Воронеж: летописи, археология, Книга Велеса - Форум
[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Plotnick 
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Воронеж: летописи, археология, Книга Велеса (ПАопытка заглянуть во тьму веков.)
Воронеж: летописи, археология, Книга Велеса
studenhДата: Вторник, 12.04.2016, 19:57:12 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 8
Статус: Offline
Воронежские древности: летописи, археология, книга Велеса
1. История вопроса
Оговоримся сразу. Известное свидетельство арабского путешественника 11 века о городе Вантит вблизи слияния Дона и Воронежа мы пока оставим за скобками настоящего повествования. Тема эта достаточно хорошо известна и проработана [1], и «арабский след» в деле поисков воронежских истоков вполне имеет право на существование. Но что конкретно имел в виду уважаемый древний араб – непонятно до сих пор, так как слова Вантит и Воронеж – кроме первого звука – совсем не «рифмуются» и их ничто не связывает синтаксически.
Годом основания современного Воронежа считается 1586 год, когда вышел указ царя Федора Иоанновича (сына Ивана Грозного) со всем известными строками: «Ставить город на Дону на Воронеже, не доезжая Богатого Затона два днищи» (здесь, видимо, речь шла об излучине Дона у современных Лисок). Всегда предполагалось, что Указ имел в виду реку Воронеж, на которой боярам предписано выбрать место для крепости по своему усмотрению. Мы же убеждены для данного случая, как и в небезызвестной истории с летописным Воронежем 1177 года (об этом ниже), что имелась в виду не река, а все междуречье Дона и Воронежа в его южной части – границе леса и степи, Руси и Дикого Поля. Своеобразный материковый треугольник, исстари называемый Воронеж по имени одного из самых полноводных притоков Дона – реки Воронеж.
Первое письменное упоминание об этом своеобразном месте мы встречаем в летописи о событиях 1177 года. В пору феодальной раздробленности против Владимирского Великого князя выступили два его вассала князья Ярополк и Мстислав. Потерпев поражение, один из них, Ярополк, бежал в Рязанскую землю (княжество) «на Воронеж, где ходил из града в град». В переводе на бытовой язык сия запись означает: князь прибыл в фактически независимое от Владимира Рязанское княжество, дабы поиметь там защиту. А надо пояснить, что сам князь Рязанский Глеб томился в то время в плену во Владимире. Ярополк первоначально надеялся скрыться, отсидеться «на Воронеже», где он перемещался «из града в град» - то есть, «градов» в этой зоне хватало. Дело кончилось тем, что князь Владимирский Всеволод затребовал у рязанцев выдать своего врага, угрожая карательной экспедицией. Рязанские бояре предпочли не затевать дополнительной ссоры и послали своих людей «на Воронеж», где те и задержали беглого Ярополка, препроводив его впоследствии во Владимир. Заметим, что отсидев некоторое время у Великого князя в заточении, Ярополк был все же отпущен в свое удельное княжество даже без традиционного для той поры ослепления. Но это уже к делу не относится.
Далее Воронеж упоминается в описании событий 1237 года при нашествии Батыя на Русь (Никоновская летопись). Здесь говорится, в частности, что «...безбожные татарове... сташе станом по Онозе, и взяша ю и позгоша». Стоянка монголо-татар обозначена как «Оноза-Онуза», но тем не менее, русские князья выходят, согласно той же летописи, против татар «в Воронеж». Что за Онуза – так и остается неизвестным во веки, но Воронеж упоминается вполне явственно и именно в форме определенного и известного русичам той поры места – «Воронежа» (не реки, заметим).
В то же время в «Повести о разорении Рязани Батыем» четко говорится, что Батый пришел на Русскую землю и «ста на реке Воронеже близ Рязанской земли». Получается: в сознании людей того времени (правда, и летопись, и Повесть писались лет через 200-300 после событий, но тем не менее) существовали и река Воронеж и некая местность (город?) Воронеж-Воронож-Вороняж. Еще однажды в той же Никоновской летописи Воронеж упоминается при рассказе о подавлении татарами восстания населения Курского княжества, после которого местный князь бежал «в Резань в лесы воронежские». Отметим: «лес Воронежский» именно в Рязанском княжестве. Уж не тот ли это лес, что и сегодня тянется от окраины современного Воронежа на север и который в древности соединялся с лесами рязанскими, мещерскими и так далее? Теперешнее название этого гигантского лесного массива – Усманский бор – по имени лесной реки Усманки, а вот тогда он был Воронежский и, похоже, опять-таки, имел свое называние не от реки а от всей местности, именуемой Воронежем, Воронежьем.
Теперь возникает законный вопрос: так почему же годом основания современного Воронежа считается 1586 год, а не 1177, когда он уже вполне себе существовал, давал приют беглым князьям-диссидентам и был упомянут в русских летописях? Как ни странно, причиной тому явилась некая щепетильность городской общественности и археологической комиссии еще середины 19-го века (!). Еще тогда поднимался вопрос о дате рождения города и было условлено датой этой считать за отсутствием прямых материальных доказательств более ранних времен именно 1586 год. Тем более, что в 1886 году пышно и с размахом был отпразднован 300-летний юбилей города и уже после этого «перерегистрировать» дату рождения стало как-то неуместно – отпущенные средства были потрачены по назначению. К тому же мэтр русской исторической науки С.М.Соловьев также не изволил идентифицировать летописный Воронеж с современным. Тут надо признать, что какие-либо следы именно города – не городищ, таковых множество – на территории Воронежа и окрестностей пока не обнаружено, но об этом ниже.
А свято место пусто не бывает. И вот уже при Советской власти в 1927 году украинскими энтузиастами от археологии были проведены раскопки на территории городка-тёзки Воронежа в Сумской области Украины и обнаружены какие-то следы славян, древнерусского поселения. Соединив добытые черепки с известными летописными данными о существовании Воронежа уже в 1177 году, были сделаны выводы, что речь шла о Воронеже именно Черниговского княжества. Хотя в летописях говорится о мытарствах князя Ярополка в пределах княжества Рязанского, которое совсем себе не Черниговское. И упоминания о Воронеже – местности и, главное, реке – 1237 года и 1285 также были искусно притянуты именно к Черниговскому (теперь Сумской области) городку, где, ясное дело, реки Воронеж нет и не было. «Непротивление этому археологическому злу насилием» привело к тому, что Советская власть в Москве, идя навстречу чаяньям интеллигенции национальных окраин и наплевав на истину, совершенно не препятствует, скорее, потакает, узурпации сумским Воронежем столь древней даты основания города.
Здесь характерно вот что. Первое реальное письменное упоминание о Воронеже малороссийском состоялось в 1664 году, когда боярин Ромодановский составил донесение в Москву о столкновении с поляками и крымцами близ «местечка Воронеж». Именно «местечка», точнее и не скажешь, ибо на сегодня оно таковым и остается с населением в 7 (!) тысяч человек, располагаясь в стороне от основных магистралей и центров. Из рассмотрения топографической карты следует: местечко это расположено на безлесой равнине без заметного перепада высот, из водоемов имеется речушка с характерным названием Осота. И непонятно, что именно, какие преимущества данной местности могли бы подвигнуть славян-русов на обустройство здесь своего городища, да просто селища?! Фортификационно – полная беззащитность со всех сторон: открытая местность, река – одно название... А вот в 17 веке здесь вполне – на плодородных черноземах – могло располагаться поместье польско-литовского шляхтича. И вот так совершенно бездоказательно, на одной «политической воле» в Большой Советской Энциклопедии (на украинском языке), а в современных украинских изданиях и подавно, мы узнаем, что «местечко Воронеж» является одним из древнейших городов на Руси аж с 1177 года. Вот так!
Напомним, для примера, как Казань стала 1000-летней. В 90-х годах в какую-то умную казанскую чиновничью голову пришло озарение: раз когда-то на археологических раскопах на территории города нашли арабскую монету 9-10 века, то отчего бы (следует единственно правильный вывод) не заявить во всеуслышанье, что Казань стоит на этом месте неколебимо именно с тех времен. Хотя реально первое письменное упоминание о Казани приходится на 1391 год. Вот так одна денежка продлила жизнь городу на 400 лет. Под 1000-летний юбилей на подготовку и проведение торжеств местные власти выбивают из Москвы многомиллиардные влияния, за несколько лет город реально преображается, пышно празднуется юбилей, и Казань становится третьей столицей России. Вот так действуют «продвинутые» в археологии градоначальники. У нас же, несмотря на очевидные нестыковки в хронологии, годом основания остается 1586 (хоть монету подкидывай). Не так давно в Воронеже не преминули истратить несколько десятков миллионов на гораздо более скромные торжества - относительно казанских - по поводу всего лишь 425-летия. Дата вообще ни туда, ни сюда, условно круглая. Но это все называется Большая политика и нам сие не понять. Вернемся к истории. А между прочим, если верить сообщению в [2 ], под Воронежем действительно была найдена византийская монета 9-го века! Так что же, тов. губернатор, не пора ли ехать за миллиардами на 1500-летний юбилей города?
2. О происхождении гидронима и топонима «Воронеж»
Этимология самого слова «Воронеж» продолжает оставаться неясной. Нет смысла приводить многочисленные рассуждения, как профессиональных краеведов, так и любителей о происхождении слова. Ищут и финно-угорские корни, и половецкие, и тюркские, само собой скифо-иранские и славянские, вплоть до выдуманных легендарных тотемных основателей Вороны и Ежа. Но пока все тщетно.
На сегодня, как основная, принята версия покойного профессора Загоровского [3 ] о происхождении термина «Воронеж» от древнего славянского имени Воронег. Причем Загоровский, признавая, что летописный Воронеж никак не мог располагаться в Черниговском княжестве, тем, не менее, внес разлад и сумятицу в этом вопросе. Он доказывал, что летописный Воронеж располагался в районе современного Липецка – так называемое Романовское городище – на 100 км севернее современного Воронежа. Но одновременно утверждал, будто река Воронеж была так названа какими-то переселенцами с Черниговщины в 10-11 веках в честь своего родного городища Воронежа Черниговского. Вот с этим категорически не согласимся!
Вначале цитата из Загоровского: «... название поселения Воронеж должно было возникнуть сначала там, где нет реки по имени «Воронеж», а именно на Черниговщине. Языковой, географический и логический анализы термина «Воронеж» подтверждают приоритет (по времени возникновения) черниговского Воронежа». Хоть здесь и упомянут «логический анализ», но в целом весь пассаж, мягко говоря, непонятен и с логикой не в ладах. Давайте разберемся по пунктам.
1. Сравнение количества славянских поселений в районах двух Воронежей.
Начнем с Воронежа украинского. Есть две схемы (рис.1,2) расположения древних (первых?) славянских (здесь даже еще антских) поселений и раннеславянских памятников на территории Украины, начиная с «позднеримского-гуннского» (это примерно с 4-го по 7 век). Воронеж Сумской выделен в правых верхних углах схем. Видно: практически вся территория современной Сумской области – чистое поле. Здесь есть более ранние скифские и сарматские поселения, но эту эпоху мы пока оставим в покое. В [4 ] указано, что на территории Сумской области самые ранние славянские поселения датируются 11 веком (только-то!) и только в одном случае 9-м веком и это не Воронеж, который в списках поселений Киевской Руси не упоминается вообще. Правда, есть некий Ворон, который местные ревнители старины сразу поспешили объявить Воронежем летописным, но это натяжка.
Теперь касательно Воронежа нашего, «воронежского». Приводим схемы поселений, городищ, курганов примерно той же эпохи – рис. 3,4. Видно, как густо усыпаны зоны Воронежа, берега Дона, рек Воронеж, Быстрой и Тихой Сосны археологическими памятниками разных, преимущественно раннеславянских эпох. Даже левый, пойменный берег реки Воронеж в современной черте города отмечен многочисленными памятниками-поселениями, как сказано в работе [5 ] «эпохи поздней бронзы и раннего железа». И это еще раскопки 1935-1941 годов, датировки ориентировочные, неточные, но говорящие о заселении поймы реки Воронеж даже в незащищенных местах и явно под прикрытием укреплений обрывистого правого берега. В

работах [6,7]
Рис.3. Основные археологические памятники «Борщевского типа» в районе Воронежа (конец 1 тыс. н.э.)
указано, что первые славянские поселения в междуречье Дона и Воронежа («на Воронеже») датируются концом 8 и началом 9-го веков. Их «расцвет» отмечен в 10-11 веках, затем следует до сих пор не разгаданное запустения края – с конца 11 века население ненадолго покидает насиженные места, наверняка, при угрозе нападения кочевников – печенегов и половцев – и затем появляется вновь в начале 12 века и обитает здесь вплоть до «Батыева разорения». Нередко жизнь на городищах отмечена непрерывным потоком от скифских (и ранее) времен через сарматские к славянам и русам – на одном и том же месте! Это Семилукское, Михайловское, Староживотинное городища. Схема расположения поселений и курганов скифских времен в районе Воронежа показаны на рис.5.
Рис.4. Памятники срубной культуры (15-5 вв. до н.э.) в р-не Воронежа

Рис.5. Поселения и курганы скифов под Воронежем
2. Принципы наименования географических объектов.
Мы теперь знаем (см. главы «Древний Воронеж» и «Велесова книга – почему я «за»), что современные этнические русские в большинстве своем состоят из потомков скифов и отсюда следует: тысячелетние поселения сменяющих друг друга на одном месте культур вовсе не нонсенс, а вполне себе закономерность. Мало того, по исследованиям [8] более древних поселений в нашем крае (на Воронеже) – их также десятки - обнаружено наложение одного культурного слоя на другой, и более ранние датируются 15-13 веками ДО Новой эры, или же 3500 лет тому назад. Если судить по способам захоронений в древних курганах (срубная культура) – скелеты расположены в скорченном положении на левом боку головой на север – это могут быть еще доиндоевропейцы. К сожалению, ДНК-анализы на гаплогруппы не проводились и не проводятся и точно идентифицировать племенную принадлежность наших далеких предков пока не получается, но только технически, при соответствующем интересе и финансировании это возможно. Народ на данной территории, как правило, остается тот же, постепенно меняется материальный (а, может, и духовный) мир, идет какой-то прогресс, а временами и регресс. Ровно, как и сейчас: мы живем здесь, дед жил, прадед, прапрадед, только он ездил в телеге, дед на паровозе, а мы летаем на дирижабле – а народ-то тот же, русский (польский, французский, гондурасский – не важно).
По утверждению Загоровского насчет имени Воронежа получается следующая картина. Где-то в году в 1100-1150 группа колонистов из Воронежа черниговского следует не спеша на восток, где, по слухам, пустуют плодородные земли, леса с пушным и промысловым зверем, полноводные и рыбные реки. Приезжают, переправляются через Дон – то, что эту реку надо именовать именно так никто не сомневается - а вот следом путь перегораживает широкая полноводная река с обрывистым западным берегом и плодородным с заливными лугами левобережьем. Красота! Но названия ей нет и спросить не у кого – ни души, несмотря на сотни (буквально) городищ и поселений к тому времени в округе. Пусто, куда-то все временно подевались. И вот какого-нибудь Алешу Поповича черниговского осеняет: а что, братья-славяне, не назвать ли нам эту реку в честь родной моей деревушки Воронежа?! И все с радостью соглашаются и высылают лодки с гонцами вниз и вверх по течению предупредить прочих переселенцев, что река заявлена как Воронеж. Невзирая на то, что здесь уже сотни лет живут их единоверцы, говорящие на том же языке... Такой выверт понять невозможно. Странная, по меньшей мере, гипотеза мэтра от исторической науки.
Посмотрим теперь для сравнения на карту Сибири, колонизация которой русскими шла с 16 века и по сей день – нас интересуют в данном случае реки, вернее, их названия. Все имена более-менее приличных рек – местные: якутские, ютагирские, чукотские, тувинские и т.д., без исключения. И только речушки и протоки новые жильцы из-за Урала называли стандартно: Быстрая, Холодная, Тихая, Студеная, Ледяная, Травяная и т. п. Возможно мы ошибаемся, но назвать полноводную, судоходную, 500-километровую реку именем своей родной деревни – это же какое воображение надо иметь с искривленным сознанием! Что там Сибирь! Америка: Северная, Центральная, Южная – европейская колонизация продолжалась с 16 по 19 век. Из больших рек, пожалуй, не повезло только Амазонке – так её обозначили португальцы на своих картах из-за каких-то воинственных индианок. Более-менее крупные реки имеют в своем названии местные корни. Или, опять же, если справиться не у кого, имена им давали сами спецпереселенцы: Рио-Гранде, Маккензи, прочие бесчисленные рио и стримы с ривами. Но только неизвестно переиначивание местных крупных рек в честь какого-нибудь европейского города, а тем более деревни. Нет на карте Америки ни Рио-де-Турин, ни Лондон-ривер, ни Мюнхен-флюссе... Нет, и не было в характере и менталитете европейца привычки называть незнакомые реки (особенно большие) в честь родного села. Это нелогично. А вот в случае с Воронежем, почему-то, эта сказочка прошла.
Загоровский (и многие другие) ссылаются на четкое совпадение топонимов и гидронимов Черниговщины и Среднего Придонья-Поворонежья. Причем, параллели эти проводятся как в совсем неубедительных парах – таких, как город Чернигов и какое-то село Черниговка (а таковых на Руси можно обнаружить в великом множестве) – так и по вполне себе «убойным» совпадениям рек Воргол и там и там, рек Снова и Ведуга-Ведога, а также Усмань-Эсмань. Но, опять же, это все гидронимы - дубликаты речек и речушек, и только единожды крошечное «местечко» Воронеж стало, по утверждению Загоровского, крупной рекой с тем же названием, то есть топоним загадочно трансформировался в гидроним. А эта подмена искусственна, она неестественна и невозможна, как мы это видим на примере Сибири и Америки. Реки Австралии – да – носят сплошь английские имена и даже названы обязательно в честь каких-то деятелей и первооткрывателей, но только не в честь родного городка где-нибудь в Уэльсе. Эти вынужденные «крестины» происходили по причине отсутствия аборигенов, так и не просветивших каторжников насчет собственного видения географии материка. Австралия в данном случае исключение.
3. Время называть реки.
По одним данным протоскифы, арии, появились в наших краях 3500 лет назад, по другим все 4500 лет. Принято считать гидроним «Дон» производным от какого-то индо-арийского корня «вода-река». Вполне возможно, так как этот корень отчетливо слышен в прочих крупнейших реках Восточной и Южной Европы – мест обитания древних ариев – Донец, Двина, Днестр, Днепр, Дунай. Но, до ариев, а это еще неолит, и даже мезолит (период от 3 до 5-8 тысяч лет назад) на Дону тоже жили люди, говорящие ещё на доиндоевропейских языках. Возможно, идея присвоения главной реке региона имени Дон принадлежит им. Уж это мы точно никогда не узнаем. Думается, что и Воронеж вполне мог быть так назван людьми еще каменного века на каком-то прото-тюркском наречии. Но, все же, более вероятно имя это присвоили реке индоевропейцы – скифы и доскифы – арии, следы пребывания которых мы отмечаем во множестве как в нашем регионе, так и северней, вплоть до Данкова Липецкой области.
3. «Воронежец» книги Велеса
В Велесовой книге Воронеж упоминается в форме «Воронежец». В современной транскрипции: Вронженце, Воронженце, Вронзенец, Вороненце – корень <ворон> звучит отчетливо, хотя для древнерусского все же более характерно для этой птицы – вран. И судя по частоте повторяемости, этот Воронежец играл заметную роль в судьбах наших предков (Киев, в частности, упоминается реже). Связано столь частое появление Воронежа волею автора – отца Хорыги – в основном, с готскими войнами, столкновениями славян-русов с готами (готы подаются в форме «годъ»). Из более чем трех десятков племен, встречающихся в «дощечках», именно готы привлекали основное внимание автора Книги. Отношения с готами были не просты, мирного сосуществования практически не было: в одном месте говорится о 120 годах войн с готами, в другом о десятках и даже сотнях лет (ну, это скорее гипербола) борьбы не на жизнь, а на смерть. Перед нами в описании Хорыги предстоит сильный, коварный и беспощадный враг, не знающий жалости (ну, прям, фашисты). Борьба происходит с переменным успехом, а основные, знаковые и решающие битвы происходят именно под Воронежцем. Приводим далее основные цитаты из ВК (в переводе Гнатюка [9 ]).
1). Когда готы-грабители напали на нас, тогда Свентояр был единым князем, которого избрали борусичи и русколане. И тот... повел их на готов от Воронежца. И было десять тем (тысяч) конных боянов и ни единого пешего и готы были разбиты (этот факт в ВК упоминается дважды);
2). Воронежец был древним, построенным много веков назад (Велесова книга писалась, напомним, не позднее 880 года) и огражденным от окрестных набегов (значит, вполне себе укрепленное поселение);
3). Боярин Сегеня убил сына Германариха (Эрманарих – в Книге) и отвел готов от Воронежца – там была и осталась Русь борусская и Русколань;
4). Воронежец был местом, в котором уселись готы и бились с русами. Тот град был мал и в тех войнах сожжен дотла. И место это было оставлено. Но та земля - русская, там кровь отцов наших проливалась. От Воронежца слава притекает русам и они должны... вернуть его обратно;
5). Были Воронежец – река и град. Там отцы наши разбили готов;
6). И вот Кию пришло на ум идти на болгар и повел он свою рать к Воронежцу на полночь (на север), так как там были его пленные воины, и он должен был их вернуть. И там он начал биться с готами. И вот он взял своих людей, а также отобрал Голунь – град русский, обретшись на Донской земле. Так он вернул тот край и насадил русами.
Отметим для себя следующее.
1. К 880 году этот Воронежец уже был древним и построенным много веков назад;
2. Где-то вблизи Воронежца автор определяет Русь борусскую и Русколань;
3. В какой-то период Воронежец был оставлен и сожжен дотла (очевидно, готами);
4. Воронежец – это и река и град (крайне важное замечание!);
5. Князь Кий пошел на север отбивать Воронежец у врагов и после удачного исхода на обратном пути отбил град Голунь на Донской земле.
Последний пункт дает нам четкую географическую локализацию – Нижнее и Среднее Придонье, а уж упоминание Воронежца одновременно как града и реки полностью исключает украинское местечко Воронеж из претендентов на звание древнего раннеславянского Воронежа. Такое уточнение. На некоторых картах Древнего мира владения готов в первые века н.э. указываются в Северном Приазовье и в Крыму – см. рис.6; также и в ВК упоминается Готская земля и Готское (Азовское) море, а в описаниях готских войн постоянно встречаются реки Дон, Донец и однажды Малая Калка – что в сумме позволяет вполне однозначно поместить владения готов именно в Приазовье, на территории современной юго-восточной Украины и юга Ростовской области.
На всякий случай, еще одна цитата из ВК: «Готы окружили землю Русколанскую. Тогда отцы собрались в лесах у Воронежца и сразились и разбили готов». Опять же, если даже от современного Воронежа начинается и тянется на север огромный лес, в древности сливавшийся с основной лесной зоной Русской равнины, то в черниговском Воронеже такого вековечного массива нет. То есть, Русколань в понимании автора ВК – это также территория современной восточной и юго-восточной Украины, возможно, прилегающих районов Ростовской, Белгородской и Воронежской областей.
Теперь попробуем «нащупать» некоторые даты. В тексте ВК обозначены как бы три этапа «битвы за Воронеж» с готами под руководством бояр и выбранных князей Свентояра, Сегени и Кия. Обычно, первое появление готов в Северном Причерноморье определяют в 200-250 году н.э. (так в любом пособии по Средним векам и Древнему миру). По книге Велеса первые столкновения славян («антский союз» и роксоланы-русколане) происходят немного позднее, к 300 году. Но, если первые цифры опираются, в основном, на «фантастические рассказы» из «Гётики» Иордана (см. главу «Готы. Главная сказка Европы»), то вторые определены из хронологических указаний ВК. По ним Исход славян-русов из Семиречья-Зеленогоо края начался в 1100 году до н.э. (см. главу «Велесова книга – почему я за»), далее следует обитание племени в Прикарпатье примерно до 650 года до н.э. и отход (или же распространение) на восток, к Днепру и далее к Дону уже к 150 году до н.э. и позже.
Битва с готами десяти тысяч конников под руководством боярина Свентояра – согласно ВК – определяется как состоявшаяся примерно в 650 году. Но событие это совершилось не обязательно под Воронежем, так как Свентояр повел русов «от Воронежца». По крайней мере из данного факта мы можем убедиться в существовании города в это время как отправной точки в походе русских сил на готов. Далее описывается история как «Кию пришло на ум идти на болгар и он повел свою рать на север», где в Воронежце освободил каких-то своих бойцов из плена. Кий – вполне традиционное имя для древней Руси, в ВК оно постоянно выплывает при описании походов «отцов наших» в качестве имени одного из вождей и прародителей. Но в данном конкретном случае из контекста повествования Книги мы имеем дело с тем самым Кием – основателем современного Киева (официальной датой считается 485 год), поэтому можно считать, что уже примерно в 500 году Воронеж существовал как всем известное на ту пору место.
И, наконец, рассмотрим фразу «боярин Сегеня убил (поразил в бою) сына Германариха и отвел готов от Воронежца». Германарих – вполне себе известная историческая личность, именно с него история готов приобретает уже реальное наполнение и имеет немифологизированных персонажей. Согласно любому источнику Германарих покончил с собой в 371 году, не вынеся позора поражения от гуннов. Тут, правда, интересно, что было ему на тот момент – опять же, по преданиями и сказкам Иордана – более 100 лет (!). Так что гибель сына Германариха (Гуларех по Велесовой книге), а, значит, и очередная битва с готами именно под Воронежем могла иметь место не позднее 400 года. А поскольку этот Гуларех, ясное дело, был рожден еще при жизни отца и даже в его относительной молодости, то упомянутое событие вполне могло состояться и ранее 400 года, даже и в 350-м, например. Или, если угодно, в 367 году (надо только найти подходящую монетку) и тогда надо готовить воронежскую общественность к 1700-летию города в 2017 году и соответственному выбиванию субсидий из Центра на юбилей. В России, кажется, только Дербент старше.
Итак, получаем время основания Воронежа между 350 и 400 годами н.э. Вот к каким выводам приводит, выражаясь языком Загоровского «языковой, географический и логический анализ термина «Воронеж»».
4. Где же искать древний Воронеж?
Разделим понятия Воронеж древний – это до 880 года, Воронеж летописный – с 880 года по 1284 год, и Воронеж современный – с 1586 года по настоящее время. Как уже говорилось, вся южная часть междуречья Дона-Воронежа и западная сторона Дона на 100 км вверх и вниз по течению от современного города буквально усеяны десятками (а то и сотнями) известных историкам городищ и селищ, курганов, мест захоронений; и чем ближе эпоха ко времени уже Руси как государства, тем «гуще» становятся эти отметки на карте. Рядом с Воронежем проходила граница между Рязанским и Черниговскими княжествами у села Чертовицы по распадку - где сейчас автотрасса М4 – на холме северной части можно разглядеть следы сторожевого городища Рязанского, а на южной – такие же Черниговского княжеств.
Но вот где конкретно находился летописный Воронеж (Загоровский определил это место под Липецком), а тем более Воронеж древний – продолжает оставаться загадкой. Город неоднократно подвергался разорению и переносу с места на место следующими поколениями. Так было, например, с Рязанью: после «Батыева разорения» современная нам Рязань начала отстраиваться в 50 км от Рязани Старой. То же, наверняка, происходили и с Воронежем до 1586 года. Ведь даже местонахождение первоначальной Воронежской крепости (острога), заложенной по царскому указу в 1586 году, до сих пор вызывает споры и сомнения – точных данных нет и по причине весьма тривиальной: невозможности вести археологические изыскания в черте города, особенно в плотнозастроенной, а главное, буквально золотой по цене земли центральной его части. Несколько шурфов, заложенных на территории собственно Воронежского университета каких-то ключевых результатов не дали [10 ]. Известно только, что перед заполнением Воронежского водохранилища в 1971 году в этой зоне проводились археологические исследования, но остатки летописного города не были обнаружены. Что вовсе неудивительно: во все времена грады ставились на высоких мысах рек, желательно при слиянии двух. Остается зыбкая надежда на какие-то новые неразрушающие «нанотехнологии» - аналоги УЗИ и томографии, позволяющие заглянуть в будущем в толщу пород и разгадать тайны прошлого. Но это мечта.
Пока же предлагается такой вариант: необходимо обратиться к специалисту по фортификации (если таковые еще есть), который должен определиться на местности, где бы он выбрал место для крепости Воронеж – возможно несколько вариантов – там и надо искать. Для себя же пока отметим: древняя крепость-городище Воронеж-Воронежец ну прямо напрашивается разместиться вблизи слияния Дона и Воронежа на высшей точке прибрежного плато в районе современного поселка Шилово (воронежцы знают), причем на конкретном месте расположения подразделений Гражданской Обороны и ЧС, то есть на следующей террасе относительно несостоявшейся атомной станции. Вот бы где покопать и полазить с миноискателями! Подытоживаем. Теперь мы можем предположить, что самый древний Воронеж располагался где-то в районе современного мегаполиса, и началом отсчета города может служить период с 350 по 400 год н.э. После отражения первого натиска готов в 400 году впоследствии Воронеж был все же взят ими и разрушен. В 500 году князь Кий отбивает город у готов и возвращает «тот край русам». В 650 году, тем не менее, состоялось очередное столкновение русов (князь Свентояр) с отрядами готов (которые не ушли на запад с основной ордой в конце 4 – начале 5-го века н.э.), причем утверждается, что готы были разбиты. Но это звучит как победная сводка Информбюро лета 1941 года, ибо в 880 году автор ВК с горечью констатирует: Воронежец сожжен и утерян, но русы обязаны его вернуть.
В 880 году о готах не может быть и речи, левобережье Дона-Воронежа находится во власти хазар и автор ВК – Хорыга – с печалью это утверждает. При этом Хорыга, совершающий пропагандистское путешествие (это ясно из Книги) по Руси из Новгорода через Киев в Крым, и призывающий русичей к единению перед очередным иноземным нашествием, не в курсе, что в «Воронежских лесах», на правобережье Дона, продолжается активная жизнь славян-русов, несмотря на подчинение левобережной Степи хазарам.
В 880 году Хорыга еще не знал, что буквально через 20-30 лет объединенные племена русов создадут самое крупное государство Европы и будут потрясать основы бывших мировых гегемонов – Византии и Хазарии, от которых впоследствии останутся только черепки на раскопах, а Русь стоит до сих пор! Как и предвидел отец Хорыга более тысячи лет назад: «Будут греки качать головами и дивиться, глядя на свое прошлое, а ... мы станем Великой Державой с князьями нашими, городами великими и железом немеряным, и без счета будет потомков у нас».
Список источников и литературы:
1. Вантит, древний город. http://wiki/v/612/Воронежский край.рф.
2. Славяне 9-11 веков. www.history.vuzlib.su/book 0111 page 9.html.
3. Загоровский В.П. О древнем Воронеже и слове «Воронеж». Изд-во Воронежского ун-та, Воронеж, 1971.
4. Городища в бассейне реки Сейм. http://ruina.ru/goroda3/seim2.html#g1042.
5. Валукинский Н.В. Материалы к археологической карте г.Воронежа. Журнал «Советская археология», №10, 1948 год.
6. В краю славянских городищ. http://slavdusha.ru/style/786-v-krayu-slavyanskikh-gorodishch.
7. Древности славян и Руси. http://historylib.org/historybooks/B--A--Timoshchuk-drevnosty-slavjan-i-Rusi/5.
8. Москаленко А.Н., Винников А.З. Древнерусские археологические памятники на Верхнем и Среднем Дону. (Материалы к археологической карте). Сборник «Из истории Воронежского края». Изд-во Воронежского ун-та, Воронеж, 1966.
9. Гнатюк В. и Ю. Велесова книга. 5-е изд., М., Амрита, 2011.
10. Ковалевский В.Н. и др. Археологические открытия древнего Воронежа. Центр.-чернозем. кн. изд-во, Воронеж, 2015.
 
СообщениеВоронежские древности: летописи, археология, книга Велеса
1. История вопроса
Оговоримся сразу. Известное свидетельство арабского путешественника 11 века о городе Вантит вблизи слияния Дона и Воронежа мы пока оставим за скобками настоящего повествования. Тема эта достаточно хорошо известна и проработана [1], и «арабский след» в деле поисков воронежских истоков вполне имеет право на существование. Но что конкретно имел в виду уважаемый древний араб – непонятно до сих пор, так как слова Вантит и Воронеж – кроме первого звука – совсем не «рифмуются» и их ничто не связывает синтаксически.
Годом основания современного Воронежа считается 1586 год, когда вышел указ царя Федора Иоанновича (сына Ивана Грозного) со всем известными строками: «Ставить город на Дону на Воронеже, не доезжая Богатого Затона два днищи» (здесь, видимо, речь шла об излучине Дона у современных Лисок). Всегда предполагалось, что Указ имел в виду реку Воронеж, на которой боярам предписано выбрать место для крепости по своему усмотрению. Мы же убеждены для данного случая, как и в небезызвестной истории с летописным Воронежем 1177 года (об этом ниже), что имелась в виду не река, а все междуречье Дона и Воронежа в его южной части – границе леса и степи, Руси и Дикого Поля. Своеобразный материковый треугольник, исстари называемый Воронеж по имени одного из самых полноводных притоков Дона – реки Воронеж.
Первое письменное упоминание об этом своеобразном месте мы встречаем в летописи о событиях 1177 года. В пору феодальной раздробленности против Владимирского Великого князя выступили два его вассала князья Ярополк и Мстислав. Потерпев поражение, один из них, Ярополк, бежал в Рязанскую землю (княжество) «на Воронеж, где ходил из града в град». В переводе на бытовой язык сия запись означает: князь прибыл в фактически независимое от Владимира Рязанское княжество, дабы поиметь там защиту. А надо пояснить, что сам князь Рязанский Глеб томился в то время в плену во Владимире. Ярополк первоначально надеялся скрыться, отсидеться «на Воронеже», где он перемещался «из града в град» - то есть, «градов» в этой зоне хватало. Дело кончилось тем, что князь Владимирский Всеволод затребовал у рязанцев выдать своего врага, угрожая карательной экспедицией. Рязанские бояре предпочли не затевать дополнительной ссоры и послали своих людей «на Воронеж», где те и задержали беглого Ярополка, препроводив его впоследствии во Владимир. Заметим, что отсидев некоторое время у Великого князя в заточении, Ярополк был все же отпущен в свое удельное княжество даже без традиционного для той поры ослепления. Но это уже к делу не относится.
Далее Воронеж упоминается в описании событий 1237 года при нашествии Батыя на Русь (Никоновская летопись). Здесь говорится, в частности, что «...безбожные татарове... сташе станом по Онозе, и взяша ю и позгоша». Стоянка монголо-татар обозначена как «Оноза-Онуза», но тем не менее, русские князья выходят, согласно той же летописи, против татар «в Воронеж». Что за Онуза – так и остается неизвестным во веки, но Воронеж упоминается вполне явственно и именно в форме определенного и известного русичам той поры места – «Воронежа» (не реки, заметим).
В то же время в «Повести о разорении Рязани Батыем» четко говорится, что Батый пришел на Русскую землю и «ста на реке Воронеже близ Рязанской земли». Получается: в сознании людей того времени (правда, и летопись, и Повесть писались лет через 200-300 после событий, но тем не менее) существовали и река Воронеж и некая местность (город?) Воронеж-Воронож-Вороняж. Еще однажды в той же Никоновской летописи Воронеж упоминается при рассказе о подавлении татарами восстания населения Курского княжества, после которого местный князь бежал «в Резань в лесы воронежские». Отметим: «лес Воронежский» именно в Рязанском княжестве. Уж не тот ли это лес, что и сегодня тянется от окраины современного Воронежа на север и который в древности соединялся с лесами рязанскими, мещерскими и так далее? Теперешнее название этого гигантского лесного массива – Усманский бор – по имени лесной реки Усманки, а вот тогда он был Воронежский и, похоже, опять-таки, имел свое называние не от реки а от всей местности, именуемой Воронежем, Воронежьем.
Теперь возникает законный вопрос: так почему же годом основания современного Воронежа считается 1586 год, а не 1177, когда он уже вполне себе существовал, давал приют беглым князьям-диссидентам и был упомянут в русских летописях? Как ни странно, причиной тому явилась некая щепетильность городской общественности и археологической комиссии еще середины 19-го века (!). Еще тогда поднимался вопрос о дате рождения города и было условлено датой этой считать за отсутствием прямых материальных доказательств более ранних времен именно 1586 год. Тем более, что в 1886 году пышно и с размахом был отпразднован 300-летний юбилей города и уже после этого «перерегистрировать» дату рождения стало как-то неуместно – отпущенные средства были потрачены по назначению. К тому же мэтр русской исторической науки С.М.Соловьев также не изволил идентифицировать летописный Воронеж с современным. Тут надо признать, что какие-либо следы именно города – не городищ, таковых множество – на территории Воронежа и окрестностей пока не обнаружено, но об этом ниже.
А свято место пусто не бывает. И вот уже при Советской власти в 1927 году украинскими энтузиастами от археологии были проведены раскопки на территории городка-тёзки Воронежа в Сумской области Украины и обнаружены какие-то следы славян, древнерусского поселения. Соединив добытые черепки с известными летописными данными о существовании Воронежа уже в 1177 году, были сделаны выводы, что речь шла о Воронеже именно Черниговского княжества. Хотя в летописях говорится о мытарствах князя Ярополка в пределах княжества Рязанского, которое совсем себе не Черниговское. И упоминания о Воронеже – местности и, главное, реке – 1237 года и 1285 также были искусно притянуты именно к Черниговскому (теперь Сумской области) городку, где, ясное дело, реки Воронеж нет и не было. «Непротивление этому археологическому злу насилием» привело к тому, что Советская власть в Москве, идя навстречу чаяньям интеллигенции национальных окраин и наплевав на истину, совершенно не препятствует, скорее, потакает, узурпации сумским Воронежем столь древней даты основания города.
Здесь характерно вот что. Первое реальное письменное упоминание о Воронеже малороссийском состоялось в 1664 году, когда боярин Ромодановский составил донесение в Москву о столкновении с поляками и крымцами близ «местечка Воронеж». Именно «местечка», точнее и не скажешь, ибо на сегодня оно таковым и остается с населением в 7 (!) тысяч человек, располагаясь в стороне от основных магистралей и центров. Из рассмотрения топографической карты следует: местечко это расположено на безлесой равнине без заметного перепада высот, из водоемов имеется речушка с характерным названием Осота. И непонятно, что именно, какие преимущества данной местности могли бы подвигнуть славян-русов на обустройство здесь своего городища, да просто селища?! Фортификационно – полная беззащитность со всех сторон: открытая местность, река – одно название... А вот в 17 веке здесь вполне – на плодородных черноземах – могло располагаться поместье польско-литовского шляхтича. И вот так совершенно бездоказательно, на одной «политической воле» в Большой Советской Энциклопедии (на украинском языке), а в современных украинских изданиях и подавно, мы узнаем, что «местечко Воронеж» является одним из древнейших городов на Руси аж с 1177 года. Вот так!
Напомним, для примера, как Казань стала 1000-летней. В 90-х годах в какую-то умную казанскую чиновничью голову пришло озарение: раз когда-то на археологических раскопах на территории города нашли арабскую монету 9-10 века, то отчего бы (следует единственно правильный вывод) не заявить во всеуслышанье, что Казань стоит на этом месте неколебимо именно с тех времен. Хотя реально первое письменное упоминание о Казани приходится на 1391 год. Вот так одна денежка продлила жизнь городу на 400 лет. Под 1000-летний юбилей на подготовку и проведение торжеств местные власти выбивают из Москвы многомиллиардные влияния, за несколько лет город реально преображается, пышно празднуется юбилей, и Казань становится третьей столицей России. Вот так действуют «продвинутые» в археологии градоначальники. У нас же, несмотря на очевидные нестыковки в хронологии, годом основания остается 1586 (хоть монету подкидывай). Не так давно в Воронеже не преминули истратить несколько десятков миллионов на гораздо более скромные торжества - относительно казанских - по поводу всего лишь 425-летия. Дата вообще ни туда, ни сюда, условно круглая. Но это все называется Большая политика и нам сие не понять. Вернемся к истории. А между прочим, если верить сообщению в [2 ], под Воронежем действительно была найдена византийская монета 9-го века! Так что же, тов. губернатор, не пора ли ехать за миллиардами на 1500-летний юбилей города?
2. О происхождении гидронима и топонима «Воронеж»
Этимология самого слова «Воронеж» продолжает оставаться неясной. Нет смысла приводить многочисленные рассуждения, как профессиональных краеведов, так и любителей о происхождении слова. Ищут и финно-угорские корни, и половецкие, и тюркские, само собой скифо-иранские и славянские, вплоть до выдуманных легендарных тотемных основателей Вороны и Ежа. Но пока все тщетно.
На сегодня, как основная, принята версия покойного профессора Загоровского [3 ] о происхождении термина «Воронеж» от древнего славянского имени Воронег. Причем Загоровский, признавая, что летописный Воронеж никак не мог располагаться в Черниговском княжестве, тем, не менее, внес разлад и сумятицу в этом вопросе. Он доказывал, что летописный Воронеж располагался в районе современного Липецка – так называемое Романовское городище – на 100 км севернее современного Воронежа. Но одновременно утверждал, будто река Воронеж была так названа какими-то переселенцами с Черниговщины в 10-11 веках в честь своего родного городища Воронежа Черниговского. Вот с этим категорически не согласимся!
Вначале цитата из Загоровского: «... название поселения Воронеж должно было возникнуть сначала там, где нет реки по имени «Воронеж», а именно на Черниговщине. Языковой, географический и логический анализы термина «Воронеж» подтверждают приоритет (по времени возникновения) черниговского Воронежа». Хоть здесь и упомянут «логический анализ», но в целом весь пассаж, мягко говоря, непонятен и с логикой не в ладах. Давайте разберемся по пунктам.
1. Сравнение количества славянских поселений в районах двух Воронежей.
Начнем с Воронежа украинского. Есть две схемы (рис.1,2) расположения древних (первых?) славянских (здесь даже еще антских) поселений и раннеславянских памятников на территории Украины, начиная с «позднеримского-гуннского» (это примерно с 4-го по 7 век). Воронеж Сумской выделен в правых верхних углах схем. Видно: практически вся территория современной Сумской области – чистое поле. Здесь есть более ранние скифские и сарматские поселения, но эту эпоху мы пока оставим в покое. В [4 ] указано, что на территории Сумской области самые ранние славянские поселения датируются 11 веком (только-то!) и только в одном случае 9-м веком и это не Воронеж, который в списках поселений Киевской Руси не упоминается вообще. Правда, есть некий Ворон, который местные ревнители старины сразу поспешили объявить Воронежем летописным, но это натяжка.
Теперь касательно Воронежа нашего, «воронежского». Приводим схемы поселений, городищ, курганов примерно той же эпохи – рис. 3,4. Видно, как густо усыпаны зоны Воронежа, берега Дона, рек Воронеж, Быстрой и Тихой Сосны археологическими памятниками разных, преимущественно раннеславянских эпох. Даже левый, пойменный берег реки Воронеж в современной черте города отмечен многочисленными памятниками-поселениями, как сказано в работе [5 ] «эпохи поздней бронзы и раннего железа». И это еще раскопки 1935-1941 годов, датировки ориентировочные, неточные, но говорящие о заселении поймы реки Воронеж даже в незащищенных местах и явно под прикрытием укреплений обрывистого правого берега. В

работах [6,7]
Рис.3. Основные археологические памятники «Борщевского типа» в районе Воронежа (конец 1 тыс. н.э.)
указано, что первые славянские поселения в междуречье Дона и Воронежа («на Воронеже») датируются концом 8 и началом 9-го веков. Их «расцвет» отмечен в 10-11 веках, затем следует до сих пор не разгаданное запустения края – с конца 11 века население ненадолго покидает насиженные места, наверняка, при угрозе нападения кочевников – печенегов и половцев – и затем появляется вновь в начале 12 века и обитает здесь вплоть до «Батыева разорения». Нередко жизнь на городищах отмечена непрерывным потоком от скифских (и ранее) времен через сарматские к славянам и русам – на одном и том же месте! Это Семилукское, Михайловское, Староживотинное городища. Схема расположения поселений и курганов скифских времен в районе Воронежа показаны на рис.5.
Рис.4. Памятники срубной культуры (15-5 вв. до н.э.) в р-не Воронежа

Рис.5. Поселения и курганы скифов под Воронежем
2. Принципы наименования географических объектов.
Мы теперь знаем (см. главы «Древний Воронеж» и «Велесова книга – почему я «за»), что современные этнические русские в большинстве своем состоят из потомков скифов и отсюда следует: тысячелетние поселения сменяющих друг друга на одном месте культур вовсе не нонсенс, а вполне себе закономерность. Мало того, по исследованиям [8] более древних поселений в нашем крае (на Воронеже) – их также десятки - обнаружено наложение одного культурного слоя на другой, и более ранние датируются 15-13 веками ДО Новой эры, или же 3500 лет тому назад. Если судить по способам захоронений в древних курганах (срубная культура) – скелеты расположены в скорченном положении на левом боку головой на север – это могут быть еще доиндоевропейцы. К сожалению, ДНК-анализы на гаплогруппы не проводились и не проводятся и точно идентифицировать племенную принадлежность наших далеких предков пока не получается, но только технически, при соответствующем интересе и финансировании это возможно. Народ на данной территории, как правило, остается тот же, постепенно меняется материальный (а, может, и духовный) мир, идет какой-то прогресс, а временами и регресс. Ровно, как и сейчас: мы живем здесь, дед жил, прадед, прапрадед, только он ездил в телеге, дед на паровозе, а мы летаем на дирижабле – а народ-то тот же, русский (польский, французский, гондурасский – не важно).
По утверждению Загоровского насчет имени Воронежа получается следующая картина. Где-то в году в 1100-1150 группа колонистов из Воронежа черниговского следует не спеша на восток, где, по слухам, пустуют плодородные земли, леса с пушным и промысловым зверем, полноводные и рыбные реки. Приезжают, переправляются через Дон – то, что эту реку надо именовать именно так никто не сомневается - а вот следом путь перегораживает широкая полноводная река с обрывистым западным берегом и плодородным с заливными лугами левобережьем. Красота! Но названия ей нет и спросить не у кого – ни души, несмотря на сотни (буквально) городищ и поселений к тому времени в округе. Пусто, куда-то все временно подевались. И вот какого-нибудь Алешу Поповича черниговского осеняет: а что, братья-славяне, не назвать ли нам эту реку в честь родной моей деревушки Воронежа?! И все с радостью соглашаются и высылают лодки с гонцами вниз и вверх по течению предупредить прочих переселенцев, что река заявлена как Воронеж. Невзирая на то, что здесь уже сотни лет живут их единоверцы, говорящие на том же языке... Такой выверт понять невозможно. Странная, по меньшей мере, гипотеза мэтра от исторической науки.
Посмотрим теперь для сравнения на карту Сибири, колонизация которой русскими шла с 16 века и по сей день – нас интересуют в данном случае реки, вернее, их названия. Все имена более-менее приличных рек – местные: якутские, ютагирские, чукотские, тувинские и т.д., без исключения. И только речушки и протоки новые жильцы из-за Урала называли стандартно: Быстрая, Холодная, Тихая, Студеная, Ледяная, Травяная и т. п. Возможно мы ошибаемся, но назвать полноводную, судоходную, 500-километровую реку именем своей родной деревни – это же какое воображение надо иметь с искривленным сознанием! Что там Сибирь! Америка: Северная, Центральная, Южная – европейская колонизация продолжалась с 16 по 19 век. Из больших рек, пожалуй, не повезло только Амазонке – так её обозначили португальцы на своих картах из-за каких-то воинственных индианок. Более-менее крупные реки имеют в своем названии местные корни. Или, опять же, если справиться не у кого, имена им давали сами спецпереселенцы: Рио-Гранде, Маккензи, прочие бесчисленные рио и стримы с ривами. Но только неизвестно переиначивание местных крупных рек в честь какого-нибудь европейского города, а тем более деревни. Нет на карте Америки ни Рио-де-Турин, ни Лондон-ривер, ни Мюнхен-флюссе... Нет, и не было в характере и менталитете европейца привычки называть незнакомые реки (особенно большие) в честь родного села. Это нелогично. А вот в случае с Воронежем, почему-то, эта сказочка прошла.
Загоровский (и многие другие) ссылаются на четкое совпадение топонимов и гидронимов Черниговщины и Среднего Придонья-Поворонежья. Причем, параллели эти проводятся как в совсем неубедительных парах – таких, как город Чернигов и какое-то село Черниговка (а таковых на Руси можно обнаружить в великом множестве) – так и по вполне себе «убойным» совпадениям рек Воргол и там и там, рек Снова и Ведуга-Ведога, а также Усмань-Эсмань. Но, опять же, это все гидронимы - дубликаты речек и речушек, и только единожды крошечное «местечко» Воронеж стало, по утверждению Загоровского, крупной рекой с тем же названием, то есть топоним загадочно трансформировался в гидроним. А эта подмена искусственна, она неестественна и невозможна, как мы это видим на примере Сибири и Америки. Реки Австралии – да – носят сплошь английские имена и даже названы обязательно в честь каких-то деятелей и первооткрывателей, но только не в честь родного городка где-нибудь в Уэльсе. Эти вынужденные «крестины» происходили по причине отсутствия аборигенов, так и не просветивших каторжников насчет собственного видения географии материка. Австралия в данном случае исключение.
3. Время называть реки.
По одним данным протоскифы, арии, появились в наших краях 3500 лет назад, по другим все 4500 лет. Принято считать гидроним «Дон» производным от какого-то индо-арийского корня «вода-река». Вполне возможно, так как этот корень отчетливо слышен в прочих крупнейших реках Восточной и Южной Европы – мест обитания древних ариев – Донец, Двина, Днестр, Днепр, Дунай. Но, до ариев, а это еще неолит, и даже мезолит (период от 3 до 5-8 тысяч лет назад) на Дону тоже жили люди, говорящие ещё на доиндоевропейских языках. Возможно, идея присвоения главной реке региона имени Дон принадлежит им. Уж это мы точно никогда не узнаем. Думается, что и Воронеж вполне мог быть так назван людьми еще каменного века на каком-то прото-тюркском наречии. Но, все же, более вероятно имя это присвоили реке индоевропейцы – скифы и доскифы – арии, следы пребывания которых мы отмечаем во множестве как в нашем регионе, так и северней, вплоть до Данкова Липецкой области.
3. «Воронежец» книги Велеса
В Велесовой книге Воронеж упоминается в форме «Воронежец». В современной транскрипции: Вронженце, Воронженце, Вронзенец, Вороненце – корень <ворон> звучит отчетливо, хотя для древнерусского все же более характерно для этой птицы – вран. И судя по частоте повторяемости, этот Воронежец играл заметную роль в судьбах наших предков (Киев, в частности, упоминается реже). Связано столь частое появление Воронежа волею автора – отца Хорыги – в основном, с готскими войнами, столкновениями славян-русов с готами (готы подаются в форме «годъ»). Из более чем трех десятков племен, встречающихся в «дощечках», именно готы привлекали основное внимание автора Книги. Отношения с готами были не просты, мирного сосуществования практически не было: в одном месте говорится о 120 годах войн с готами, в другом о десятках и даже сотнях лет (ну, это скорее гипербола) борьбы не на жизнь, а на смерть. Перед нами в описании Хорыги предстоит сильный, коварный и беспощадный враг, не знающий жалости (ну, прям, фашисты). Борьба происходит с переменным успехом, а основные, знаковые и решающие битвы происходят именно под Воронежцем. Приводим далее основные цитаты из ВК (в переводе Гнатюка [9 ]).
1). Когда готы-грабители напали на нас, тогда Свентояр был единым князем, которого избрали борусичи и русколане. И тот... повел их на готов от Воронежца. И было десять тем (тысяч) конных боянов и ни единого пешего и готы были разбиты (этот факт в ВК упоминается дважды);
2). Воронежец был древним, построенным много веков назад (Велесова книга писалась, напомним, не позднее 880 года) и огражденным от окрестных набегов (значит, вполне себе укрепленное поселение);
3). Боярин Сегеня убил сына Германариха (Эрманарих – в Книге) и отвел готов от Воронежца – там была и осталась Русь борусская и Русколань;
4). Воронежец был местом, в котором уселись готы и бились с русами. Тот град был мал и в тех войнах сожжен дотла. И место это было оставлено. Но та земля - русская, там кровь отцов наших проливалась. От Воронежца слава притекает русам и они должны... вернуть его обратно;
5). Были Воронежец – река и град. Там отцы наши разбили готов;
6). И вот Кию пришло на ум идти на болгар и повел он свою рать к Воронежцу на полночь (на север), так как там были его пленные воины, и он должен был их вернуть. И там он начал биться с готами. И вот он взял своих людей, а также отобрал Голунь – град русский, обретшись на Донской земле. Так он вернул тот край и насадил русами.
Отметим для себя следующее.
1. К 880 году этот Воронежец уже был древним и построенным много веков назад;
2. Где-то вблизи Воронежца автор определяет Русь борусскую и Русколань;
3. В какой-то период Воронежец был оставлен и сожжен дотла (очевидно, готами);
4. Воронежец – это и река и град (крайне важное замечание!);
5. Князь Кий пошел на север отбивать Воронежец у врагов и после удачного исхода на обратном пути отбил град Голунь на Донской земле.
Последний пункт дает нам четкую географическую локализацию – Нижнее и Среднее Придонье, а уж упоминание Воронежца одновременно как града и реки полностью исключает украинское местечко Воронеж из претендентов на звание древнего раннеславянского Воронежа. Такое уточнение. На некоторых картах Древнего мира владения готов в первые века н.э. указываются в Северном Приазовье и в Крыму – см. рис.6; также и в ВК упоминается Готская земля и Готское (Азовское) море, а в описаниях готских войн постоянно встречаются реки Дон, Донец и однажды Малая Калка – что в сумме позволяет вполне однозначно поместить владения готов именно в Приазовье, на территории современной юго-восточной Украины и юга Ростовской области.
На всякий случай, еще одна цитата из ВК: «Готы окружили землю Русколанскую. Тогда отцы собрались в лесах у Воронежца и сразились и разбили готов». Опять же, если даже от современного Воронежа начинается и тянется на север огромный лес, в древности сливавшийся с основной лесной зоной Русской равнины, то в черниговском Воронеже такого вековечного массива нет. То есть, Русколань в понимании автора ВК – это также территория современной восточной и юго-восточной Украины, возможно, прилегающих районов Ростовской, Белгородской и Воронежской областей.
Теперь попробуем «нащупать» некоторые даты. В тексте ВК обозначены как бы три этапа «битвы за Воронеж» с готами под руководством бояр и выбранных князей Свентояра, Сегени и Кия. Обычно, первое появление готов в Северном Причерноморье определяют в 200-250 году н.э. (так в любом пособии по Средним векам и Древнему миру). По книге Велеса первые столкновения славян («антский союз» и роксоланы-русколане) происходят немного позднее, к 300 году. Но, если первые цифры опираются, в основном, на «фантастические рассказы» из «Гётики» Иордана (см. главу «Готы. Главная сказка Европы»), то вторые определены из хронологических указаний ВК. По ним Исход славян-русов из Семиречья-Зеленогоо края начался в 1100 году до н.э. (см. главу «Велесова книга – почему я за»), далее следует обитание племени в Прикарпатье примерно до 650 года до н.э. и отход (или же распространение) на восток, к Днепру и далее к Дону уже к 150 году до н.э. и позже.
Битва с готами десяти тысяч конников под руководством боярина Свентояра – согласно ВК – определяется как состоявшаяся примерно в 650 году. Но событие это совершилось не обязательно под Воронежем, так как Свентояр повел русов «от Воронежца». По крайней мере из данного факта мы можем убедиться в существовании города в это время как отправной точки в походе русских сил на готов. Далее описывается история как «Кию пришло на ум идти на болгар и он повел свою рать на север», где в Воронежце освободил каких-то своих бойцов из плена. Кий – вполне традиционное имя для древней Руси, в ВК оно постоянно выплывает при описании походов «отцов наших» в качестве имени одного из вождей и прародителей. Но в данном конкретном случае из контекста повествования Книги мы имеем дело с тем самым Кием – основателем современного Киева (официальной датой считается 485 год), поэтому можно считать, что уже примерно в 500 году Воронеж существовал как всем известное на ту пору место.
И, наконец, рассмотрим фразу «боярин Сегеня убил (поразил в бою) сына Германариха и отвел готов от Воронежца». Германарих – вполне себе известная историческая личность, именно с него история готов приобретает уже реальное наполнение и имеет немифологизированных персонажей. Согласно любому источнику Германарих покончил с собой в 371 году, не вынеся позора поражения от гуннов. Тут, правда, интересно, что было ему на тот момент – опять же, по преданиями и сказкам Иордана – более 100 лет (!). Так что гибель сына Германариха (Гуларех по Велесовой книге), а, значит, и очередная битва с готами именно под Воронежем могла иметь место не позднее 400 года. А поскольку этот Гуларех, ясное дело, был рожден еще при жизни отца и даже в его относительной молодости, то упомянутое событие вполне могло состояться и ранее 400 года, даже и в 350-м, например. Или, если угодно, в 367 году (надо только найти подходящую монетку) и тогда надо готовить воронежскую общественность к 1700-летию города в 2017 году и соответственному выбиванию субсидий из Центра на юбилей. В России, кажется, только Дербент старше.
Итак, получаем время основания Воронежа между 350 и 400 годами н.э. Вот к каким выводам приводит, выражаясь языком Загоровского «языковой, географический и логический анализ термина «Воронеж»».
4. Где же искать древний Воронеж?
Разделим понятия Воронеж древний – это до 880 года, Воронеж летописный – с 880 года по 1284 год, и Воронеж современный – с 1586 года по настоящее время. Как уже говорилось, вся южная часть междуречья Дона-Воронежа и западная сторона Дона на 100 км вверх и вниз по течению от современного города буквально усеяны десятками (а то и сотнями) известных историкам городищ и селищ, курганов, мест захоронений; и чем ближе эпоха ко времени уже Руси как государства, тем «гуще» становятся эти отметки на карте. Рядом с Воронежем проходила граница между Рязанским и Черниговскими княжествами у села Чертовицы по распадку - где сейчас автотрасса М4 – на холме северной части можно разглядеть следы сторожевого городища Рязанского, а на южной – такие же Черниговского княжеств.
Но вот где конкретно находился летописный Воронеж (Загоровский определил это место под Липецком), а тем более Воронеж древний – продолжает оставаться загадкой. Город неоднократно подвергался разорению и переносу с места на место следующими поколениями. Так было, например, с Рязанью: после «Батыева разорения» современная нам Рязань начала отстраиваться в 50 км от Рязани Старой. То же, наверняка, происходили и с Воронежем до 1586 года. Ведь даже местонахождение первоначальной Воронежской крепости (острога), заложенной по царскому указу в 1586 году, до сих пор вызывает споры и сомнения – точных данных нет и по причине весьма тривиальной: невозможности вести археологические изыскания в черте города, особенно в плотнозастроенной, а главное, буквально золотой по цене земли центральной его части. Несколько шурфов, заложенных на территории собственно Воронежского университета каких-то ключевых результатов не дали [10 ]. Известно только, что перед заполнением Воронежского водохранилища в 1971 году в этой зоне проводились археологические исследования, но остатки летописного города не были обнаружены. Что вовсе неудивительно: во все времена грады ставились на высоких мысах рек, желательно при слиянии двух. Остается зыбкая надежда на какие-то новые неразрушающие «нанотехнологии» - аналоги УЗИ и томографии, позволяющие заглянуть в будущем в толщу пород и разгадать тайны прошлого. Но это мечта.
Пока же предлагается такой вариант: необходимо обратиться к специалисту по фортификации (если таковые еще есть), который должен определиться на местности, где бы он выбрал место для крепости Воронеж – возможно несколько вариантов – там и надо искать. Для себя же пока отметим: древняя крепость-городище Воронеж-Воронежец ну прямо напрашивается разместиться вблизи слияния Дона и Воронежа на высшей точке прибрежного плато в районе современного поселка Шилово (воронежцы знают), причем на конкретном месте расположения подразделений Гражданской Обороны и ЧС, то есть на следующей террасе относительно несостоявшейся атомной станции. Вот бы где покопать и полазить с миноискателями! Подытоживаем. Теперь мы можем предположить, что самый древний Воронеж располагался где-то в районе современного мегаполиса, и началом отсчета города может служить период с 350 по 400 год н.э. После отражения первого натиска готов в 400 году впоследствии Воронеж был все же взят ими и разрушен. В 500 году князь Кий отбивает город у готов и возвращает «тот край русам». В 650 году, тем не менее, состоялось очередное столкновение русов (князь Свентояр) с отрядами готов (которые не ушли на запад с основной ордой в конце 4 – начале 5-го века н.э.), причем утверждается, что готы были разбиты. Но это звучит как победная сводка Информбюро лета 1941 года, ибо в 880 году автор ВК с горечью констатирует: Воронежец сожжен и утерян, но русы обязаны его вернуть.
В 880 году о готах не может быть и речи, левобережье Дона-Воронежа находится во власти хазар и автор ВК – Хорыга – с печалью это утверждает. При этом Хорыга, совершающий пропагандистское путешествие (это ясно из Книги) по Руси из Новгорода через Киев в Крым, и призывающий русичей к единению перед очередным иноземным нашествием, не в курсе, что в «Воронежских лесах», на правобережье Дона, продолжается активная жизнь славян-русов, несмотря на подчинение левобережной Степи хазарам.
В 880 году Хорыга еще не знал, что буквально через 20-30 лет объединенные племена русов создадут самое крупное государство Европы и будут потрясать основы бывших мировых гегемонов – Византии и Хазарии, от которых впоследствии останутся только черепки на раскопах, а Русь стоит до сих пор! Как и предвидел отец Хорыга более тысячи лет назад: «Будут греки качать головами и дивиться, глядя на свое прошлое, а ... мы станем Великой Державой с князьями нашими, городами великими и железом немеряным, и без счета будет потомков у нас».
Список источников и литературы:
1. Вантит, древний город. http://wiki/v/612/Воронежский край.рф.
2. Славяне 9-11 веков. www.history.vuzlib.su/book 0111 page 9.html.
3. Загоровский В.П. О древнем Воронеже и слове «Воронеж». Изд-во Воронежского ун-та, Воронеж, 1971.
4. Городища в бассейне реки Сейм. http://ruina.ru/goroda3/seim2.html#g1042.
5. Валукинский Н.В. Материалы к археологической карте г.Воронежа. Журнал «Советская археология», №10, 1948 год.
6. В краю славянских городищ. http://slavdusha.ru/style/786-v-krayu-slavyanskikh-gorodishch.
7. Древности славян и Руси. http://historylib.org/historybooks/B--A--Timoshchuk-drevnosty-slavjan-i-Rusi/5.
8. Москаленко А.Н., Винников А.З. Древнерусские археологические памятники на Верхнем и Среднем Дону. (Материалы к археологической карте). Сборник «Из истории Воронежского края». Изд-во Воронежского ун-та, Воронеж, 1966.
9. Гнатюк В. и Ю. Велесова книга. 5-е изд., М., Амрита, 2011.
10. Ковалевский В.Н. и др. Археологические открытия древнего Воронежа. Центр.-чернозем. кн. изд-во, Воронеж, 2015.

Автор - studenh
Дата добавления - 12.04.2016 в 19:57:12
Форум » Реальный мир » Социальная тема » Воронеж: летописи, археология, Книга Велеса (ПАопытка заглянуть во тьму веков.)
Страница 1 из 11
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2016); Сайт управляется системой uCoz