[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Plotnick 
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Крушение русских галер. Глава 15. Война. (очерки по истории России)
Крушение русских галер. Глава 15. Война.
studenhДата: Четверг, 29.05.2014, 20:56:05 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 8
Статус: Offline
КРУШЕНИЕ РУССКИХ ГАЛЕР

Глава 15. ВОЙНА (и после).

История Великой Отечественной Войны расписана едва ли не по часам. И всё же позволю себе привести в данной главе некоторые малоизвестные факты и их оценки.
22 июня 1941 года навеки войдёт в историю России как один из самых чёрных дней за всё время существования страны, как самое тяжкое, жестокое и кровавое испытание, выпавшее на нашу долю за тысячу лет, испытание, поставившее нацию, этнос на грань физического уничтожения.
Литература о войне, свидетельства современников-очевидцев надвигающейся трагедии, даже предвоенные фильмы – все в один голос говорят нам о буквально витающем в воздухе ощущении, предчувствии грядущей большой войны. Мало того, что вся промышленность, все народное хозяйство постепенно переводились на военные рельсы, страна к 1941 году находилась практически в состоянии военного положения. Ценой невероятных усилий осуществляется не имеющая аналогов в мире буквально бешеная гонка вооружений. Весь производимый прибавочный, а часто и необходимый продукт народного хозяйства использовался для нужд обороны. Бесправное и беспаспортное колхозное крестьянство работало за «палочки» - трудодни, порой получая по ним несколько горстей зерна. Выживали, в основном, за счёт пока ещё не обобществлённого приусадебного хозяйства, работая там по ночам и в редкие выходные. Рабочие в городах и посёлках обходились мизерной зарплатой, ещё и подписываясь на госзаймы. Всё для нужд обороны социалистической Отчизны! Вводятся дополнительные ограничения и без того куцых свобод граждан, аналогичные отмене Юрьева дня при царе-Горохе: запрещается самовольный переход с одного предприятия на другое, жестоко караются опоздания и прогулы (вплоть до уголовного наказания), любая попытка мелкого хищения (закон о колосках) могла привести к отправке в дальние исправительно-истребительные лагеря.
Невероятным, небывалым самопожертвованием населения и напряжением всех сил государства, ценой полуголодного существования и забвением всех остальных целей, кроме обороны, к началу войны в Советском Союзе была создана огромная для мирного времени армия в 5 млн. человек, в составе которой насчитывалось до 20-22 тысяч танков, до 20 тысяч самолётов, 70 тысяч стволов артиллерии с соответствующим запасом снарядов. Флот имел в своём составе, помимо надводных кораблей основных классов, до 200 новых собственной постройки, подводных лодок, в том числе океанских. Для сравнения, в Германии к началу войны было 50-60 лодок, действующих на атлантических коммуникациях англичан. Только в западных округах заканчивали формирование 10 танковых корпусов, со штатной численностью 1000 танков каждый. Говорят, мол, новых Т-34 и КВ было мало, в основном были машины устаревших конструкций, а как они могут быть устаревшими, если их начали только строить в начале 30-х годов. Как максимум 8-9-ти летние, к тому же наши «устаревшие» и лёгкие танки превосходили основные немецкие по броне, вооружению, проходимости и запасу хода (Т-70, БТ, Т-26). Количество танков в Красной Армии превышало танковый парк всего остального мира, не говоря уже о качестве: на ту пору танковая промышленность США, Франции и Англии выпускали неповоротливых тихоходных монстров, малопригодных в современном маневренном бою в условиях активного огневого воздействия противника. О Японии вообще не говорю – там делали некие жестянки буквально гаражные самоделкины.
Вся эта армада была создана усилиями советского народа в кратчайшие по историческим меркам сроки - и в этом, безусловно, заслуга самого Сталина, его наркомов и вообще советской планово-распределительной системы, - которая, надо признать, в экстремальных условиях предвоенного, военного и первого послевоенного периода зарекомендовала себя прекрасно, вот только для мирного времени никак не подходила. Между прочим, к моменту распада СССР в 1991 году, в Советской Армии насчитывалось более 60 тысяч танков (тоже больше, чем в армиях всего остального мира) – и это устрашающее количество было создано и содержалось в рабочем состоянии также за счёт уровня жизни народа, за счет пустых полок магазинов и талонов на мыло и водку.
Такая же картина и в авиации: «устаревших» машин попросту не могло быть, их тоже в массе своей начали строить не ранее 33-34 года. Другое дело, что немцы совершили технологический прорыв, создав к 37 году великолепный образец истребителя, ставшего лучшим до конца войны – «Мессершмитт -109», в погоне за тактико-техническими характеристиками которого и совершенствовали свои конструкции как наши, так и союзные авиаконструкторы. Наша артиллерия традиционно превосходила западные образцы по качеству, а теперь вот и по количеству: немцы начали войну с нами, имея на вооружении разноплеменные орудия со всей Европы, зачастую ещё со времен первой Мировой войны и всего в количестве 47 тысяч стволов.
Я вот к чему подвожу. В стране была создана и сосредоточена в основном на западе гигантская, прекрасно вооруженная новыми образцами армия, народное хозяйство переведено на военные рельсы, страна, население подготовлены к грядущим неизбежным боям всей мощью советской пропаганды. В июне 41-го, еще ДО начала войны, приграничные военные округа переименовываются во фронты (а это – война!), а 22-го числа ВНЕЗАПНО, без объявления войны «Киев бомбили, нам объявили, что началася война» - немцы нанесли удар страшной силы по спящим гарнизонам, армиям прикрытия и аэродромам. Внезапно, несмотря ни на что! – Вот это и есть одна из величайших загадок 20-го века: все готовились к войне, а началась она вдруг, без предупреждения – ну, как это?! Стратегически страна и армия настроены на войну, так извольте – вперёд! Нет, оказывается, «внезапно», и немцы за неделю громят весь Западный фронт и берут Минск. Жизненный опыт подсказывает: во всех успехах и неудачах виноват всегда начальник, а кто в стране на тот момент был главный начальник? – да, ОН, безгрешный и неподсудный отец народов, великий Сталин, верный, блин (простите), продолжатель дела Ленина. Проспал, прозевал тов. Сталин сокрушающий ход своего визави – Гитлера.
Советские ударные группировки были сосредоточены вблизи границы в Белостокском и Львовском выступах, направленных в сторону территории противника. Полевые аэродромы фронтовой авиации приближались максимально близко к границе (до 10 км), войска все прибывали и прибывали (с внутренних округов), материальные запасы - продовольствие, горючее, медикаменты, инструменты, обмундирование, - предметы боевого снабжения – патроны, снаряды, мины – всё это концентрировалось на приграничных базах и складах. Невиданная доселе, небывалая военная мощь сосредотачивалась у новых границ Советского Союза, при том, что оставленные на старой границе укрепленные районы (линия Сталина) разоружались для обеспечения прибывающих с востока войск.
Песни пели круглосуточно из всех репродукторов: «Если завтра война…», «Малой кровью…», «Бежали самураи…» - и вот на тебе: ВНЕЗАПНО!!! В голове никак не укладывается. В первые дни войны в результате фланговых танковых прорывов немцев работа ближнего тыла Красной Армии была парализована. Оказалось, нет ни карт в нужном количестве (воевать пришлось по пачке «Беломора»), ни, главное, радиосвязи, а связь в маневренном бою – это всё! В результате: дезорганизация и хаос, потеря управления и связи, отсутствие информации о происходящем в вышестоящих штабах, в том числе и в Генеральном - вот это подготовочка к войне! На спящих аэродромах расстреляны тысячи самолётов, танки без горючего были бесполезны, успевшие развернуться в боевой порядок части не получали ни указаний свыше, ни, соответственно, пополнений и снабжения. В руки наступающего противника, помимо брошенной по невозможности эвакуировать техники (тысячи стволов артиллерии, не взорванные и не сгоревшие танки и автобронетехника), попало громадное количество снарядов не только на складах, но ещё в эшелонах на станциях разгрузки, и немцы, чуть ли не до конца войны, воевали с нами нашими же, изготовленными с такими лишениями и затратами, снарядами-минами, а зачастую, используя и нашу же артиллерию. Пропали также запасы продовольствия (страна недоедала 20 лет, чтобы всё немцам досталось!), ГСМ, медикаментов, прочих предметов материально-технического снабжения, в том числе и огромное количество агитационного материала – плакатов типа «Не болтай». Думаю, доставшиеся Гитлеру трофеи превосходили все его ожидания.
Да, блицкриг, ценой гигантских потерь Красной Армии в личном составе и технике, путем оставления врагу огромных территорий, был сорван: немцам не удалось уничтожить в приграничных сражениях ВСЮ нашу армию, все же у нас было кому и чем воевать, но положение сложилось очень и очень тяжелое. К сентябрю немцы дошли до Ленинграда, вышли на дальние подступы к Москве, разгромили всю южную группировку наших войск под Киевом – в плен попало до 600 тысяч солдат и офицеров (в учебниках пишут 300 тысяч, но первая цифра, увы, вернее). Невиданное, небывалое поражение в истории всего человечества. В этой операции немцам лично пособил величайший стратегический гений товарищ Сталин, до конца не верящий, что немцы могут отрезать два фронта и поэтому не отдавший вовремя приказ отвести войска на восток. Потом аналогичная катастрофа под Брянском-Вязьмой и к зиме 41-го кончились довоенные запасы танков и самолётов, да даже и винтовок. Читаешь состав и вооружение дивизии московского народного ополчения (кадровая армия кончилась, не успевали мобилизовать призывы, приходилось поднимать народ), и слёзы душат и злоба на тех, кто довел народ и страну до ручки: на 8000 человек личного состава - винтовок вполовину меньше, несколько пулемётов и противотанковых ружей, сколько-то ящиков гранат, множество ящиков с бутылками (зажигательными), и большой запас саперных лопаток. При этом личный состав, естественно, не обучен и не обкатан в боях. Из таких дивизий, которыми просто любой ценой, хоть на сутки-двое затыкали очередную дыру на фронте, мало кто вернулся. Да и командовали ими вчерашние лейтенанты. В немецкой армии не было ни одного командира полка, который не воевал бы ещё в первую Мировую войну в офицерской командирской должности. У нас картина противоположная: таковых были единицы. Вот где сказалась, в том числе, сталинская чистка армии, когда были уничтожены и отправлены в истребительные лагеря 40 тысяч (!) профессиональных военных, а командовать войсками послали, извините, сопляков. Готовились к одной войне, а на деле получили совершенно иную. Вот так, «малой кровью и на чужой территории» воевала в тот год Красная Армия рабочих и крестьян, защищая первое в мире социалистическое государство.
К концу 41-го года по разным оценкам (а где их взять, настоящие цифры, данные очень противоречивы) только в плен попало от 3 до 4 миллионов (!) наших – вот такой разброс. Сколько убито – ранено – умерло от ран – тоже величайшая тайна века, опубликована и официально признается только конечная цифра потерь всей страны за всю войну – 27 миллионов человек. Пусть так, но, сдаётся, что это только потери армии, а еще несколько миллионов погибших на оккупированной территории, да и в тылу от голода и болезней (Ленинград) сюда не входят. Когда- то листал дневник нач.Ген.штаба Сухопутных сил Германии генерала Гальдера – весьма любопытное чтение и оценки, но интересно вот что: Гальдер скрупулезно учитывал по различным источникам сведения о потерях Вермахта. Я поначалу не верил: врёт старик, ну, не может того быть, чтобы к сентябрю 1942 года (когда его сняли с поста) Гальдер насчитал убитыми и без вести пропавшими на Восточном фронте всего около 400 тысяч солдат и офицеров. Но перед самим собой ему врать было незачем, он на этих цифрах войну планировал. Это безвозвратные потери после года с лишним войны, после зимней кампании под Москвой, просто за участие в которой давали весьма престижную медаль. Наша кадровая армия закончилась к зиме 41-го года, на смену даже тем скороспелым майорам – полковникам пришли лейтенанты начала войны. О рядовых умолчу, вечная, братцы, вам память!.. У немцев ветераны победного для них 41 года перевелись только к 44 году, после Сталинграда, Курска, Харькова. Безвозвратные потери Германии и её сателлитов во второй Мировой войне на всех фронтах от воздействия всех факторов оцениваются по различным источникам от 7 до 10 миллионов человек (при населении Германии и Австрии в 70 млн.), из них боевых от 4 до 8 млн., остальное – потери населения. И здесь разброс до 50%, точных данных нет.
Ещё больший разброс и противоречия при оценке потерь СССР: вначале Сталин объявил 7 млн., затем при Хрущёве – 10 млн., при Брежневе стало 20, сейчас признали 27 миллионов общих потерь. Цифра страшная, но, правда, боюсь, ещё ужаснее, причём, разброс мнений невероятно полярен: у одних исследователей указано на боевые 10 миллионов и 17 население, у других наоборот, у третьих, вообще, 27млн. - боевые потери среди военнослужащих и ещё от 10 до 15 миллионов мирное население. Что ни возьми за основу, цифры жуткие, дикие, невероятные. МИЛЛИОНЫ!!! А ещё изувеченные, раненые, нерождённые, умершие после войны от ран (как и мой дед)… Печальный факт: боевые потери вермахта на Восточном фронте и Советской армии соотносятся, как ни считай, от 1 : 3 до 1 : 8 – вот в последнее верить совсем не хочется, ну, неужели настолько немец лучше?! Вспоминаем первую Мировую и тех же немцев. Там, почему-то, подсчитано чётко: потери на Восточном фронте именно Германии и России относятся как 1 : 1,5, но никак не 1 : 8. В чём же дело, немцы, вроде, те же, ну появились у них танки – аэропланы покруче прежних, но и мы не с голыми руками начинали. Кстати, 22 июня 41 г. немцы имели на Востоке против нас 3,5 тысячи танков, из них 1700 легкие и пулемётные танкетки, а в Красной армии 10 тысяч на границе и 10 тысяч во внутренних округах, и все они куда-то исчезли к октябрю, к битве под Москвой. Э то никакая не тайна – в любом источнике можно свериться. То же и с самолётами.
Вывод напрашивается такой: воевать Красная армия не умела ни в 41-м, ни даже в 42-м, а вот в 1914-м году умели. Что изменилось? – правильно, вместо царя появились коммунисты-ленинцы во главе с величайшим полководцем и ясновидящим всех врагов насквозь. Появились со своей концепцией тоталитарного государства, где отдельный человек – ничто, винтик системы, не люди, а массы, живая сила, пушечное мясо. Передушили, что оставалось в стране порядочного, думающего: «жалеть – значит, презирать», «кто не с нами – тот против нас», «если враг не сдаётся…» и т. д. Лживые лозунги, пустая демагогия и абсолютное пренебрежение к судьбе отдельной человеческой личности. «Всё для блага государства», «Раньше думай о Родине, а потом…» - вот и додумались, дойдя до Волги. Да все русские князья и цари в гробах перевернулись: германец под Москвой. Боже мой, помните, тогда, в 15-м году по оставленной немцам Варшаве рыдали, а тут – Царицын на Волге в осаде!
Немцы отмечали стойкость и поразительную неприхотливость русского (советского) солдата, который месяцами мог обходиться одними чёрными сухарями, но отмечали также и отсутствие инициативы, разумного риска в бою, импровизации в действиях командиров всех уровней, от армии до взвода. Никакое, даже благоприятное изменение обстановки не могло заставить красного командира отступить от полученного приказа. Немцы знали, если русские начали наступление на какую-нибудь деревню или высоту, то можно не заморачиваться с противодействием: они будут атаковать именно и только здесь, пока не добьются своей цели, или, пока в бесплодных атаках не будет перебит весь личный состав. Конечно, «лживые мемуары битых фашистских генералов» подлежат полной обструкции по необъективности авторов. Мало того, напишешь горькую правду о войне – становишься, согласно современной концепции истории, национал-предателем, а, наоборот, попугай, повторяющий азы ещё советской лживой пропаганды насчёт войны – теперь у нас национал –патриот. Пусть так! Тем не менее, скажу следующее.
Последние годы у нас в области, да и вообще в стране по местам былых боёв действуют отряды волонтёров-поисковиков по обнаружению не захороненных останков бойцов Красной армии. И до сих пор, через 70 лет после войны, они находят не единичные, а массовые скопления павших в бою: то 100, то 200, то 1000 тел, особенно периода боёв 41-43 годов. Лежат, где их застала смерть, как правило, без смертных медальонов и с истлевшими документами, практически не опознаваемы. Только непонятно, а где останки противника? Однажды, правда, сообщили: среди примерно 200 останков красноармейцев обнаружено несколько тел военнослужащих вермахта. Я вот что-то затрудняюсь доложить, а где, в самом деле, немецкие кладбища? – у нас в округе таковых нет, знаю только венгерское и кругом только наши, наши… Недавно читаю в местной прессе: там-то и там-то ( это уже в черте города, где вовсю развёрнуто строительство), согласно обнаруженным документам тех лет, на относительно небольшом пространстве, в одном бою, на одном поле, в один день полегло 1600 (тысяча шестьсот) наших солдат. 1600 ! В одном месте. Вы можете представить эту кучу истерзанных тел в реке крови – я нет! Я так понимаю ситуацию: их бросали и бросали в атаку на немецкие пулемёты, чтобы обязательно сегодня, любой ценой сбить противника с позиций, любой ценой. Вот и полегло 1600. А где те, с той стороны, почему нет известий об обнаружении массовых захоронений неизвестных немцев? А нет известий потому, что их – нет! Потому, что они сидели на высотке в блиндаже и , покуривая, стреляли до покраснения ствола по нашим. 1600. В один день, на одном поле. И забыли о них. Там теперь городской квартал.
Сердце обливается кровью. Говорят, мы плохо воевали в начале войны (будь неладна, эта внезапность), зато в конце мы им как дали!.. Дали… Берлинская операция, удар армий Жукова (стратег, положивший за год в никому теперь не известной Ржевско-Сычёвской операции 1942-1943 гг. миллион солдат, не продвинувшись при этом ни на метр) в лоб на Берлин через Зееловские высоты. Высшая точка оперативного искусства – сосредоточить 300 орудий на 1 км фронта и штурмовать отвесный берег Одера. Я в своё время был в турпоездке именно на тех самых Зееловских высотах, именно в восстановленных немецких укреплениях (там, вроде как, музей). Через бойницы открывался вид на многокилометровый пологий, без дерева и кустика, открытый любому обстрелу восточный берег, и уже тогда было жутко представить, как шли десятки тысяч наших под градом пуль и осколков, неся с собой десятиметровые лестницы, словно на штурм средневековой крепости (иначе не забраться на Зееловские кручи). Сейчас, несмотря на все интернеты, не смог найти точной цифры - сколько же положили мы в той страшной трехдневной мясорубке, - но помню бездоказательно со слов экскурсовода – 30 тысяч человек! А с той стороны (есть свидетельства), один из немецких пулемётчиков сошел с ума, заваленный телами наших солдат: мозг у него лопнул от вида убитых им людей, дедов наших. Эх, Россия!.. Вот так мы победили.
А по поводу подсчёта наших потерь есть очень простой подход: практически в каждом райцентре и в ещё существующих больших сёлах стоят памятники павшим защитникам Родины, а, если их чересчур много и все фамилии не умещаются на граните, то пишут, в- общем: столько-то наших земляков не вернулось с фронта. Остаётся узнать по переписи 1939 года, или по спискам сельсовета, сколько жило людей на данной территории до войны. Конечно, я не располагаю большой выборкой (цели такой не стояло), но, вот что довелось определить по нескольким таким мемориалам: 13-15% населения (естественно, в основном, мужской его части) не вернулись с фронтов Великой Отечественной. Само собой, цифры приблизительные, не точные и, ни в коей мере не претендующие на истину, но вот что показательно: население СССР перед войной составляло около 200 миллионов человек, и из этих процентов выплывают всё те же 27 миллионов погибших в боях. А ведь есть ещё уничтоженное карателями и умершее от голода мирное население? – Цифры, как ни считай, жуткие.
И, если быть точным, относятся ли к жертвам войны 150 тысяч военнослужащих, расстрелянных перед строем (за всю войну) за трусость, бегство, паникёрство по приговорам трибуналов, или они уже числятся за ГУЛАГом? Входят ли сюда расстрелянные своими командирами по сталинскому приказу 227 без всякого подобия суда? 150 тысяч - это 15 полнокровных дивизий, или же две общевойсковые армии. Как этих дивизий порой не хватало! По некоторым оценкам на стороне вермахта воевало (в основном, в охранных и вспомогательно-строительных частях) около одного миллиона наших соотечественников из военнопленных, перешедших на сторону Германии (в том числе и власовцы). Один миллион предателей, а предатели ли они в полном смысле? Когда коммунисты уничтожили всю твою семью (например, при раскулачивании), а тебя ребёнком сунули в вечно полуголодный детдом, ты что, все равно обязан потом кричать «спасибо партии родной»?! Здесь и есть нравственный тупик и судить их мы, современные, не можем – они жили в другом измерении и в иных реалиях. Этот миллион, в массе своей, после войны тоже пошел под топор – его куда относить, в какую графу?
Есть ещё одна характерная деталь. Все мы наслышаны о мужестве и подвигах простых санитарок и медсестер, оказывающих первую помощь на поле боя и героически вытаскивающих раненых из-под обстрела противника. «Сестричка» - непременный атрибут фильма о войне, также, зачастую, главная героиня и основа сюжета военного романа, повести, рассказа. Честь и слава живым и вечная память павшим героиням (зачастую беззвестным). Вопрос такой: кто-нибудь слышал о подвигах немецких санитарок, выносящих с поля боя своих – а? Вот и я – нет! А почему? – а потому, что их не существовало, а подобной работой (затащить неподъёмного раненого под огнём врага) занимались специальные мужики-санитары, которые, между делом, могли и за оружие взяться. Санитары-мужчины были испокон веку в любой армии и только в Красной догадались привлечь женский пол на эту нелёгкую должность. К тому же, интересуясь Великой Отечественной в той или иной степени, я ничего не слышал о немецких женщинах-лётчицах, зенитчицах, миномётчицах и пр…. А наши воевали по полной программе, разве что непосредственно пехотные части ими не комплектовались. И эта гендерная диспропорция не в особой патриотичности наших советских женщин, а конкретно в дефиците мужиков, из-за которого приходилось не только набирать добровольцев девушек-комсомолок, но и проводить отдельную женскую мобилизацию, чего в Германии не было. Женщин там направляли только в тыловые трудовые батальоны. Вот такая горькая для нас правда, о которой, почему-то, не принято задумываться.
Есть, есть вопросы к нашим генеральным штабам и верховным главнокомандующим. Кадры военной кинохроники: съёмки с возвышенности, общий план поля боя – снимается для истории героическая атака Красной армии в какой-нибудь эпохальной (это безусловно, без иронии) битве. Среди разрывов немецких снарядов и мин бегут фигурки красноармейцев, падают, поднимаются, снова бегут. Зимой впечатление - будто семечки рассыпаны по снегу, летом - как зёрна на вспаханном поле, то есть бежит по пересечённой местности хаотичная огромная толпа, расстояние от первых до последних в глубину сотни метров – всегда недоумевал: в кого при таком раскладе стреляют задние, в своих? Что за странная тактика: бежать неорганизованной толпой, практически без огневого воздействия на обороняющегося противника? То есть, основная задача командира и политрука – выгнать живую силу из окопов, а там - как повезёт, если повезёт, и оборона противника подавлена артподготовкой; а нет – все полягут на этом поле. Но зато приказ выполнен, атака проведена, любой ценой, к пролетарскому празднику, ждём пополнений для дальнейших действий.
Ещё один штришок к портрету войны. Жизнь солдата на войне очень скоротечна, особенно в матушке-пехоте. Но даже, если ты каким-то чудом выжил, скажем, год (что невероятно!) – как насчёт побывки на родине – а никак! Отпуск полагался у нас только после ранения для долечивания бойца в домашних условиях. И то, лёгкое ранение такой льготы не предполагало – сразу на фронт. У немцев же существовал график отпусков: раз в год (или меньше, периодичность зависела от условий службы) полагался двухнедельный отпуск в Германию и этот принцип соблюдался неукоснительно. Постоянно 10% списочного состава подразделений находилось в отпуске. И отпуска пришлось отменить только в 1944 году, когда дела у немцев стали совсем плохи. Даже из Сталинградского котла, на первых порах, когда была такая возможность, подходит очередь – в самолёт и в отпуск, а через две недели, если сообщение ещё существовало, могли и обратно в котёл перебросить, типа, воюй, отдохнувший, дальше. Немецкая бюрократия и пунктуальность, что поделаешь, нам за ними не угнаться!
После окончания войны в Европе СССР, согласно договорённости с союзниками, открыл военные действия против Японии. Между прочим, кто не знает, на тот момент существовал у нас с ними пакт о нейтралитете, и СССР сначала, как Германия в 41-м на нас, обрушила на Квантунскую армию всю мощь отмобилизованных танковых клиньев, а потом уже объявил войну, закончившуюся уже через 2-3 недели сдачей в плен около 600 тысяч японцев. Так вот, из этих сотен тысяч в Японию – последние уже в 50-х годах – вернулось, по различным оценкам, от 10 до 40%, остальные сгинули в сибирских лагерях военнопленных на стройках народного хозяйства. Могут ли любить нас японцы после этого? Наверное, да, если лобзаются с Америкой после двух атомных бомбардировок. В Сталинграде в плен попало 90-95 тысяч военнослужащих армии Паулюса. Кстати, это была самая массовая сдача немцев в плен нашим. Вместе с прочими военнопленными вермахта они трудились на восстановлении ими же и разрушенного вплоть до 53-55 годов и были отпущены в Германию уже при Хрущёве. «Сталинградцев» вернулось всего около пяти тысяч. В других лагерях смертность была на уровне 15% за все годы, а здесь, как видим, не церемонились.
Победный 1945-й. Отгремели салюты, союзники поделили Европу и определились насчёт репараций с Германии. И тут же началась невиданная в истории уже атомная гонка вооружений. Страна лежала в развалинах: десятки миллионов жертв, калеки-инвалиды, люди буквально живут в землянках и пашут землю на себе, голод, гражданское производство (никакое!) не работает с 1941 года, элементарно нет ни одежды, ни обуви, ни мыла, ни спичек. И в этих условиях, снимаю перед Сталиным шляпу: несмотря ни на что, развёрнуты широким фронтом работы по атомному проекту, хотя и доложили вождю учёные, что атомная бомба будет стоить стране как вся минувшая война. И, в общем-то, благодаря этому решению, мы и имеем теперь сдерживающий любого супостата термоядерный щит.
Сталин прекрасно знал, чем обернулось для власти путешествие русской армии в Европу в погоне за Наполеоном: офицеры насмотрелись на тамошние порядки и нахватались ненужных демократических идей, что и привело в итоге, к восстанию на Сенатской площади. В 1945 наши победоносные войска, пройдя по Европе, тоже убедились собственными глазами, что угнетаемый империалистами загнивающий Запад живёт, по нашим меркам, просто шикарно, сказочно богато, даже бывшая царская окраина – Польша – поражала богатыми хуторами и зажиточными панами, не говоря уж о Германии. Отсюда тащили всё, помятуя, что на Родине не сыскать днём с огнем ни часов, ни брошечки, ни платочка, ни тарелки с кружечкой. Солдату дозволялось набить вещмешок, офицеру - чемодан, старшему офицеру – машину с немецким добром.
Мы помним, что из общего числа наших пленных за всю войну около 6 миллионов человек в живых осталось к окончанию войны всего два. Сказалась работа всё тех же немецких концлагерей уничтожения – после евреев и цыган, почему-то, русские стояли следующими в списках. Вот эта гитлеровская дурь непонятна в принципе: когда союзные пленные играли в гольф и пожирали шоколад из посылок Красного Креста, за соседней проволокой от голода подыхали (прости, Господи!) штабелями наши предки! Из этих двух миллионов после фильтрации в СМЕРШ-НКВД-МГБ половина отправилась из гитлеровских лагерей в сталинские. Потом Сталин закручивает гайки уже до беспредела. Одни за другим следуют показательные акции и процессы: Ленинградское дело (через осуждение и казнь партийной верхушки Ленинграда и всех, кто с ними когда-либо соприкасался по работе и на отдыхе); зачистка писательской среды, чтобы никакой фронды даже в мыслях не было – через атаку на журналы «Звезда» и «Коммунист»; достаётся даже композиторам (Шостакович, Мурадели, Прокофьев), уж что Сталинское ухо там такое уловило – загадка, - но мир едва не лишился музыкальной классики 20 века; далее следует наезд на генетиков-кибернетиков (буржуазная лженаука, продажная девка империализма – может, поэ тому, у нас не производятся айфоны и айпады); развёртывается борьба с космополитизмом – голимый антисемитизм; далее подходят процессы врачей-вредителей и так далее.
Вся эта вакханалия подозрительности, доносительства, поиски врагов и вредителей продолжалась вплоть до смерти отца народов (говорят, уйти досрочно ему помогли товарищи по партии, но это неважно), и даже похороны вождя стоили жизни тысячам раздавленных в давке свидетелей похорон. В тысячелетней истории России период 1917-1953 (всего-то 35 лет) по астрономическим меркам - один миг, да и по человеческим – всего одно поколение, но произошли поистине тектонические сдвиги и разломы. Начиная с 1914 года процветающая, бурно развивающаяся огромная страна явно не понравилась, уж не знаю, каким-то черным потусторонним силам – тут уж поверишь в любую конспирологию, вплоть до внешнего инопланетного разума, иначе необъяснимо – и начался эксперимент-насилие над нашей несчастной Родиной. Сначала из тягот, лишений и неразберихи Мировой войны вылезают на свет Божий (Божий ли?) большевики во главе с Лениным, для которых Россия не есть Родина и Отчизна, а просто полигон для обкатки безумных идей. Эта бригада, воспользовавшись суматохой и смятением в противоположном лагере, устанавливает одну из жесточайших тираний в истории Земли, породив мега-чудовище в лице Сталина. Тот, гипнотизируя подданных своей безусловной харизмой, основывает новую коммунистическую религию-секту с обер-апостолом в своем лице и готовит бросок революционных армий на весь остальной мир. В этом враждебном мире, оказывается, существует другой людоед и набрасывается первым, но оказывается слабоват и впоследствии съеден более крупным хищником. Между делом уничтожаются десятки миллионов людей, десятки миллионов!
По некоторым оценкам, удалось бы России избежать вышеперечисленных катаклизмов (Гражданская война, репрессии после Гражданской, репрессии перед Великой Отечественной, репрессии после войны) и связанных с этими событиями потерь в людях, как реальные, так и потенциальные (нерождённые дети от убитых родителей, и дети нерождённых – сплошные демографические ямы), на сегодня население России (только России, без бывших республик) составляло бы 500-600 миллионов человек при соответствующем гигантском промышленном, духовном и культурном потенциале, и мы играли бы при таком раскладе первую скрипку в мировом оркестре, не оглядываясь, а то и поплёвывая, на Америку и Китай вместе взятые.
Вот вам и весь социализм с его «эффективными менеджерами»!

ВЫВОДЫ из 15 главы: 1). Одна из главных загадок 20 века: как при таком внутреннем психологическом настрое всех в СССР на неизбежность в ближайшем будущем именно «большой» войны, как при такой концентрации небывалой доселе военной мощи у своих западных границ, тем не менее, война для нас началась ВНЕЗАПНО, как обухом по голове Гитлер тюкнул?! – да так, что за первые дни и недели войны страна понесла невиданные никогда ранее материальные, территориальные, а главное, людские потери;
2). Сталин на банкете по случаю Победы провозгласил тост: «За русский народ, самый терпеливый народ…» - И вот эта максима – терпеливость – наверное, главная, подмеченная вождём, черта национального характера. Я бы сюда ещё добавил поразительную, едва ли не детскую, доверчивость к любому власть заимевшему проходимцу и ко всем его вывертам и экспериментам;
3). Кровавый каток невиданной по количеству жертв войны проутюжил практически каждую нашу семью, разделив судьбы на «до войны» и «после войны». Победа досталась такой страшной ценой, что и через 70 лет спустя день Победы считается главным праздником страны;
4). Победой мы были обязаны совсем не стратегическому искусству Гениалиссимуса Сталина (вспомним о потерях) и мифическому преимуществу казарменного социализма над национал-социализмом, а некоему, ожившему в каждом, внутреннему «категорическому императиву»: это не просто война, это – битва за выживание, за сохранение собственного вида на планете, за будущее. По отсутствии такого посыла французы в 1940 г. сдались на милость победителя. И дело не в германской военной машине – французы не желали воевать, они предпочли лечь под немцев, и Париж 4 года служил борделем для немецких отпускников;
5). И опять же, хотя смерть косила, казалось бы, всех без разбора, первыми полегли лучшие, кто не отсиживался в обозах, штабах, политуправлениях и на вышках колымских лагерей;
6). К тому же послевоенное закручивание гаек Сталиным, ещё более плотное ужесточение режима в условиях холодной войны прессовало до крови не только повидавших заграницу фронтовиков, но и не нюхавшее пороху поколение мальчиков и девочек, которые позволили себе усомниться в непогрешимости и богоданности Вождя. Опять же, в лагерях исчезали лучшие, способные думать.
7). Все сталинские годы проводилась своеобразная кровавая селекция по нивелированию среднего духовного потенциала нации. Тирану не нужны самостоятельные и свободные, ему потребны покорные рабы, и он постоянно мечется между двумя полюсами, потому что рабы не способны на созидание, без которого не выжить ни самому тирану, ни созданному им государству. Уничтожая лучших, он лишается будущего, Оставляя их, он может лишиться настоящего. Долгая диктатура ведёт к царству серости.
 
СообщениеКРУШЕНИЕ РУССКИХ ГАЛЕР

Глава 15. ВОЙНА (и после).

История Великой Отечественной Войны расписана едва ли не по часам. И всё же позволю себе привести в данной главе некоторые малоизвестные факты и их оценки.
22 июня 1941 года навеки войдёт в историю России как один из самых чёрных дней за всё время существования страны, как самое тяжкое, жестокое и кровавое испытание, выпавшее на нашу долю за тысячу лет, испытание, поставившее нацию, этнос на грань физического уничтожения.
Литература о войне, свидетельства современников-очевидцев надвигающейся трагедии, даже предвоенные фильмы – все в один голос говорят нам о буквально витающем в воздухе ощущении, предчувствии грядущей большой войны. Мало того, что вся промышленность, все народное хозяйство постепенно переводились на военные рельсы, страна к 1941 году находилась практически в состоянии военного положения. Ценой невероятных усилий осуществляется не имеющая аналогов в мире буквально бешеная гонка вооружений. Весь производимый прибавочный, а часто и необходимый продукт народного хозяйства использовался для нужд обороны. Бесправное и беспаспортное колхозное крестьянство работало за «палочки» - трудодни, порой получая по ним несколько горстей зерна. Выживали, в основном, за счёт пока ещё не обобществлённого приусадебного хозяйства, работая там по ночам и в редкие выходные. Рабочие в городах и посёлках обходились мизерной зарплатой, ещё и подписываясь на госзаймы. Всё для нужд обороны социалистической Отчизны! Вводятся дополнительные ограничения и без того куцых свобод граждан, аналогичные отмене Юрьева дня при царе-Горохе: запрещается самовольный переход с одного предприятия на другое, жестоко караются опоздания и прогулы (вплоть до уголовного наказания), любая попытка мелкого хищения (закон о колосках) могла привести к отправке в дальние исправительно-истребительные лагеря.
Невероятным, небывалым самопожертвованием населения и напряжением всех сил государства, ценой полуголодного существования и забвением всех остальных целей, кроме обороны, к началу войны в Советском Союзе была создана огромная для мирного времени армия в 5 млн. человек, в составе которой насчитывалось до 20-22 тысяч танков, до 20 тысяч самолётов, 70 тысяч стволов артиллерии с соответствующим запасом снарядов. Флот имел в своём составе, помимо надводных кораблей основных классов, до 200 новых собственной постройки, подводных лодок, в том числе океанских. Для сравнения, в Германии к началу войны было 50-60 лодок, действующих на атлантических коммуникациях англичан. Только в западных округах заканчивали формирование 10 танковых корпусов, со штатной численностью 1000 танков каждый. Говорят, мол, новых Т-34 и КВ было мало, в основном были машины устаревших конструкций, а как они могут быть устаревшими, если их начали только строить в начале 30-х годов. Как максимум 8-9-ти летние, к тому же наши «устаревшие» и лёгкие танки превосходили основные немецкие по броне, вооружению, проходимости и запасу хода (Т-70, БТ, Т-26). Количество танков в Красной Армии превышало танковый парк всего остального мира, не говоря уже о качестве: на ту пору танковая промышленность США, Франции и Англии выпускали неповоротливых тихоходных монстров, малопригодных в современном маневренном бою в условиях активного огневого воздействия противника. О Японии вообще не говорю – там делали некие жестянки буквально гаражные самоделкины.
Вся эта армада была создана усилиями советского народа в кратчайшие по историческим меркам сроки - и в этом, безусловно, заслуга самого Сталина, его наркомов и вообще советской планово-распределительной системы, - которая, надо признать, в экстремальных условиях предвоенного, военного и первого послевоенного периода зарекомендовала себя прекрасно, вот только для мирного времени никак не подходила. Между прочим, к моменту распада СССР в 1991 году, в Советской Армии насчитывалось более 60 тысяч танков (тоже больше, чем в армиях всего остального мира) – и это устрашающее количество было создано и содержалось в рабочем состоянии также за счёт уровня жизни народа, за счет пустых полок магазинов и талонов на мыло и водку.
Такая же картина и в авиации: «устаревших» машин попросту не могло быть, их тоже в массе своей начали строить не ранее 33-34 года. Другое дело, что немцы совершили технологический прорыв, создав к 37 году великолепный образец истребителя, ставшего лучшим до конца войны – «Мессершмитт -109», в погоне за тактико-техническими характеристиками которого и совершенствовали свои конструкции как наши, так и союзные авиаконструкторы. Наша артиллерия традиционно превосходила западные образцы по качеству, а теперь вот и по количеству: немцы начали войну с нами, имея на вооружении разноплеменные орудия со всей Европы, зачастую ещё со времен первой Мировой войны и всего в количестве 47 тысяч стволов.
Я вот к чему подвожу. В стране была создана и сосредоточена в основном на западе гигантская, прекрасно вооруженная новыми образцами армия, народное хозяйство переведено на военные рельсы, страна, население подготовлены к грядущим неизбежным боям всей мощью советской пропаганды. В июне 41-го, еще ДО начала войны, приграничные военные округа переименовываются во фронты (а это – война!), а 22-го числа ВНЕЗАПНО, без объявления войны «Киев бомбили, нам объявили, что началася война» - немцы нанесли удар страшной силы по спящим гарнизонам, армиям прикрытия и аэродромам. Внезапно, несмотря ни на что! – Вот это и есть одна из величайших загадок 20-го века: все готовились к войне, а началась она вдруг, без предупреждения – ну, как это?! Стратегически страна и армия настроены на войну, так извольте – вперёд! Нет, оказывается, «внезапно», и немцы за неделю громят весь Западный фронт и берут Минск. Жизненный опыт подсказывает: во всех успехах и неудачах виноват всегда начальник, а кто в стране на тот момент был главный начальник? – да, ОН, безгрешный и неподсудный отец народов, великий Сталин, верный, блин (простите), продолжатель дела Ленина. Проспал, прозевал тов. Сталин сокрушающий ход своего визави – Гитлера.
Советские ударные группировки были сосредоточены вблизи границы в Белостокском и Львовском выступах, направленных в сторону территории противника. Полевые аэродромы фронтовой авиации приближались максимально близко к границе (до 10 км), войска все прибывали и прибывали (с внутренних округов), материальные запасы - продовольствие, горючее, медикаменты, инструменты, обмундирование, - предметы боевого снабжения – патроны, снаряды, мины – всё это концентрировалось на приграничных базах и складах. Невиданная доселе, небывалая военная мощь сосредотачивалась у новых границ Советского Союза, при том, что оставленные на старой границе укрепленные районы (линия Сталина) разоружались для обеспечения прибывающих с востока войск.
Песни пели круглосуточно из всех репродукторов: «Если завтра война…», «Малой кровью…», «Бежали самураи…» - и вот на тебе: ВНЕЗАПНО!!! В голове никак не укладывается. В первые дни войны в результате фланговых танковых прорывов немцев работа ближнего тыла Красной Армии была парализована. Оказалось, нет ни карт в нужном количестве (воевать пришлось по пачке «Беломора»), ни, главное, радиосвязи, а связь в маневренном бою – это всё! В результате: дезорганизация и хаос, потеря управления и связи, отсутствие информации о происходящем в вышестоящих штабах, в том числе и в Генеральном - вот это подготовочка к войне! На спящих аэродромах расстреляны тысячи самолётов, танки без горючего были бесполезны, успевшие развернуться в боевой порядок части не получали ни указаний свыше, ни, соответственно, пополнений и снабжения. В руки наступающего противника, помимо брошенной по невозможности эвакуировать техники (тысячи стволов артиллерии, не взорванные и не сгоревшие танки и автобронетехника), попало громадное количество снарядов не только на складах, но ещё в эшелонах на станциях разгрузки, и немцы, чуть ли не до конца войны, воевали с нами нашими же, изготовленными с такими лишениями и затратами, снарядами-минами, а зачастую, используя и нашу же артиллерию. Пропали также запасы продовольствия (страна недоедала 20 лет, чтобы всё немцам досталось!), ГСМ, медикаментов, прочих предметов материально-технического снабжения, в том числе и огромное количество агитационного материала – плакатов типа «Не болтай». Думаю, доставшиеся Гитлеру трофеи превосходили все его ожидания.
Да, блицкриг, ценой гигантских потерь Красной Армии в личном составе и технике, путем оставления врагу огромных территорий, был сорван: немцам не удалось уничтожить в приграничных сражениях ВСЮ нашу армию, все же у нас было кому и чем воевать, но положение сложилось очень и очень тяжелое. К сентябрю немцы дошли до Ленинграда, вышли на дальние подступы к Москве, разгромили всю южную группировку наших войск под Киевом – в плен попало до 600 тысяч солдат и офицеров (в учебниках пишут 300 тысяч, но первая цифра, увы, вернее). Невиданное, небывалое поражение в истории всего человечества. В этой операции немцам лично пособил величайший стратегический гений товарищ Сталин, до конца не верящий, что немцы могут отрезать два фронта и поэтому не отдавший вовремя приказ отвести войска на восток. Потом аналогичная катастрофа под Брянском-Вязьмой и к зиме 41-го кончились довоенные запасы танков и самолётов, да даже и винтовок. Читаешь состав и вооружение дивизии московского народного ополчения (кадровая армия кончилась, не успевали мобилизовать призывы, приходилось поднимать народ), и слёзы душат и злоба на тех, кто довел народ и страну до ручки: на 8000 человек личного состава - винтовок вполовину меньше, несколько пулемётов и противотанковых ружей, сколько-то ящиков гранат, множество ящиков с бутылками (зажигательными), и большой запас саперных лопаток. При этом личный состав, естественно, не обучен и не обкатан в боях. Из таких дивизий, которыми просто любой ценой, хоть на сутки-двое затыкали очередную дыру на фронте, мало кто вернулся. Да и командовали ими вчерашние лейтенанты. В немецкой армии не было ни одного командира полка, который не воевал бы ещё в первую Мировую войну в офицерской командирской должности. У нас картина противоположная: таковых были единицы. Вот где сказалась, в том числе, сталинская чистка армии, когда были уничтожены и отправлены в истребительные лагеря 40 тысяч (!) профессиональных военных, а командовать войсками послали, извините, сопляков. Готовились к одной войне, а на деле получили совершенно иную. Вот так, «малой кровью и на чужой территории» воевала в тот год Красная Армия рабочих и крестьян, защищая первое в мире социалистическое государство.
К концу 41-го года по разным оценкам (а где их взять, настоящие цифры, данные очень противоречивы) только в плен попало от 3 до 4 миллионов (!) наших – вот такой разброс. Сколько убито – ранено – умерло от ран – тоже величайшая тайна века, опубликована и официально признается только конечная цифра потерь всей страны за всю войну – 27 миллионов человек. Пусть так, но, сдаётся, что это только потери армии, а еще несколько миллионов погибших на оккупированной территории, да и в тылу от голода и болезней (Ленинград) сюда не входят. Когда- то листал дневник нач.Ген.штаба Сухопутных сил Германии генерала Гальдера – весьма любопытное чтение и оценки, но интересно вот что: Гальдер скрупулезно учитывал по различным источникам сведения о потерях Вермахта. Я поначалу не верил: врёт старик, ну, не может того быть, чтобы к сентябрю 1942 года (когда его сняли с поста) Гальдер насчитал убитыми и без вести пропавшими на Восточном фронте всего около 400 тысяч солдат и офицеров. Но перед самим собой ему врать было незачем, он на этих цифрах войну планировал. Это безвозвратные потери после года с лишним войны, после зимней кампании под Москвой, просто за участие в которой давали весьма престижную медаль. Наша кадровая армия закончилась к зиме 41-го года, на смену даже тем скороспелым майорам – полковникам пришли лейтенанты начала войны. О рядовых умолчу, вечная, братцы, вам память!.. У немцев ветераны победного для них 41 года перевелись только к 44 году, после Сталинграда, Курска, Харькова. Безвозвратные потери Германии и её сателлитов во второй Мировой войне на всех фронтах от воздействия всех факторов оцениваются по различным источникам от 7 до 10 миллионов человек (при населении Германии и Австрии в 70 млн.), из них боевых от 4 до 8 млн., остальное – потери населения. И здесь разброс до 50%, точных данных нет.
Ещё больший разброс и противоречия при оценке потерь СССР: вначале Сталин объявил 7 млн., затем при Хрущёве – 10 млн., при Брежневе стало 20, сейчас признали 27 миллионов общих потерь. Цифра страшная, но, правда, боюсь, ещё ужаснее, причём, разброс мнений невероятно полярен: у одних исследователей указано на боевые 10 миллионов и 17 население, у других наоборот, у третьих, вообще, 27млн. - боевые потери среди военнослужащих и ещё от 10 до 15 миллионов мирное население. Что ни возьми за основу, цифры жуткие, дикие, невероятные. МИЛЛИОНЫ!!! А ещё изувеченные, раненые, нерождённые, умершие после войны от ран (как и мой дед)… Печальный факт: боевые потери вермахта на Восточном фронте и Советской армии соотносятся, как ни считай, от 1 : 3 до 1 : 8 – вот в последнее верить совсем не хочется, ну, неужели настолько немец лучше?! Вспоминаем первую Мировую и тех же немцев. Там, почему-то, подсчитано чётко: потери на Восточном фронте именно Германии и России относятся как 1 : 1,5, но никак не 1 : 8. В чём же дело, немцы, вроде, те же, ну появились у них танки – аэропланы покруче прежних, но и мы не с голыми руками начинали. Кстати, 22 июня 41 г. немцы имели на Востоке против нас 3,5 тысячи танков, из них 1700 легкие и пулемётные танкетки, а в Красной армии 10 тысяч на границе и 10 тысяч во внутренних округах, и все они куда-то исчезли к октябрю, к битве под Москвой. Э то никакая не тайна – в любом источнике можно свериться. То же и с самолётами.
Вывод напрашивается такой: воевать Красная армия не умела ни в 41-м, ни даже в 42-м, а вот в 1914-м году умели. Что изменилось? – правильно, вместо царя появились коммунисты-ленинцы во главе с величайшим полководцем и ясновидящим всех врагов насквозь. Появились со своей концепцией тоталитарного государства, где отдельный человек – ничто, винтик системы, не люди, а массы, живая сила, пушечное мясо. Передушили, что оставалось в стране порядочного, думающего: «жалеть – значит, презирать», «кто не с нами – тот против нас», «если враг не сдаётся…» и т. д. Лживые лозунги, пустая демагогия и абсолютное пренебрежение к судьбе отдельной человеческой личности. «Всё для блага государства», «Раньше думай о Родине, а потом…» - вот и додумались, дойдя до Волги. Да все русские князья и цари в гробах перевернулись: германец под Москвой. Боже мой, помните, тогда, в 15-м году по оставленной немцам Варшаве рыдали, а тут – Царицын на Волге в осаде!
Немцы отмечали стойкость и поразительную неприхотливость русского (советского) солдата, который месяцами мог обходиться одними чёрными сухарями, но отмечали также и отсутствие инициативы, разумного риска в бою, импровизации в действиях командиров всех уровней, от армии до взвода. Никакое, даже благоприятное изменение обстановки не могло заставить красного командира отступить от полученного приказа. Немцы знали, если русские начали наступление на какую-нибудь деревню или высоту, то можно не заморачиваться с противодействием: они будут атаковать именно и только здесь, пока не добьются своей цели, или, пока в бесплодных атаках не будет перебит весь личный состав. Конечно, «лживые мемуары битых фашистских генералов» подлежат полной обструкции по необъективности авторов. Мало того, напишешь горькую правду о войне – становишься, согласно современной концепции истории, национал-предателем, а, наоборот, попугай, повторяющий азы ещё советской лживой пропаганды насчёт войны – теперь у нас национал –патриот. Пусть так! Тем не менее, скажу следующее.
Последние годы у нас в области, да и вообще в стране по местам былых боёв действуют отряды волонтёров-поисковиков по обнаружению не захороненных останков бойцов Красной армии. И до сих пор, через 70 лет после войны, они находят не единичные, а массовые скопления павших в бою: то 100, то 200, то 1000 тел, особенно периода боёв 41-43 годов. Лежат, где их застала смерть, как правило, без смертных медальонов и с истлевшими документами, практически не опознаваемы. Только непонятно, а где останки противника? Однажды, правда, сообщили: среди примерно 200 останков красноармейцев обнаружено несколько тел военнослужащих вермахта. Я вот что-то затрудняюсь доложить, а где, в самом деле, немецкие кладбища? – у нас в округе таковых нет, знаю только венгерское и кругом только наши, наши… Недавно читаю в местной прессе: там-то и там-то ( это уже в черте города, где вовсю развёрнуто строительство), согласно обнаруженным документам тех лет, на относительно небольшом пространстве, в одном бою, на одном поле, в один день полегло 1600 (тысяча шестьсот) наших солдат. 1600 ! В одном месте. Вы можете представить эту кучу истерзанных тел в реке крови – я нет! Я так понимаю ситуацию: их бросали и бросали в атаку на немецкие пулемёты, чтобы обязательно сегодня, любой ценой сбить противника с позиций, любой ценой. Вот и полегло 1600. А где те, с той стороны, почему нет известий об обнаружении массовых захоронений неизвестных немцев? А нет известий потому, что их – нет! Потому, что они сидели на высотке в блиндаже и , покуривая, стреляли до покраснения ствола по нашим. 1600. В один день, на одном поле. И забыли о них. Там теперь городской квартал.
Сердце обливается кровью. Говорят, мы плохо воевали в начале войны (будь неладна, эта внезапность), зато в конце мы им как дали!.. Дали… Берлинская операция, удар армий Жукова (стратег, положивший за год в никому теперь не известной Ржевско-Сычёвской операции 1942-1943 гг. миллион солдат, не продвинувшись при этом ни на метр) в лоб на Берлин через Зееловские высоты. Высшая точка оперативного искусства – сосредоточить 300 орудий на 1 км фронта и штурмовать отвесный берег Одера. Я в своё время был в турпоездке именно на тех самых Зееловских высотах, именно в восстановленных немецких укреплениях (там, вроде как, музей). Через бойницы открывался вид на многокилометровый пологий, без дерева и кустика, открытый любому обстрелу восточный берег, и уже тогда было жутко представить, как шли десятки тысяч наших под градом пуль и осколков, неся с собой десятиметровые лестницы, словно на штурм средневековой крепости (иначе не забраться на Зееловские кручи). Сейчас, несмотря на все интернеты, не смог найти точной цифры - сколько же положили мы в той страшной трехдневной мясорубке, - но помню бездоказательно со слов экскурсовода – 30 тысяч человек! А с той стороны (есть свидетельства), один из немецких пулемётчиков сошел с ума, заваленный телами наших солдат: мозг у него лопнул от вида убитых им людей, дедов наших. Эх, Россия!.. Вот так мы победили.
А по поводу подсчёта наших потерь есть очень простой подход: практически в каждом райцентре и в ещё существующих больших сёлах стоят памятники павшим защитникам Родины, а, если их чересчур много и все фамилии не умещаются на граните, то пишут, в- общем: столько-то наших земляков не вернулось с фронта. Остаётся узнать по переписи 1939 года, или по спискам сельсовета, сколько жило людей на данной территории до войны. Конечно, я не располагаю большой выборкой (цели такой не стояло), но, вот что довелось определить по нескольким таким мемориалам: 13-15% населения (естественно, в основном, мужской его части) не вернулись с фронтов Великой Отечественной. Само собой, цифры приблизительные, не точные и, ни в коей мере не претендующие на истину, но вот что показательно: население СССР перед войной составляло около 200 миллионов человек, и из этих процентов выплывают всё те же 27 миллионов погибших в боях. А ведь есть ещё уничтоженное карателями и умершее от голода мирное население? – Цифры, как ни считай, жуткие.
И, если быть точным, относятся ли к жертвам войны 150 тысяч военнослужащих, расстрелянных перед строем (за всю войну) за трусость, бегство, паникёрство по приговорам трибуналов, или они уже числятся за ГУЛАГом? Входят ли сюда расстрелянные своими командирами по сталинскому приказу 227 без всякого подобия суда? 150 тысяч - это 15 полнокровных дивизий, или же две общевойсковые армии. Как этих дивизий порой не хватало! По некоторым оценкам на стороне вермахта воевало (в основном, в охранных и вспомогательно-строительных частях) около одного миллиона наших соотечественников из военнопленных, перешедших на сторону Германии (в том числе и власовцы). Один миллион предателей, а предатели ли они в полном смысле? Когда коммунисты уничтожили всю твою семью (например, при раскулачивании), а тебя ребёнком сунули в вечно полуголодный детдом, ты что, все равно обязан потом кричать «спасибо партии родной»?! Здесь и есть нравственный тупик и судить их мы, современные, не можем – они жили в другом измерении и в иных реалиях. Этот миллион, в массе своей, после войны тоже пошел под топор – его куда относить, в какую графу?
Есть ещё одна характерная деталь. Все мы наслышаны о мужестве и подвигах простых санитарок и медсестер, оказывающих первую помощь на поле боя и героически вытаскивающих раненых из-под обстрела противника. «Сестричка» - непременный атрибут фильма о войне, также, зачастую, главная героиня и основа сюжета военного романа, повести, рассказа. Честь и слава живым и вечная память павшим героиням (зачастую беззвестным). Вопрос такой: кто-нибудь слышал о подвигах немецких санитарок, выносящих с поля боя своих – а? Вот и я – нет! А почему? – а потому, что их не существовало, а подобной работой (затащить неподъёмного раненого под огнём врага) занимались специальные мужики-санитары, которые, между делом, могли и за оружие взяться. Санитары-мужчины были испокон веку в любой армии и только в Красной догадались привлечь женский пол на эту нелёгкую должность. К тому же, интересуясь Великой Отечественной в той или иной степени, я ничего не слышал о немецких женщинах-лётчицах, зенитчицах, миномётчицах и пр…. А наши воевали по полной программе, разве что непосредственно пехотные части ими не комплектовались. И эта гендерная диспропорция не в особой патриотичности наших советских женщин, а конкретно в дефиците мужиков, из-за которого приходилось не только набирать добровольцев девушек-комсомолок, но и проводить отдельную женскую мобилизацию, чего в Германии не было. Женщин там направляли только в тыловые трудовые батальоны. Вот такая горькая для нас правда, о которой, почему-то, не принято задумываться.
Есть, есть вопросы к нашим генеральным штабам и верховным главнокомандующим. Кадры военной кинохроники: съёмки с возвышенности, общий план поля боя – снимается для истории героическая атака Красной армии в какой-нибудь эпохальной (это безусловно, без иронии) битве. Среди разрывов немецких снарядов и мин бегут фигурки красноармейцев, падают, поднимаются, снова бегут. Зимой впечатление - будто семечки рассыпаны по снегу, летом - как зёрна на вспаханном поле, то есть бежит по пересечённой местности хаотичная огромная толпа, расстояние от первых до последних в глубину сотни метров – всегда недоумевал: в кого при таком раскладе стреляют задние, в своих? Что за странная тактика: бежать неорганизованной толпой, практически без огневого воздействия на обороняющегося противника? То есть, основная задача командира и политрука – выгнать живую силу из окопов, а там - как повезёт, если повезёт, и оборона противника подавлена артподготовкой; а нет – все полягут на этом поле. Но зато приказ выполнен, атака проведена, любой ценой, к пролетарскому празднику, ждём пополнений для дальнейших действий.
Ещё один штришок к портрету войны. Жизнь солдата на войне очень скоротечна, особенно в матушке-пехоте. Но даже, если ты каким-то чудом выжил, скажем, год (что невероятно!) – как насчёт побывки на родине – а никак! Отпуск полагался у нас только после ранения для долечивания бойца в домашних условиях. И то, лёгкое ранение такой льготы не предполагало – сразу на фронт. У немцев же существовал график отпусков: раз в год (или меньше, периодичность зависела от условий службы) полагался двухнедельный отпуск в Германию и этот принцип соблюдался неукоснительно. Постоянно 10% списочного состава подразделений находилось в отпуске. И отпуска пришлось отменить только в 1944 году, когда дела у немцев стали совсем плохи. Даже из Сталинградского котла, на первых порах, когда была такая возможность, подходит очередь – в самолёт и в отпуск, а через две недели, если сообщение ещё существовало, могли и обратно в котёл перебросить, типа, воюй, отдохнувший, дальше. Немецкая бюрократия и пунктуальность, что поделаешь, нам за ними не угнаться!
После окончания войны в Европе СССР, согласно договорённости с союзниками, открыл военные действия против Японии. Между прочим, кто не знает, на тот момент существовал у нас с ними пакт о нейтралитете, и СССР сначала, как Германия в 41-м на нас, обрушила на Квантунскую армию всю мощь отмобилизованных танковых клиньев, а потом уже объявил войну, закончившуюся уже через 2-3 недели сдачей в плен около 600 тысяч японцев. Так вот, из этих сотен тысяч в Японию – последние уже в 50-х годах – вернулось, по различным оценкам, от 10 до 40%, остальные сгинули в сибирских лагерях военнопленных на стройках народного хозяйства. Могут ли любить нас японцы после этого? Наверное, да, если лобзаются с Америкой после двух атомных бомбардировок. В Сталинграде в плен попало 90-95 тысяч военнослужащих армии Паулюса. Кстати, это была самая массовая сдача немцев в плен нашим. Вместе с прочими военнопленными вермахта они трудились на восстановлении ими же и разрушенного вплоть до 53-55 годов и были отпущены в Германию уже при Хрущёве. «Сталинградцев» вернулось всего около пяти тысяч. В других лагерях смертность была на уровне 15% за все годы, а здесь, как видим, не церемонились.
Победный 1945-й. Отгремели салюты, союзники поделили Европу и определились насчёт репараций с Германии. И тут же началась невиданная в истории уже атомная гонка вооружений. Страна лежала в развалинах: десятки миллионов жертв, калеки-инвалиды, люди буквально живут в землянках и пашут землю на себе, голод, гражданское производство (никакое!) не работает с 1941 года, элементарно нет ни одежды, ни обуви, ни мыла, ни спичек. И в этих условиях, снимаю перед Сталиным шляпу: несмотря ни на что, развёрнуты широким фронтом работы по атомному проекту, хотя и доложили вождю учёные, что атомная бомба будет стоить стране как вся минувшая война. И, в общем-то, благодаря этому решению, мы и имеем теперь сдерживающий любого супостата термоядерный щит.
Сталин прекрасно знал, чем обернулось для власти путешествие русской армии в Европу в погоне за Наполеоном: офицеры насмотрелись на тамошние порядки и нахватались ненужных демократических идей, что и привело в итоге, к восстанию на Сенатской площади. В 1945 наши победоносные войска, пройдя по Европе, тоже убедились собственными глазами, что угнетаемый империалистами загнивающий Запад живёт, по нашим меркам, просто шикарно, сказочно богато, даже бывшая царская окраина – Польша – поражала богатыми хуторами и зажиточными панами, не говоря уж о Германии. Отсюда тащили всё, помятуя, что на Родине не сыскать днём с огнем ни часов, ни брошечки, ни платочка, ни тарелки с кружечкой. Солдату дозволялось набить вещмешок, офицеру - чемодан, старшему офицеру – машину с немецким добром.
Мы помним, что из общего числа наших пленных за всю войну около 6 миллионов человек в живых осталось к окончанию войны всего два. Сказалась работа всё тех же немецких концлагерей уничтожения – после евреев и цыган, почему-то, русские стояли следующими в списках. Вот эта гитлеровская дурь непонятна в принципе: когда союзные пленные играли в гольф и пожирали шоколад из посылок Красного Креста, за соседней проволокой от голода подыхали (прости, Господи!) штабелями наши предки! Из этих двух миллионов после фильтрации в СМЕРШ-НКВД-МГБ половина отправилась из гитлеровских лагерей в сталинские. Потом Сталин закручивает гайки уже до беспредела. Одни за другим следуют показательные акции и процессы: Ленинградское дело (через осуждение и казнь партийной верхушки Ленинграда и всех, кто с ними когда-либо соприкасался по работе и на отдыхе); зачистка писательской среды, чтобы никакой фронды даже в мыслях не было – через атаку на журналы «Звезда» и «Коммунист»; достаётся даже композиторам (Шостакович, Мурадели, Прокофьев), уж что Сталинское ухо там такое уловило – загадка, - но мир едва не лишился музыкальной классики 20 века; далее следует наезд на генетиков-кибернетиков (буржуазная лженаука, продажная девка империализма – может, поэ тому, у нас не производятся айфоны и айпады); развёртывается борьба с космополитизмом – голимый антисемитизм; далее подходят процессы врачей-вредителей и так далее.
Вся эта вакханалия подозрительности, доносительства, поиски врагов и вредителей продолжалась вплоть до смерти отца народов (говорят, уйти досрочно ему помогли товарищи по партии, но это неважно), и даже похороны вождя стоили жизни тысячам раздавленных в давке свидетелей похорон. В тысячелетней истории России период 1917-1953 (всего-то 35 лет) по астрономическим меркам - один миг, да и по человеческим – всего одно поколение, но произошли поистине тектонические сдвиги и разломы. Начиная с 1914 года процветающая, бурно развивающаяся огромная страна явно не понравилась, уж не знаю, каким-то черным потусторонним силам – тут уж поверишь в любую конспирологию, вплоть до внешнего инопланетного разума, иначе необъяснимо – и начался эксперимент-насилие над нашей несчастной Родиной. Сначала из тягот, лишений и неразберихи Мировой войны вылезают на свет Божий (Божий ли?) большевики во главе с Лениным, для которых Россия не есть Родина и Отчизна, а просто полигон для обкатки безумных идей. Эта бригада, воспользовавшись суматохой и смятением в противоположном лагере, устанавливает одну из жесточайших тираний в истории Земли, породив мега-чудовище в лице Сталина. Тот, гипнотизируя подданных своей безусловной харизмой, основывает новую коммунистическую религию-секту с обер-апостолом в своем лице и готовит бросок революционных армий на весь остальной мир. В этом враждебном мире, оказывается, существует другой людоед и набрасывается первым, но оказывается слабоват и впоследствии съеден более крупным хищником. Между делом уничтожаются десятки миллионов людей, десятки миллионов!
По некоторым оценкам, удалось бы России избежать вышеперечисленных катаклизмов (Гражданская война, репрессии после Гражданской, репрессии перед Великой Отечественной, репрессии после войны) и связанных с этими событиями потерь в людях, как реальные, так и потенциальные (нерождённые дети от убитых родителей, и дети нерождённых – сплошные демографические ямы), на сегодня население России (только России, без бывших республик) составляло бы 500-600 миллионов человек при соответствующем гигантском промышленном, духовном и культурном потенциале, и мы играли бы при таком раскладе первую скрипку в мировом оркестре, не оглядываясь, а то и поплёвывая, на Америку и Китай вместе взятые.
Вот вам и весь социализм с его «эффективными менеджерами»!

ВЫВОДЫ из 15 главы: 1). Одна из главных загадок 20 века: как при таком внутреннем психологическом настрое всех в СССР на неизбежность в ближайшем будущем именно «большой» войны, как при такой концентрации небывалой доселе военной мощи у своих западных границ, тем не менее, война для нас началась ВНЕЗАПНО, как обухом по голове Гитлер тюкнул?! – да так, что за первые дни и недели войны страна понесла невиданные никогда ранее материальные, территориальные, а главное, людские потери;
2). Сталин на банкете по случаю Победы провозгласил тост: «За русский народ, самый терпеливый народ…» - И вот эта максима – терпеливость – наверное, главная, подмеченная вождём, черта национального характера. Я бы сюда ещё добавил поразительную, едва ли не детскую, доверчивость к любому власть заимевшему проходимцу и ко всем его вывертам и экспериментам;
3). Кровавый каток невиданной по количеству жертв войны проутюжил практически каждую нашу семью, разделив судьбы на «до войны» и «после войны». Победа досталась такой страшной ценой, что и через 70 лет спустя день Победы считается главным праздником страны;
4). Победой мы были обязаны совсем не стратегическому искусству Гениалиссимуса Сталина (вспомним о потерях) и мифическому преимуществу казарменного социализма над национал-социализмом, а некоему, ожившему в каждом, внутреннему «категорическому императиву»: это не просто война, это – битва за выживание, за сохранение собственного вида на планете, за будущее. По отсутствии такого посыла французы в 1940 г. сдались на милость победителя. И дело не в германской военной машине – французы не желали воевать, они предпочли лечь под немцев, и Париж 4 года служил борделем для немецких отпускников;
5). И опять же, хотя смерть косила, казалось бы, всех без разбора, первыми полегли лучшие, кто не отсиживался в обозах, штабах, политуправлениях и на вышках колымских лагерей;
6). К тому же послевоенное закручивание гаек Сталиным, ещё более плотное ужесточение режима в условиях холодной войны прессовало до крови не только повидавших заграницу фронтовиков, но и не нюхавшее пороху поколение мальчиков и девочек, которые позволили себе усомниться в непогрешимости и богоданности Вождя. Опять же, в лагерях исчезали лучшие, способные думать.
7). Все сталинские годы проводилась своеобразная кровавая селекция по нивелированию среднего духовного потенциала нации. Тирану не нужны самостоятельные и свободные, ему потребны покорные рабы, и он постоянно мечется между двумя полюсами, потому что рабы не способны на созидание, без которого не выжить ни самому тирану, ни созданному им государству. Уничтожая лучших, он лишается будущего, Оставляя их, он может лишиться настоящего. Долгая диктатура ведёт к царству серости.

Автор - studenh
Дата добавления - 29.05.2014 в 20:56:05
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Крушение русских галер. Глава 15. Война. (очерки по истории России)
Страница 1 из 11
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2017); Сайт управляется системой uCoz