и мировоззрений вообще. Поначалу удачные для христиан военно-политические мероприятия, всё же, привели в начале уже XIII века к захирению Византии (и, соответственно, возвышению занявших Малую Азию турок-сельджуков) и откату рыцарства назад из захваченной поначалу Палестины в Европу, на историческую родину. Кончили тем, с чего начинали. Русь в этих авантюрах не участвовала. Видимо, «гроб Господень» в качестве трофея не прельщал тогдашних русичей – хватало внутренних забот с печенегами, а затем с половцами. К тому же, наверняка, возбудить массы на войну в неведомой Палестине за ещё не совсем понятные вновь обращённым в христианство идеалы (напомним, отдельные племена русичей всё ещё сохраняли верность своей исконной славяно-ведической вере) русские князья и не пытались. Крестовые походы закрепили Status Quo тогдашнего мира. Поколения крестоносцев за полтора века борьбы не сумели отбросить ислам к его первоисточникам в Аравию и Персию, и, мало того, практически потеряли для христианского мира родину православия – Византию. Русь в этих условиях начинает воспринимать саму себя как естественное продолжение, как наследника славы блестящей некогда империи, а выжившие в погромах Константинополя крестоносцами (1204г.) византийские церковные иерархи начинают посматривать на Север в поисках подходящих приходов и кафедр. Граница между религиями стала прородить через Волгу-Каспий-Малую Азию-Босфор-Восточное Средиземноморье-Кипр-Мальта-юг Испании и, в принципе, сохраняется и доныне практически в неизменном виде. И на том спасибо.
Третье, что нужно отметить в рассматриваемом 250-летии – это возникновение в Европе городской демократии и появления зачатков, первых спор, городской буржуазии. Споры эти совсем скоро переродятся в семена свободы, поначалу свободы наживаться своим трудом, потом трудом наёмных (лично свободных) работников, затем они дадут невиданные доселе всходы в виде Ренессанса-Возрождения всего Средневековья, затем Реформацию, а потом и серию буржуазных революций, что в итоге и привело мир в наше измерение – хорошо это или плохо, но это – данность. Классические города-государства древней Греции (особенно Афины Перикла-Софокла-Еврипида) являли собой прообразы буржуазных городов-республик Средневековья, но со своей спецификой в виде существования рабства и, соответственно, наличием рабской психологии даже у свободных граждан полисов и их вождей. В средневековой Европе,- особенно это характерно для Франции, Германии, Италии - города, как центры промышленного производства и, само собой, торговли, становятся соперниками земельных феодалов-баронов, рыцарей, сеньоров и, постепенно, в процессе политической и вооружённой борьбы отвоёвывают свою самостоятельность на земле бывшего сеньора. Развиваясь и богатея на продаже своих изделий или на посредничестве в торговле, города приобретают независимость и значительное весомое место в политических координатах того времени.
Как уже указывалось, таковы были Псков и Новгород в Киевской Руси, благодаря своему демократическому правлению, выборности городского собрания-вече, на котором решались ключевые вопросы общества вплоть до войны и мира. Также, как и в городах-республиках Европы новгородцы по мере необходимости призывали на войну (за плату) князя и дружину (те же европейские кондотьеры), собирая по призыву князя и при особых обстоятельствах ополчение. Так, собственно, стал Александр Невский наёмником Господина Великого Новгорода дважды и это сработало: сначала против шведов на Неве, и затем против Тевтонского ордена на Чудском озере. Примерно так, с ослаблением центральной королевско-имперской власти богатели и крепли первые города- республики Европы: Флоренция, Венеция, Генуя, союз Ганзейских городов северной Германии ( к которому примыкал и Новгород).
Выводы из V главы:
1). В течение XI века Киевская Русь была одним из могущественных государств раннего Средневековья;
2). К началу монголо-азиатского нашествия Русь подошла ослабленной в политическом плане, без единого руководства, имея в составе 11 крупных практически независимых и десятки более мелких, раздираемых междуусобицами, княжеств. Имелось единое культурно-экономическое и этническое пространство, но всё сгубил закон джунглей – «каждый сам за себя».
 
СообщениеКРУШЕНИЕ РУССКИХ ГАЛЕР. Глава V. Русь от Крещения до Батыя.

По смерти Владимира Как Бы Святого (1015год) началась междуусобная грызня промеж его внуков, которые, между делом, не переставали плодиться и давать соответствующее охочее до наделов потомство, делящее полученные от отцов уделы уже между своими детьми, что приводило к минимизации подотчётной территории и естественному стремлению князей к расширению владений. Первые сто лет до правления Владимира Мономаха (прозвище дано по греческому предку) этот процесс ещё не принял вселенских масштабов, а вот со смертью оного дробление единого государства на лоскуты приняло угрожающие масштабы, что и привело, в конечном счете, к катастрофе в столкновении с Батыевым нашествием.
Приятно осознавать нам, нынешним, что и тогда, тысячу лет назад, наша Родина, тем не менее, играла одну из ведущих ролей в европейском политическом театре, мы входили в тогдашние G8 безоговорочно, а то и в G2, борясь за доминирующее положение в Восточной Европе и Черноморском регионе с самой Византией. Вообще, XI столетие можно считать «золотым веком» Древней Руси. Элементы современной нам глобализации можно было наблюдать и тогда: дочери Ярослава Мудрого (умер в 1054 г.) были замужем за королями Франции, Венгрии, Норвегии, Дании; сыновья его были женаты на принцессах из германских и польских земель, из Византии. Уже в те времена Европа становится общим домом для осевших здесь индо-ариев. Княжеско-королевские роды перекрещивались из политико-династических соображений так часто и интенсивно, что, действительно, по крайней мере в правящих элитах, невозможно было найти чистокровного представителя своего народа. Своеобразный космополитизм особо нагляден в родственном окружении уже упомянутого и широко известного князя Владимира Мономаха. Он был: внуком Ярослава Мудрого и шведской принцессы, сыном византийской принцессы, мужем английской принцессы, деверем германского императора, племянником венгерской и датской королев – голова кругом идёт! Князь Суздальский Юрий в 1185 году становится мужем знаменитой грузинской царицы Тамары-объединительницы грузинских княжеств. Вы посмотрите на карте – где Грузия и где Суздаль! – а ведь как-то общались, дружили семьями, женились, ездили по гостям и на свадьбы… Правда, брак не оказался счастливым и уже через два года следует развод, как говорит молва, по причине, увы, всё той же: вредной привычке мужа к алкогольным напиткам. Уже тогда, получается, этот порок не был чужд российской элите.
Киевская Русь – крупнейшее государство Европы, военно-политическое и экономическое положение было таково, что ведущие европейские дворы считали за честь породнится с князьями Руси. Натиск печенегов был отбит, правда, к концу XI века печенегов сменяют половцы. Успешные походы русичей возвращают стране былые границы, даже на Таманском и Керченском полуострове возникает русское княжество со смешным названием Тмутаракань. С тех пор имя это стало нарицательным, когда хотят указать на особую удалённость какого-либо объекта. Княжество просуществовало около ста лет и пало под ударами половцев. Несколько мирных десятилетий между двумя очередными азиатскими валами (печенеги-половцы) позволили Руси развиваться параллельно с прочими европейскими странами, ни в чём, практически, не отставая. В Европе в то время славилось русское оружие (прикиньте, с какой древности идёт эта слава!): кольчуги особой прочности и прямые мечи – а это означает наличие развитой металлургии и существования массового производства железных орудий для войны и труда. С приходом на Русь христианства появилась и потребность в монументальном каменном зодчестве : строятся соборы в Киеве, Новгороде, Полоцке со своей, ставшей впоследствии характерной, особой изюминкой в архитектуре церквей – многокупольностью и шлемовидностью куполов. Так, в Киеве было 400 церквей и 8 рынков, процветающий Киев сравнивали с Константинополем. Княжеские хоромы также зачастую строились из камня и, как и церкви, украшались мозаикой, фресками, иконостасом… Мастера были свои, обходились без гастарбайтеров.
Появляются первые монастыри. Ещё при Владимире Святом возникают первые школы для детей бояр, а при Ярославе Мудром для детей купцов и старост, где изучали богословие, риторику, грамматику, географию и естественные науки. Возникающие примерно в то же время первые европейские университеты (Болонский, Кэмбридж, Сорбонна), являлись таковыми только по названию – тогда это были своеобразные клубы по интересам –теологическим диспутам и не более. Настоящими учебными заведениями по подготовке соответствующих кадров евроуниверситеты становятся значительно позднее – в конце 14-начале 15 века. Оставались на Руси и элементы демократии в виде народного вече (схода глав семей – а неплохо, когда судьбы города и страны решают не 18-летние девочки, а почтенные отцы семейств), продержавшегося во Пскове и Новгороде до XV века.
Идиллическая картинка разрушается по смерти Мономаха – междуусобная грызня ослабляет Русь. Набеги половцев становятся всё наглей и всё опасней. Попытки отбиться в одиночку, естественно, терпят провал; редкие же примеры объединения усилий хотя бы нескольких соседних княжеств, как правило, приводит к успеху – степные хищники отгоняются на юг и восток, за Волгу. Ну, а знаменитое «Слово о полку Игореве» и посвящено как раз теме призыва к объединению князей для отпора внешней агрессии на фоне поражения союзного русского войска и даже пленения половцами князя-воеводы Игоря (1185 год).
В эти двести с небольшим лет от Крещения Руси до Батыева нашествия (1237 г.) в Европе происходит противоречивый процесс в развитии государств: одна часть под под воздействием различных факторов централизуется вокруг власти короля ( Англия, Франция), другая, наоборот, как и на Руси, испытывает центробежные тенденции (Германская империя, Италия, Византия). Хоть это и была уже эпоха крестовых походов, но в целом, надо признать, на протяжении практически полутора тысячи лет со времени образования Римской республики процесс развития европейской цивилизации если и не застыл на месте, то происходил воистину черепашьими темпами. В архитектуре и строительстве продолжали оставаться образцами для подражания и эдаким недостижимым идеалом разрушенные варварами театры и стадионы древности (Колизей, Форум, Цирк) , и растрескавшиеся за тысячу лет пяти- и шести-этажные жилые дома римлян с водопроводом и канализацией ( что до сих пор диковинка в наших деревнях). В военном деле слава непобедимых римских легионов жила в народных преданиях, их вооружение, снаряжение, тактика оставались неизменными и востребованными многие века. Рыцари раннего средневековья (витязи Руси) в лучшем случае имели кольчужную защиту, всё те же щиты и оружие ближнего боя, что и века назад – мечи, топоры, булавы… Прогресс полз, хотя бы и медленно, но верно, как по всей Европе, так и в Киевской Руси. Мы продолжали оставаться в общеевропейских цивилизационных координатах.
В глобальном аспекте за рассматриваемый исторический период можно выделить ТРИ узловых момента стратегического характера, повлиявших на всю последующую историю как отдельных ведущих стран Европы, так и всей евроцивилизации. Это, во-первых, конечно, раскол восточной (православной с центром в Константинополе) и западной (католической с центром в Риме) христианских церквей в 1054 году. Патриарх Михаил никоим образом не признавал главенство папы Льва IX ни для себя, ни для своих последователей и потомков. Нам, неспециалистам, трудно оценить нюансы схоластических различий всей этой схизмы (мы вернёмся к ним позже), но факт остаётся по сию пору: в мире продолжают существовать два основных течения в христианстве, непримиримые уже почти тысячу лет. И Русь вслед за Византией потихоньку начала отталкиваться от общеевропейского брега в свою индивидуальность, наметился, так сказать, дрейф. И гребём мы от них пожизненно, хорошо это или плохо попробуем разобраться в следующих главах, а пока примем раскол за данность.
Второй ключевой момент – крестовые походы XII века за «освобождение гроба Господня» от сарацинов (арабов). Излишняя энергия наметившегося перенаселения Европы направлялась папами и наиболее дальновидными из королей на отражение натиска мусульманского мира. Одно из первых столкновений двух непримиримых социально-философских систем и мировоззрений вообще. Поначалу удачные для христиан военно-политические мероприятия, всё же, привели в начале уже XIII века к захирению Византии (и, соответственно, возвышению занявших Малую Азию турок-сельджуков) и откату рыцарства назад из захваченной поначалу Палестины в Европу, на историческую родину. Кончили тем, с чего начинали. Русь в этих авантюрах не участвовала. Видимо, «гроб Господень» в качестве трофея не прельщал тогдашних русичей – хватало внутренних забот с печенегами, а затем с половцами. К тому же, наверняка, возбудить массы на войну в неведомой Палестине за ещё не совсем понятные вновь обращённым в христианство идеалы (напомним, отдельные племена русичей всё ещё сохраняли верность своей исконной славяно-ведической вере) русские князья и не пытались. Крестовые походы закрепили Status Quo тогдашнего мира. Поколения крестоносцев за полтора века борьбы не сумели отбросить ислам к его первоисточникам в Аравию и Персию, и, мало того, практически потеряли для христианского мира родину православия – Византию. Русь в этих условиях начинает воспринимать саму себя как естественное продолжение, как наследника славы блестящей некогда империи, а выжившие в погромах Константинополя крестоносцами (1204г.) византийские церковные иерархи начинают посматривать на Север в поисках подходящих приходов и кафедр. Граница между религиями стала прородить через Волгу-Каспий-Малую Азию-Босфор-Восточное Средиземноморье-Кипр-Мальта-юг Испании и, в принципе, сохраняется и доныне практически в неизменном виде. И на том спасибо.
Третье, что нужно отметить в рассматриваемом 250-летии – это возникновение в Европе городской демократии и появления зачатков, первых спор, городской буржуазии. Споры эти совсем скоро переродятся в семена свободы, поначалу свободы наживаться своим трудом, потом трудом наёмных (лично свободных) работников, затем они дадут невиданные доселе всходы в виде Ренессанса-Возрождения всего Средневековья, затем Реформацию, а потом и серию буржуазных революций, что в итоге и привело мир в наше измерение – хорошо это или плохо, но это – данность. Классические города-государства древней Греции (особенно Афины Перикла-Софокла-Еврипида) являли собой прообразы буржуазных городов-республик Средневековья, но со своей спецификой в виде существования рабства и, соответственно, наличием рабской психологии даже у свободных граждан полисов и их вождей. В средневековой Европе,- особенно это характерно для Франции, Германии, Италии - города, как центры промышленного производства и, само собой, торговли, становятся соперниками земельных феодалов-баронов, рыцарей, сеньоров и, постепенно, в процессе политической и вооружённой борьбы отвоёвывают свою самостоятельность на земле бывшего сеньора. Развиваясь и богатея на продаже своих изделий или на посредничестве в торговле, города приобретают независимость и значительное весомое место в политических координатах того времени.
Как уже указывалось, таковы были Псков и Новгород в Киевской Руси, благодаря своему демократическому правлению, выборности городского собрания-вече, на котором решались ключевые вопросы общества вплоть до войны и мира. Также, как и в городах-республиках Европы новгородцы по мере необходимости призывали на войну (за плату) князя и дружину (те же европейские кондотьеры), собирая по призыву князя и при особых обстоятельствах ополчение. Так, собственно, стал Александр Невский наёмником Господина Великого Новгорода дважды и это сработало: сначала против шведов на Неве, и затем против Тевтонского ордена на Чудском озере. Примерно так, с ослаблением центральной королевско-имперской власти богатели и крепли первые города- республики Европы: Флоренция, Венеция, Генуя, союз Ганзейских городов северной Германии ( к которому примыкал и Новгород).
Выводы из V главы:
1). В течение XI века Киевская Русь была одним из могущественных государств раннего Средневековья;
2). К началу монголо-азиатского нашествия Русь подошла ослабленной в политическом плане, без единого руководства, имея в составе 11 крупных практически независимых и десятки более мелких, раздираемых междуусобицами, княжеств. Имелось единое культурно-экономическое и этническое пространство, но всё сгубил закон джунглей – «каждый сам за себя».

Автор - studenh
Дата добавления - 11.02.2014 в 20:52:11
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Крушение русских галер. Гл.5. Русь от Крещения до Батыя.
Страница 1 из 11
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2017); Сайт управляется системой uCoz