[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Plotnick 
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Крушение русских галер. Гл.10. "Век золотой Екатерины", Дек
Крушение русских галер. Гл.10. "Век золотой Екатерины", Дек
studenhДата: Вторник, 25.03.2014, 17:20:29 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 8
Статус: Offline
КРУШЕНИЕ РУССКИХ ГАЛЕР. Глава 10.
«Век золотой Екатерины». Декабристы.

Пётр не оставил не только прямого наследника, но и внятного закона о престолонаследии, из-за чего династическая чехарда разыгралась чуть ли не на столетие: на русский трон одна за другой всходили бабы, свои и чужие, и оказались они не такими уж курицами. После петровского «напряга» первой четверти 18-го столетия наступила передышка-безвременье: правление Анны Иоанновны, племянницы Петра, и Елизаветы, дочери его, не ознаменованные какими-либо сверхсерьёзными политическими подвижками и потрясениями. Разве что Семилетняя война, пришедшаяся на последние годы царствования Елизаветы, дщери Петровой, прочно связана в нашей памяти с первым и не последним визитом русских казаков в поверженный Берлин. Слава русского оружия, сокрушившая непобедимых доселе шведов (кстати, после Полтавской битвы Швеция навсегда выбыла из ведущих европейских держав), познало на себе теперь уже и воинство прусского короля Фридриха, почему-то прозванного Великим – видно, по европейским меркам, разгон ошалевшей от вольностей польской шляхты и малочисленных войск немецких княжеств считались тогда за великие подвиги. Но с Россией «великий» Фридрих не сдюжил и спасла его от позора только преждевременная кончина императрицы Елизаветы. Фридрих принял это событие за перст судьбы и больше не прыгал петушком на соседние государства.
18-й век остался в истории России как «век золотой Екатерины». Чистокровная немка, придушившая руками гвардейцев русского, но с немецкими привычками, мужа – Петра III – оказалась русее любого местного дворянина. С её именем связаны грандиозные успехи России во внешней политике, в экономическом развитии страны. Екатерина стала как бы продолжательницей дела Петра Великого в преобразовании лапотной России в мировую державу. К концу её более чем 30-летнего царствования ни одно более-менее заметное событие в Европе не обходилось без учёта интересов России. Русские корабли вышли в Средиземное море и брали штурмом турецкие крепости, Суворов со своими чудо-богатырями гонял французов по Швейцарии, Крымское ханство перестало существовать (а заодно и Польша как самостоятельное государство – с той поры зародилась у поляков к нам стойкая нелюбовь), в Новороссии образовались новые губернии, древние русские земли, наконец-то, объединились под скипетром державной монархини. Немного подкузьмили французы со своей революцией – вот уж чего Екатерина от них никак не ожидала. Многие европейские троны зашатались после казни французского короля с супругою по приговору Конвента, в Европе всходила звезда Наполеона – безвестный поручик вёл революционные войска на штурм Тулонского моста.
А ведь Екатерина по первости и сама баловалась либеральными взглядами и даже состояла в переписке с самим Вольтером, обсуждая с титаном европейского просвещения помимо отвлеченных философских проблем еще и конкретные свои шаги по управлению гигантской и все еще полуварварской страной. Основная тема: просвещение народных масс, смягчение нравов и законов, гуманизация общества. Во многом с Вольтером соглашаясь, императрице все-таки пришлось вести свою политику, исходя из реальных условий жизни русского общества того времени. А оно было следующим. Поляризация классов достигла своего максимума, в последующей истории России, наверное, трудно сыскать ещё такой период, когда роскошь власть имущих, особенно приближенных к трону вельмож, тем паче фаворитов императрицы, так была вызывающе чрезмерна. Разве что современная нам эпоха олигархата и всевластия бюрократии и тайных служб может сравниться с той порой по части концентрации богатств в немногих руках. Перераспределение общественного богатства в пользу верхушки властной пирамиды раскаляло общественную обстановку, вызывало недовольство рядовых дворян, тянущих основную лямку на государственной и военной службе в роли чиновников и офицеров. Для нейтрализации возможной оппозиции в среде дворянства Екатериной издается знаменитый указ «О вольностях дворянству», по которому дворянин, обязанный ранее служить государю в той или иной форме, отныне мог этого и не делать, а заниматься чем ему будет благоугодно. Этому, кстати, обязаны первые российские университеты заполнением своих аудиторий студентами– сначала дворяне потянулись к образованию, за ними двинулись мещане-разночинцы (но, разумеется, не крестьяне). А большинство помещиков стало просто паразитами: передоверив управление имением наемным менеджерам, они прожигали дивиденды в столицах.
Если Петр переиначивал на европейский лад полуазиатские порядки, перетряхивал и выбивал вековую пыль из боярских кафтанов, ломал древние незыблемые устои, волоком тащил за собой упирающееся и сопротивляющееся общество, то Екатерине досталось привести в благообразный вид, навести лоск, отладить доставшуюся от Петра государственную машину. Ей удалось запустить механизм самоподдерживаюшейся реакции горения некоторого внутреннего огня русского мира, дальнейшего самодостаточного развития империи в координатах, заданных Петром по векторам, выбранным императрицей, наречённой при жизни Великой. Екатерина как бы достраивала здание, его верхние этажи по чертежам и на прочном фундаменте петровских преобразований, в том числе и в буквальном смысле: великолепие современного Петербурга и его пригородов создавалось во многом при ее личном участии. Её покровительство наукам и искусствам привело к моде в высшем свете на образованность. Усадьбы и дворцы екатерининских вельмож соревнуются друг с другом в совершенстве и изысканности интерьеров и архитектурных форм и ландшафтов. Сам Эрмитаж, наша национальная святыня, обязан своему появлению именно царице. Недаром «наше всё», Ломоносов, буквально обожал свою державную покровительницу, посвящая её царствованию блистательные оды. Та, в свою очередь, прекрасно осознавала какого масштаба учёного и личность получила страна в лице помора Михайлы.
Даже не принимая в расчёт остальной вклад Екатерины в развитие России по всем направлениям, только за Новороссию и Крым ей должны стоять памятники в каждом городе и селе России – вместо бесчисленных и уродливых ленинских болванчиков, а также и все улицы, площади им.Ленина следовало бы переименовать в Екатерининские, оставив некоторое количество для царя-освободителя Александра II.
Производительные силы общества достигли во второй половине 18 века той фазы, которая позволила екатерининской России вести войны за возвращение исконно русских территорий и распространение своего влияния, а также осуществлять масштабное строительство как на новых территориях, так и в исторических центрах страны. Развивалась промышленность. Если на петровских (демидовских) заводах и рудниках рабочие были приписаны как крепостные, практически были прикованы к месту работы, то при Екатерине труд становится вольнонаёмным, или, хотя бы, достаточно оплачиваемым, что и дало результаты в виде роста производительности труда. Внедряются первые паровые машины. В сельском хозяйстве правительство поощряло массовое переселение помещиков с их крепостными на новые земли – Поволжье, Оренбург, Новороссия, Малороссия, Сибирь и Северный Кавказ – что , безусловно, сказалось на росте товарного производства продукции сельского хозяйства.
Но вот в общественных отношениях сохранялись противоречия, обусловленные самим существованием крепостной системы. Существовали проекты о частичной отмене крепостного права, о либерализации законодательства в этом плане, но они не были реализованы. Существующие порядки вполне устраивали правящий класс, а народ, надо сказать, тоже вполне притерпелся к своему полурабскому положению (это о нашем менталитете, кстати); особых волнений, даже хотя бы сродни медному и соляному бунтам 17-го века, не было. Если не считать Пугачёва, но это движение захватило лишь юго-восточные окраины империи, населённые, в основном, буйными и свободолюбивыми казаками – они-то и были заводилами в пугачевском бунте, который поддержали окраинные «инородцы» - башкиры, мордва… При всём напоре советской политпропаганды на этот бунт как на всенародное восстание, на таковое «пугачёвщина» не тянула – в центральных губерниях даже не подозревали о каком-то Пугачёве-ПетреIII.
Положение самого многочисленного класса русского общества – крестьян – превосходно изложено в радищевском «Путешествии из Петербурга в Москву», которое он снабдил убойным эпиграфом из Тредиаковского (поэт, современник Ломоносова): «…чудище обло, озорно, стоглавно, стозевно и лайяй». Таким Радищев видел крепостное право, а возможно, и самодержавие тоже. Не зря Екатерина назвала Радищева «бунтовщиком хуже Пугачева»: факты, изложенные им, могли привести любого непосвященного в ступор. Как говорится, нервных просьба не читать: продажи людей против их воли, разлучение семей, помещичий произвол и блуд, глумление, беззакония и телесные наказания, алчность и корысть власть имущих – полная безнадёга! Радищев, всего-навсего таможенный чиновник, предъявил реальную Россию, не с парадного подъезда. Тираж книги, естественно, изъят и уничтожен, но не весь, не весь… А сам автор был всего лишь сослан в Сибирь и возвращён оттуда уже императором Павлом. Думаю, при Сталине за такую писанину он вряд ли бы до ссылки добрался.
Общее смягчение нравов сказалось и на системе уголовных наказаний. Если в просвещенной Европе вовсю колесовали, четвертовали, жгли по-прежнему ведьм и колдунов – как только не изощрялись патентованные палачи – то в России о дыбе забыто, количество казней в разы (!) меньше, чем в, казалось бы, такой человеколюбивой и продвинутой Европе. Безусловно, кнут, батоги, шпицрутены, клеймение каленым железом еще будут присутствовать вплоть до отмены крепостного права, а розги и позже, но уже такого изощренного садизма со стороны государства даже к отъявленным злодеям не применялось (Пугачева, правда, четвертовали, но это исключение из правил).
По смерти великой императрицы, самой русской немки в истории, на престол вступил её единоутробный и уже великовозрастный сын Павел. Продержался он недолго и был также, как и его отец Петр III, придушен особами, приближенными к новому императору, его сыну Александру I. Говорят, сынок только хотел припугнуть папашу, заставить его отречься от престола, но кто-то перестарался и подзатянул на его шее шарфик, и Павел преставился от «апоплексического удара». Это обстоятельство, наверняка, преследовало Александра, хотя он лично и не присутствовал в том кабинете. По одной из версий именно муки совести заставили его во время командировки в Таганрог в 1825 году инсценировать собственную смерть и затем удалиться от дел в Сибирь, где он был известен под именем старца Федора Кузьмича. Такова легенда.
В начале 19 века Европу накрыла слава Наполеона. Непобедимый полководец к 1812 году добрался до России, взял Москву, после чего карьера его покатилась под гору. Для нашего исследования эпоха Наполеона интересна двумя обстоятельствами. Первое – это введение им в покоренных и саттелитных странах Европы Наполеонова кодекса – свода законов, юридических правил и актов, по которым Европа живет и по сию пору; одним из главных моментов этого кодекса являлась отмена крепостного права повсеместно, кроме России, где по понятным причинам, ввести свой кодекс и освободить крестьянство ему не удалось. Да-да, вот такие парадоксы подкидывает нам история: враг № 1 для государства мог стать желанным вождём для угнетенной массы –но это гадание на кофейной гуще. А возможно, победи Наполеон Россию, он, для своих дальнейших целей, крепостное право и не тронул бы, как позже Гитлера устроили колхозы – гениальное изобретение Сталина – очень удобно было доить крестьян с их помощью для нужд фронта и тыла. И второе: Отечественная война 1812 года, перекинувшаяся затем в Европу и завершившаяся для России торжественным вступлением победоносных войск в Париж в 1814 году, предопределила появление «декабристов» - организаторов и участников восстания 1825 г. на Сенатской площади в Петербурге. Молодые высокообразованные русские офицеры-патриоты, побывав за границей и насмотревшись тамошних порядков в сравнении с российскими, пришли к выводу о необходимости решительных перемен в политическом строе своего Отечества. Часть заговорщиков мечтала о конституционной монархии наподобие английской, часть о парламентской республике, но оба крыла безоговорочно признавали проблемой номер один в России – наличие крепостного права и связанные с ним противоречия в земельных отношениях.
Не зря уже при Советской власти все генсеки, начиная со Сталина, не любили выпускать своих подданных за кордон, дабы те потом не отвращали сослуживцев рассказами об истинном заморском житье-бытье. Неудачное, плохо подготовленное восстание с неясными целями привело к казни пяти его предводителей (всего пяти!) и к ссылкам и каторжным работам для остальных: на восставшие каре правительственные батареи вели огонь картечью – были убиты и ранены сотни рядовых солдат и матросов. Вступивший на престол Николай I, известный впоследствии как Николай Палкин, благодаря в том числе и расправой над декабристами, отрицал любые новации и реформы, особенно о крепостном праве, что и привело к длительному застою и очередному отставанию России от ведущих держав.

ВЫВОДЫ из 10-й главы: 1). Деяния и достижения императрицы Екатерины II позволяют поставить её в один ряд с выдающимися государственными деятелями Руси – это Рюрик, Владимир Креститель, Ярослав Мудрый, Александр Невский, Иван III, Иван Грозный, Пётр Великий, Александр II;
2). Существование крепостного права тормозило дальнейшее развитие России, сдерживало народный порыв и возможности страны.
 
СообщениеКРУШЕНИЕ РУССКИХ ГАЛЕР. Глава 10.
«Век золотой Екатерины». Декабристы.

Пётр не оставил не только прямого наследника, но и внятного закона о престолонаследии, из-за чего династическая чехарда разыгралась чуть ли не на столетие: на русский трон одна за другой всходили бабы, свои и чужие, и оказались они не такими уж курицами. После петровского «напряга» первой четверти 18-го столетия наступила передышка-безвременье: правление Анны Иоанновны, племянницы Петра, и Елизаветы, дочери его, не ознаменованные какими-либо сверхсерьёзными политическими подвижками и потрясениями. Разве что Семилетняя война, пришедшаяся на последние годы царствования Елизаветы, дщери Петровой, прочно связана в нашей памяти с первым и не последним визитом русских казаков в поверженный Берлин. Слава русского оружия, сокрушившая непобедимых доселе шведов (кстати, после Полтавской битвы Швеция навсегда выбыла из ведущих европейских держав), познало на себе теперь уже и воинство прусского короля Фридриха, почему-то прозванного Великим – видно, по европейским меркам, разгон ошалевшей от вольностей польской шляхты и малочисленных войск немецких княжеств считались тогда за великие подвиги. Но с Россией «великий» Фридрих не сдюжил и спасла его от позора только преждевременная кончина императрицы Елизаветы. Фридрих принял это событие за перст судьбы и больше не прыгал петушком на соседние государства.
18-й век остался в истории России как «век золотой Екатерины». Чистокровная немка, придушившая руками гвардейцев русского, но с немецкими привычками, мужа – Петра III – оказалась русее любого местного дворянина. С её именем связаны грандиозные успехи России во внешней политике, в экономическом развитии страны. Екатерина стала как бы продолжательницей дела Петра Великого в преобразовании лапотной России в мировую державу. К концу её более чем 30-летнего царствования ни одно более-менее заметное событие в Европе не обходилось без учёта интересов России. Русские корабли вышли в Средиземное море и брали штурмом турецкие крепости, Суворов со своими чудо-богатырями гонял французов по Швейцарии, Крымское ханство перестало существовать (а заодно и Польша как самостоятельное государство – с той поры зародилась у поляков к нам стойкая нелюбовь), в Новороссии образовались новые губернии, древние русские земли, наконец-то, объединились под скипетром державной монархини. Немного подкузьмили французы со своей революцией – вот уж чего Екатерина от них никак не ожидала. Многие европейские троны зашатались после казни французского короля с супругою по приговору Конвента, в Европе всходила звезда Наполеона – безвестный поручик вёл революционные войска на штурм Тулонского моста.
А ведь Екатерина по первости и сама баловалась либеральными взглядами и даже состояла в переписке с самим Вольтером, обсуждая с титаном европейского просвещения помимо отвлеченных философских проблем еще и конкретные свои шаги по управлению гигантской и все еще полуварварской страной. Основная тема: просвещение народных масс, смягчение нравов и законов, гуманизация общества. Во многом с Вольтером соглашаясь, императрице все-таки пришлось вести свою политику, исходя из реальных условий жизни русского общества того времени. А оно было следующим. Поляризация классов достигла своего максимума, в последующей истории России, наверное, трудно сыскать ещё такой период, когда роскошь власть имущих, особенно приближенных к трону вельмож, тем паче фаворитов императрицы, так была вызывающе чрезмерна. Разве что современная нам эпоха олигархата и всевластия бюрократии и тайных служб может сравниться с той порой по части концентрации богатств в немногих руках. Перераспределение общественного богатства в пользу верхушки властной пирамиды раскаляло общественную обстановку, вызывало недовольство рядовых дворян, тянущих основную лямку на государственной и военной службе в роли чиновников и офицеров. Для нейтрализации возможной оппозиции в среде дворянства Екатериной издается знаменитый указ «О вольностях дворянству», по которому дворянин, обязанный ранее служить государю в той или иной форме, отныне мог этого и не делать, а заниматься чем ему будет благоугодно. Этому, кстати, обязаны первые российские университеты заполнением своих аудиторий студентами– сначала дворяне потянулись к образованию, за ними двинулись мещане-разночинцы (но, разумеется, не крестьяне). А большинство помещиков стало просто паразитами: передоверив управление имением наемным менеджерам, они прожигали дивиденды в столицах.
Если Петр переиначивал на европейский лад полуазиатские порядки, перетряхивал и выбивал вековую пыль из боярских кафтанов, ломал древние незыблемые устои, волоком тащил за собой упирающееся и сопротивляющееся общество, то Екатерине досталось привести в благообразный вид, навести лоск, отладить доставшуюся от Петра государственную машину. Ей удалось запустить механизм самоподдерживаюшейся реакции горения некоторого внутреннего огня русского мира, дальнейшего самодостаточного развития империи в координатах, заданных Петром по векторам, выбранным императрицей, наречённой при жизни Великой. Екатерина как бы достраивала здание, его верхние этажи по чертежам и на прочном фундаменте петровских преобразований, в том числе и в буквальном смысле: великолепие современного Петербурга и его пригородов создавалось во многом при ее личном участии. Её покровительство наукам и искусствам привело к моде в высшем свете на образованность. Усадьбы и дворцы екатерининских вельмож соревнуются друг с другом в совершенстве и изысканности интерьеров и архитектурных форм и ландшафтов. Сам Эрмитаж, наша национальная святыня, обязан своему появлению именно царице. Недаром «наше всё», Ломоносов, буквально обожал свою державную покровительницу, посвящая её царствованию блистательные оды. Та, в свою очередь, прекрасно осознавала какого масштаба учёного и личность получила страна в лице помора Михайлы.
Даже не принимая в расчёт остальной вклад Екатерины в развитие России по всем направлениям, только за Новороссию и Крым ей должны стоять памятники в каждом городе и селе России – вместо бесчисленных и уродливых ленинских болванчиков, а также и все улицы, площади им.Ленина следовало бы переименовать в Екатерининские, оставив некоторое количество для царя-освободителя Александра II.
Производительные силы общества достигли во второй половине 18 века той фазы, которая позволила екатерининской России вести войны за возвращение исконно русских территорий и распространение своего влияния, а также осуществлять масштабное строительство как на новых территориях, так и в исторических центрах страны. Развивалась промышленность. Если на петровских (демидовских) заводах и рудниках рабочие были приписаны как крепостные, практически были прикованы к месту работы, то при Екатерине труд становится вольнонаёмным, или, хотя бы, достаточно оплачиваемым, что и дало результаты в виде роста производительности труда. Внедряются первые паровые машины. В сельском хозяйстве правительство поощряло массовое переселение помещиков с их крепостными на новые земли – Поволжье, Оренбург, Новороссия, Малороссия, Сибирь и Северный Кавказ – что , безусловно, сказалось на росте товарного производства продукции сельского хозяйства.
Но вот в общественных отношениях сохранялись противоречия, обусловленные самим существованием крепостной системы. Существовали проекты о частичной отмене крепостного права, о либерализации законодательства в этом плане, но они не были реализованы. Существующие порядки вполне устраивали правящий класс, а народ, надо сказать, тоже вполне притерпелся к своему полурабскому положению (это о нашем менталитете, кстати); особых волнений, даже хотя бы сродни медному и соляному бунтам 17-го века, не было. Если не считать Пугачёва, но это движение захватило лишь юго-восточные окраины империи, населённые, в основном, буйными и свободолюбивыми казаками – они-то и были заводилами в пугачевском бунте, который поддержали окраинные «инородцы» - башкиры, мордва… При всём напоре советской политпропаганды на этот бунт как на всенародное восстание, на таковое «пугачёвщина» не тянула – в центральных губерниях даже не подозревали о каком-то Пугачёве-ПетреIII.
Положение самого многочисленного класса русского общества – крестьян – превосходно изложено в радищевском «Путешествии из Петербурга в Москву», которое он снабдил убойным эпиграфом из Тредиаковского (поэт, современник Ломоносова): «…чудище обло, озорно, стоглавно, стозевно и лайяй». Таким Радищев видел крепостное право, а возможно, и самодержавие тоже. Не зря Екатерина назвала Радищева «бунтовщиком хуже Пугачева»: факты, изложенные им, могли привести любого непосвященного в ступор. Как говорится, нервных просьба не читать: продажи людей против их воли, разлучение семей, помещичий произвол и блуд, глумление, беззакония и телесные наказания, алчность и корысть власть имущих – полная безнадёга! Радищев, всего-навсего таможенный чиновник, предъявил реальную Россию, не с парадного подъезда. Тираж книги, естественно, изъят и уничтожен, но не весь, не весь… А сам автор был всего лишь сослан в Сибирь и возвращён оттуда уже императором Павлом. Думаю, при Сталине за такую писанину он вряд ли бы до ссылки добрался.
Общее смягчение нравов сказалось и на системе уголовных наказаний. Если в просвещенной Европе вовсю колесовали, четвертовали, жгли по-прежнему ведьм и колдунов – как только не изощрялись патентованные палачи – то в России о дыбе забыто, количество казней в разы (!) меньше, чем в, казалось бы, такой человеколюбивой и продвинутой Европе. Безусловно, кнут, батоги, шпицрутены, клеймение каленым железом еще будут присутствовать вплоть до отмены крепостного права, а розги и позже, но уже такого изощренного садизма со стороны государства даже к отъявленным злодеям не применялось (Пугачева, правда, четвертовали, но это исключение из правил).
По смерти великой императрицы, самой русской немки в истории, на престол вступил её единоутробный и уже великовозрастный сын Павел. Продержался он недолго и был также, как и его отец Петр III, придушен особами, приближенными к новому императору, его сыну Александру I. Говорят, сынок только хотел припугнуть папашу, заставить его отречься от престола, но кто-то перестарался и подзатянул на его шее шарфик, и Павел преставился от «апоплексического удара». Это обстоятельство, наверняка, преследовало Александра, хотя он лично и не присутствовал в том кабинете. По одной из версий именно муки совести заставили его во время командировки в Таганрог в 1825 году инсценировать собственную смерть и затем удалиться от дел в Сибирь, где он был известен под именем старца Федора Кузьмича. Такова легенда.
В начале 19 века Европу накрыла слава Наполеона. Непобедимый полководец к 1812 году добрался до России, взял Москву, после чего карьера его покатилась под гору. Для нашего исследования эпоха Наполеона интересна двумя обстоятельствами. Первое – это введение им в покоренных и саттелитных странах Европы Наполеонова кодекса – свода законов, юридических правил и актов, по которым Европа живет и по сию пору; одним из главных моментов этого кодекса являлась отмена крепостного права повсеместно, кроме России, где по понятным причинам, ввести свой кодекс и освободить крестьянство ему не удалось. Да-да, вот такие парадоксы подкидывает нам история: враг № 1 для государства мог стать желанным вождём для угнетенной массы –но это гадание на кофейной гуще. А возможно, победи Наполеон Россию, он, для своих дальнейших целей, крепостное право и не тронул бы, как позже Гитлера устроили колхозы – гениальное изобретение Сталина – очень удобно было доить крестьян с их помощью для нужд фронта и тыла. И второе: Отечественная война 1812 года, перекинувшаяся затем в Европу и завершившаяся для России торжественным вступлением победоносных войск в Париж в 1814 году, предопределила появление «декабристов» - организаторов и участников восстания 1825 г. на Сенатской площади в Петербурге. Молодые высокообразованные русские офицеры-патриоты, побывав за границей и насмотревшись тамошних порядков в сравнении с российскими, пришли к выводу о необходимости решительных перемен в политическом строе своего Отечества. Часть заговорщиков мечтала о конституционной монархии наподобие английской, часть о парламентской республике, но оба крыла безоговорочно признавали проблемой номер один в России – наличие крепостного права и связанные с ним противоречия в земельных отношениях.
Не зря уже при Советской власти все генсеки, начиная со Сталина, не любили выпускать своих подданных за кордон, дабы те потом не отвращали сослуживцев рассказами об истинном заморском житье-бытье. Неудачное, плохо подготовленное восстание с неясными целями привело к казни пяти его предводителей (всего пяти!) и к ссылкам и каторжным работам для остальных: на восставшие каре правительственные батареи вели огонь картечью – были убиты и ранены сотни рядовых солдат и матросов. Вступивший на престол Николай I, известный впоследствии как Николай Палкин, благодаря в том числе и расправой над декабристами, отрицал любые новации и реформы, особенно о крепостном праве, что и привело к длительному застою и очередному отставанию России от ведущих держав.

ВЫВОДЫ из 10-й главы: 1). Деяния и достижения императрицы Екатерины II позволяют поставить её в один ряд с выдающимися государственными деятелями Руси – это Рюрик, Владимир Креститель, Ярослав Мудрый, Александр Невский, Иван III, Иван Грозный, Пётр Великий, Александр II;
2). Существование крепостного права тормозило дальнейшее развитие России, сдерживало народный порыв и возможности страны.

Автор - studenh
Дата добавления - 25.03.2014 в 17:20:29
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Крушение русских галер. Гл.10. "Век золотой Екатерины", Дек
Страница 1 из 11
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2017); Сайт управляется системой uCoz