Древняя Русь от палеолита до славян - Форум
[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Plotnick 
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Древняя Русь от палеолита до славян (Арии-скифы-сарматы-славяне-русичи - ветви одного огенетическ)
Древняя Русь от палеолита до славян
studenhДата: Среда, 08.07.2015, 21:31:05 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 8
Статус: Offline
ДРЕВНИЙ ВОРОНЕЖ. ОТ ПАЛЕОЛИТА ДО СЛАВЯН
(неразрывная цепочка племен: арии-скифы-сарматы-славяне-русичи)
Часть 1. Древние арии на Русской равнине
Древнейшее поселение «Homo sapiens» в европейской части России – это всемирно известный Костенковско-Борщевский комплекс на Дону, примерно в 40 км к югу от Воронежа. Археологи по последним данным [1] определяют возраст самых древних стоянок уже в 45 тысяч лет, что по сути является древнейшим не только в Европе (по мнению многих известных специалистов [2]), но и для всей Евразии. Если поначалу - по фрагментам черепов обитателей первобытных жилищ - антропологи относили самые древние останки «костёнковцев» к негроидному типу, а точнее, к его тихоокеанскому подвиду (аборигены Австралии, Папуа и островов), то по последним данным [3] самые первые обитатели Подонья уже имели европеоидный (как и кроманьонцы) облик современного человека, который с тех пор практически не изменился – см. реконструкции на рис.1.
Костенковско-Борщевский комплекс палеолитических стоянок расположен на довольно узком плато правого берега реки Дон и защищен от холодных северных ветров отвесно вздымающимися меловыми утесами (западный край Среднерусской возвышенности). Первые обитатели нашего края жили здесь беспрерывно в течение 30 тысяч лет (!) – тысячу поколений по современным меркам. Стоянки древних и жилища датируются археологами примерно до 15-12 тысяч лет назад, то есть вплоть до смены эпох: палеолита на мезолит – древний каменный век и средний. Южная граница обледенения европейской части Евразии проходила тогда примерно по пойме реки Ока (южнее современной Москвы), то смещаясь к югу в периоды максимального похолодания, то поднимаясь к северу. С окончательным отступлением ледника первобытные охотники на мамонта покидают насиженные тысячелетиями места и мигрируют на север вслед за объектами охоты – мамонтами, северным оленем, пещерным медведем. На сегодня пока в европейской части России палеолитических стоянок более не обнаружено. Есть места обитания неандертальцев этой же исторической эпохи, но они находятся в Крыму, на Северном Кавказе и Причерноморье: то есть географически на территории России эти две ветви человечества не пересекались. И получается, люди в ту пору были в большом дефиците.
Эпоха мезолита условно определяется с 12 до 6 тысяч лет назад. В этом периоде стоянки древних людей появляются непосредственно под Воронежем: в частности «Погоново озеро» (Погоновский полигон) и Долговская стоянка в Липецкой области. Считается, что это была миграция людей из северо-восточного Прикаспия и Приаралья [4].
Редкое население нашего края начинает пополняться только с наступлением неолита – нового каменного века – примерно с 6 тысяч лет назад. Так называемый донской неолит хронологически определен в 7-5 тысяч лет назад. К этому периоду относятся уже многочисленные стоянки на реках Воронеж, Битюг, Хопёр, Дон и, в том числе, на территории современного города Воронежа [5]. Возможно, это были восточные форпосты так называемой «трипольской» культуры, существовавшей на территории современных Румынии, Молдавии и Западной Украины как раз в VI-III тысячелетиях до н.э.
И вот, внимание, уже с середины III-го тысячелетия до н.э. - 4500 лет назад - на средний Дон проникают племена из степей Заволжья и Нижнего Дона. Появляется так называемая древнеямная культура (по способу захоронений), появляются первые курганы, и идёт уже массовое заселение нашего края [6,7]. Хронологически именно этот исторический период можно принять за точку отсчёта уже постоянного заселения Подонья и всего бассейна Дона, за ноль на оси времени наших прямых предков. Что же это были за племена, получившие постоянную прописку на данной территории? У археологов ответы неоднозначны и размыты, фиксация племён и культур идёт по керамике, утвари, оружию и, главное, по способу захоронения покойных как наиболее консервативной метке любой народности. Но вот вам пример из современных обычаев: в Липецкой области на похоронах разбрасывают вслед процессии хвойные ветки, а в Воронежской (соседней) уже нет. Один народ, а через сотню километров обычай уже чуть другой. Характерный орнамент на керамике тоже очень ненадежный ориентир: кому-то взбрело в голову вместо крестиков прочертить квадратики и всё – другая культура? Надежных критериев нет и можно спорить без конца: «абашевский» тот или иной черепок или же «трипольский»...
Именно с середины III-го тысячелетия до н.э. на территории Восточной Европы отмечается соседство и наслоение разных культур и обычаев – срубная культура, ямная, катакомбная и т. д., пересекающиеся во времени и в пространстве. Очень сложно, не имея вспомогательных подсказок определять и идентифицировать племена и народы только по черепкам и способам захоронений, даже с учетом топонимики. Попробуйте, например, перевести с «птичьего» языка такую фразу: «...обнаружено захоронение женщины смешанной абашевско-срубной культуры эпохи поздней бронзы». Даже специалист не сможет вам толком расшифровать эту тайнопись для непосвященных: что это за племя, какого народа, датировка, хотя бы, в 500 лет туда-сюда.
Для раскодирования подобных изысков сегодня учеными призывается новая, бурно развивающаяся наука - даже не имеющая пока установившегося названия - условно молекулярная палеонтология. Открытия и разработки генетиков и биологов, начиная с 80-х годов прошлого века, позволяют применительно к исторической науке во многом по-новому классифицировать и выделять племена и народности. Современная молекулярная биология с высокой степенью вероятности при условии достаточно большой выборки генетического материала и накопленных статистических данных определяет по специфическим участкам ДНК человека его родственную и даже племенную принадлежность (не говоря уж о близкородственных связях). Причем как по женской, так называемой, митохондриальной хромосоме, так и по мужской Y-хромосоме. Последняя особо привлекательна для историков и археологов тем, что у любого количества потомков одного общего предка однозначно выделяются присущие только этой мужской линии маркеры по Y-хромосоме. То есть, если некая мужская линия не прерывалась тысячелетиями, то можно определить её первопредка, её «Адама» (кстати, и Еву тоже). Мало того, при условии накопления определённого статистического материала по исследованиям ДНК осуществляется датировка с точностью до 10% времени (в историческом смысле) появления, разделения, изменений в составе того или иного племени, а также направление миграций.
Все современное человечество генетики разделили на 20 основных родов (по мужской Y-хромосоме), или же определили на сегодня два десятка первопредков всех живущих на планете Земля людей. Роды эти обозначены латинскими буквами от А до V. Население современной России является, в основном, потомками следующих родов, или гаплогрупп, как их называют генетики: R1a, R1b N1c1, I1, I2a. Здесь индексы и буквы после заглавной литеры означают разделение первородов на боковые, дочерние (вернее, сыновние) ветви. Что они означают – расскажем чуть ниже, а пока приведём распределение населения России по отношению к древним гаплогруппам: доля потомков рода R1a составляет 47%, R1b – 6%, рода N1c1 – 20%, J2 – 3%, G2a3 – 4%, I1 – 5%, I2a – 10%, E1b1 – 5% [8]. Можно сказать, что в среднестатистическом россиянине присутствует замес из вот такого соотношения гаплогрупп. Приведённое процентное соотношений достаточно условное и усреднённое, так, доля «ведущей» группы R1a возрастает в направлении с севера на юг и ниже широты Пскова и Твери составляет уже 67% с соответствующим уменьшением доли финно-угорской группы N1c1. Ясно, что на Северном Кавказе распределение населения по родам (предкам) совсем иное, чем в Архангельске.
Теперь подробнее. Гаплогруппы R1a и R1b – это потомки общего предка ветви R человечества, обитавшие, по основной версии, в Южной Сибири порядка 20 тысяч лет назад и добравшиеся за тысячи лет миграций до Русской равнины примерно 5000 – 4500 лет назад (или 3000-2500 лет до н.э.). Это и есть те самые «пришельцы с восточных степей», заселившие на рубеже эпох позднего палеолита и бронзы степи Прикаспия, Причерноморья и Русской равнины. Ветвь R1a (наши прямые предки) в дальнейшем заселяет Восточную Европу, частью уходит на юг и юго-восток - за Кавказ, в Сирию и Иран – частью, 3700-3500 лет назад проникает в Северную Индию ( см. рис. 2.) Из переживших тысячелетия памятников культуры и письменности этих переселенцев «Авеста» и «Ригведа» мы знаем, что они называли себя арии. То есть, гаплогруппа R1a изначально являлась арийской ветвью группы R и это обстоятельство, благодаря достижениям молекулярной генетики, уже никем не оспаривается и является общепринятым. Только нам оно еще, с непривычки, режет слух.
Любопытный факт. Добравшись около 3700 лет назад до Северной Индии, арии – завоеватели - назначили сами себя высшей кастой, и до сих пор среди браминов северных штатов доля потомков R1a составляет до 72%. (И это, несмотря на вторжение на эту территорию в 17 веке моголов). В меридиональном направлении доля группы R1a среди населения Индии резко падает практически до нуля и на юге превалируют автохтонные (дравиды), доарийские гаплогруппы.
Кратко коснемся прочих составляющих общероссийского этноса (в генетическом плане). Гаплогруппа R1b, или так называемая, западноевропейская, является родственной «нашей» R1a, так сказать, «кузеном». Примерно в тот же исторический период, мигрируя также из Южной Сибири, примерно 5000-4500 лет назад этот народ проникает в Европу по Дунаю, и через Северную Африку и Иберийский полуостров (Испанию), покоряет автохтонные палеоевропейские племена групп I1 и I2a и на сегодня составляет большинство населения Западной Европы – см. рис 3. [9].
Род N1c1 относится к финно-угорским народам, он выделяется из общей предковой группы N, обитавшей 20 тысяч лет назад в Западной Сибири и частью своей за тысячи лет миграций добирается до современной Финляндии только 2500 лет назад [10]. На территории России к финно-угорской языковой (а теперь и генетической) группе относится большая часть коренного населения Мордовии, Удмуртии, Мари, Коми, народы Севера. Вспомним и летописные народы, оставившие свои имена в топонимике русского Севера: мурома, мещера, чудь, весь, жмудь и т.д. Процесс взаимной ассимиляции этих народов с русскими был столь высок, что сегодня до 20% этнических русских (в основном, севернее Москвы) по генетике относятся к финно-угорской группе. Но не по языку, менталитету, воспитанию, по духу и, в конце концов, не по паспорту. Получается, действительно: копни русского – найдёшь финна. Но не монголо-татарина, как считалось ранее: монгольское завоевание 13-15 веков не оставило в наших генах своих следов, то есть, подтверждается отсутствие постоянной оккупации Руси завоевателями - они обходились только данью. Но об этом подробнее в иных главах.
Субклад G2a3 общей гаплогруппы G – кавказский. Взаимопроникновение с родом R1a происходило уже в последние столетия (особенно бурно в 20 веке). Кстати, И. Сталин по мужской Y-хромосоме относится именно к этой группе. Присутствует в России и небольшая доля (и по национальности, и по генетическому коду) ближневосточной гаплогруппы J – это евреи и арабы, а также группа E1b1 – выходцы из Северной Африки, за тысячелетия добравшиеся до Балкан и, через Византию, и в Россию [11]. К гаплогруппе I2a – автохтонная палеоевропейская – ученые относят носителей исчезнувшей к моменту появления ариев на данной территории так называемой «трипольской» культуры. К той же гаплогруппе относят и предшественников ариев в Подонье, обитателей неолитических стоянок вдоль рек донского бассейна. Возможно, из тьмы веков дотянулась до нашего времени веточка в эти 12% (существующих ныне в европейской части России) древней европейской гаплогруппы в наших генах.
Таким образом, племена ариев, эти евразийские колонизаторы, однажды, 4500 лет назад обосновавшись на Русской равнине, уже никогда и никуда отсюда не уходили. Если не принимать во внимание колонизаторские экспедиции в Центральную Европу, в Персию, Индию, Аравию. Мало того, именно с их появлением начинается в Европе эпоха бронзы, а в военном плане применение боевых колесниц. Приручение коня ученые также приписывают этому народу [12].

Часть 2. Киммерийцы и скифы
Самые древние письменные свидетельства о племенах, населяющих восточно-европейские степи, находим у Гомера, называвшего их киммерийцами. Сам Гомер жил в 7-8 веке до н.э. (точнее не определяется), но, этому же периоду его более поздний, но не менее знаменитый соотечественник, Геродот, приписывает появление на тех же территориях уже скифов. Получается, во времена Гомера в северном Причерноморье обитали скифы, но он говорит об их неких предшественниках – киммерийцах. О последних известно немногое: относились они к ираноязычной группе индоевропейских языков (ученые-филологи определили буквально по нескольким дошедшим до нас через ассирийцев именам вождей), появились примерно 3500 лет назад (опять-таки из ниоткуда), воевали с соседями ближними и дальними – Урарту, Ассирия. Вот тут повнимательней: посмотрите на карту, где Ассирия и где северное Причерноморье – между ними тысячи километров и главный Кавказский хребет всего с двумя проходами: через Дербентский проход в Дагестане по узкой полоске пляжей между морем и скалами и вдоль черноморского побережья (через Сочи) по такой же полоске суши. А ведь шли обозы, конница, колесницы. И ходили туда-сюда эти упёртые киммерийцы не один раз [13].
Затем в 8 веке до н.э. киммерийцы бесследно исчезают и на их месте также внезапно возникают из исторического небытия уже скифы. Опять-таки ираноязычные. Причем всегда считалось, что эти племена сначала зачем-то веками поднимались на север с иранского плато в Причерноморье, затем шли обратно через Кавказский хребет отвоевывать у оставшихся на исторической родине сородичей то же самое не такое уж плодородное и сочнотравное плато (нагорье).
Вернемся к ариям, оставшимся в Восточной Европе на новой родине и не польстившимися новыми далёкими путешествиями со своими более беспокойными сородичами на юг (Передняя Азия, Аравия), запад (Центральная Европа), и юго-восток (Индия). Итак, получается, что именно их греки называли сначала киммерийцами, а затем и скифами. Как они себя именовали сами мы можем только догадываться: первое время, скорее всего, все-таки ариями, а по прошествии веков и дроблении единого рода на племена появляются и иные самоназвания – об этом позже. Как бы там ни было, исследования генетического материала сохранившихся останков многочисленных скифских захоронений однозначно указывает на их принадлежность к роду, гаплогруппе именно R1a!
Отец истории Геродот, лично посетивший Скифию (северное Причерноморье) в 5 веке до н.э., определил начавшееся разделение единого племенного союза скифов на отдельные, но не изолированные друг от друга, племена скифов-земледельцев, скифов-пахарей, скифов-кочевников и даже, по его мнению, царских скифов, или же тавров, обитавших в Крыму. Хотя, градация немного странноватая, это как делить нынешнее население на племена русских-слесарей, русских-менеджеров, русских-бухгалтеров и царское племя русских-депутатов. Скифо-арии оставили заметный след не только в истории Руси-России, но и всего тогдашнего мира (Ойкумены). Так, обоюдно забывшие к 6 веку до н.э. про изначальное родство скифо-арии воюют с ирано-ариями персидского царя Дария. Дарий, кстати (имя-то характерное!) с гордостью позиционировал себя как «...арий, сын ария».
Немного о генетическом составе окружающего Россию славянского мира. Как уже указывалось, доля потомков гаплогруппы R1a в России составляет 47%, а вот в Польше этот процент ещё выше – 55(!), в Белоруссии – 48%, на Украине – чуть более 50%. И также присутствуют в примерно равных долях древнеевропейские и западноевропейские гаплогруппы I1, I2a, R1b, а также финно-угорская N1c1. Как сказано в работе [14]: «...популяции поляков, южных русских и украинцев формируют не три отдельных, а единое «этническое облако»». То есть, эти народы генетически одинаковы и это, несмотря на различия в языке и даже религии. Доказано, например, что общий предок современных русских родился именно на территории Польши 4800-4500 лет назад, откуда его потомки перебрались впоследствии на Русскую равнину [15]. Получается, арии в процессе миграций, частью оседали на вновь колонизируемых землях (как в случае с древним Воронежем и Подоньем), частью шли дальше, в том числе и в Центральную Европу. Откуда впоследствии, может и вынужденно, под давлением или местных племен, или ранее занявших эти территории носителей западноевропейской гаплогруппы R1b им приходилось возвращаться на уже ранее заселенные их сородичами места. Или же просто: то была эпоха перехода степных кочевников, следующих за своими стадами, к оседлому земледельческому образу жизни. Что подтверждается археологами при исследовании различных местных культур эпохи энеолита и ранней бронзы (это вплоть до 1000 – 500 лет до н. э.).
Ещё раз. Миграции древних ариев шли с востока, с территории, в том числе Алтая, на запад севернее и южнее Каспийского моря, через Кавказ – Северный Кавказ, Северное Причерноморье, Карпаты, Восточную Европу. Отсюда следует своеобразный реверс вектора обратно на восток и юго-восток, и в наших краях они появляются около 4800 – 4500 лет назад. Далее уже отсюда (есть такие версии [16]), повторюсь, одна часть ариев мигрирует в Иран и Сирию, доходя до Аравийского полуострова (у арабов Южной Аравии группа R1a встречается у 9% населения, причём, как правило, это высшие слои общества и шейхи, и последние очень гордятся принадлежностью к столь древнему роду). Другая часть завоевывает Северную Индию, по пути оставляя свои следы в генах современных киргизов, узбеков, казахов, таджиков и даже тувинцев. Такова премия завоевателя: победитель получает всё, включая женщин. В работе [17] можно встретить такую фразу о древнем населении Восточной Европы и Приуралья: «К концу II тысячелетия до н.э. над медно-рудной базой восточного региона (Урал и Кавказ) установило жесткий контроль какое-то сильное политическое объединение». После открытий генетиков стало понятно, что это за объединение племён – арии, прародители киммерийцев и скифов.
Тема миграций древних народов, как и процесс формирования современных наций невероятно интересна и многообразна, ей предстоит посвятить отдельную работу. Пока только, в рамках данной главы, отметим весьма характерный и полярный разброс мнений историков относительно прародины ариев (и не только их, а всех предков европейских народов) и направлений их миграций. Помимо приведенной выше основной версии происхождения и изначального района обитания пра-ариев в Южной Сибири (Алтай – Прибайкалье) можно указать ещё две взаимоисключающие [18, 19]. Так, в первой работе утверждается, что древние арии, или же гаплогруппа R1a, обитали изначально в Передней Азии – Анатолии (Турция), перебравшись сюда с Ближнего Востока несколько десятков тысяч лет назад. А вот уже 15 – 10 тысяч лет тому назад они начинают движение, растянувшееся на тысячелетия, из указанных районов, а то и вообще с «юга Русской равнины». Экспансия осуществлялась во все стороны света, в том числе и в Индию 3700 лет назад, а вот в Европе пра-арии появляются порядка 9000 лет назад и уже отсюда на территории современной России все в тот же временной промежуток 5000 – 4500 лет назад (3000 – 2500 лет до н.э.).
Альтернативный вариант утверждает об изначальном пребывании древних ариев, а именно индо-ариев, в Северной Индии, откуда они начали свое движение на запад все те же 5100 лет назад и прибыли на Русскую равнину примерно в тот же временной период порядка 4500 – 4000 лет назад, «неся с собою высокую духовную культуру и индо-европейский язык, а прибыв в Европу, «одаривают» своим языком все местное население» и оседают где-то тут же в Европе, особенно в восточной её части. Эту идею, кстати, всячески насаждал и отстаивал сам «фюрер немецкой нации» и его идеологи: арийцы из Индии, придя в Европу, породили нордическую расу. Увы, должен разочаровать приверженцев этой теории: исследования молекулярных биологов полностью опровергают данный тезис и однозначно показывают, что современное население Западной и Центральной Европы состоит, в основном, из потомков родов евразийских колонизаторов R1b и автохтонного населения родов I1 и I2a. При этом германцы никак не могли относиться к потомкам древних ариев, чисто генетически. В Западной Европе самая высокая доля потомков ариев отмечена в Норвегии и Швеции – 18-22% - и, что очень интересно и требует более детального рассмотрения, в островной Исландии – 23% (вот тебе и викинги!).
Как видим, с какой стороны не зайди, «племена с востока» в III-м тысячелетии до н.э. на Русской равнине – это арии и не так важно, откуда именно они пришли. Главное, что с той поры они всегда здесь (их потомки). В прочих главах настоящего исследования будут приведены примеры многочисленных стоянок и поселений конкретно в междуречье Дона и Воронежа со времен палеолита и ранней бронзы (скифы) до первых славян. Здесь же приведем рисунок этого междуречья и окрестностей с отметками главнейших и известных на сегодня городищ – см. рис. 4. Видно, как густо эта зона усыпана значками стоянок разных эпох. И вывод: люди, наши предки, жили здесь всегда! Это место притягивало их тысячи лет, что это за волшебная сила, или как сейчас модно говорить «место концентрации энергий»?

Часть 3. Тайны Воронежа
С точки зрения военной географии междуречье Дона и Воронежа представляет собой даже в наше время некую гигантскую естественную крепость, врезающуюся южным фасом в Дикое поле – бескрайние донские степи. Западная сторона рек северного полушария, текущих в меридиональном направлении, имеет из-за вращения Земли высокие обрывистые берега, восточная сторона – наоборот – пологая. Мало того, русло Дона являет собой восточную границу Средне-Донской возвышенности, вздымающуюся меловыми скалистыми уступами зачастую непосредственно у среза воды. Так, возвращаясь к началу главы, вспомним самые древние поселения в Костенках, обитатели которых тысячи лет селились на плато правого берега Дона под защитой меловых скал. Так же и правый западный берег реки Воронеж состоит из высоких, протянувшихся на десятки километров к северу холмов. То есть, обитатели междуречья, этой естественной крепости были защищены с востока (все кочевые враждебные племена накатывали оттуда, сменяя друг друга, веками) водной преградой; обойти и форсировать которую было весьма затруднительно любому сколь либо значительному отряду с припасами и обозами без опасности быть разгромленными на переправах или под скалами Воронежской крепости. К тому же археологи докладывают об остатках деревянных крепостей и дозорных башен практически на сотню километров вверх по течению Воронежа, а после впадения его в Дон и вниз по Дону. И так тысячелетиями!
Отметим еще одно важное обстоятельство. Даже в наше время от северной окраины современного города Воронежа простирается в северном и северо-восточном направлении на десятки километров так называемый «Усманский бор», в древности соединяющийся с вековыми, непроходимыми лесами центральной и северной Руси. Так было всегда: к югу от Воронежа – степь, к северу – лес, где защитники крепости, обитатели древнего Воронежа могли укрыться при неблагоприятном развитии военной обстановки. Сторожевые посты на высоких берегах Дона и Воронежа позволяли контролировать степь на десятки километров вглубь враждебной территории, а с учетом разведывательных дозоров и на сотни.
При взгляде на карту Восточной Европы в бассейнах рек Волга, Ока, Дон, Днепр, Донец мы не обнаружим сколь либо значительного аналогичного междуречья из текущих в южном направлении рек, которое давало бы столь весомые преимущества защитникам, как и «на Воронеже». Мы увидим, разве что, севернее Киева подобное естественное геометрическое образование при слиянии рек Десна и Припять с Днепром. Но не зря Киев поставили все-таки не в этих междуречьях – естественных крепостях: западные берега всех трех рек не имеют столь значительного перепада высот, как на Дону. Мало того, северная часть междуречья представляет собой скорее болото, чем лес – там не укроешься с серьезным войском и не отсидишься. Киев был поставлен в 6 веке н.э. уже славянами не как серьёзная крепость, а скорее как ярмарочное место на пути «из варяг в греки», ниже слияния судоходных трех больших рек – как и знаменитая Макарьевская ярмарка у слияния Оки и Волги под Нижним Новгородом.
При обзоре же «Воронежской крепости» учтем также впадающую в Дон справа в 100 км южнее Воронежа и протекающую в широтном направлении широкую и в наше время реку Тихая Сосна. Река эта также является как бы границей между Диким полем и лесной северной зоной Руси и ряд стоянок и поселений (остатки крепостей) на ее левобережье позволяет утверждать, что и данная река с древних времен входила в единую укрепленную оборонительную систему Среднего Дона. Получается, не зря, ох, не зря тысячи лет наши предки селились именно «на Воронеже». Место идеальное для жизни, торговли со степью и южными морями (выход в Азовское, Черное, да и Средиземное моря) и обороны от нежелательных гостей. Плотность древних поселений «на Воронеже» сравнимо по концентрации городищ и крепостей – если не превышает - с другими центрами древней Руси.
Я почему упорно говорю «на Воронеже» - а вот почему? Обратимся ко всем известным упоминаниям о древнем Воронеже в летописях и указах. По свидетельству Никоновской летописи родственник рязанского князя Глеба, его шурин Ярополк, убежал с поля битвы «НА ВОРОНЕЖ» (речь о 1177 годе). Причем сказано, что Ярополк на этом Воронеже «ходил из города в город», пока местные не сдали его рязанским властям. Имеется также грамота начала 16 века турецкого наместника Азова своим послам: «А как Алакозь (имя посла) прислал грамоту, что уже из Азова пошел и князь великий против его (для охраны) послал полк людей береги его НА ВОРОНЕЖ; и как он пришел НА ВОРОНЕЖ...». И, наконец, всем известный указ царя Федора об основании города: «...ставить город на Дону, НА ВОРОНЕЖЕ...». Отсюда напрашивается вывод: был и есть город Воронеж, есть река Воронеж и было географическое и историческое место ВОРОНЕЖ – вся нижняя часть воронежско-донского междуречья. Сама эта естественная крепость, местность под названием ВОРОНЕЖ, а на ней уже крепости, городища, угодья, сторожа и т.д. Как Лукоморье, Рижское взморье, Подмосковье, Белогорье, Жигули, Подолье и т.п. Город Воронеж получил когда-то своё название даже не от реки, а от местности с таким же названием. А вот что оно означало – на этот счёт есть десятки гипотез и об этом в следующих главах. Немного коснемся этой темы.
Рассмотрим гидронимы Русской равнины, как наиболее консервативные и древние слагаемые топонимики. Основные реки Восточной Европы – Волга, Дон, Днепр, Десна, Днестр, Донец, Дунай, Двина. Отчетливо звучит корень Дн-Дон и, скорей всего, правы те лингвисты, которые приписывают авторство названий главным рекам данного региона каким-то древним племенам, а именно арийским, в индо-европейском языке которых этот корень означал либо «вода», либо, «река». Индоевропейские языки проникли в Европу именно и только с ариями. Обитавшие здесь до нашествия восточно-евразийских племен автохтонные (коренные) народы говорили, как предполагают ученые [20], на дене-кавказских и прото-тюркских языках. Арии, как колонизаторы едва ли не всей Евразии, давали рекам новой родины свои имена. Кстати, по прибытии в Индию 3800 лет назад они не изменили своей страсти к переименованиям, и с тех пор названия рек северной Индии весьма созвучны с именами рек и речек центральной и даже северной России.
Как видим, арийский корень «дн-дон» не присутствует только в названии величайшего водного пути Волги. Арии её называли «РА» (сравните с Нилом в древнем Египте и это соответствие неспроста), и как она впоследствии стала именно Волгой – большой вопрос и предмет отдельного исследования. Но мы не об этом. Теперь рассмотрим названия основных притоков упомянутых рек. Для Днепра и Десны это Ворскла, Псёл, Сейм, Судость, Припять, Березина, Уборть, Горынь, Ствига, Стырь, Льва – то есть по звуку и по смыслу чисто славянские названия. Имена свои эти реки получили где-то не позже середины первого тысячелетия новой эры. Притоки Волги и Москва-реки: Кама, Ока, Тверца, Медведица, Молога, Шексна, Кострома, Унжа, Керженец, Сура, Ветлуга, Свияга – то есть, в основном, корень финно-угорский и тоже появившийся не ранее начала первого тысячелетия н.э. Притоки Дона: Иловля, опять же Медведица, Хопёр, Битюг, Маныч, Сал, Северский Донец и ... Воронеж. Ученые и археологи считают, что эти имена присваивали притокам Дона племена сарматов, аланов, более поздние степные кочевники – опять же это начало и середина, а то и конец первого тысячелетия н.э. А вот «ВОРОНЕЖ» выпадает из всего этого ансамбля, режет это слово слух, ни к чему его не пришить, ни к какому известному на сегодня племени. Повторюсь, есть десятки вариантов и далее они будут предъявлены, но стопроцентного попадания пока нет. Похоже, само это слово дошло до нас из глубочайшей древности, возможно, из эпохи первых ариев в наших краях, а то еще и ранее. Исследования необходимо продолжать, но, может быть, уже в предположении, что изначально Воронеж (Воронаш, Воронож) обозначал определенную и характерную в Среднем Подонье местность, и уже от неё получила свое название река, а потом и город.
Во 2-м веке до н.э. скифы в Восточной Европе внезапно куда-то исчезают, и их место занимают не менее известные в истории племена сарматов. Скифия становится Сарматией. А вот уже в 3-4 веках н.э. сами сарматы куда-то чудесным образом рассасываются и на той же территории вдруг возникают из небытия многочисленные славянские племена. Поляки, кстати, считают себя потомками именно сарматов, оставляя русским честь быть потомками скифов. В русской истории еще грустнее: мы «возникли» только где-то в 6-7 веке н.э., сразу воздвигнув города, в том числе Киев и Новгород. Затем, лет через сто, не сумев управиться с «менеджментом» позвали норманнов навести у нас порядок (так по летописи). Новая наука - условно, молекулярная биология - наконец-то все расставляет по своим местам, по полочкам и на основе убедительных, строго научных данных позволяет утверждать: цепочка народов арии – киммерийцы – скифы – сарматы – славяне – русичи генетически наследует одному и тому же исходному, обитавшему 15 тысяч лет назад в Южной Сибири, племени ариев, заселившему впоследствии огромные евразийские пространства (совместно с родичами из гаплогруппы R1b), оставив свои следы в Африке и в Аравии.
Появившись около 4500 лет назад на территории Русской равнины, в частности, в Подонье, в междуречье Дона и Воронежа, «на Воронеже», они уже отсюда надолго никогда не исчезали и передали нам, своим потомкам, мистическую эстафетную палочку в виде набора в наших генах более половины своего исходного генетического кода. Русский народ, единый по языку и менталитету, напомню, формировался несколько тысяч лет из преимущественно скифо-арийского элемента (группа R1a), финно-угорского (N1c1), палеоевропейского (I2a) и родственного по первопредку западноевропейского (группа R1b). И все эти тысячелетия «место силы Воронеж» было одним из центров скифо-славяно-русской цивилизации.
 
СообщениеДРЕВНИЙ ВОРОНЕЖ. ОТ ПАЛЕОЛИТА ДО СЛАВЯН
(неразрывная цепочка племен: арии-скифы-сарматы-славяне-русичи)
Часть 1. Древние арии на Русской равнине
Древнейшее поселение «Homo sapiens» в европейской части России – это всемирно известный Костенковско-Борщевский комплекс на Дону, примерно в 40 км к югу от Воронежа. Археологи по последним данным [1] определяют возраст самых древних стоянок уже в 45 тысяч лет, что по сути является древнейшим не только в Европе (по мнению многих известных специалистов [2]), но и для всей Евразии. Если поначалу - по фрагментам черепов обитателей первобытных жилищ - антропологи относили самые древние останки «костёнковцев» к негроидному типу, а точнее, к его тихоокеанскому подвиду (аборигены Австралии, Папуа и островов), то по последним данным [3] самые первые обитатели Подонья уже имели европеоидный (как и кроманьонцы) облик современного человека, который с тех пор практически не изменился – см. реконструкции на рис.1.
Костенковско-Борщевский комплекс палеолитических стоянок расположен на довольно узком плато правого берега реки Дон и защищен от холодных северных ветров отвесно вздымающимися меловыми утесами (западный край Среднерусской возвышенности). Первые обитатели нашего края жили здесь беспрерывно в течение 30 тысяч лет (!) – тысячу поколений по современным меркам. Стоянки древних и жилища датируются археологами примерно до 15-12 тысяч лет назад, то есть вплоть до смены эпох: палеолита на мезолит – древний каменный век и средний. Южная граница обледенения европейской части Евразии проходила тогда примерно по пойме реки Ока (южнее современной Москвы), то смещаясь к югу в периоды максимального похолодания, то поднимаясь к северу. С окончательным отступлением ледника первобытные охотники на мамонта покидают насиженные тысячелетиями места и мигрируют на север вслед за объектами охоты – мамонтами, северным оленем, пещерным медведем. На сегодня пока в европейской части России палеолитических стоянок более не обнаружено. Есть места обитания неандертальцев этой же исторической эпохи, но они находятся в Крыму, на Северном Кавказе и Причерноморье: то есть географически на территории России эти две ветви человечества не пересекались. И получается, люди в ту пору были в большом дефиците.
Эпоха мезолита условно определяется с 12 до 6 тысяч лет назад. В этом периоде стоянки древних людей появляются непосредственно под Воронежем: в частности «Погоново озеро» (Погоновский полигон) и Долговская стоянка в Липецкой области. Считается, что это была миграция людей из северо-восточного Прикаспия и Приаралья [4].
Редкое население нашего края начинает пополняться только с наступлением неолита – нового каменного века – примерно с 6 тысяч лет назад. Так называемый донской неолит хронологически определен в 7-5 тысяч лет назад. К этому периоду относятся уже многочисленные стоянки на реках Воронеж, Битюг, Хопёр, Дон и, в том числе, на территории современного города Воронежа [5]. Возможно, это были восточные форпосты так называемой «трипольской» культуры, существовавшей на территории современных Румынии, Молдавии и Западной Украины как раз в VI-III тысячелетиях до н.э.
И вот, внимание, уже с середины III-го тысячелетия до н.э. - 4500 лет назад - на средний Дон проникают племена из степей Заволжья и Нижнего Дона. Появляется так называемая древнеямная культура (по способу захоронений), появляются первые курганы, и идёт уже массовое заселение нашего края [6,7]. Хронологически именно этот исторический период можно принять за точку отсчёта уже постоянного заселения Подонья и всего бассейна Дона, за ноль на оси времени наших прямых предков. Что же это были за племена, получившие постоянную прописку на данной территории? У археологов ответы неоднозначны и размыты, фиксация племён и культур идёт по керамике, утвари, оружию и, главное, по способу захоронения покойных как наиболее консервативной метке любой народности. Но вот вам пример из современных обычаев: в Липецкой области на похоронах разбрасывают вслед процессии хвойные ветки, а в Воронежской (соседней) уже нет. Один народ, а через сотню километров обычай уже чуть другой. Характерный орнамент на керамике тоже очень ненадежный ориентир: кому-то взбрело в голову вместо крестиков прочертить квадратики и всё – другая культура? Надежных критериев нет и можно спорить без конца: «абашевский» тот или иной черепок или же «трипольский»...
Именно с середины III-го тысячелетия до н.э. на территории Восточной Европы отмечается соседство и наслоение разных культур и обычаев – срубная культура, ямная, катакомбная и т. д., пересекающиеся во времени и в пространстве. Очень сложно, не имея вспомогательных подсказок определять и идентифицировать племена и народы только по черепкам и способам захоронений, даже с учетом топонимики. Попробуйте, например, перевести с «птичьего» языка такую фразу: «...обнаружено захоронение женщины смешанной абашевско-срубной культуры эпохи поздней бронзы». Даже специалист не сможет вам толком расшифровать эту тайнопись для непосвященных: что это за племя, какого народа, датировка, хотя бы, в 500 лет туда-сюда.
Для раскодирования подобных изысков сегодня учеными призывается новая, бурно развивающаяся наука - даже не имеющая пока установившегося названия - условно молекулярная палеонтология. Открытия и разработки генетиков и биологов, начиная с 80-х годов прошлого века, позволяют применительно к исторической науке во многом по-новому классифицировать и выделять племена и народности. Современная молекулярная биология с высокой степенью вероятности при условии достаточно большой выборки генетического материала и накопленных статистических данных определяет по специфическим участкам ДНК человека его родственную и даже племенную принадлежность (не говоря уж о близкородственных связях). Причем как по женской, так называемой, митохондриальной хромосоме, так и по мужской Y-хромосоме. Последняя особо привлекательна для историков и археологов тем, что у любого количества потомков одного общего предка однозначно выделяются присущие только этой мужской линии маркеры по Y-хромосоме. То есть, если некая мужская линия не прерывалась тысячелетиями, то можно определить её первопредка, её «Адама» (кстати, и Еву тоже). Мало того, при условии накопления определённого статистического материала по исследованиям ДНК осуществляется датировка с точностью до 10% времени (в историческом смысле) появления, разделения, изменений в составе того или иного племени, а также направление миграций.
Все современное человечество генетики разделили на 20 основных родов (по мужской Y-хромосоме), или же определили на сегодня два десятка первопредков всех живущих на планете Земля людей. Роды эти обозначены латинскими буквами от А до V. Население современной России является, в основном, потомками следующих родов, или гаплогрупп, как их называют генетики: R1a, R1b N1c1, I1, I2a. Здесь индексы и буквы после заглавной литеры означают разделение первородов на боковые, дочерние (вернее, сыновние) ветви. Что они означают – расскажем чуть ниже, а пока приведём распределение населения России по отношению к древним гаплогруппам: доля потомков рода R1a составляет 47%, R1b – 6%, рода N1c1 – 20%, J2 – 3%, G2a3 – 4%, I1 – 5%, I2a – 10%, E1b1 – 5% [8]. Можно сказать, что в среднестатистическом россиянине присутствует замес из вот такого соотношения гаплогрупп. Приведённое процентное соотношений достаточно условное и усреднённое, так, доля «ведущей» группы R1a возрастает в направлении с севера на юг и ниже широты Пскова и Твери составляет уже 67% с соответствующим уменьшением доли финно-угорской группы N1c1. Ясно, что на Северном Кавказе распределение населения по родам (предкам) совсем иное, чем в Архангельске.
Теперь подробнее. Гаплогруппы R1a и R1b – это потомки общего предка ветви R человечества, обитавшие, по основной версии, в Южной Сибири порядка 20 тысяч лет назад и добравшиеся за тысячи лет миграций до Русской равнины примерно 5000 – 4500 лет назад (или 3000-2500 лет до н.э.). Это и есть те самые «пришельцы с восточных степей», заселившие на рубеже эпох позднего палеолита и бронзы степи Прикаспия, Причерноморья и Русской равнины. Ветвь R1a (наши прямые предки) в дальнейшем заселяет Восточную Европу, частью уходит на юг и юго-восток - за Кавказ, в Сирию и Иран – частью, 3700-3500 лет назад проникает в Северную Индию ( см. рис. 2.) Из переживших тысячелетия памятников культуры и письменности этих переселенцев «Авеста» и «Ригведа» мы знаем, что они называли себя арии. То есть, гаплогруппа R1a изначально являлась арийской ветвью группы R и это обстоятельство, благодаря достижениям молекулярной генетики, уже никем не оспаривается и является общепринятым. Только нам оно еще, с непривычки, режет слух.
Любопытный факт. Добравшись около 3700 лет назад до Северной Индии, арии – завоеватели - назначили сами себя высшей кастой, и до сих пор среди браминов северных штатов доля потомков R1a составляет до 72%. (И это, несмотря на вторжение на эту территорию в 17 веке моголов). В меридиональном направлении доля группы R1a среди населения Индии резко падает практически до нуля и на юге превалируют автохтонные (дравиды), доарийские гаплогруппы.
Кратко коснемся прочих составляющих общероссийского этноса (в генетическом плане). Гаплогруппа R1b, или так называемая, западноевропейская, является родственной «нашей» R1a, так сказать, «кузеном». Примерно в тот же исторический период, мигрируя также из Южной Сибири, примерно 5000-4500 лет назад этот народ проникает в Европу по Дунаю, и через Северную Африку и Иберийский полуостров (Испанию), покоряет автохтонные палеоевропейские племена групп I1 и I2a и на сегодня составляет большинство населения Западной Европы – см. рис 3. [9].
Род N1c1 относится к финно-угорским народам, он выделяется из общей предковой группы N, обитавшей 20 тысяч лет назад в Западной Сибири и частью своей за тысячи лет миграций добирается до современной Финляндии только 2500 лет назад [10]. На территории России к финно-угорской языковой (а теперь и генетической) группе относится большая часть коренного населения Мордовии, Удмуртии, Мари, Коми, народы Севера. Вспомним и летописные народы, оставившие свои имена в топонимике русского Севера: мурома, мещера, чудь, весь, жмудь и т.д. Процесс взаимной ассимиляции этих народов с русскими был столь высок, что сегодня до 20% этнических русских (в основном, севернее Москвы) по генетике относятся к финно-угорской группе. Но не по языку, менталитету, воспитанию, по духу и, в конце концов, не по паспорту. Получается, действительно: копни русского – найдёшь финна. Но не монголо-татарина, как считалось ранее: монгольское завоевание 13-15 веков не оставило в наших генах своих следов, то есть, подтверждается отсутствие постоянной оккупации Руси завоевателями - они обходились только данью. Но об этом подробнее в иных главах.
Субклад G2a3 общей гаплогруппы G – кавказский. Взаимопроникновение с родом R1a происходило уже в последние столетия (особенно бурно в 20 веке). Кстати, И. Сталин по мужской Y-хромосоме относится именно к этой группе. Присутствует в России и небольшая доля (и по национальности, и по генетическому коду) ближневосточной гаплогруппы J – это евреи и арабы, а также группа E1b1 – выходцы из Северной Африки, за тысячелетия добравшиеся до Балкан и, через Византию, и в Россию [11]. К гаплогруппе I2a – автохтонная палеоевропейская – ученые относят носителей исчезнувшей к моменту появления ариев на данной территории так называемой «трипольской» культуры. К той же гаплогруппе относят и предшественников ариев в Подонье, обитателей неолитических стоянок вдоль рек донского бассейна. Возможно, из тьмы веков дотянулась до нашего времени веточка в эти 12% (существующих ныне в европейской части России) древней европейской гаплогруппы в наших генах.
Таким образом, племена ариев, эти евразийские колонизаторы, однажды, 4500 лет назад обосновавшись на Русской равнине, уже никогда и никуда отсюда не уходили. Если не принимать во внимание колонизаторские экспедиции в Центральную Европу, в Персию, Индию, Аравию. Мало того, именно с их появлением начинается в Европе эпоха бронзы, а в военном плане применение боевых колесниц. Приручение коня ученые также приписывают этому народу [12].

Часть 2. Киммерийцы и скифы
Самые древние письменные свидетельства о племенах, населяющих восточно-европейские степи, находим у Гомера, называвшего их киммерийцами. Сам Гомер жил в 7-8 веке до н.э. (точнее не определяется), но, этому же периоду его более поздний, но не менее знаменитый соотечественник, Геродот, приписывает появление на тех же территориях уже скифов. Получается, во времена Гомера в северном Причерноморье обитали скифы, но он говорит об их неких предшественниках – киммерийцах. О последних известно немногое: относились они к ираноязычной группе индоевропейских языков (ученые-филологи определили буквально по нескольким дошедшим до нас через ассирийцев именам вождей), появились примерно 3500 лет назад (опять-таки из ниоткуда), воевали с соседями ближними и дальними – Урарту, Ассирия. Вот тут повнимательней: посмотрите на карту, где Ассирия и где северное Причерноморье – между ними тысячи километров и главный Кавказский хребет всего с двумя проходами: через Дербентский проход в Дагестане по узкой полоске пляжей между морем и скалами и вдоль черноморского побережья (через Сочи) по такой же полоске суши. А ведь шли обозы, конница, колесницы. И ходили туда-сюда эти упёртые киммерийцы не один раз [13].
Затем в 8 веке до н.э. киммерийцы бесследно исчезают и на их месте также внезапно возникают из исторического небытия уже скифы. Опять-таки ираноязычные. Причем всегда считалось, что эти племена сначала зачем-то веками поднимались на север с иранского плато в Причерноморье, затем шли обратно через Кавказский хребет отвоевывать у оставшихся на исторической родине сородичей то же самое не такое уж плодородное и сочнотравное плато (нагорье).
Вернемся к ариям, оставшимся в Восточной Европе на новой родине и не польстившимися новыми далёкими путешествиями со своими более беспокойными сородичами на юг (Передняя Азия, Аравия), запад (Центральная Европа), и юго-восток (Индия). Итак, получается, что именно их греки называли сначала киммерийцами, а затем и скифами. Как они себя именовали сами мы можем только догадываться: первое время, скорее всего, все-таки ариями, а по прошествии веков и дроблении единого рода на племена появляются и иные самоназвания – об этом позже. Как бы там ни было, исследования генетического материала сохранившихся останков многочисленных скифских захоронений однозначно указывает на их принадлежность к роду, гаплогруппе именно R1a!
Отец истории Геродот, лично посетивший Скифию (северное Причерноморье) в 5 веке до н.э., определил начавшееся разделение единого племенного союза скифов на отдельные, но не изолированные друг от друга, племена скифов-земледельцев, скифов-пахарей, скифов-кочевников и даже, по его мнению, царских скифов, или же тавров, обитавших в Крыму. Хотя, градация немного странноватая, это как делить нынешнее население на племена русских-слесарей, русских-менеджеров, русских-бухгалтеров и царское племя русских-депутатов. Скифо-арии оставили заметный след не только в истории Руси-России, но и всего тогдашнего мира (Ойкумены). Так, обоюдно забывшие к 6 веку до н.э. про изначальное родство скифо-арии воюют с ирано-ариями персидского царя Дария. Дарий, кстати (имя-то характерное!) с гордостью позиционировал себя как «...арий, сын ария».
Немного о генетическом составе окружающего Россию славянского мира. Как уже указывалось, доля потомков гаплогруппы R1a в России составляет 47%, а вот в Польше этот процент ещё выше – 55(!), в Белоруссии – 48%, на Украине – чуть более 50%. И также присутствуют в примерно равных долях древнеевропейские и западноевропейские гаплогруппы I1, I2a, R1b, а также финно-угорская N1c1. Как сказано в работе [14]: «...популяции поляков, южных русских и украинцев формируют не три отдельных, а единое «этническое облако»». То есть, эти народы генетически одинаковы и это, несмотря на различия в языке и даже религии. Доказано, например, что общий предок современных русских родился именно на территории Польши 4800-4500 лет назад, откуда его потомки перебрались впоследствии на Русскую равнину [15]. Получается, арии в процессе миграций, частью оседали на вновь колонизируемых землях (как в случае с древним Воронежем и Подоньем), частью шли дальше, в том числе и в Центральную Европу. Откуда впоследствии, может и вынужденно, под давлением или местных племен, или ранее занявших эти территории носителей западноевропейской гаплогруппы R1b им приходилось возвращаться на уже ранее заселенные их сородичами места. Или же просто: то была эпоха перехода степных кочевников, следующих за своими стадами, к оседлому земледельческому образу жизни. Что подтверждается археологами при исследовании различных местных культур эпохи энеолита и ранней бронзы (это вплоть до 1000 – 500 лет до н. э.).
Ещё раз. Миграции древних ариев шли с востока, с территории, в том числе Алтая, на запад севернее и южнее Каспийского моря, через Кавказ – Северный Кавказ, Северное Причерноморье, Карпаты, Восточную Европу. Отсюда следует своеобразный реверс вектора обратно на восток и юго-восток, и в наших краях они появляются около 4800 – 4500 лет назад. Далее уже отсюда (есть такие версии [16]), повторюсь, одна часть ариев мигрирует в Иран и Сирию, доходя до Аравийского полуострова (у арабов Южной Аравии группа R1a встречается у 9% населения, причём, как правило, это высшие слои общества и шейхи, и последние очень гордятся принадлежностью к столь древнему роду). Другая часть завоевывает Северную Индию, по пути оставляя свои следы в генах современных киргизов, узбеков, казахов, таджиков и даже тувинцев. Такова премия завоевателя: победитель получает всё, включая женщин. В работе [17] можно встретить такую фразу о древнем населении Восточной Европы и Приуралья: «К концу II тысячелетия до н.э. над медно-рудной базой восточного региона (Урал и Кавказ) установило жесткий контроль какое-то сильное политическое объединение». После открытий генетиков стало понятно, что это за объединение племён – арии, прародители киммерийцев и скифов.
Тема миграций древних народов, как и процесс формирования современных наций невероятно интересна и многообразна, ей предстоит посвятить отдельную работу. Пока только, в рамках данной главы, отметим весьма характерный и полярный разброс мнений историков относительно прародины ариев (и не только их, а всех предков европейских народов) и направлений их миграций. Помимо приведенной выше основной версии происхождения и изначального района обитания пра-ариев в Южной Сибири (Алтай – Прибайкалье) можно указать ещё две взаимоисключающие [18, 19]. Так, в первой работе утверждается, что древние арии, или же гаплогруппа R1a, обитали изначально в Передней Азии – Анатолии (Турция), перебравшись сюда с Ближнего Востока несколько десятков тысяч лет назад. А вот уже 15 – 10 тысяч лет тому назад они начинают движение, растянувшееся на тысячелетия, из указанных районов, а то и вообще с «юга Русской равнины». Экспансия осуществлялась во все стороны света, в том числе и в Индию 3700 лет назад, а вот в Европе пра-арии появляются порядка 9000 лет назад и уже отсюда на территории современной России все в тот же временной промежуток 5000 – 4500 лет назад (3000 – 2500 лет до н.э.).
Альтернативный вариант утверждает об изначальном пребывании древних ариев, а именно индо-ариев, в Северной Индии, откуда они начали свое движение на запад все те же 5100 лет назад и прибыли на Русскую равнину примерно в тот же временной период порядка 4500 – 4000 лет назад, «неся с собою высокую духовную культуру и индо-европейский язык, а прибыв в Европу, «одаривают» своим языком все местное население» и оседают где-то тут же в Европе, особенно в восточной её части. Эту идею, кстати, всячески насаждал и отстаивал сам «фюрер немецкой нации» и его идеологи: арийцы из Индии, придя в Европу, породили нордическую расу. Увы, должен разочаровать приверженцев этой теории: исследования молекулярных биологов полностью опровергают данный тезис и однозначно показывают, что современное население Западной и Центральной Европы состоит, в основном, из потомков родов евразийских колонизаторов R1b и автохтонного населения родов I1 и I2a. При этом германцы никак не могли относиться к потомкам древних ариев, чисто генетически. В Западной Европе самая высокая доля потомков ариев отмечена в Норвегии и Швеции – 18-22% - и, что очень интересно и требует более детального рассмотрения, в островной Исландии – 23% (вот тебе и викинги!).
Как видим, с какой стороны не зайди, «племена с востока» в III-м тысячелетии до н.э. на Русской равнине – это арии и не так важно, откуда именно они пришли. Главное, что с той поры они всегда здесь (их потомки). В прочих главах настоящего исследования будут приведены примеры многочисленных стоянок и поселений конкретно в междуречье Дона и Воронежа со времен палеолита и ранней бронзы (скифы) до первых славян. Здесь же приведем рисунок этого междуречья и окрестностей с отметками главнейших и известных на сегодня городищ – см. рис. 4. Видно, как густо эта зона усыпана значками стоянок разных эпох. И вывод: люди, наши предки, жили здесь всегда! Это место притягивало их тысячи лет, что это за волшебная сила, или как сейчас модно говорить «место концентрации энергий»?

Часть 3. Тайны Воронежа
С точки зрения военной географии междуречье Дона и Воронежа представляет собой даже в наше время некую гигантскую естественную крепость, врезающуюся южным фасом в Дикое поле – бескрайние донские степи. Западная сторона рек северного полушария, текущих в меридиональном направлении, имеет из-за вращения Земли высокие обрывистые берега, восточная сторона – наоборот – пологая. Мало того, русло Дона являет собой восточную границу Средне-Донской возвышенности, вздымающуюся меловыми скалистыми уступами зачастую непосредственно у среза воды. Так, возвращаясь к началу главы, вспомним самые древние поселения в Костенках, обитатели которых тысячи лет селились на плато правого берега Дона под защитой меловых скал. Так же и правый западный берег реки Воронеж состоит из высоких, протянувшихся на десятки километров к северу холмов. То есть, обитатели междуречья, этой естественной крепости были защищены с востока (все кочевые враждебные племена накатывали оттуда, сменяя друг друга, веками) водной преградой; обойти и форсировать которую было весьма затруднительно любому сколь либо значительному отряду с припасами и обозами без опасности быть разгромленными на переправах или под скалами Воронежской крепости. К тому же археологи докладывают об остатках деревянных крепостей и дозорных башен практически на сотню километров вверх по течению Воронежа, а после впадения его в Дон и вниз по Дону. И так тысячелетиями!
Отметим еще одно важное обстоятельство. Даже в наше время от северной окраины современного города Воронежа простирается в северном и северо-восточном направлении на десятки километров так называемый «Усманский бор», в древности соединяющийся с вековыми, непроходимыми лесами центральной и северной Руси. Так было всегда: к югу от Воронежа – степь, к северу – лес, где защитники крепости, обитатели древнего Воронежа могли укрыться при неблагоприятном развитии военной обстановки. Сторожевые посты на высоких берегах Дона и Воронежа позволяли контролировать степь на десятки километров вглубь враждебной территории, а с учетом разведывательных дозоров и на сотни.
При взгляде на карту Восточной Европы в бассейнах рек Волга, Ока, Дон, Днепр, Донец мы не обнаружим сколь либо значительного аналогичного междуречья из текущих в южном направлении рек, которое давало бы столь весомые преимущества защитникам, как и «на Воронеже». Мы увидим, разве что, севернее Киева подобное естественное геометрическое образование при слиянии рек Десна и Припять с Днепром. Но не зря Киев поставили все-таки не в этих междуречьях – естественных крепостях: западные берега всех трех рек не имеют столь значительного перепада высот, как на Дону. Мало того, северная часть междуречья представляет собой скорее болото, чем лес – там не укроешься с серьезным войском и не отсидишься. Киев был поставлен в 6 веке н.э. уже славянами не как серьёзная крепость, а скорее как ярмарочное место на пути «из варяг в греки», ниже слияния судоходных трех больших рек – как и знаменитая Макарьевская ярмарка у слияния Оки и Волги под Нижним Новгородом.
При обзоре же «Воронежской крепости» учтем также впадающую в Дон справа в 100 км южнее Воронежа и протекающую в широтном направлении широкую и в наше время реку Тихая Сосна. Река эта также является как бы границей между Диким полем и лесной северной зоной Руси и ряд стоянок и поселений (остатки крепостей) на ее левобережье позволяет утверждать, что и данная река с древних времен входила в единую укрепленную оборонительную систему Среднего Дона. Получается, не зря, ох, не зря тысячи лет наши предки селились именно «на Воронеже». Место идеальное для жизни, торговли со степью и южными морями (выход в Азовское, Черное, да и Средиземное моря) и обороны от нежелательных гостей. Плотность древних поселений «на Воронеже» сравнимо по концентрации городищ и крепостей – если не превышает - с другими центрами древней Руси.
Я почему упорно говорю «на Воронеже» - а вот почему? Обратимся ко всем известным упоминаниям о древнем Воронеже в летописях и указах. По свидетельству Никоновской летописи родственник рязанского князя Глеба, его шурин Ярополк, убежал с поля битвы «НА ВОРОНЕЖ» (речь о 1177 годе). Причем сказано, что Ярополк на этом Воронеже «ходил из города в город», пока местные не сдали его рязанским властям. Имеется также грамота начала 16 века турецкого наместника Азова своим послам: «А как Алакозь (имя посла) прислал грамоту, что уже из Азова пошел и князь великий против его (для охраны) послал полк людей береги его НА ВОРОНЕЖ; и как он пришел НА ВОРОНЕЖ...». И, наконец, всем известный указ царя Федора об основании города: «...ставить город на Дону, НА ВОРОНЕЖЕ...». Отсюда напрашивается вывод: был и есть город Воронеж, есть река Воронеж и было географическое и историческое место ВОРОНЕЖ – вся нижняя часть воронежско-донского междуречья. Сама эта естественная крепость, местность под названием ВОРОНЕЖ, а на ней уже крепости, городища, угодья, сторожа и т.д. Как Лукоморье, Рижское взморье, Подмосковье, Белогорье, Жигули, Подолье и т.п. Город Воронеж получил когда-то своё название даже не от реки, а от местности с таким же названием. А вот что оно означало – на этот счёт есть десятки гипотез и об этом в следующих главах. Немного коснемся этой темы.
Рассмотрим гидронимы Русской равнины, как наиболее консервативные и древние слагаемые топонимики. Основные реки Восточной Европы – Волга, Дон, Днепр, Десна, Днестр, Донец, Дунай, Двина. Отчетливо звучит корень Дн-Дон и, скорей всего, правы те лингвисты, которые приписывают авторство названий главным рекам данного региона каким-то древним племенам, а именно арийским, в индо-европейском языке которых этот корень означал либо «вода», либо, «река». Индоевропейские языки проникли в Европу именно и только с ариями. Обитавшие здесь до нашествия восточно-евразийских племен автохтонные (коренные) народы говорили, как предполагают ученые [20], на дене-кавказских и прото-тюркских языках. Арии, как колонизаторы едва ли не всей Евразии, давали рекам новой родины свои имена. Кстати, по прибытии в Индию 3800 лет назад они не изменили своей страсти к переименованиям, и с тех пор названия рек северной Индии весьма созвучны с именами рек и речек центральной и даже северной России.
Как видим, арийский корень «дн-дон» не присутствует только в названии величайшего водного пути Волги. Арии её называли «РА» (сравните с Нилом в древнем Египте и это соответствие неспроста), и как она впоследствии стала именно Волгой – большой вопрос и предмет отдельного исследования. Но мы не об этом. Теперь рассмотрим названия основных притоков упомянутых рек. Для Днепра и Десны это Ворскла, Псёл, Сейм, Судость, Припять, Березина, Уборть, Горынь, Ствига, Стырь, Льва – то есть по звуку и по смыслу чисто славянские названия. Имена свои эти реки получили где-то не позже середины первого тысячелетия новой эры. Притоки Волги и Москва-реки: Кама, Ока, Тверца, Медведица, Молога, Шексна, Кострома, Унжа, Керженец, Сура, Ветлуга, Свияга – то есть, в основном, корень финно-угорский и тоже появившийся не ранее начала первого тысячелетия н.э. Притоки Дона: Иловля, опять же Медведица, Хопёр, Битюг, Маныч, Сал, Северский Донец и ... Воронеж. Ученые и археологи считают, что эти имена присваивали притокам Дона племена сарматов, аланов, более поздние степные кочевники – опять же это начало и середина, а то и конец первого тысячелетия н.э. А вот «ВОРОНЕЖ» выпадает из всего этого ансамбля, режет это слово слух, ни к чему его не пришить, ни к какому известному на сегодня племени. Повторюсь, есть десятки вариантов и далее они будут предъявлены, но стопроцентного попадания пока нет. Похоже, само это слово дошло до нас из глубочайшей древности, возможно, из эпохи первых ариев в наших краях, а то еще и ранее. Исследования необходимо продолжать, но, может быть, уже в предположении, что изначально Воронеж (Воронаш, Воронож) обозначал определенную и характерную в Среднем Подонье местность, и уже от неё получила свое название река, а потом и город.
Во 2-м веке до н.э. скифы в Восточной Европе внезапно куда-то исчезают, и их место занимают не менее известные в истории племена сарматов. Скифия становится Сарматией. А вот уже в 3-4 веках н.э. сами сарматы куда-то чудесным образом рассасываются и на той же территории вдруг возникают из небытия многочисленные славянские племена. Поляки, кстати, считают себя потомками именно сарматов, оставляя русским честь быть потомками скифов. В русской истории еще грустнее: мы «возникли» только где-то в 6-7 веке н.э., сразу воздвигнув города, в том числе Киев и Новгород. Затем, лет через сто, не сумев управиться с «менеджментом» позвали норманнов навести у нас порядок (так по летописи). Новая наука - условно, молекулярная биология - наконец-то все расставляет по своим местам, по полочкам и на основе убедительных, строго научных данных позволяет утверждать: цепочка народов арии – киммерийцы – скифы – сарматы – славяне – русичи генетически наследует одному и тому же исходному, обитавшему 15 тысяч лет назад в Южной Сибири, племени ариев, заселившему впоследствии огромные евразийские пространства (совместно с родичами из гаплогруппы R1b), оставив свои следы в Африке и в Аравии.
Появившись около 4500 лет назад на территории Русской равнины, в частности, в Подонье, в междуречье Дона и Воронежа, «на Воронеже», они уже отсюда надолго никогда не исчезали и передали нам, своим потомкам, мистическую эстафетную палочку в виде набора в наших генах более половины своего исходного генетического кода. Русский народ, единый по языку и менталитету, напомню, формировался несколько тысяч лет из преимущественно скифо-арийского элемента (группа R1a), финно-угорского (N1c1), палеоевропейского (I2a) и родственного по первопредку западноевропейского (группа R1b). И все эти тысячелетия «место силы Воронеж» было одним из центров скифо-славяно-русской цивилизации.

Автор - studenh
Дата добавления - 08.07.2015 в 21:31:05
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Древняя Русь от палеолита до славян (Арии-скифы-сарматы-славяне-русичи - ветви одного огенетическ)
Страница 1 из 11
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2016); Сайт управляется системой uCoz