[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Plotnick  
Форум » Реальный мир » Социальная тема » История второй советско-финской войны, гл.9 (Описано положение с образованием в РККА)
История второй советско-финской войны, гл.9
studenhДата: Суббота, 14.12.2019, 22:17:25 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 8
Статус: Offline
9. Кадры решают все
В дальнейшем при описании боев в Карелии на отдельных направлениях мы более подробно рассмотрим состав и вооружение частей и соединений, а также попробуем привести сравнительную характеристику технической оснащенности противоборствующих сторон. Так, если финская армия имела большую насыщенность автоматическим оружием (автоматы «Суоми» и ручные пулеметы «Лахти»), то РККА нивелировала это преимущество количеством артиллерийских стволов. Самолеты в ВВС были примерно одного уровня, как и бронетехника. В последнем случае, правда, бронесилы РККА имели перед финнами (и немцами) просто тотальное количественное превосходство (в начальный период боев) – до середины июля, после чего большая часть бронетехники была отправлена на другие участки советско-германского фронта.
Все 15 дивизий РККА, принимавших участие в первых боях в Карелии в июне-июле 1941 года были кадровыми с доведением до штатной численности л/с и техники при мобилизации. Большинство из этих дивизий участвовали либо в Зимней войне, либо в походах в Польшу в 1939 году. Многие солдаты и офицеры, прошедшие «суровую школу войны», непосредственно обладали каким-то боевым опытом. Правда, то же самое можно сказать и о финских войсках. На фоне примерного равенства в качестве и количестве вооружений полезным будет сравнить и «качество человеческого материала». Я имею в виду не физические кондиции отдельного усредненного бойца, а - как это не покажется странным – образовательный уровень рядовых и отдельно офицеров и генералов.
Основу рядового состава Красной Армии составляли призывники из сельской местности (хотя бы потому, что в 30-х годах сельское население составляло от 80 до 70 % [ ]). Несмотря на широко афишированную всеобщую грамотность, достигнутую за годы Советской власти, в том числе и в деревне, реальное состояние с образованностью на селе было, мягко говоря, далеко от заявленного. И, если по отчетам призывных комиссий, неграмотных среди новобранцев не было (единицы процентов), а основная масса имела образование от 1 до 6 классов начальной школы, то в действительности существовала так называемая «возвратная неграмотность» (по выражению Н.К.Крупской – [ ]).Тут дело вот в чем: если в конце 20-х годов – начале 30-х действительно была проведена массовая и успешная кампания по борьбе с неграмотностью, то к концу 30-х годов многие из юношей, обучившихся в свое время грамоте, основательно ее подзабыли (а то и напрочь) из-за отсутствия постоянного «тренинга» в приобретенных навыках. Попросту говоря, читать было нечего, а главное, некогда и незачем, да и писать тоже – необходимости такой не возникало. Можно сказать, что к началу ВОВ общий уровень образования рядового состава Красной Армии не сильно ушел вперед от такового же в царской армии времен Первой мировой войны.
Несколько фактов из доклада одного из командиров одной из танковых дивизий РККА от 10 марта 1941 года. Если точнее, то 20-й танковой, самой обыкновенной и ничем не выделяющейся из шести десятков прочих танковых дивизий Красной Армии образца 1941 года. Цитата: «...в результате такого комплектования в настоящее время в частях вверенной мне дивизии имеются сотни людей по своему физическому состоянию, грамотности и знанию русского языка (это еще одна мало где афишируемая беда Вооруженных сил Советского Союза) совершенно непригодных для службы в танковых войсках и фактически являющихся балластом, а именно: ... совершенно не владеющих русским языком – 236 чел., ...неграмотных – 211 чел., малограмотных (1-2 группы – то есть класса – авт.) – 622 чел., с образованием 3-4 группы (класса) – 3571 чел. ... . Получается, в танковой дивизии (штатная численность л/с 11343 чел.), то есть, в сверх технически оснащенных войсках, было до 40% малограмотных красноармейцев! Что же тогда говорить о пехотных частях?! А комдив этот в звании тогда еще полковник – не простой, фамилия его Катуков – тот самый, будущий маршал.
В вермахте же почти все рядовые имели среднее образование. А вот финские солдаты в этом плане недалеко ушли от советских: основная масса рядовых была также из крестьян и обладала, соответственно, только зачатками начальной грамотности. В такой ситуации решающую роль имеет качественный уровень командиров – офицеров и генералов. Как говорил Наполеон, стадо баранов во главе со львом опаснее стада львов во главе с бараном.
В Первую мировую русскую армию при общем низком образовательном уровне солдатской массы спасало грамотное офицерство и профессиональные младшие командиры – унтер-офицеры и фельдфебели. Офицеры царской армии в массе своей заканчивали кадетские корпуса, а затем и юнкерские училища – то есть, они имели среднее гражданское и среднее военное образование. По мере восполнения потерь в кадровом офицерском составе в 1915-1916 годах в армию приходили новоиспеченные подпоручики из интеллигенции с университетским образованием и студенты старших курсов. К 1917 году офицерский корпус стал вынужденно формироваться из вчерашних особо отличившихся унтеров – генералитет Красной Армии в 1941 году состоял в большой степени именно из таких бывших скороспелых прапорщиков военной поры.
Сравним образовательный ценз офицерского и генеральского состава финской армии и РККА на примере нескольких командиров дивизий и армий.
Для начала о командующих фронтами М.М Попове и К.А Мерецкове. 21 июня в Ленинград был отправлен Герой Советского Союза генерал армии Мерецков – бывший начальник Генштаба и будущий маршал и командующий фронтами. Решением Политбюро ЦК ВКП(б) он был назначен – ни много, ни мало – командующим Северным фронтом [ ]. Подчеркиваем: фронтом и именно с 21 июня 1941 года. Но уже 23 июня он был арестован и провел первые месяцы войны на Лубянке и в Лефортово, где из него «холодные головы с чистыми руками» выбили признание в участии в военном заговоре (эхо дела Тухачевского). Впоследствии в сентябре 1941 года Мерецков все же будет выпущен на свободу и назначен командующим отдельной 7-й армией. Позже он командовал армиями (4-й и 33-й), Волховским фронтом и с февраля 1944 года Карельским фронтом. Закончил войну командующим 1-м Дальневосточным фронтом.
Кирилл Афанасьевич Мерецков, 1897 г.р., из крестьян, образование – 4 класса земской начальной школы. В царской армии не служил, в Первую мировую не воевал, зато в РККА с 1918 года, трижды ранен на фронтах Гражданской войны. Учился в военной академии (будущая знаменитая академия имени Фрунзе), но как-то очень стремительно, так как уже с 1921 года начал службу на различных штабных должностях, дослужился до начальника штаба Белорусского округа (это где Жуков на ту пору был просто-напросто комполка) – это 1932 год. Был военным советником в Испании, после чего с 1937 года становится зам. начальника Генштаба! Характерный скачок в должности для 37-го года. С 1938 года – командующий Приволжским военным округом, через год – Ленинградским военным округом. В Зимнюю войну с финнами (белофиннами по советской терминологии) – командующий 7-й армией, армией, прорвавшей линию Маннергейма, за что ее командующий получил звание Героя и благосклонность Сталина. Мерецков становится генералом армии и заместителем наркома обороны. С августа 1940 по январь 1941 года он начальник Генштаба (его сменяет Жуков). Вот это скачки!!! До 7-й армии Мерецков не имел опыта непосредственного командования войсками, что, безусловно, скажется на его деятельности в той же роли в Великую Отечественную. Образование гражданское – начальное, военное – академия, но академия в 1921 году – это, скорее краткосрочные курсы повышения квалификации и не более того (не зря Чапаев оттуда сбежал). Вот и все насчет образования маршала, начальника Генштаба и командующего фронтами. Не густо...
Согласно всем официальным источникам 24 июня 1941 года из Ленинградского военного округа выделено полевое управление Северного фронта, которое возглавил командующий ЛенВО генерал М.М.Попов. Как это согласуется с отправкой Мерецкова тремя днями ранее на Северный фронт - именно фронт – непонятно. Попов 23 июня спешно возвращается в Ленинград из инспекционно-рекогносцинировочной поездки вдоль границы с Финляндией, так что именно в первые часы войны решения по округу-фронту принимал Мерецков, но недолго...
Итак, Маркиан Михайлович Попов – командующий войсками в Карелии и Заполярье в первые два месяца боев. Возраст – всего 36 лет, что даже для той удивительной поры мгновенного исчезновения ветеранов (да и молодых) было необычно. Еще более удивителен факт социального происхождения молодого генерал-лейтенанта: из дворян! И кстати, его младший брат Петр был конструктором зенитных комплексов и лауреатом Сталинской премии. В отличие от большинства высших офицеров РККА 30-40 годов М.М.Попов успел получить в юности практически среднее образование (начальная школа и высшая начальная школа), его военное образование заключалось в обучении на пехотных командирских курсах – 1,5 года, курсах «Выстрел» - 1 год и академии им. Фрунзе – 3 года. За годы службы с 1920 по 1941 М.М.Попов прошел практически все ступени карьерного роста офицера, в том числе был и преподавателем на курсах. Полученные военное и гражданское образование, опыт службы, а также широкий кругозор и эрудиция позволили М.М.Попову занять достойное место в плеяде полководцев Великой Отечественной войны. Попов командовал армиями и фронтами, был заместителем командующего фронтом и начальником штаба фронта. Именно по его приказу 14-15 июня 1941 года 14-я армия выдвигает к госгранице 112-ю стрелковую дивизию (Кандалакшское направление) и сюда же перебрасывается 1-я танковая дивизия. Полководческим дарованием М.М.Попова восторгался в своих мемуарах наш главный, пожалуй, стратегический гений - В.М.Василевский. Но он же с горечью указывает, что талант этот не развернулся во всю мощь из-за традиционной русской болезни – пьянства. Генералы пили все и помногу, но, видимо, Маркиан выделялся и на этом фоне. Возможно, сказывался безотчетных страх перед чистками 30-х годов, из которых он, несмотря на происхождение, вышел целым, но душевно надломленным. В первые и самые жестокие месяцы войны ему пришлось «скрестить шпаги» с таким матерым волком, как барон Маннергейм.
Карл Маннергейм – бессменный военный министр и Главнокомандующий вооруженными силами Финляндской республики за все время ее независимого существования. Выпускник престижного Николаевского кавалерийского училища, кавалергард, боевой офицер (полковник) в русско-японскую войну, командир разведывательно-диверсионного отряда, неоднократно ранен. В первую мировую – генерал, командир дивизии, затем и кавалерийского корпуса у Брусилова, награжден Георгиевским золотым оружием. Знал 8 языков. Получилось такое вот противостояние с Поповым дворян российской империи за разные баррикады.
Самый северный участок Северного же фронта в начале войны занимала 14- армия РККА, разбросанная на сотни километров по побережью Кольского полуострова и вдоль границы с Финляндией вплоть до Полярного круга. Армия состояла всего из шести дивизий, включая одну танковую и авиационную, укрепрайона на полуострове Рыбачий и частей усиления. Во главе армии стоял генерал Валериан Александрович Фролов, 1895 г.р. Гражданское образование, как и у большинства командиров РККА - начальное, военное – курсы высшей стрелковой школы, академия им. Фрунзе и высшие академические курсы при Высшей военной академии. Вот это уже серьезно, это – аналог академии Генштаба, учебное заведение для подготовки высшего комсостава. Здесь и далее громкое имя «академия имени Фрунзе» не должно вводить читателя в заблуждение: в отличие от современных высших военных учебных заведений академии 20-х и 30-х годов только подтягивали по мере возможности слушателей с неполным средним, а зачастую и с начальным образованием хоть до какого-то приемлемого уровня, чтобы затем обучить азам военной премудрости. Поэтому выпускники этих академий слабо разбирались в топографии, не могли читать карту, а тем более ее составить, склонение компаса и девиация - просто пустой звук, пехотинцы имели слабое представление об артиллерии и наоборот. Артиллерийский офицер, освоивший обязательные операции с дробями уже считался корифеем, а уж если хоть что-то смыслил в логарифмах, то уже мог командовать полком. Зато «Краткий курс истории ВКП(б)» все знали наизусть.
Вернемся к Фролову. Унтер-офицер Первой мировой войны, прошедший затем в Красной Армии все ступени роста вплоть до командующего фронтом (Карельским). Воевал в Испании, в Зимнюю войну командовал - и весьма успешно - Мурманской армейской группой. В Великую Отечественную, будучи командующим практически всеми советскими войсками на Кольском полуострове, не допустил прорыва немецкого горнострелкового корпуса к Мурманску и армии «Норвегия» к Кандалакше, переведя уже в августе 1941 года ситуацию в затяжную позиционную войну. Без малейшей надежды у противника на успех. Опыт тоже что-то значит.
Противниками Фролова в Заполярье были немецкие генералы Э.В.К.Дитль (горнострелковый корпус) и Н.Фалькенгорст (армия «Норвегия»). Начнем с Дитля. Год рождения 1890, с 1909 юнкер военного училища, с 1911 лейтенант. В Первую мировую войну он служит офицером на различных должностях, имел несколько военных наград. После поражения Германии остался в кадровом составе рейхсвера, где прошел все служебные ступени вплоть до командующего группы войск в Норвегии при вторжении Германии в эту страну в 1940 году.
Генерал фон Фалькенгорст. Между прочим, поляк из Силезии со знакомой каждому россиянину фамилией Ястржембский, которую он сменил, как и положено истинному арийцу. Еще до Первой мировой войны получил высшее образование в Германии, во время войны – офицер германской армии на различных должностях. С 1920 года, как и Дитль, в рейхсвере. В начале 30-х - военный атташе в Праге. В вермахте с 1935 года – начальник штаба дивизии. Участвовал в Польской кампании и во вторжении в Норвегию. Командовал армией «Норвегия» до осени 1944 года, пока Гитлер не отправил его в отставку. То есть, именно Фалькенгорст возглавлял практически всю войну в Заполярье немецко-финские войска.
В составе немецкой армии «Норвегия» на ее правом фланге размещался 36-й немецкий армейский корпус (АК) – 169-я пехотная дивизия (пд), дивизия СС «Норд» и 6-я пд финнов. Их «визави» с советской стороны являлся 42-й стрелковый корпус РККА (42 ск) в составе 122 сд и 104 сд., а также прибывшая к началу войны из-под Пскова 1-я танковая дивизия (1 тд). Командир корпуса – генерал-майор Панин Р.И., 1897 г.р. Образование начальное, унтер-офицер Первой мировой войны, в 1917 году успел закончить школу прапорщиков. Кроме этой школы в его образовательном багаже только курсы «Выстрел». В Красной Армии служил на различных командирских должностях, с 1937 года он командир корпуса и военный советник в Китае. В Зимней войне с Финляндией ничем себя не проявил и, мало того, был отстранен от командования, но, тем не менее встретил войну опять-таки в должности командира корпуса. Видно, больше некого было поставить – кадровый голод. Впоследствии не был повышен ни в звании, ни в должности и так и вышел в отставку после войны в звании генерал-майора, что совсем не говорит в его пользу.
Школу прапорщиков закончил в 1917 году и командир 104 сд генерал Морозов С.И. имея редкое на ту пору для высшего комсостава РККА практически среднее образование (закончил гимназию экстерном – прямо, Ленин), в начале 20-х годов закончил Военную академию РККА (будущая академия имени Фрунзе). А вот далее – внимание! – Восточный факультет данной академии, а это уже военная дипломатия и разведка. До 1932 года находился в Манчжурии, затем переведен в РККА, где служил на строевых и штабных должностях, преподаватель в академии. Комдивом 104 сд назначен только в январе 1941 года.
Командир 122 сд генерал-майор Шевченко П.С., 1901 г.р. В Ркка с 1918 года, в 1925 году закончил полноценную пехотную школу (военное училище). Воевал на КВЖД у Блюхера. Командиром дивизии назначен в августе 1939 года. Уже 31 августа 1941 года, через два месяца войны, отправлен начальником училища в Среднюю Азию, хотя его дивизия воевала для лета 41-года относительно неплохо, без жутких провалов и котлов, правда, ничем и не отличилась, но врага сдержали. Странно, может, чем-то не угодил вышестоящему начальству?
Немного о финских генералах. 3-й армейский корпус армии Финляндии (две пехотных дивизии – 2 пд и 3 пд) находился в оперативном подчинении армии «Норвегия».Командир финского корпуса – генерал-майор Сииласвуо, 1892 г.р. Образование высшее, в Первую мировую войну прошел военную подготовку и воевал в составе германской армии на Восточном фронте. В 30-е годы командовал военным округом. В Зимнюю войну командовал дивизиями, причинившими много неприятностей Красной Армии.
На Карельском перешейке с финской стороны были сосредоточены две армии: Юго-Восточная и Карельская. Юго-Восточной командовал генерал Э.Хейнрикс, 1890 г.р. Образование – высшее гражданское. Во время Первой мировой войны воевал в немецкой армии, участвовал в гражданской войне в Финляндии (естественно, на стороне белых), служил в Генштабе. Военное образование получил во Франции, командовал дивизией, в Зимнюю войну – командир корпуса, после чего возглавил Генштаб, советник Маннергейма по вопросам военной политики, один из главных разработчиков плана войны против СССР.
Командующий Карельской армией – генерал К.Э.Леннарт, 1892 г.р. Образование высшее гражданское – физмат университета. В Первую мировую воевал в немецкой армии, в гражданскую войну в Финляндии командовал батальоном. Военное образование получил во Франции, возглавлял Академию Генштаба и сам Генеральный штаб финской армии. В Зимнюю войну – начальник Генштаба и в конце ее командующий Береговой армией, войну с СССР встретил в должности командира корпуса, затем возглавил армию.
Этим двум финским генералам противостояли советские: командующий 7-й армией генерал-лейтенант Гореленко Ф.Д. и командующий 23-й армией генерал-лейтенант Пшенников П.С.
Гореленко Ф.Д, 1988 г.р., образование начальное, в армии с 1909 года, школу прапорщиков закончил еще в 1914 году, воевал в чине поручика (это при том, что офицерское звание выше прапорщика царской армии среди советского генералитета редко встречается). В Красной Армии (Красной гвардии) еще с 1917 года, до начала Великой Отечественной прошел все ступени командной лестницы, окончил командирские курсы, курсы «Выстрел», ну, и, традиционно – в 1934 году академию имени Фрунзе. В Зимнюю войну командир корпуса, прорвавшего «линию Маннергейма», за что получил звания Героя Советского Союза и должность заместителя командующего ЛенВО, а затем командующего 7-й армией.
Пшенников П.С., г.р. 1895, на воинской службе с 1915 года, в 1916 г. заканчивает школу прапорщиков. В Гражданскую войну он красный командир, командир полка и даже командир дивизии. Окончил Курсы усовершенствования командного состава (КУКС сокращенно, и, похоже, это все его военное образование, если не считать школы прапорщиков военного времени). С 1927 г. в запасе, с 1932 г. руководит различными командирскими курсами и второстепенными вспомогательными подразделениями. Но в 1939 году внезапно назначается командиром дивизии, что означает явный кадровый голод в Красной армии после очередных чисток1938-1939 годов. После Зимней войны (без серьезных провалов для его дивизии, что уже можно было считать успехом на фоне многих остальных) был назначен командиром корпуса, а с мая 1941 года командующим 23-й армией. Его армия понесла самые большие потери в ходе боев на перешейке в августе-сентябре 1941 года. Пшенников, мягко говоря, не отличился даром военачальника и был явно не на своем месте. Но других не было. Опять же: «Других генералов у меня для вас нет». Генерал Пшенников будет снят с должности в сентябре 1941 года, но без особых для него потрясений отправлен на Брянский фронт заместителем командующего 3-й армией. Он погиб в декабре 1941 г.
Мы ознакомились с краткой биографией шести командующих фронтами, армиями и корпусами войск РККА (добавив двух командиров дивизий), а также противодействующих им генералов финской и немецкой армий. Что же мы видим: возраст примерно у всех одинаков – годы рождения вписываются в 1890-1900 годы, но, кроме того, совпадений более не отмечается. Если у финских и немецких генералов гражданское образование как правило университетское, то у советских генералов, за малым исключением – начальное (у начальника Генштаба Жукова – 3 класса). Если первые практически все в Первую мировую войну воевали на офицерских должностях, то наши генералы в лучшем случае вышли из унтеров, закончивших школы прапорщиков военного времени. Военное образование у немецких и финских генералов – это, как правило, военные академии Германии и Франции; у советских – одно-двухгодичные курсы с завершением обучения в Академии имени Фрунзе. «Академичность» этой академии, особенно в 20-х и начале 30-х годов, мы уже рассматривали.
Низкий уровень образованности офицерского состава в РККА не мог быть иным, хотя после событий 1917 года 75 тысяч офицеров царской армии (из всего количества в 250 тысяч) поступили на службу в Красную Армию [ ]. Но, к началу войны после многочисленных чисток и замены профессиональных военных из классово чуждых слоев социально близкими, но малограмотными рабочими и крестьянами, этих подозрительных «золотопогонников» оставалось катастрофически мало: из 600 военспецов, имевших опыт в качестве начальника штаба дивизии, к началу ВОВ на службе оставалось только 25 [ ]. За все время войны во всех военных структурах (в т.ч. в НКВД) служило в званиях от лейтенанта до маршала 450 командиров, воевавших в дореволюционной армии в чинах от прапорщика до генерал-лейтенанта (двое) [ ]. В основном, конечно, это были прапорщики и подпоручики военного времени из унтеров. Но дело здесь не только в пресловутых репрессиях конца 30-х годов. Так, по данным [ ] из 18658 офицеров, уволенных из РККА по различным причинам, арестовано при этом было 4474 человека, в 1938 году из 16362 уволенных - 5032 человека, а вот в 1939 было уволено всего 1878, а арестовано только 73. За эти три года из числа арестованных командиров вернулось на службу 1457 человек. Так что сваливать слабость офицерского состава только на репрессии не получается.
Другое дело, что перед войной срок обучения в военных училищах был сокращен с 3 лет до двух. И то двухлетнее обучение было в лучшем случае. Так как в конце 39 – начале 40 года спешно открывались новые военные училища всех направлений, то с началом войны первый набор курсантов вышел по ускоренному выпуску с полученным обучением всего в полтора, а то и в один год. В 1939 году среди курсантов военных училищ лиц с 10-классным образованием было 17%, с 9-классным – 10%, с 8-классным – 12,5%, с 7-классным – больше всего – 44%. Студентов ВУЗов – 1,5%, выпускников техникумов и рабфаков – 14,5%.Всего же в СССР семилетнее образование и выше имели в 1939 году только 7,7% населения, высшее – 0,7%. В армии дело обстояло получше: первых было 15%, а с высшим образованием служило 1,7%. К 1941 году, безусловно, образовательный ценз повысился, но не принципиально.
Выписка из акта о приемке Народного Комиссариата Обороны тов. Тимошенко от тов. Ворошилова: «Качество подготовки командного состава низкое, особенно в звене рота-взвод, в котором до 68% имеют (так в оригинале) лишь краткосрочную 6-месячную подготовку курса младшего лейтенанта»[ ]. В работе [ ] указано, что в сухопутных войсках в звене округ-полк в среднем 75% командиров имели стаж в занимаемой должности до одного года» (речь о феврале 1941 года). От себя скажем: люди не успевали освоиться на новой должности, как их либо переводили на другое место, либо повышали, либо они исчезали.
В общем, приходилось воевать тем, что было. Как оказалось, знание классиков марксизма-ленинизма наизусть совсем не обеспечивало преимущества в столкновениях с сильным и опытным врагом, этих трудов не читавшим, зато знакомым с работами Мольтке, Клаузевица, Жомини и даже Сунь-Дзы.
 
Сообщение9. Кадры решают все
В дальнейшем при описании боев в Карелии на отдельных направлениях мы более подробно рассмотрим состав и вооружение частей и соединений, а также попробуем привести сравнительную характеристику технической оснащенности противоборствующих сторон. Так, если финская армия имела большую насыщенность автоматическим оружием (автоматы «Суоми» и ручные пулеметы «Лахти»), то РККА нивелировала это преимущество количеством артиллерийских стволов. Самолеты в ВВС были примерно одного уровня, как и бронетехника. В последнем случае, правда, бронесилы РККА имели перед финнами (и немцами) просто тотальное количественное превосходство (в начальный период боев) – до середины июля, после чего большая часть бронетехники была отправлена на другие участки советско-германского фронта.
Все 15 дивизий РККА, принимавших участие в первых боях в Карелии в июне-июле 1941 года были кадровыми с доведением до штатной численности л/с и техники при мобилизации. Большинство из этих дивизий участвовали либо в Зимней войне, либо в походах в Польшу в 1939 году. Многие солдаты и офицеры, прошедшие «суровую школу войны», непосредственно обладали каким-то боевым опытом. Правда, то же самое можно сказать и о финских войсках. На фоне примерного равенства в качестве и количестве вооружений полезным будет сравнить и «качество человеческого материала». Я имею в виду не физические кондиции отдельного усредненного бойца, а - как это не покажется странным – образовательный уровень рядовых и отдельно офицеров и генералов.
Основу рядового состава Красной Армии составляли призывники из сельской местности (хотя бы потому, что в 30-х годах сельское население составляло от 80 до 70 % [ ]). Несмотря на широко афишированную всеобщую грамотность, достигнутую за годы Советской власти, в том числе и в деревне, реальное состояние с образованностью на селе было, мягко говоря, далеко от заявленного. И, если по отчетам призывных комиссий, неграмотных среди новобранцев не было (единицы процентов), а основная масса имела образование от 1 до 6 классов начальной школы, то в действительности существовала так называемая «возвратная неграмотность» (по выражению Н.К.Крупской – [ ]).Тут дело вот в чем: если в конце 20-х годов – начале 30-х действительно была проведена массовая и успешная кампания по борьбе с неграмотностью, то к концу 30-х годов многие из юношей, обучившихся в свое время грамоте, основательно ее подзабыли (а то и напрочь) из-за отсутствия постоянного «тренинга» в приобретенных навыках. Попросту говоря, читать было нечего, а главное, некогда и незачем, да и писать тоже – необходимости такой не возникало. Можно сказать, что к началу ВОВ общий уровень образования рядового состава Красной Армии не сильно ушел вперед от такового же в царской армии времен Первой мировой войны.
Несколько фактов из доклада одного из командиров одной из танковых дивизий РККА от 10 марта 1941 года. Если точнее, то 20-й танковой, самой обыкновенной и ничем не выделяющейся из шести десятков прочих танковых дивизий Красной Армии образца 1941 года. Цитата: «...в результате такого комплектования в настоящее время в частях вверенной мне дивизии имеются сотни людей по своему физическому состоянию, грамотности и знанию русского языка (это еще одна мало где афишируемая беда Вооруженных сил Советского Союза) совершенно непригодных для службы в танковых войсках и фактически являющихся балластом, а именно: ... совершенно не владеющих русским языком – 236 чел., ...неграмотных – 211 чел., малограмотных (1-2 группы – то есть класса – авт.) – 622 чел., с образованием 3-4 группы (класса) – 3571 чел. ... . Получается, в танковой дивизии (штатная численность л/с 11343 чел.), то есть, в сверх технически оснащенных войсках, было до 40% малограмотных красноармейцев! Что же тогда говорить о пехотных частях?! А комдив этот в звании тогда еще полковник – не простой, фамилия его Катуков – тот самый, будущий маршал.
В вермахте же почти все рядовые имели среднее образование. А вот финские солдаты в этом плане недалеко ушли от советских: основная масса рядовых была также из крестьян и обладала, соответственно, только зачатками начальной грамотности. В такой ситуации решающую роль имеет качественный уровень командиров – офицеров и генералов. Как говорил Наполеон, стадо баранов во главе со львом опаснее стада львов во главе с бараном.
В Первую мировую русскую армию при общем низком образовательном уровне солдатской массы спасало грамотное офицерство и профессиональные младшие командиры – унтер-офицеры и фельдфебели. Офицеры царской армии в массе своей заканчивали кадетские корпуса, а затем и юнкерские училища – то есть, они имели среднее гражданское и среднее военное образование. По мере восполнения потерь в кадровом офицерском составе в 1915-1916 годах в армию приходили новоиспеченные подпоручики из интеллигенции с университетским образованием и студенты старших курсов. К 1917 году офицерский корпус стал вынужденно формироваться из вчерашних особо отличившихся унтеров – генералитет Красной Армии в 1941 году состоял в большой степени именно из таких бывших скороспелых прапорщиков военной поры.
Сравним образовательный ценз офицерского и генеральского состава финской армии и РККА на примере нескольких командиров дивизий и армий.
Для начала о командующих фронтами М.М Попове и К.А Мерецкове. 21 июня в Ленинград был отправлен Герой Советского Союза генерал армии Мерецков – бывший начальник Генштаба и будущий маршал и командующий фронтами. Решением Политбюро ЦК ВКП(б) он был назначен – ни много, ни мало – командующим Северным фронтом [ ]. Подчеркиваем: фронтом и именно с 21 июня 1941 года. Но уже 23 июня он был арестован и провел первые месяцы войны на Лубянке и в Лефортово, где из него «холодные головы с чистыми руками» выбили признание в участии в военном заговоре (эхо дела Тухачевского). Впоследствии в сентябре 1941 года Мерецков все же будет выпущен на свободу и назначен командующим отдельной 7-й армией. Позже он командовал армиями (4-й и 33-й), Волховским фронтом и с февраля 1944 года Карельским фронтом. Закончил войну командующим 1-м Дальневосточным фронтом.
Кирилл Афанасьевич Мерецков, 1897 г.р., из крестьян, образование – 4 класса земской начальной школы. В царской армии не служил, в Первую мировую не воевал, зато в РККА с 1918 года, трижды ранен на фронтах Гражданской войны. Учился в военной академии (будущая знаменитая академия имени Фрунзе), но как-то очень стремительно, так как уже с 1921 года начал службу на различных штабных должностях, дослужился до начальника штаба Белорусского округа (это где Жуков на ту пору был просто-напросто комполка) – это 1932 год. Был военным советником в Испании, после чего с 1937 года становится зам. начальника Генштаба! Характерный скачок в должности для 37-го года. С 1938 года – командующий Приволжским военным округом, через год – Ленинградским военным округом. В Зимнюю войну с финнами (белофиннами по советской терминологии) – командующий 7-й армией, армией, прорвавшей линию Маннергейма, за что ее командующий получил звание Героя и благосклонность Сталина. Мерецков становится генералом армии и заместителем наркома обороны. С августа 1940 по январь 1941 года он начальник Генштаба (его сменяет Жуков). Вот это скачки!!! До 7-й армии Мерецков не имел опыта непосредственного командования войсками, что, безусловно, скажется на его деятельности в той же роли в Великую Отечественную. Образование гражданское – начальное, военное – академия, но академия в 1921 году – это, скорее краткосрочные курсы повышения квалификации и не более того (не зря Чапаев оттуда сбежал). Вот и все насчет образования маршала, начальника Генштаба и командующего фронтами. Не густо...
Согласно всем официальным источникам 24 июня 1941 года из Ленинградского военного округа выделено полевое управление Северного фронта, которое возглавил командующий ЛенВО генерал М.М.Попов. Как это согласуется с отправкой Мерецкова тремя днями ранее на Северный фронт - именно фронт – непонятно. Попов 23 июня спешно возвращается в Ленинград из инспекционно-рекогносцинировочной поездки вдоль границы с Финляндией, так что именно в первые часы войны решения по округу-фронту принимал Мерецков, но недолго...
Итак, Маркиан Михайлович Попов – командующий войсками в Карелии и Заполярье в первые два месяца боев. Возраст – всего 36 лет, что даже для той удивительной поры мгновенного исчезновения ветеранов (да и молодых) было необычно. Еще более удивителен факт социального происхождения молодого генерал-лейтенанта: из дворян! И кстати, его младший брат Петр был конструктором зенитных комплексов и лауреатом Сталинской премии. В отличие от большинства высших офицеров РККА 30-40 годов М.М.Попов успел получить в юности практически среднее образование (начальная школа и высшая начальная школа), его военное образование заключалось в обучении на пехотных командирских курсах – 1,5 года, курсах «Выстрел» - 1 год и академии им. Фрунзе – 3 года. За годы службы с 1920 по 1941 М.М.Попов прошел практически все ступени карьерного роста офицера, в том числе был и преподавателем на курсах. Полученные военное и гражданское образование, опыт службы, а также широкий кругозор и эрудиция позволили М.М.Попову занять достойное место в плеяде полководцев Великой Отечественной войны. Попов командовал армиями и фронтами, был заместителем командующего фронтом и начальником штаба фронта. Именно по его приказу 14-15 июня 1941 года 14-я армия выдвигает к госгранице 112-ю стрелковую дивизию (Кандалакшское направление) и сюда же перебрасывается 1-я танковая дивизия. Полководческим дарованием М.М.Попова восторгался в своих мемуарах наш главный, пожалуй, стратегический гений - В.М.Василевский. Но он же с горечью указывает, что талант этот не развернулся во всю мощь из-за традиционной русской болезни – пьянства. Генералы пили все и помногу, но, видимо, Маркиан выделялся и на этом фоне. Возможно, сказывался безотчетных страх перед чистками 30-х годов, из которых он, несмотря на происхождение, вышел целым, но душевно надломленным. В первые и самые жестокие месяцы войны ему пришлось «скрестить шпаги» с таким матерым волком, как барон Маннергейм.
Карл Маннергейм – бессменный военный министр и Главнокомандующий вооруженными силами Финляндской республики за все время ее независимого существования. Выпускник престижного Николаевского кавалерийского училища, кавалергард, боевой офицер (полковник) в русско-японскую войну, командир разведывательно-диверсионного отряда, неоднократно ранен. В первую мировую – генерал, командир дивизии, затем и кавалерийского корпуса у Брусилова, награжден Георгиевским золотым оружием. Знал 8 языков. Получилось такое вот противостояние с Поповым дворян российской империи за разные баррикады.
Самый северный участок Северного же фронта в начале войны занимала 14- армия РККА, разбросанная на сотни километров по побережью Кольского полуострова и вдоль границы с Финляндией вплоть до Полярного круга. Армия состояла всего из шести дивизий, включая одну танковую и авиационную, укрепрайона на полуострове Рыбачий и частей усиления. Во главе армии стоял генерал Валериан Александрович Фролов, 1895 г.р. Гражданское образование, как и у большинства командиров РККА - начальное, военное – курсы высшей стрелковой школы, академия им. Фрунзе и высшие академические курсы при Высшей военной академии. Вот это уже серьезно, это – аналог академии Генштаба, учебное заведение для подготовки высшего комсостава. Здесь и далее громкое имя «академия имени Фрунзе» не должно вводить читателя в заблуждение: в отличие от современных высших военных учебных заведений академии 20-х и 30-х годов только подтягивали по мере возможности слушателей с неполным средним, а зачастую и с начальным образованием хоть до какого-то приемлемого уровня, чтобы затем обучить азам военной премудрости. Поэтому выпускники этих академий слабо разбирались в топографии, не могли читать карту, а тем более ее составить, склонение компаса и девиация - просто пустой звук, пехотинцы имели слабое представление об артиллерии и наоборот. Артиллерийский офицер, освоивший обязательные операции с дробями уже считался корифеем, а уж если хоть что-то смыслил в логарифмах, то уже мог командовать полком. Зато «Краткий курс истории ВКП(б)» все знали наизусть.
Вернемся к Фролову. Унтер-офицер Первой мировой войны, прошедший затем в Красной Армии все ступени роста вплоть до командующего фронтом (Карельским). Воевал в Испании, в Зимнюю войну командовал - и весьма успешно - Мурманской армейской группой. В Великую Отечественную, будучи командующим практически всеми советскими войсками на Кольском полуострове, не допустил прорыва немецкого горнострелкового корпуса к Мурманску и армии «Норвегия» к Кандалакше, переведя уже в августе 1941 года ситуацию в затяжную позиционную войну. Без малейшей надежды у противника на успех. Опыт тоже что-то значит.
Противниками Фролова в Заполярье были немецкие генералы Э.В.К.Дитль (горнострелковый корпус) и Н.Фалькенгорст (армия «Норвегия»). Начнем с Дитля. Год рождения 1890, с 1909 юнкер военного училища, с 1911 лейтенант. В Первую мировую войну он служит офицером на различных должностях, имел несколько военных наград. После поражения Германии остался в кадровом составе рейхсвера, где прошел все служебные ступени вплоть до командующего группы войск в Норвегии при вторжении Германии в эту страну в 1940 году.
Генерал фон Фалькенгорст. Между прочим, поляк из Силезии со знакомой каждому россиянину фамилией Ястржембский, которую он сменил, как и положено истинному арийцу. Еще до Первой мировой войны получил высшее образование в Германии, во время войны – офицер германской армии на различных должностях. С 1920 года, как и Дитль, в рейхсвере. В начале 30-х - военный атташе в Праге. В вермахте с 1935 года – начальник штаба дивизии. Участвовал в Польской кампании и во вторжении в Норвегию. Командовал армией «Норвегия» до осени 1944 года, пока Гитлер не отправил его в отставку. То есть, именно Фалькенгорст возглавлял практически всю войну в Заполярье немецко-финские войска.
В составе немецкой армии «Норвегия» на ее правом фланге размещался 36-й немецкий армейский корпус (АК) – 169-я пехотная дивизия (пд), дивизия СС «Норд» и 6-я пд финнов. Их «визави» с советской стороны являлся 42-й стрелковый корпус РККА (42 ск) в составе 122 сд и 104 сд., а также прибывшая к началу войны из-под Пскова 1-я танковая дивизия (1 тд). Командир корпуса – генерал-майор Панин Р.И., 1897 г.р. Образование начальное, унтер-офицер Первой мировой войны, в 1917 году успел закончить школу прапорщиков. Кроме этой школы в его образовательном багаже только курсы «Выстрел». В Красной Армии служил на различных командирских должностях, с 1937 года он командир корпуса и военный советник в Китае. В Зимней войне с Финляндией ничем себя не проявил и, мало того, был отстранен от командования, но, тем не менее встретил войну опять-таки в должности командира корпуса. Видно, больше некого было поставить – кадровый голод. Впоследствии не был повышен ни в звании, ни в должности и так и вышел в отставку после войны в звании генерал-майора, что совсем не говорит в его пользу.
Школу прапорщиков закончил в 1917 году и командир 104 сд генерал Морозов С.И. имея редкое на ту пору для высшего комсостава РККА практически среднее образование (закончил гимназию экстерном – прямо, Ленин), в начале 20-х годов закончил Военную академию РККА (будущая академия имени Фрунзе). А вот далее – внимание! – Восточный факультет данной академии, а это уже военная дипломатия и разведка. До 1932 года находился в Манчжурии, затем переведен в РККА, где служил на строевых и штабных должностях, преподаватель в академии. Комдивом 104 сд назначен только в январе 1941 года.
Командир 122 сд генерал-майор Шевченко П.С., 1901 г.р. В Ркка с 1918 года, в 1925 году закончил полноценную пехотную школу (военное училище). Воевал на КВЖД у Блюхера. Командиром дивизии назначен в августе 1939 года. Уже 31 августа 1941 года, через два месяца войны, отправлен начальником училища в Среднюю Азию, хотя его дивизия воевала для лета 41-года относительно неплохо, без жутких провалов и котлов, правда, ничем и не отличилась, но врага сдержали. Странно, может, чем-то не угодил вышестоящему начальству?
Немного о финских генералах. 3-й армейский корпус армии Финляндии (две пехотных дивизии – 2 пд и 3 пд) находился в оперативном подчинении армии «Норвегия».Командир финского корпуса – генерал-майор Сииласвуо, 1892 г.р. Образование высшее, в Первую мировую войну прошел военную подготовку и воевал в составе германской армии на Восточном фронте. В 30-е годы командовал военным округом. В Зимнюю войну командовал дивизиями, причинившими много неприятностей Красной Армии.
На Карельском перешейке с финской стороны были сосредоточены две армии: Юго-Восточная и Карельская. Юго-Восточной командовал генерал Э.Хейнрикс, 1890 г.р. Образование – высшее гражданское. Во время Первой мировой войны воевал в немецкой армии, участвовал в гражданской войне в Финляндии (естественно, на стороне белых), служил в Генштабе. Военное образование получил во Франции, командовал дивизией, в Зимнюю войну – командир корпуса, после чего возглавил Генштаб, советник Маннергейма по вопросам военной политики, один из главных разработчиков плана войны против СССР.
Командующий Карельской армией – генерал К.Э.Леннарт, 1892 г.р. Образование высшее гражданское – физмат университета. В Первую мировую воевал в немецкой армии, в гражданскую войну в Финляндии командовал батальоном. Военное образование получил во Франции, возглавлял Академию Генштаба и сам Генеральный штаб финской армии. В Зимнюю войну – начальник Генштаба и в конце ее командующий Береговой армией, войну с СССР встретил в должности командира корпуса, затем возглавил армию.
Этим двум финским генералам противостояли советские: командующий 7-й армией генерал-лейтенант Гореленко Ф.Д. и командующий 23-й армией генерал-лейтенант Пшенников П.С.
Гореленко Ф.Д, 1988 г.р., образование начальное, в армии с 1909 года, школу прапорщиков закончил еще в 1914 году, воевал в чине поручика (это при том, что офицерское звание выше прапорщика царской армии среди советского генералитета редко встречается). В Красной Армии (Красной гвардии) еще с 1917 года, до начала Великой Отечественной прошел все ступени командной лестницы, окончил командирские курсы, курсы «Выстрел», ну, и, традиционно – в 1934 году академию имени Фрунзе. В Зимнюю войну командир корпуса, прорвавшего «линию Маннергейма», за что получил звания Героя Советского Союза и должность заместителя командующего ЛенВО, а затем командующего 7-й армией.
Пшенников П.С., г.р. 1895, на воинской службе с 1915 года, в 1916 г. заканчивает школу прапорщиков. В Гражданскую войну он красный командир, командир полка и даже командир дивизии. Окончил Курсы усовершенствования командного состава (КУКС сокращенно, и, похоже, это все его военное образование, если не считать школы прапорщиков военного времени). С 1927 г. в запасе, с 1932 г. руководит различными командирскими курсами и второстепенными вспомогательными подразделениями. Но в 1939 году внезапно назначается командиром дивизии, что означает явный кадровый голод в Красной армии после очередных чисток1938-1939 годов. После Зимней войны (без серьезных провалов для его дивизии, что уже можно было считать успехом на фоне многих остальных) был назначен командиром корпуса, а с мая 1941 года командующим 23-й армией. Его армия понесла самые большие потери в ходе боев на перешейке в августе-сентябре 1941 года. Пшенников, мягко говоря, не отличился даром военачальника и был явно не на своем месте. Но других не было. Опять же: «Других генералов у меня для вас нет». Генерал Пшенников будет снят с должности в сентябре 1941 года, но без особых для него потрясений отправлен на Брянский фронт заместителем командующего 3-й армией. Он погиб в декабре 1941 г.
Мы ознакомились с краткой биографией шести командующих фронтами, армиями и корпусами войск РККА (добавив двух командиров дивизий), а также противодействующих им генералов финской и немецкой армий. Что же мы видим: возраст примерно у всех одинаков – годы рождения вписываются в 1890-1900 годы, но, кроме того, совпадений более не отмечается. Если у финских и немецких генералов гражданское образование как правило университетское, то у советских генералов, за малым исключением – начальное (у начальника Генштаба Жукова – 3 класса). Если первые практически все в Первую мировую войну воевали на офицерских должностях, то наши генералы в лучшем случае вышли из унтеров, закончивших школы прапорщиков военного времени. Военное образование у немецких и финских генералов – это, как правило, военные академии Германии и Франции; у советских – одно-двухгодичные курсы с завершением обучения в Академии имени Фрунзе. «Академичность» этой академии, особенно в 20-х и начале 30-х годов, мы уже рассматривали.
Низкий уровень образованности офицерского состава в РККА не мог быть иным, хотя после событий 1917 года 75 тысяч офицеров царской армии (из всего количества в 250 тысяч) поступили на службу в Красную Армию [ ]. Но, к началу войны после многочисленных чисток и замены профессиональных военных из классово чуждых слоев социально близкими, но малограмотными рабочими и крестьянами, этих подозрительных «золотопогонников» оставалось катастрофически мало: из 600 военспецов, имевших опыт в качестве начальника штаба дивизии, к началу ВОВ на службе оставалось только 25 [ ]. За все время войны во всех военных структурах (в т.ч. в НКВД) служило в званиях от лейтенанта до маршала 450 командиров, воевавших в дореволюционной армии в чинах от прапорщика до генерал-лейтенанта (двое) [ ]. В основном, конечно, это были прапорщики и подпоручики военного времени из унтеров. Но дело здесь не только в пресловутых репрессиях конца 30-х годов. Так, по данным [ ] из 18658 офицеров, уволенных из РККА по различным причинам, арестовано при этом было 4474 человека, в 1938 году из 16362 уволенных - 5032 человека, а вот в 1939 было уволено всего 1878, а арестовано только 73. За эти три года из числа арестованных командиров вернулось на службу 1457 человек. Так что сваливать слабость офицерского состава только на репрессии не получается.
Другое дело, что перед войной срок обучения в военных училищах был сокращен с 3 лет до двух. И то двухлетнее обучение было в лучшем случае. Так как в конце 39 – начале 40 года спешно открывались новые военные училища всех направлений, то с началом войны первый набор курсантов вышел по ускоренному выпуску с полученным обучением всего в полтора, а то и в один год. В 1939 году среди курсантов военных училищ лиц с 10-классным образованием было 17%, с 9-классным – 10%, с 8-классным – 12,5%, с 7-классным – больше всего – 44%. Студентов ВУЗов – 1,5%, выпускников техникумов и рабфаков – 14,5%.Всего же в СССР семилетнее образование и выше имели в 1939 году только 7,7% населения, высшее – 0,7%. В армии дело обстояло получше: первых было 15%, а с высшим образованием служило 1,7%. К 1941 году, безусловно, образовательный ценз повысился, но не принципиально.
Выписка из акта о приемке Народного Комиссариата Обороны тов. Тимошенко от тов. Ворошилова: «Качество подготовки командного состава низкое, особенно в звене рота-взвод, в котором до 68% имеют (так в оригинале) лишь краткосрочную 6-месячную подготовку курса младшего лейтенанта»[ ]. В работе [ ] указано, что в сухопутных войсках в звене округ-полк в среднем 75% командиров имели стаж в занимаемой должности до одного года» (речь о феврале 1941 года). От себя скажем: люди не успевали освоиться на новой должности, как их либо переводили на другое место, либо повышали, либо они исчезали.
В общем, приходилось воевать тем, что было. Как оказалось, знание классиков марксизма-ленинизма наизусть совсем не обеспечивало преимущества в столкновениях с сильным и опытным врагом, этих трудов не читавшим, зато знакомым с работами Мольтке, Клаузевица, Жомини и даже Сунь-Дзы.

Автор - studenh
Дата добавления - 14.12.2019 в 22:17:25
Форум » Реальный мир » Социальная тема » История второй советско-финской войны, гл.9 (Описано положение с образованием в РККА)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2020); Сайт управляется системой uCoz