[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Plotnick 
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Крушение русских галер, глава 9 (часть 1), От Грозного до В (краткий исторический обзор России 16 века)
Крушение русских галер, глава 9 (часть 1), От Грозного до В
studenhДата: Пятница, 07.03.2014, 17:03:17 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 8
Статус: Offline
КРУШЕНИЕ РУССКИХ ГАЛЕР. Глава 9 (часть 1)
Россия от Грозного до Великого
История России 16 века неразрывно связана с противоречивой фигурой Ивана IV Грозного (1530-1584гг), восшедшего на престол ещё трёхлетним ребёнком. Но уже к 15 годам, избавившись от опекунов, он правит самостоятельно. Государство он получил в следующих границах: с востока и юго-востока донимали Казанское и Астраханское ханства (осколки Золотой Орды), перекрывавшие торговлю по Волге-Каспию с Персией и странами Востока; с юга безобразничали крымские и ногайские татары, частенько доходившие до Москвы, опустошая окрестности – тогдашняя граница со Степью так и проходила под самой Москвой по Оке; с юго-запада и запада теснили Польша и Литва, занимавшие территории Скифской и Киевской Руси; северо-запад и балтийское побережье контролировали Ливонский орден и Швеция; и лишь путь на север и северо-восток в вечную мерзлоту был открыт, в ту сторону только и прирастала Русь. Юный царь ещё 17-ти летним пацаном собирает войска и лично ведёт воевать Казань – видно, и Волга была нужна до зарезу и сильно разоряли казанцы русские пределы. Но при переправе через Волгу уходят под лёд все пушки, и Иван отказывается от осады. Через год попытка повторяется – и вновь неудача. Лишь с третьего захода в 1552 году царские войска берут Казань штурмом, при этом сам противник и жители ханства не считаются призами в войне, мало того, казанские мурзы массово принимаются на царскую службу вместе с их отрядами. России открываются пути не только по Волге на юг, но и по Каме к Уралу и за Урал. Ещё через три года, видя такое дело, сибирский хан Едигер просится к Ивану под крыло и обещает платить дань за покровительство. В те годы для Сибири силёнок было ещё маловато, но через 30 лет небезызвестный атаман Ермак со товарищи утверждает царскую власть над Западной Сибирью, а ещё через полвека русские казаки доходят до берегов Великого Океана.
Через год-полтора русские от Казани отправляются на Астрахань, запирающую вход в Каспий. Там всё складывается удачно, ханство перестаёт существовать, повторяется казанский вариант мягкой русификации и приём на службу татарской элиты. Турки и крымчаки сразу попытались отбить Астрахань, перекрывающую дельту Волги и, соответственно, контролирующую Северный Каспий, но русские вкупе с местными татарами отбились. Вся эта восточная эпопея грозного царя (ещё не грозного, молодого авантюриста), уложилась в несколько лет, по тем временам была просто стремительна, можно сказать блицкриг, учитывая отсутствие путей сообщения, пешего передвижения и перемещения артиллерии на гигантские расстояния. То есть, соответственно, работало некое подобие Генерального штаба с отделами оперативного планирования, снабжения, разведки и т.д. И кстати, при потере пушек при Грозном часть их могла отливаться на месте, где было надобно. Противник, как восточный, так и западный, ознакомившись на себе с действием русской артиллерии, признавал её превосходные качества уже тогда. Как утверждают современники, пушки Ивана Грозного отличались невероятной долговечностью и служили десятки лет, боюсь, как бы не до Петра. И это в то время, когда продолжительность жизни пушкаря напрямую зависела от качества отливки орудия и в целом была невелика.
Я хочу подчеркнуть, что судя по первоначальным военным успехам, предки оставили шустрому юноше вполне дееспособное и обеспеченное для войны всяческими ресурсами государство. Сам он тоже оказался парень не промах: был весьма образован и любознателен, старался влезть во все государственные дела. Основал, наконец-то, пехоту в войске в виде стрелецких полков в единой по покрою униформе при стандартном вооружении (об артиллерии уже упоминалось); разработал систему Приказов (министерств), при которой бюрократическая власть переходила от родовитых, но зачастую туповатых бояр к грамотеям из дьяков и писцов, пробившихся наверх благодаря собственным талантам и заслугам; созывает первый Земский Собор из представителей всех сословий (за исключением крепостных) для широких совещаний по важнейшим государственным вопросам, в основном, войны и мира – то есть, элемент хоть какой-то представительской демократии- ; по градам и весям на века вперёд учреждаются выборные должности старост, целовальников, сотских…
Войны приходилось вести беспрестанно. После Астрахани встаёт тема Балтийского моря и Прибалтики вообще – морские порты были закрыты для России и отрезаны Швецией, Ливонией, частично Польшей и Литвой. И с ходу, после устройства дел в Астрахани, начинается трёхлетняя война со Швецией, переросшая в Ливонскую войну, в которую позднее втянулась и Речь Посполитая (уния Литвы и Польши), и Швеция, и даже Дания. Русские на Балтике не были нужны никому как лишний конкурент и опасный, сильный соперник. Не забываем, что крымчаки и ногаи (турецкие вассалы) всегда были готовы воткнуть нож в спину и поживиться оставленными без прикрытия городами и селами - вот они, рядом Москвой, ждут своего часа. Поэтому приходилось вести войну в Европе, оставляя заслоны против Крыма, то есть на два фронта. Поначалу русские громят Ливонский орден (потомки крестоносцев, в основном, немцы) – это территория современных Латвии и части Эстонии и Литвы – да так крепко, что Орден перестаёт существовать вообще (1559г.). Впоследствии война всё же затянулась очень надолго, чуть ли не до конца жизни царя Ивана. Русские брали крепости, доходя до Пруссии, и оставляли города; пытались строить флот в Вологде для отправки на Балтику; даже нанимали датчан с флотом для охоты за кораблями поляков и шведов. Долгая кровопролитная, разорительная война с коалицией европейских держав кончилась ничем: Россия сохранила status quo – то есть осталась в довоенных границах, без Балтики, надорвав свои силы в этой борьбе, что скажется уже в ближайшем будущем.
Европейские государи, между тем, кто искал союза с Иваном против досаждавших турок, кто, наоборот, подзуживал Турцию навалиться на Россию. Для Турции же потеря Астрахани и, соответственно, контроля за северным Каспием означала парализацию наступательной политики османской империи в восточном, да и в северном направлении. В 1569 году султан посылает своих янычар в комплекте с крымчаками воевать Астрахань обратно, но русские стойко обороняются, совершают вылазки, перерезают пути снабжения и в результате турки уходят восвояси, потеряв из 30 тысяч человек почти всех, потери крымцев неизвестны. Это был очень чувствительный удар в том числе и по престижу империи османов. Через два года, правда, Крым по заданию Порты собирает огромное, невиданное по тем временам войско в 120 тысяч человек и обрушивается на Москву. В это время в России опричнина, царь в затмении казнит и правых и виноватых, наступила эпоха «политических репрессий», воевать некому. Москва сожжена и разорена крымчаками, жители перебиты и угнаны в полон. Иван униженно обещает крымскому послу вернуть Казань и Астрахань, лишь бы хоть на время убрать крымцев восвояси и те с богатой добычей уползают к Перекопу. Но!.. Ещё через год (по тем временам мгновенно – ведь от Крыма до Москвы обозам с артиллерией с полгода добираться) Турция опять подбивает своих вассалов идти на Москву, усилив их на этот раз собственным десантом. Снова идут по степи 120 тысяч чужеземных захватчиков, идут уже с задачей не просто пограбить-поживиться, но и уничтожить само Русское государство, обложить данью, поставить в вассальную зависимость, довершить дело Батыя и Мамая. Не забываем: в стране опричнина, общее разорение хозяйства, продолжается война в Прибалтике, а тут второй фронт опять под Москвой. Царь собирает остатки боеспособных сил и отправляет их, надеясь лишь на чудо, навстречу турко-татарам. И чудо происходит! Осенью 1572 года в 50 верстах от Москвы у села Молоди происходит одна из тех эпохальных битв в истории народа, долженствуюшая остаться в памяти нации навсегда. Искусством воевод Воротынского и Хворостина (героев им посмертно!), применением технических новинок в виде деревянной крепости на колёсах «Гуляй-поле» с артиллерией в бойницах и отрядом казаков внутри, не без доли везения (а везёт всегда сильнейшему) малочисленное русское войско одерживает верх в многодневной битве и рассеивает остатки турецко-татарских войск по лесам и степи. После этих событий мужское население Крыма сильно поубавилось и ещё долго крымчаки не позволяли себе вылазок на север. Мало того, поражения турок под Астраханью в 1569 г. и гибель почти всей армии в битве при Молодях прекратили натиск турок на всю Восточную Европу, то есть дальнейшее продвижение османов было остановлено. Со стороны России это была война за существование, за выживание этноса, это был 41-й год из XVI века, а битва при Молодях - наш очередной Сталинград!
Где-то в возрасте Христа – 33 года – царь Иван становится тем самым Грозным, каким мы его себе представляем, он постепенно (как будто заболел) превращается в подозрительного, мстительного, вспыльчивого тирана и деспота восточного типа. О причинах метаморфозы спорят историки, но факты налицо. В беспрестанно воюющей на два фронта стране творится экономический и политический «беспредел»: советники и приближенные царя уничтожаются с невероятной, впрочем, обычной для того времени, жестокостью; следом идут под топор их сменщики и т.д. Ситуация очень похожа на наши тридцатые годы при Советах, и не зря Сталин так высоко ценил «деяния» Грозного царя, который прореживал ряды бояр, как заяц морковку. Хаос в экономике и внутренней политике неизбежно сказывался и на внешней: поражения в войнах с еврокоалицией за Балтику начали следовать одно за другим, пока не закончились компромиссным миром незадолго до кончины Ивана. Но, как бы там ни было, граница с Диким Полем была отодвинута на юг на 300-500 км и проходила к концу 16 века по линии Рязань-Воронеж-Белгород; следы той засечной черты от степняков, остатки валов и рвов можно видеть в Липецкой обл. – г.Усмань, в Воронежской –Коротояк и Острогожск, и сам г.Белгород.
Ослабление державы, потеря некой внутренней потенции сказались и на семейных делах грозного царя. От восьми жён (это помимо армады прочих, неучтённых в Загсе, ибо охоч был Ваня до женского пола и, может статься, оставил по этой части далеко позади и князя Владимира Красное Солнышко и легендарного Лаврентия Палыча Берию – царю ведь не откажешь) помимо нескольких дочерей имел он трёх наследников. Старший умер при невыясненных обстоятельствах – как говорит тов.Репин, от рукоприкладства; младший – тот самый сгинувший в Угличе царевич Димитрий, именем которого прикрывались самозванцы; и ставший таки царём Фёдор, запомнившийся только возвышением при нём тестя Бориса Годунова и рано скончавшийся по причине слабости организма и ума.
Что же до жестокостей деспота, то для того времени они были не в диковинку даже в просвещенной Европе и, как доказывают эксперты, количество жертв царя Ивана чуть ли не в разы меньше «достижений» его коллег по цеху: Генриха VIII, погубившего помимо шести жён, десятки тысяч несогласным с ним англичан, испанского короля Филиппа II, утопившего в крови Нидерланды при подавлении, между прочим, первой буржуазной революции (геноцид испанцами американских туземцев в счёт не идёт – что с дикарей взять!); массовые убийства протестантов по приказам императора и короля в Германии и Франции (одна Варфоломеевская ночь тянет на 25 тысяч жертв). Но и при этом, царь Иван Васильевич отличался от своих европейских коллег именно абсолютностью и непререкаемостью власти, несдерживаемой ничем, даже церковью: он с лёгкостью расправлялся с мешавшими ему клириками, не переставая истово молиться за помин их души – обрядность он соблюдал свято.
Россия продолжала значительно отставать от Запада практически во всём, разве что развитие артиллерии и стрелкового вооружения шло вровень, а то и впереди планеты всей: одна только унификация калибров и, соответственно, зарядов к орудиям чего стоит –это позволяло быстро наращивать выпуск потребных в данном конфликте систем. И эта тема прошла через века до наших времён: по вооружениям мы мало в чём уступаем соседям по планете, находясь при этом по качеству и уровню жизни во второй сотне государств. И до, и при, и после Грозного Россия по-прежнему не знала наук, искусств, книгопечатанье (да и то одни псалтыри) пришло к нам на сто с лишком лет позже. Против европейских университетов начались, хотя бы, создаваться школы «на учение грамот» - и на том спасибо. В Европе творили Шекспир, Тициан, Микеланджело,.. но, хотя, и у нас посреди дикости и грязи воздвигается чудо архитектуры Храм Василия Блаженного, ставший на века символом Москвы, да и всей России – загадочная, полудикая красота – то есть, где-то в глубинах народной души жив был неугасимый дух и тяга к прекрасному.
Ужесточалось крепостничество, нравы народные держались лишь на страхе Божьем, иностранцы отмечают «усиление бесправности простолюдинов»; да и о каких правах можно говорить, когда царские опричники делали всё (ВСЁ!) что им вздумается с жизнями и имуществом крестьян попавшего в опалу дворянина, а уж с его семьёй и подавно. Завоеватели порой вели себя мягче, чем царевы слуги в собственной стране. Надо же, во все века находятся подобные молодцы без чести и совести, только свистни, государь, вмиг повылезут. Спрашивается, откуда взяться каким-то нравам, идеалам, высоким целям, когда тебя беспрестанно бьют, а на дворе то чума, то недород, то голод. Вот так прошёл 16-й век, а и 17-й был не лучше.
ВЫВОДЫ из 9-й главы (часть 1): 1). Забытая битва при Молодях в 1572 году , спасшая Россию от очередных азиатов, должна стать в один ряд с Куликовской, Бородинской, Курской;
2). Российская ладья, накренившаяся, подбитая, подгоревшая, теряя матросов, с больным кормчим все-таки пробилась через бурное море 16-го века, расширив, между тем, подвластную территорию в разы.
 
СообщениеКРУШЕНИЕ РУССКИХ ГАЛЕР. Глава 9 (часть 1)
Россия от Грозного до Великого
История России 16 века неразрывно связана с противоречивой фигурой Ивана IV Грозного (1530-1584гг), восшедшего на престол ещё трёхлетним ребёнком. Но уже к 15 годам, избавившись от опекунов, он правит самостоятельно. Государство он получил в следующих границах: с востока и юго-востока донимали Казанское и Астраханское ханства (осколки Золотой Орды), перекрывавшие торговлю по Волге-Каспию с Персией и странами Востока; с юга безобразничали крымские и ногайские татары, частенько доходившие до Москвы, опустошая окрестности – тогдашняя граница со Степью так и проходила под самой Москвой по Оке; с юго-запада и запада теснили Польша и Литва, занимавшие территории Скифской и Киевской Руси; северо-запад и балтийское побережье контролировали Ливонский орден и Швеция; и лишь путь на север и северо-восток в вечную мерзлоту был открыт, в ту сторону только и прирастала Русь. Юный царь ещё 17-ти летним пацаном собирает войска и лично ведёт воевать Казань – видно, и Волга была нужна до зарезу и сильно разоряли казанцы русские пределы. Но при переправе через Волгу уходят под лёд все пушки, и Иван отказывается от осады. Через год попытка повторяется – и вновь неудача. Лишь с третьего захода в 1552 году царские войска берут Казань штурмом, при этом сам противник и жители ханства не считаются призами в войне, мало того, казанские мурзы массово принимаются на царскую службу вместе с их отрядами. России открываются пути не только по Волге на юг, но и по Каме к Уралу и за Урал. Ещё через три года, видя такое дело, сибирский хан Едигер просится к Ивану под крыло и обещает платить дань за покровительство. В те годы для Сибири силёнок было ещё маловато, но через 30 лет небезызвестный атаман Ермак со товарищи утверждает царскую власть над Западной Сибирью, а ещё через полвека русские казаки доходят до берегов Великого Океана.
Через год-полтора русские от Казани отправляются на Астрахань, запирающую вход в Каспий. Там всё складывается удачно, ханство перестаёт существовать, повторяется казанский вариант мягкой русификации и приём на службу татарской элиты. Турки и крымчаки сразу попытались отбить Астрахань, перекрывающую дельту Волги и, соответственно, контролирующую Северный Каспий, но русские вкупе с местными татарами отбились. Вся эта восточная эпопея грозного царя (ещё не грозного, молодого авантюриста), уложилась в несколько лет, по тем временам была просто стремительна, можно сказать блицкриг, учитывая отсутствие путей сообщения, пешего передвижения и перемещения артиллерии на гигантские расстояния. То есть, соответственно, работало некое подобие Генерального штаба с отделами оперативного планирования, снабжения, разведки и т.д. И кстати, при потере пушек при Грозном часть их могла отливаться на месте, где было надобно. Противник, как восточный, так и западный, ознакомившись на себе с действием русской артиллерии, признавал её превосходные качества уже тогда. Как утверждают современники, пушки Ивана Грозного отличались невероятной долговечностью и служили десятки лет, боюсь, как бы не до Петра. И это в то время, когда продолжительность жизни пушкаря напрямую зависела от качества отливки орудия и в целом была невелика.
Я хочу подчеркнуть, что судя по первоначальным военным успехам, предки оставили шустрому юноше вполне дееспособное и обеспеченное для войны всяческими ресурсами государство. Сам он тоже оказался парень не промах: был весьма образован и любознателен, старался влезть во все государственные дела. Основал, наконец-то, пехоту в войске в виде стрелецких полков в единой по покрою униформе при стандартном вооружении (об артиллерии уже упоминалось); разработал систему Приказов (министерств), при которой бюрократическая власть переходила от родовитых, но зачастую туповатых бояр к грамотеям из дьяков и писцов, пробившихся наверх благодаря собственным талантам и заслугам; созывает первый Земский Собор из представителей всех сословий (за исключением крепостных) для широких совещаний по важнейшим государственным вопросам, в основном, войны и мира – то есть, элемент хоть какой-то представительской демократии- ; по градам и весям на века вперёд учреждаются выборные должности старост, целовальников, сотских…
Войны приходилось вести беспрестанно. После Астрахани встаёт тема Балтийского моря и Прибалтики вообще – морские порты были закрыты для России и отрезаны Швецией, Ливонией, частично Польшей и Литвой. И с ходу, после устройства дел в Астрахани, начинается трёхлетняя война со Швецией, переросшая в Ливонскую войну, в которую позднее втянулась и Речь Посполитая (уния Литвы и Польши), и Швеция, и даже Дания. Русские на Балтике не были нужны никому как лишний конкурент и опасный, сильный соперник. Не забываем, что крымчаки и ногаи (турецкие вассалы) всегда были готовы воткнуть нож в спину и поживиться оставленными без прикрытия городами и селами - вот они, рядом Москвой, ждут своего часа. Поэтому приходилось вести войну в Европе, оставляя заслоны против Крыма, то есть на два фронта. Поначалу русские громят Ливонский орден (потомки крестоносцев, в основном, немцы) – это территория современных Латвии и части Эстонии и Литвы – да так крепко, что Орден перестаёт существовать вообще (1559г.). Впоследствии война всё же затянулась очень надолго, чуть ли не до конца жизни царя Ивана. Русские брали крепости, доходя до Пруссии, и оставляли города; пытались строить флот в Вологде для отправки на Балтику; даже нанимали датчан с флотом для охоты за кораблями поляков и шведов. Долгая кровопролитная, разорительная война с коалицией европейских держав кончилась ничем: Россия сохранила status quo – то есть осталась в довоенных границах, без Балтики, надорвав свои силы в этой борьбе, что скажется уже в ближайшем будущем.
Европейские государи, между тем, кто искал союза с Иваном против досаждавших турок, кто, наоборот, подзуживал Турцию навалиться на Россию. Для Турции же потеря Астрахани и, соответственно, контроля за северным Каспием означала парализацию наступательной политики османской империи в восточном, да и в северном направлении. В 1569 году султан посылает своих янычар в комплекте с крымчаками воевать Астрахань обратно, но русские стойко обороняются, совершают вылазки, перерезают пути снабжения и в результате турки уходят восвояси, потеряв из 30 тысяч человек почти всех, потери крымцев неизвестны. Это был очень чувствительный удар в том числе и по престижу империи османов. Через два года, правда, Крым по заданию Порты собирает огромное, невиданное по тем временам войско в 120 тысяч человек и обрушивается на Москву. В это время в России опричнина, царь в затмении казнит и правых и виноватых, наступила эпоха «политических репрессий», воевать некому. Москва сожжена и разорена крымчаками, жители перебиты и угнаны в полон. Иван униженно обещает крымскому послу вернуть Казань и Астрахань, лишь бы хоть на время убрать крымцев восвояси и те с богатой добычей уползают к Перекопу. Но!.. Ещё через год (по тем временам мгновенно – ведь от Крыма до Москвы обозам с артиллерией с полгода добираться) Турция опять подбивает своих вассалов идти на Москву, усилив их на этот раз собственным десантом. Снова идут по степи 120 тысяч чужеземных захватчиков, идут уже с задачей не просто пограбить-поживиться, но и уничтожить само Русское государство, обложить данью, поставить в вассальную зависимость, довершить дело Батыя и Мамая. Не забываем: в стране опричнина, общее разорение хозяйства, продолжается война в Прибалтике, а тут второй фронт опять под Москвой. Царь собирает остатки боеспособных сил и отправляет их, надеясь лишь на чудо, навстречу турко-татарам. И чудо происходит! Осенью 1572 года в 50 верстах от Москвы у села Молоди происходит одна из тех эпохальных битв в истории народа, долженствуюшая остаться в памяти нации навсегда. Искусством воевод Воротынского и Хворостина (героев им посмертно!), применением технических новинок в виде деревянной крепости на колёсах «Гуляй-поле» с артиллерией в бойницах и отрядом казаков внутри, не без доли везения (а везёт всегда сильнейшему) малочисленное русское войско одерживает верх в многодневной битве и рассеивает остатки турецко-татарских войск по лесам и степи. После этих событий мужское население Крыма сильно поубавилось и ещё долго крымчаки не позволяли себе вылазок на север. Мало того, поражения турок под Астраханью в 1569 г. и гибель почти всей армии в битве при Молодях прекратили натиск турок на всю Восточную Европу, то есть дальнейшее продвижение османов было остановлено. Со стороны России это была война за существование, за выживание этноса, это был 41-й год из XVI века, а битва при Молодях - наш очередной Сталинград!
Где-то в возрасте Христа – 33 года – царь Иван становится тем самым Грозным, каким мы его себе представляем, он постепенно (как будто заболел) превращается в подозрительного, мстительного, вспыльчивого тирана и деспота восточного типа. О причинах метаморфозы спорят историки, но факты налицо. В беспрестанно воюющей на два фронта стране творится экономический и политический «беспредел»: советники и приближенные царя уничтожаются с невероятной, впрочем, обычной для того времени, жестокостью; следом идут под топор их сменщики и т.д. Ситуация очень похожа на наши тридцатые годы при Советах, и не зря Сталин так высоко ценил «деяния» Грозного царя, который прореживал ряды бояр, как заяц морковку. Хаос в экономике и внутренней политике неизбежно сказывался и на внешней: поражения в войнах с еврокоалицией за Балтику начали следовать одно за другим, пока не закончились компромиссным миром незадолго до кончины Ивана. Но, как бы там ни было, граница с Диким Полем была отодвинута на юг на 300-500 км и проходила к концу 16 века по линии Рязань-Воронеж-Белгород; следы той засечной черты от степняков, остатки валов и рвов можно видеть в Липецкой обл. – г.Усмань, в Воронежской –Коротояк и Острогожск, и сам г.Белгород.
Ослабление державы, потеря некой внутренней потенции сказались и на семейных делах грозного царя. От восьми жён (это помимо армады прочих, неучтённых в Загсе, ибо охоч был Ваня до женского пола и, может статься, оставил по этой части далеко позади и князя Владимира Красное Солнышко и легендарного Лаврентия Палыча Берию – царю ведь не откажешь) помимо нескольких дочерей имел он трёх наследников. Старший умер при невыясненных обстоятельствах – как говорит тов.Репин, от рукоприкладства; младший – тот самый сгинувший в Угличе царевич Димитрий, именем которого прикрывались самозванцы; и ставший таки царём Фёдор, запомнившийся только возвышением при нём тестя Бориса Годунова и рано скончавшийся по причине слабости организма и ума.
Что же до жестокостей деспота, то для того времени они были не в диковинку даже в просвещенной Европе и, как доказывают эксперты, количество жертв царя Ивана чуть ли не в разы меньше «достижений» его коллег по цеху: Генриха VIII, погубившего помимо шести жён, десятки тысяч несогласным с ним англичан, испанского короля Филиппа II, утопившего в крови Нидерланды при подавлении, между прочим, первой буржуазной революции (геноцид испанцами американских туземцев в счёт не идёт – что с дикарей взять!); массовые убийства протестантов по приказам императора и короля в Германии и Франции (одна Варфоломеевская ночь тянет на 25 тысяч жертв). Но и при этом, царь Иван Васильевич отличался от своих европейских коллег именно абсолютностью и непререкаемостью власти, несдерживаемой ничем, даже церковью: он с лёгкостью расправлялся с мешавшими ему клириками, не переставая истово молиться за помин их души – обрядность он соблюдал свято.
Россия продолжала значительно отставать от Запада практически во всём, разве что развитие артиллерии и стрелкового вооружения шло вровень, а то и впереди планеты всей: одна только унификация калибров и, соответственно, зарядов к орудиям чего стоит –это позволяло быстро наращивать выпуск потребных в данном конфликте систем. И эта тема прошла через века до наших времён: по вооружениям мы мало в чём уступаем соседям по планете, находясь при этом по качеству и уровню жизни во второй сотне государств. И до, и при, и после Грозного Россия по-прежнему не знала наук, искусств, книгопечатанье (да и то одни псалтыри) пришло к нам на сто с лишком лет позже. Против европейских университетов начались, хотя бы, создаваться школы «на учение грамот» - и на том спасибо. В Европе творили Шекспир, Тициан, Микеланджело,.. но, хотя, и у нас посреди дикости и грязи воздвигается чудо архитектуры Храм Василия Блаженного, ставший на века символом Москвы, да и всей России – загадочная, полудикая красота – то есть, где-то в глубинах народной души жив был неугасимый дух и тяга к прекрасному.
Ужесточалось крепостничество, нравы народные держались лишь на страхе Божьем, иностранцы отмечают «усиление бесправности простолюдинов»; да и о каких правах можно говорить, когда царские опричники делали всё (ВСЁ!) что им вздумается с жизнями и имуществом крестьян попавшего в опалу дворянина, а уж с его семьёй и подавно. Завоеватели порой вели себя мягче, чем царевы слуги в собственной стране. Надо же, во все века находятся подобные молодцы без чести и совести, только свистни, государь, вмиг повылезут. Спрашивается, откуда взяться каким-то нравам, идеалам, высоким целям, когда тебя беспрестанно бьют, а на дворе то чума, то недород, то голод. Вот так прошёл 16-й век, а и 17-й был не лучше.
ВЫВОДЫ из 9-й главы (часть 1): 1). Забытая битва при Молодях в 1572 году , спасшая Россию от очередных азиатов, должна стать в один ряд с Куликовской, Бородинской, Курской;
2). Российская ладья, накренившаяся, подбитая, подгоревшая, теряя матросов, с больным кормчим все-таки пробилась через бурное море 16-го века, расширив, между тем, подвластную территорию в разы.

Автор - studenh
Дата добавления - 07.03.2014 в 17:03:17
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Крушение русских галер, глава 9 (часть 1), От Грозного до В (краткий исторический обзор России 16 века)
Страница 1 из 11
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2017); Сайт управляется системой uCoz