Снова о потерях в Великой Отечественной (часть 1) - Форум
[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Plotnick 
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Снова о потерях в Великой Отечественной (часть 1) (Всегда были сомнения в официальных цифрах, решил разобраться)
Снова о потерях в Великой Отечественной (часть 1)
studenhДата: Суббота, 16.05.2015, 20:00:38 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 8
Статус: Offline
Снова о жертвах Великой Отечественной (часть 1)

studenh
16 мая, 19:29
Предисловие

День Победы официально считается главным праздником страны. В отсутствие реальных достижений в последние десятилетия и постепенного нашего дрейфа на задворки великих держав это событие остаётся последним скрепляющим поколения звеном. Помимо действительно сверхзначимого, общемирового характера нашей победы военные годы оказались для нас одновременно страшным потрясением на поколения вперед - так война прошлась кровавым катком через судьбы людей и страны в целом. Фактически сложившийся культ Великой Победы предполагает и соответствующие символы веры. Символы эти впечатались в мозг моего поколения с детства: вероломное нападение, героическая оборона, три великих битвы, десять сталинских ударов и неисчислимые жертвы, положенные на алтарь Победы. Оценить их мы впервые смогли из киноэпопеи 1968 года "Освобождение": 20 миллионов человек, так нам было тогда объявлено с экранов. При этом было принято считать примерное равенство погибших в боях за Родину и жертв фашистского террора среди мирного населения. Потом, уже при Горбачеве появилась цифра 27 миллионов погибших в ту войну, а сегодня по всем каналам сообщается (в частностии, по "Маяку") о 28 миллионах жертв войны (для сведения - все население СССР накануне войны было порядка 195 млн. чел.).
Так сколько же на самом деле жизней пришлось отдать за Победу моей стране в ту войну, сколько погибло на фронтах, а сколько в оккупации, в плену, в тылу, откуда вообще взялись эти жуткие цифры и почему такой большой разброс в оценках потерь? Этой теме и посвящена данная работа.

Официальные цифры военных потерь СССР

До перестроечных времен точная цифра потерь СССР была тайной за семью печатями: тов. Сталин упомянул только о 7 миллионах погибших(видимо, только на фронтах - расшифровки он не давал), затем словоохотливый Хрущев объявил уже о 20 миллионах. В начале эпохи "гласности" Горбачеву для уточнения этой страшной цифры пришлось создать комиссию Минобороны под руководством генерала армии Гареева (считается главным военным историком). Затем, опираясь на данные комиссии Гареева, коллектив военных историков под руководством генерала Кривошеева в течение нескольких лет (1988-1993) работал над уточнением и всесторонней оценкой различными методами (основа - списочный учет РККА) потерь СССР и России во всех войнах и конфликтах 20 века, начиная с русско -японской войны 1904-1905 годов и кончая войной в Афганистане (1979-1989).
Результаты такой масштабной работы изложены в нескольких сборниках. Ключевой из них - "Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в боевых действиях и военных конфликтах: статистическое исследование." - считается каноническим трудом, и цифры из него являются официальными на данный момент [1]. Они таковы: демографические потери или же "все случаи смерти личного состава независимо от причин" - 8866 тысяч человек (в том числе убитые и умершие на этапах эвакуации - 5227 тысяч, умерших от ран в госпиталях - 1103 тысячи, умерших от болезней, происшествий, осужденных к расстрелу - 555 тысяч, погибших в плену - 1783 тысячи человек). Безвозвратные потери Вооруженных сил, включающие в себя демографические потери, пропавших без вести и попавших в плен к врагу, составили 11444 тысячи человек. Отсюда следует, что к концу войны в немецком плену и числящихся пропавшими без вести было 11444-8668=2776 тысяч. Из этого числа вернулось из плена после войны 1837 тысяч человек. Таким образом, пропавших без вести оказалось 2776-1837=939 тысяч человек и эти "пропавшие", как принято считать комиссией, были призваны повторно в РККА при освобождении оккупированных территорий.
Для нас важна цифра именно в 8 миллионов 668 тысяч установлнных демографических потерь за годы войны - по данным комиссии Кривошеева именно столько потеряли вооруженные силы страны. Но комиссия занималась подсчетом только армейских потерь и совершенно не учитывала миллионы в народном ополчении в 1941-1942 годах.Ополченцев же было порядка 4 миллионов, из которых половина влилась затем в ряды Действующей армии, а половина, похоже, так и не вернулась никогда к станкам и в учебные аудитории [2]. Эти плоховооруженные, необученные и даже необмундированные штатские люди полегли в снегах и степях Подмосковья, Ленинграда, Ростова, Сталинграда, Воронежа и так далее. Кроме того в цифрах Кривошеева нет (и об этом также, как и об ополченцах, в книге объявлено) данных о потерях партизан и военизированных формирований ряда наркоматов, управлений оборонного строительства, истребительных батальонов городов и районов, где счет потерь также может идти на сотни тысяч. Все перечисленные категории погибших вне армейских структур граждан отнесены к потерям среди мирного населения, что вызывает некоторое недоумение. Но из следующего абзаца станет понятно почему комиссия Минобороны поступила именно так.
Коллективом под руководством генерала Кривошеева были подсчитаны аналогичные потери Вермахта и вооруженных сил стран-сателлитов Германии на Восточном фрронте. По демографическим потерям получили соотношение потерь 1 : 1,3 в пользу Германии и её союзников, то есть СССР потерял в боях только на 30% больше противника, что в целом соизмеримо с соотношением потерь на русско-германском фронте в первую Мировую войну - 1 : 1,1 - также в пользу Германии [3]. Из этих пропорций однозначно вытекает благостный вывод, что Красная армия, несмотря на ужасные поражения 1941, да и 1942 годов выстояла и в дальнейшем громила захватчиков уже с превалирующим для него ущербом. Перевод погибших ополченцев и остальных погибших воинов в разряд мирного населения позволил авторам завуалировать истинную горькую и страшную цену победы, потешить, так сказать, "национальную гордость великороссов". Но не будем забегать вперёд.
Пока трудно сказать откуда в современных СМИ появилась цифра в 28 миллионов общих потерь СССР за годы войны. До сих пор общепринятой (с 1988 года) считалась цифра 26, 6 миллионов человек. Получена она балансовым методом на основе данных переписей населения 1939 и 1959 годов (с 1945 по 1959 годы переписи не проводились), с учетом присоединения новых территорий Западных Украины и Белоруссии, Бессарабии и Прибалтики в 1939-1940-х годах, а также изменения территории СССР по результатам войны. Эта цифра есть во всех учебниках и статистических справочниках и особому сомнению, за редким исключением, не подвергается. Это общая цифра потерь, но вот о конкретном распределении по отдельным категориям жертв войны, и особенно о погибших именно на фронтах, поговорим далее. Прошу заранее прощения у чувствительных натур: может показаться, что сидит за компьютером некий бездушный паук и со злорадством перетирает солью народные раны. Но мы вынуждены оперировать в подсчётах миллионами, такова она была, эта самая кровавая в истории война. За этими сухими "миллионами" стоят конкретные судьбы конкретных людей, наших соотечественников, моих предков, погибших до срока и мученической смертью. Вечная память!
Надо еще отметить огромное расхождение в оценках различного вида потерь именно на фронтах Великой Отечественной, потерь боевых. Существует две группы авторов: одна придерживается выводов комиссии Кривошеева и защищает "канонические" цифры от каких-либо значительных коррекций [4,5,6], другая наоборот [7,8,9], доказывает большой, даже гигантский недоучет потерь, подчас определяя только безвозвратные потери уж вовсе фантастической цифрой в 26 миллионов военнослужащих (и ополченцев) [10]. И вот здесь, казалось бы, когда есть официально опубликованные данные о потерях, скрупулезно подсчитанные по объективным данным авторитетными и компетентными людьми во главе с генерал-полковником - зачем опять пытаться искать "черную кошку в темной комнате"? Но здесь включается простой здравый смысл, когда сознание постоянно спотыкается о нестыковки и шероховатости генеральского отчета. Вначале немного об эмоциональной окраске этих нестыковок.
Я живу в Воронеже, где линия фронта проходила через город с июля 1942 по январь 1943 и где все это время происходили ожесточенные бои - своего рода Сталинград на Дону - с огромными потерями в живой силе и технике с обеих сторон . Так вот, с началом операции "Блау" немцы от Курска до Воронежа (220 км) прошли за неделю практически без задержек, без помех форсировали Дон и вошли в правобережную (относительно реки Воронеж) часть города. Далее начались бесконечные и кровопролитные попытки выбить немцев из Воронежа и прикрыть тем самым рокадную железную дорогу на Сталинград. Поисковые отряды на местах боев постоянно находят как отдельные, так и массовые захоронения советских воинов, а то и просто брошенные при отступлении тела. Когда-то в местных СМИ натолкнулся на такое сообщение: на месте одного из боев обнаружено 256 незахороненных останков красноармейцев и среди них несколько тел военнослужащих вермахта. Затем в качестве примера яростных и кровавых схваток и оценки масштаба боёв упоминалось о тысяче (!) павших в одной атаке на одном поле красноармейцев - в северном пригороде Воронежа. Об обнаружении неучтенных наших захоронений сообщается до сих пор, через 73 года и постоянно. Но беда в том, что я никогда не слышал о подобных массовых захоронениях немецких солдат. Венгерское есть, целое ухоженное кладбище, мемориал за железным забором со сторожами, а немецких - нет! Я понимаю, что никто их не сохранял и вообще старались сравнять с землей даже кладбища вблизи госпиталей. Но всё же, где немцы? Нет возможности перечислить все места боев, где в сырой земле лежат наши неупокоенные бойцы. Это и Невская Дубровка, где в отчаянных попытках пробить блокаду солдат клали штабелями, это леса и болота Ленинградской области, Новгородчины и Псковщины, где безвозвратно сгинула 2-я ударная армия и потеряла несколько составов 54-я, это и пресловутый выступ Ржев-Сычевка, где за год безуспешного штурма положили до миллиона человек... В общем, есть, есть основания сомневаться в предложенном генералами раскладе потерь 1 : 1,3.

Жертвы среди мирного населения

Как же в классических трудах определяли количество жертв среди мирного населения? - А очень просто: от установленной цифры общих потерь страны 26,6 млн. чел. отняли демографические потери армии, гареевско-кривошеевские 8,668 млн, а также погибших в плену 1,78 млн и получили 16,15 миллионы потерь. К этой цифре прибавляли-убавляли корректировочные значения по эмиграции из СССР во время и после войны (невозвращенцы), осужденных-растрелянных и еще много чего, но результат оказался равным в итоге 16,4 миллиона человек. Все эти жертвы войны отнесли к потерям среди мирного населения, имея в виду, что практически все эти люди пали жертвой фашистского террора на оккупированной территории.
На этой самой оккупированной территории при максимальном продвижени немцев до войны проживало 83 миллиона человек, но успели призвать в армию и эвакуировать с этих территорий порядка 25 миллионов граждан [11]. То есть, реально под оккупацией оказалось 83 - 25 = 58 млн.человек. И вот из этих 58 миллионов фашисты зверски замучили в своих застенках 16,4 миллиона, или больше, чем каждого четвертого. Убили при облавах, штурмах городов, бомбёжках, карательных экспедициях, уморили голодом и непосильной работой. И вот тут появляются некоторые сомнения.
Многие мои родственники (как ныне здравствующие, так и уже покойные), как и деды-прадеды моих знакомых земляков во время войны вынужденно оказались на оккупированных территориях Воронежской, Белгородской, Курской областей и Ставрополья. Ну вот не слыхал я ни от кого о каких-то невероятных и запредельных жертвах немецкого оккупационного режима. Чтобы умертвить каждого четвертого - это какие должны быть зондеркоманды?! Да, была война, не мёд и не сахар; немцы - на ту пору победители - занимали без разговоров лучшие хаты (хозяев - в сарай, в баню, в землянку, но не на тот свет); да, могли и скотинку отнять. Разумеется, не сладко под чужим дядей с винтовкой, но вот геноцида как такового - не было! В моём регионе недобрую память оставили о себе сменившие немцев оккупационные части мадьяр (венгров) - вот те были беспредельщики, тащили из домов любую приглянувшуюся вещь, а уж кур-гусей и не спрашивались. Вот они-то и более рьяно коммунистов-активистов изыскивали и режим построже устанавливали, но даже эти мародёры не убивали просто так, забавы для... Разумеется, эксцессы были - не надо было отдавать врагу родную землю и детей-матерей на поругание. Принято считать, что в Белоруссии погиб каждый четвертый житель (это было во всех фильмах и книгах о войне), но начинаешь узнавать поподробней и что же? - фактически, по последним данным [12] в многострадальной Белоруссии погибло 1,55 миллиона граждан, из них мирного населения (в том числе от холокоста) около 1,2 миллиона, или 13% от первоначального населения в 9,2 млн.чел., или каждый седьмой, но никак ни каждый четвертый. Что тоже, несомненно ужасно и нет и не может быть оправдания палачам, но тут-то "приписки" зачем... Считается, во время войны близкая нам Сербия была за 4 года залита кровью: все воевали со всеми, кто за, кто против немцев-итальянцев, потери населения от террора и войны ужасны - погиб каждый девятый [13]!
В нашем случае в число погибших мирных граждан включили неких нерожденных (по расчетам потери в рождаемости) детей в количестве 1,3 миллиона новорожденных, которых и не было. То есть, от 26,6 млн. потерь их надо бы отнять, как надо бы отнять и порядка 0,6-1,3 млн. (по разным оценкам),не пожелавших вернуться после войны на Родину военнопленных и остарбайтеров. Оказывается, в число 16,4 млн. погибших мирных граждан включены и некие косвенные жертвы войны, умершие в СОВЕТСКОМ тылу от недоедания, тяжких условий труда и болезней, вызванных ухудшением жизненных условий. Их количество оценивается по неким коэффициентам, а вот более-менее точное значение определено в работе [11] и будет показано ниже. При анализе приведенных цифр закрадывается подозрение, что всемерное завышение в общей сумме потерь 26,6 млн.чел. числа жертв среди мирного населения делается с одной целью: как можно меньше показать именно военных потерь, подогнать их под приемлимые и одобренные свыше 8,668 миллиона убитых бойцов.
Есть и ещё одна заковыка в официальных цифрах потерь мирного населения. Речь пойдёт о, казалось бы, безусловных выводах Государственной чрезвычайной комиссии ГЧК 1946 года о злодеяниях захватчиков на советской земле. Это раз и навсегда установленные, в том числе и при эксгумациях мест казней и захоронений, данные для Нюрнбергского процесса : 6,5 миллионов мирных советских граждан - жертв прямого физического истребления фашистами. Расписано по республикам: РСФСР - 706 тысяч человек, УССР - 3256 тысяч, БССР - 1547 тысяч, Литва - 437 тысяч, Латвия - 313 тысяч, Эстония - 61 тысяча, Молдавия - 61 тысяча, Карелия - 8 тысяч [14]. Перед войной население Латвии и Литвы составляло примерно по 2 миллиона человек, то есть тут относительные жертвы совсем уж запредельные, хотя население этих республик встречало немцев с хлебом-солью, а провожало Красную армию выстрелами в спину. Это что же, так поступили завоеватели с преданными вассалами? Нет, оказывается комиссией в списки жертв фашистского террора включены замученные и уничтоженные в лагерях на территории этих республик военнопленные нашей армии. Да, это наши зверски замученные граждане, но их по всей логике, надо бы отнести к потерям вооруженных сил. Может, и по остальным республикам не все жертвы террора - мирные граждане? Таких данных нет, но даже и в таком случае в оценках гибели мирного населения СССР тянется нить приписок ещё с 1946 года и перекочевывает из диссертаций в учебники.
Существует также огромный разбег в оценках численности потерь среди населения оккупированных районов СССР, вывезенного на работу в Германию, так называемых "остарбайтеров". Всего по разным оценкам было отправлено от 4,5 до 5,5 миллионов человек, в основном молодёжи. Что характерно, чем ближе автор-исследователь данной темы к нашему времени, тем на меньшее число погибших он указывает - до 100-200 тысяч человек [7]. И наоборот, с советских времен в учебниках существуют запредельные цифры замученных на этих работах - до 2 миллионов человек [4], что уже сопоставимо в процентном отношении с гибелью в плену наших военнопленных - 50-60% от общего количества. Немцев, кстати, погибло в нашем плену порядка 15%, а вот румын, что удивительно до 50% - они-то чем не угодили [15].
Как видим, более-менее точное число мирных советских граждан, погибших во время Великой Отечественной войны определить невозможно. Предлагается обратный путь: оценить, всё-таки, в некоем достаточном приближении (до нескольких сот тысяч - ужас!!!) сколько же полегло наших на фронтах (и в плену), и тогда остальных погибших в общем скорбном количестве 26,6 миллионов можно отнести к жертвам среди мирного населения. Сначала обратимся к результатам статистических исследований.

Расчеты иерея Ник. Савченко [11]

При знакомстве с работами по потерям в войне различных авторов поражаешься обилию цифр и фактов. Учитываются все возможные обстоятельства, причем не только общедоступные данные переписей населения, но и архивные данные Минобороны, архивы различных ведомств, ВЛКСМ и КПСС, справки, отчеты, документы военных лет и много чего ещё... Задача неимоверно сложная, особенно по 41-42-у годам, когда исчезали целые фронты со всей своей документацией. Авторы производили косвенные вычисления по обрывочным и неполным данным - методов очень много. Тут и статистические выборки, балансовые вычисления по начальному и конечному результату той или иной войсковой операции, по количеству раненных по данным госпиталей, по соотношению потерь среди офицеров и солдат, даже по учету членов ВКП(б) и ВЛКСМ в войсках и так далее. И все равно дают разброс в миллионы. Повторюсь, одна группа авторов со своими методами доказывает верность выводов комиссии Кривошеева, другая наоборот, пытается уличить его в той или иной недостоверности. Здесь нет нужды вдаваться в подробности сложных и подчас запутанных вычислений, читатель может полюбопытствовать в прилагаемой библиографии.
Лично я рекомендовал бы наиболее, на мой взгляд, честную и беспристрастную работу по предлагаемой непростой тематике, а именно: "Подробно о потерях СССР во второй Мировой войне" Николая Савченко - иерея Русской православной церкви, математика и статистика по светскому образованию. Метод, примененный им, хотя и наиболее распространенный в подобных оценках и расчетах - балансовый, по балансу наличного населения на начало и конец периода - тем не менее в данной работе получил более широкое содержание. Н.Савченко, опираясь на безусловные данные переписей (не только СССР, но и сопредельных европейских стран), вводит собственные константы, проводит более дотошный анализ движения (и убыли) населения. Работа въедливая и кропотливая, перелопачены тысячи цифр, учтены миграции населения СССР (и не только) до войны, во время, и после. Подняты и переосмыслены не только данные переписей СССР 1926, 1937, 1939, 1959, 1970 и 1979 годов, но и отдельные результаты переписей населения Финляндии, Польши, Чехословакии, Румынии, Югославии, само-собой стран Прибалтики. Учтены вхождение в СССР накануне войны новых территорий, изменение границ по результатам войны, миграции добровольные и принудительные (депортации отдельных групп населения и целых народов как до войны, так и во время, и после). Работа академического уровня, можно сказать подвижнический подвиг одиночки - служителя Церкви, сравнительно недавняя по времени; и что-то мне не попадались хоть какие-то существенные не то чтобы опровержения от уважаемых ученых, но даже поправки - только ссылки на этот источник, к чему и мы присоединяемся [11].
Н.Савченко разделил население страны на четыре категории по полу и возрасту: мужчины призывного возраста (попавшие под мобилизацию в годы войны) от 1889 до 1928 года рождения, женщины того же года рождения, дети, родившиеся позже 1928 года и пожилые люди старше 1889 года рожд. Хотя я лично видел могильные солдатские столбики с годом рождения погибшего 1886 год, да мой родной дед того же преклонного возраста был тяжко ранен в Крыму и потом 20 лет по инвалидности не мог из дому выйти поглядеть на Божий свет. То есть, недобирая в расчетах мужчин ещё трех возрастов, Савченко заведомо и сознательно пошел на безусловное некоторое снижение боевых потерь в своих расчетах, но сделано это для вящей убедительности результата, для твердолобых, чтоб вернее дошло. Есть ещё одна существенная оговорка. У всех авторов (и официальных, и историков-любителей) принято считать естественную убыль населения СССР за годы войны в 11,9 млн.чел. - это официальная цифра во всех статистических сборниках - то есть, эти люди умерли бы и без войны от различных причин, в основном, разумеется, от старости. Но и здесь Савченко производит собственные расчеты этой "естественной убыли", в целом подтверждая указанную цифру (у него на несколько сот тысяч меньше). Закладывая естественную убыль в свои расчеты, автор предупреждает: принятая "естественность" в 11,9 миллиона человек достаточно условна и специфична, определяется по предыдущим годам и результатам переписей 1926, 1937 и 1939 годов. А это были "злые" годы раскулачивания, индустриализации, голодомора и Большого террора, так что естественна эта убыль только для нашей страны. После затухания основной волны репрессий к началу 40-х годов эта убыль вполне могла бы быть еще на пару миллионов естественней (меньше) и, соответственно, опять же изменились бы цифры потерь в сторону увеличения. Здесь, между прочим, Савченко установил и "сверхестественную", "сверхнормативную" убыль мужчин всех возрастов за 30-е годы в количестве около 3 миллионов человек (!!!). Это именно жертвы Большого террора, за десятилетие была уничтожена по численности практически армия мирного 1940 года. Думается, это был не худший человеческий материал, и эти люди очень бы пригодились в войну. Но, Хозяин - барин.. Ему видней.
 
СообщениеСнова о жертвах Великой Отечественной (часть 1)

studenh
16 мая, 19:29
Предисловие

День Победы официально считается главным праздником страны. В отсутствие реальных достижений в последние десятилетия и постепенного нашего дрейфа на задворки великих держав это событие остаётся последним скрепляющим поколения звеном. Помимо действительно сверхзначимого, общемирового характера нашей победы военные годы оказались для нас одновременно страшным потрясением на поколения вперед - так война прошлась кровавым катком через судьбы людей и страны в целом. Фактически сложившийся культ Великой Победы предполагает и соответствующие символы веры. Символы эти впечатались в мозг моего поколения с детства: вероломное нападение, героическая оборона, три великих битвы, десять сталинских ударов и неисчислимые жертвы, положенные на алтарь Победы. Оценить их мы впервые смогли из киноэпопеи 1968 года "Освобождение": 20 миллионов человек, так нам было тогда объявлено с экранов. При этом было принято считать примерное равенство погибших в боях за Родину и жертв фашистского террора среди мирного населения. Потом, уже при Горбачеве появилась цифра 27 миллионов погибших в ту войну, а сегодня по всем каналам сообщается (в частностии, по "Маяку") о 28 миллионах жертв войны (для сведения - все население СССР накануне войны было порядка 195 млн. чел.).
Так сколько же на самом деле жизней пришлось отдать за Победу моей стране в ту войну, сколько погибло на фронтах, а сколько в оккупации, в плену, в тылу, откуда вообще взялись эти жуткие цифры и почему такой большой разброс в оценках потерь? Этой теме и посвящена данная работа.

Официальные цифры военных потерь СССР

До перестроечных времен точная цифра потерь СССР была тайной за семью печатями: тов. Сталин упомянул только о 7 миллионах погибших(видимо, только на фронтах - расшифровки он не давал), затем словоохотливый Хрущев объявил уже о 20 миллионах. В начале эпохи "гласности" Горбачеву для уточнения этой страшной цифры пришлось создать комиссию Минобороны под руководством генерала армии Гареева (считается главным военным историком). Затем, опираясь на данные комиссии Гареева, коллектив военных историков под руководством генерала Кривошеева в течение нескольких лет (1988-1993) работал над уточнением и всесторонней оценкой различными методами (основа - списочный учет РККА) потерь СССР и России во всех войнах и конфликтах 20 века, начиная с русско -японской войны 1904-1905 годов и кончая войной в Афганистане (1979-1989).
Результаты такой масштабной работы изложены в нескольких сборниках. Ключевой из них - "Гриф секретности снят. Потери Вооруженных сил СССР в боевых действиях и военных конфликтах: статистическое исследование." - считается каноническим трудом, и цифры из него являются официальными на данный момент [1]. Они таковы: демографические потери или же "все случаи смерти личного состава независимо от причин" - 8866 тысяч человек (в том числе убитые и умершие на этапах эвакуации - 5227 тысяч, умерших от ран в госпиталях - 1103 тысячи, умерших от болезней, происшествий, осужденных к расстрелу - 555 тысяч, погибших в плену - 1783 тысячи человек). Безвозвратные потери Вооруженных сил, включающие в себя демографические потери, пропавших без вести и попавших в плен к врагу, составили 11444 тысячи человек. Отсюда следует, что к концу войны в немецком плену и числящихся пропавшими без вести было 11444-8668=2776 тысяч. Из этого числа вернулось из плена после войны 1837 тысяч человек. Таким образом, пропавших без вести оказалось 2776-1837=939 тысяч человек и эти "пропавшие", как принято считать комиссией, были призваны повторно в РККА при освобождении оккупированных территорий.
Для нас важна цифра именно в 8 миллионов 668 тысяч установлнных демографических потерь за годы войны - по данным комиссии Кривошеева именно столько потеряли вооруженные силы страны. Но комиссия занималась подсчетом только армейских потерь и совершенно не учитывала миллионы в народном ополчении в 1941-1942 годах.Ополченцев же было порядка 4 миллионов, из которых половина влилась затем в ряды Действующей армии, а половина, похоже, так и не вернулась никогда к станкам и в учебные аудитории [2]. Эти плоховооруженные, необученные и даже необмундированные штатские люди полегли в снегах и степях Подмосковья, Ленинграда, Ростова, Сталинграда, Воронежа и так далее. Кроме того в цифрах Кривошеева нет (и об этом также, как и об ополченцах, в книге объявлено) данных о потерях партизан и военизированных формирований ряда наркоматов, управлений оборонного строительства, истребительных батальонов городов и районов, где счет потерь также может идти на сотни тысяч. Все перечисленные категории погибших вне армейских структур граждан отнесены к потерям среди мирного населения, что вызывает некоторое недоумение. Но из следующего абзаца станет понятно почему комиссия Минобороны поступила именно так.
Коллективом под руководством генерала Кривошеева были подсчитаны аналогичные потери Вермахта и вооруженных сил стран-сателлитов Германии на Восточном фрронте. По демографическим потерям получили соотношение потерь 1 : 1,3 в пользу Германии и её союзников, то есть СССР потерял в боях только на 30% больше противника, что в целом соизмеримо с соотношением потерь на русско-германском фронте в первую Мировую войну - 1 : 1,1 - также в пользу Германии [3]. Из этих пропорций однозначно вытекает благостный вывод, что Красная армия, несмотря на ужасные поражения 1941, да и 1942 годов выстояла и в дальнейшем громила захватчиков уже с превалирующим для него ущербом. Перевод погибших ополченцев и остальных погибших воинов в разряд мирного населения позволил авторам завуалировать истинную горькую и страшную цену победы, потешить, так сказать, "национальную гордость великороссов". Но не будем забегать вперёд.
Пока трудно сказать откуда в современных СМИ появилась цифра в 28 миллионов общих потерь СССР за годы войны. До сих пор общепринятой (с 1988 года) считалась цифра 26, 6 миллионов человек. Получена она балансовым методом на основе данных переписей населения 1939 и 1959 годов (с 1945 по 1959 годы переписи не проводились), с учетом присоединения новых территорий Западных Украины и Белоруссии, Бессарабии и Прибалтики в 1939-1940-х годах, а также изменения территории СССР по результатам войны. Эта цифра есть во всех учебниках и статистических справочниках и особому сомнению, за редким исключением, не подвергается. Это общая цифра потерь, но вот о конкретном распределении по отдельным категориям жертв войны, и особенно о погибших именно на фронтах, поговорим далее. Прошу заранее прощения у чувствительных натур: может показаться, что сидит за компьютером некий бездушный паук и со злорадством перетирает солью народные раны. Но мы вынуждены оперировать в подсчётах миллионами, такова она была, эта самая кровавая в истории война. За этими сухими "миллионами" стоят конкретные судьбы конкретных людей, наших соотечественников, моих предков, погибших до срока и мученической смертью. Вечная память!
Надо еще отметить огромное расхождение в оценках различного вида потерь именно на фронтах Великой Отечественной, потерь боевых. Существует две группы авторов: одна придерживается выводов комиссии Кривошеева и защищает "канонические" цифры от каких-либо значительных коррекций [4,5,6], другая наоборот [7,8,9], доказывает большой, даже гигантский недоучет потерь, подчас определяя только безвозвратные потери уж вовсе фантастической цифрой в 26 миллионов военнослужащих (и ополченцев) [10]. И вот здесь, казалось бы, когда есть официально опубликованные данные о потерях, скрупулезно подсчитанные по объективным данным авторитетными и компетентными людьми во главе с генерал-полковником - зачем опять пытаться искать "черную кошку в темной комнате"? Но здесь включается простой здравый смысл, когда сознание постоянно спотыкается о нестыковки и шероховатости генеральского отчета. Вначале немного об эмоциональной окраске этих нестыковок.
Я живу в Воронеже, где линия фронта проходила через город с июля 1942 по январь 1943 и где все это время происходили ожесточенные бои - своего рода Сталинград на Дону - с огромными потерями в живой силе и технике с обеих сторон . Так вот, с началом операции "Блау" немцы от Курска до Воронежа (220 км) прошли за неделю практически без задержек, без помех форсировали Дон и вошли в правобережную (относительно реки Воронеж) часть города. Далее начались бесконечные и кровопролитные попытки выбить немцев из Воронежа и прикрыть тем самым рокадную железную дорогу на Сталинград. Поисковые отряды на местах боев постоянно находят как отдельные, так и массовые захоронения советских воинов, а то и просто брошенные при отступлении тела. Когда-то в местных СМИ натолкнулся на такое сообщение: на месте одного из боев обнаружено 256 незахороненных останков красноармейцев и среди них несколько тел военнослужащих вермахта. Затем в качестве примера яростных и кровавых схваток и оценки масштаба боёв упоминалось о тысяче (!) павших в одной атаке на одном поле красноармейцев - в северном пригороде Воронежа. Об обнаружении неучтенных наших захоронений сообщается до сих пор, через 73 года и постоянно. Но беда в том, что я никогда не слышал о подобных массовых захоронениях немецких солдат. Венгерское есть, целое ухоженное кладбище, мемориал за железным забором со сторожами, а немецких - нет! Я понимаю, что никто их не сохранял и вообще старались сравнять с землей даже кладбища вблизи госпиталей. Но всё же, где немцы? Нет возможности перечислить все места боев, где в сырой земле лежат наши неупокоенные бойцы. Это и Невская Дубровка, где в отчаянных попытках пробить блокаду солдат клали штабелями, это леса и болота Ленинградской области, Новгородчины и Псковщины, где безвозвратно сгинула 2-я ударная армия и потеряла несколько составов 54-я, это и пресловутый выступ Ржев-Сычевка, где за год безуспешного штурма положили до миллиона человек... В общем, есть, есть основания сомневаться в предложенном генералами раскладе потерь 1 : 1,3.

Жертвы среди мирного населения

Как же в классических трудах определяли количество жертв среди мирного населения? - А очень просто: от установленной цифры общих потерь страны 26,6 млн. чел. отняли демографические потери армии, гареевско-кривошеевские 8,668 млн, а также погибших в плену 1,78 млн и получили 16,15 миллионы потерь. К этой цифре прибавляли-убавляли корректировочные значения по эмиграции из СССР во время и после войны (невозвращенцы), осужденных-растрелянных и еще много чего, но результат оказался равным в итоге 16,4 миллиона человек. Все эти жертвы войны отнесли к потерям среди мирного населения, имея в виду, что практически все эти люди пали жертвой фашистского террора на оккупированной территории.
На этой самой оккупированной территории при максимальном продвижени немцев до войны проживало 83 миллиона человек, но успели призвать в армию и эвакуировать с этих территорий порядка 25 миллионов граждан [11]. То есть, реально под оккупацией оказалось 83 - 25 = 58 млн.человек. И вот из этих 58 миллионов фашисты зверски замучили в своих застенках 16,4 миллиона, или больше, чем каждого четвертого. Убили при облавах, штурмах городов, бомбёжках, карательных экспедициях, уморили голодом и непосильной работой. И вот тут появляются некоторые сомнения.
Многие мои родственники (как ныне здравствующие, так и уже покойные), как и деды-прадеды моих знакомых земляков во время войны вынужденно оказались на оккупированных территориях Воронежской, Белгородской, Курской областей и Ставрополья. Ну вот не слыхал я ни от кого о каких-то невероятных и запредельных жертвах немецкого оккупационного режима. Чтобы умертвить каждого четвертого - это какие должны быть зондеркоманды?! Да, была война, не мёд и не сахар; немцы - на ту пору победители - занимали без разговоров лучшие хаты (хозяев - в сарай, в баню, в землянку, но не на тот свет); да, могли и скотинку отнять. Разумеется, не сладко под чужим дядей с винтовкой, но вот геноцида как такового - не было! В моём регионе недобрую память оставили о себе сменившие немцев оккупационные части мадьяр (венгров) - вот те были беспредельщики, тащили из домов любую приглянувшуюся вещь, а уж кур-гусей и не спрашивались. Вот они-то и более рьяно коммунистов-активистов изыскивали и режим построже устанавливали, но даже эти мародёры не убивали просто так, забавы для... Разумеется, эксцессы были - не надо было отдавать врагу родную землю и детей-матерей на поругание. Принято считать, что в Белоруссии погиб каждый четвертый житель (это было во всех фильмах и книгах о войне), но начинаешь узнавать поподробней и что же? - фактически, по последним данным [12] в многострадальной Белоруссии погибло 1,55 миллиона граждан, из них мирного населения (в том числе от холокоста) около 1,2 миллиона, или 13% от первоначального населения в 9,2 млн.чел., или каждый седьмой, но никак ни каждый четвертый. Что тоже, несомненно ужасно и нет и не может быть оправдания палачам, но тут-то "приписки" зачем... Считается, во время войны близкая нам Сербия была за 4 года залита кровью: все воевали со всеми, кто за, кто против немцев-итальянцев, потери населения от террора и войны ужасны - погиб каждый девятый [13]!
В нашем случае в число погибших мирных граждан включили неких нерожденных (по расчетам потери в рождаемости) детей в количестве 1,3 миллиона новорожденных, которых и не было. То есть, от 26,6 млн. потерь их надо бы отнять, как надо бы отнять и порядка 0,6-1,3 млн. (по разным оценкам),не пожелавших вернуться после войны на Родину военнопленных и остарбайтеров. Оказывается, в число 16,4 млн. погибших мирных граждан включены и некие косвенные жертвы войны, умершие в СОВЕТСКОМ тылу от недоедания, тяжких условий труда и болезней, вызванных ухудшением жизненных условий. Их количество оценивается по неким коэффициентам, а вот более-менее точное значение определено в работе [11] и будет показано ниже. При анализе приведенных цифр закрадывается подозрение, что всемерное завышение в общей сумме потерь 26,6 млн.чел. числа жертв среди мирного населения делается с одной целью: как можно меньше показать именно военных потерь, подогнать их под приемлимые и одобренные свыше 8,668 миллиона убитых бойцов.
Есть и ещё одна заковыка в официальных цифрах потерь мирного населения. Речь пойдёт о, казалось бы, безусловных выводах Государственной чрезвычайной комиссии ГЧК 1946 года о злодеяниях захватчиков на советской земле. Это раз и навсегда установленные, в том числе и при эксгумациях мест казней и захоронений, данные для Нюрнбергского процесса : 6,5 миллионов мирных советских граждан - жертв прямого физического истребления фашистами. Расписано по республикам: РСФСР - 706 тысяч человек, УССР - 3256 тысяч, БССР - 1547 тысяч, Литва - 437 тысяч, Латвия - 313 тысяч, Эстония - 61 тысяча, Молдавия - 61 тысяча, Карелия - 8 тысяч [14]. Перед войной население Латвии и Литвы составляло примерно по 2 миллиона человек, то есть тут относительные жертвы совсем уж запредельные, хотя население этих республик встречало немцев с хлебом-солью, а провожало Красную армию выстрелами в спину. Это что же, так поступили завоеватели с преданными вассалами? Нет, оказывается комиссией в списки жертв фашистского террора включены замученные и уничтоженные в лагерях на территории этих республик военнопленные нашей армии. Да, это наши зверски замученные граждане, но их по всей логике, надо бы отнести к потерям вооруженных сил. Может, и по остальным республикам не все жертвы террора - мирные граждане? Таких данных нет, но даже и в таком случае в оценках гибели мирного населения СССР тянется нить приписок ещё с 1946 года и перекочевывает из диссертаций в учебники.
Существует также огромный разбег в оценках численности потерь среди населения оккупированных районов СССР, вывезенного на работу в Германию, так называемых "остарбайтеров". Всего по разным оценкам было отправлено от 4,5 до 5,5 миллионов человек, в основном молодёжи. Что характерно, чем ближе автор-исследователь данной темы к нашему времени, тем на меньшее число погибших он указывает - до 100-200 тысяч человек [7]. И наоборот, с советских времен в учебниках существуют запредельные цифры замученных на этих работах - до 2 миллионов человек [4], что уже сопоставимо в процентном отношении с гибелью в плену наших военнопленных - 50-60% от общего количества. Немцев, кстати, погибло в нашем плену порядка 15%, а вот румын, что удивительно до 50% - они-то чем не угодили [15].
Как видим, более-менее точное число мирных советских граждан, погибших во время Великой Отечественной войны определить невозможно. Предлагается обратный путь: оценить, всё-таки, в некоем достаточном приближении (до нескольких сот тысяч - ужас!!!) сколько же полегло наших на фронтах (и в плену), и тогда остальных погибших в общем скорбном количестве 26,6 миллионов можно отнести к жертвам среди мирного населения. Сначала обратимся к результатам статистических исследований.

Расчеты иерея Ник. Савченко [11]

При знакомстве с работами по потерям в войне различных авторов поражаешься обилию цифр и фактов. Учитываются все возможные обстоятельства, причем не только общедоступные данные переписей населения, но и архивные данные Минобороны, архивы различных ведомств, ВЛКСМ и КПСС, справки, отчеты, документы военных лет и много чего ещё... Задача неимоверно сложная, особенно по 41-42-у годам, когда исчезали целые фронты со всей своей документацией. Авторы производили косвенные вычисления по обрывочным и неполным данным - методов очень много. Тут и статистические выборки, балансовые вычисления по начальному и конечному результату той или иной войсковой операции, по количеству раненных по данным госпиталей, по соотношению потерь среди офицеров и солдат, даже по учету членов ВКП(б) и ВЛКСМ в войсках и так далее. И все равно дают разброс в миллионы. Повторюсь, одна группа авторов со своими методами доказывает верность выводов комиссии Кривошеева, другая наоборот, пытается уличить его в той или иной недостоверности. Здесь нет нужды вдаваться в подробности сложных и подчас запутанных вычислений, читатель может полюбопытствовать в прилагаемой библиографии.
Лично я рекомендовал бы наиболее, на мой взгляд, честную и беспристрастную работу по предлагаемой непростой тематике, а именно: "Подробно о потерях СССР во второй Мировой войне" Николая Савченко - иерея Русской православной церкви, математика и статистика по светскому образованию. Метод, примененный им, хотя и наиболее распространенный в подобных оценках и расчетах - балансовый, по балансу наличного населения на начало и конец периода - тем не менее в данной работе получил более широкое содержание. Н.Савченко, опираясь на безусловные данные переписей (не только СССР, но и сопредельных европейских стран), вводит собственные константы, проводит более дотошный анализ движения (и убыли) населения. Работа въедливая и кропотливая, перелопачены тысячи цифр, учтены миграции населения СССР (и не только) до войны, во время, и после. Подняты и переосмыслены не только данные переписей СССР 1926, 1937, 1939, 1959, 1970 и 1979 годов, но и отдельные результаты переписей населения Финляндии, Польши, Чехословакии, Румынии, Югославии, само-собой стран Прибалтики. Учтены вхождение в СССР накануне войны новых территорий, изменение границ по результатам войны, миграции добровольные и принудительные (депортации отдельных групп населения и целых народов как до войны, так и во время, и после). Работа академического уровня, можно сказать подвижнический подвиг одиночки - служителя Церкви, сравнительно недавняя по времени; и что-то мне не попадались хоть какие-то существенные не то чтобы опровержения от уважаемых ученых, но даже поправки - только ссылки на этот источник, к чему и мы присоединяемся [11].
Н.Савченко разделил население страны на четыре категории по полу и возрасту: мужчины призывного возраста (попавшие под мобилизацию в годы войны) от 1889 до 1928 года рождения, женщины того же года рождения, дети, родившиеся позже 1928 года и пожилые люди старше 1889 года рожд. Хотя я лично видел могильные солдатские столбики с годом рождения погибшего 1886 год, да мой родной дед того же преклонного возраста был тяжко ранен в Крыму и потом 20 лет по инвалидности не мог из дому выйти поглядеть на Божий свет. То есть, недобирая в расчетах мужчин ещё трех возрастов, Савченко заведомо и сознательно пошел на безусловное некоторое снижение боевых потерь в своих расчетах, но сделано это для вящей убедительности результата, для твердолобых, чтоб вернее дошло. Есть ещё одна существенная оговорка. У всех авторов (и официальных, и историков-любителей) принято считать естественную убыль населения СССР за годы войны в 11,9 млн.чел. - это официальная цифра во всех статистических сборниках - то есть, эти люди умерли бы и без войны от различных причин, в основном, разумеется, от старости. Но и здесь Савченко производит собственные расчеты этой "естественной убыли", в целом подтверждая указанную цифру (у него на несколько сот тысяч меньше). Закладывая естественную убыль в свои расчеты, автор предупреждает: принятая "естественность" в 11,9 миллиона человек достаточно условна и специфична, определяется по предыдущим годам и результатам переписей 1926, 1937 и 1939 годов. А это были "злые" годы раскулачивания, индустриализации, голодомора и Большого террора, так что естественна эта убыль только для нашей страны. После затухания основной волны репрессий к началу 40-х годов эта убыль вполне могла бы быть еще на пару миллионов естественней (меньше) и, соответственно, опять же изменились бы цифры потерь в сторону увеличения. Здесь, между прочим, Савченко установил и "сверхестественную", "сверхнормативную" убыль мужчин всех возрастов за 30-е годы в количестве около 3 миллионов человек (!!!). Это именно жертвы Большого террора, за десятилетие была уничтожена по численности практически армия мирного 1940 года. Думается, это был не худший человеческий материал, и эти люди очень бы пригодились в войну. Но, Хозяин - барин.. Ему видней.

Автор - studenh
Дата добавления - 16.05.2015 в 20:00:38
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Снова о потерях в Великой Отечественной (часть 1) (Всегда были сомнения в официальных цифрах, решил разобраться)
Страница 1 из 11
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2016); Сайт управляется системой uCoz