[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Plotnick  
Форум » Реальный мир » Социальная тема » История второй советско-финской войны 1941-1944 гг. гл.19. (Сортавальское направление, эвакуация через Ладогу, 19 корпус)
История второй советско-финской войны 1941-1944 гг. гл.19.
studenhДата: Понедельник, 30.03.2020, 19:45:29 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 8
Статус: Offline
Глава 19. Сортавальское направление, эвакуация советских войск через Ладогу.
19.1. Попытки наступления 10-го мехкорпуса под Энсо и Ристалахти
Если основное решающее наступление финской Карельской армии на Карельском перешейке началось только 31 июля, то в первые десять дней войны с 25 июня по 5 июля здесь же происходили удивительные и необъяснимые события с участием 10-го мехкорпуса РККА.
Начиная с 26 июня финны «прощупывают» первую линию обороны 23 армии на отдельных участках небольшими своими силами до взвода-роты пехоты. Напомним, что вся зона будущих боев – это бывшая финская территория и, наверняка, в разведотрядах финнов присутствовали бывшие обитатели этих мест, знающих каждый ручей и каждую тропу в лесу. 29 июня в районе приграничного городка Энсо (ныне г.Светлогорск) финны проводят более основательную разведку боем силами до двух батальонов пехоты и, как утверждается в [ ], в сопровождении нескольких танков. Эти два батальона захватывают Энсо. Пограничники 5-го погранотряда НКВД с помощью подошедших подразделений 115сд и 142сд выбивают противника из города, полностью к тому времени сгоревшего. При этом пограничники докладывают о двух подбитых финских танках Т-26 (образца 1932 г. – двухбашенных пулеметных). Финские батальоны отступили на свою территорию. К этому незначительному в масштабах всей войны боестолкновению мы еще вернемся.
1 июля начинаются более значимые события у городка Ристалахти (это Сортавальское направление). Финны проводят разведку боем силами до батальона, в бой с ними вступает погранзастава 102-го погранотряда. Но финны наращивают давление и, по докладам пограничников, ведут наступление силами уже до двух полков на стыке 168сд и 142сд на участке 461сп 142-й дивизии. Это уже не шутки – это реальная угроза прорыва противника. Штаб 23 армии переводит на угрожаемые участки дополнительные и весьма существенные силы: это первый батальон 450мсп, первый и третий батальоны 461сп, два полка 198-й моторизованной дивизии, второй и третий батальоны 708сп, первый батальон 260сп, первый батальон 588сп, первый дивизион 334 артполка, батарею корпусного артполка, две батареи второго дивизиона 260 гаубичного артполка, одну батарею из 334ап, танковый батальон из 10-го мехкорпуса и дополнительно курсантов Ленинградского училища НКВД (видимо, пограничного). Мы потому так подробно перечисляем подразделения с их номерами, чтобы читателю стало понятно, вернее, совершенно непонятно, чего ради против двух финских полков пришлось сосредоточить такую мощь: более четырех полков пехоты с более чем двумя дивизионами орудий крупных калибров и танковым батальоном! Но именно так указано в нескольких источниках по этому эпизоду [ ].
Несмотря на эти несметные силы, финны умудряются прорвать оборону 142-й сд на фронте до 20 км в ширину и до 12-15 км в глубину. А эта глубина прорыва означала примерно такое же оставшееся расстояние от образовавшейся здесь новой линии фронта до берегов Ладожского озера. Мало того, при этом финны умудрились окружить один батальон 461сп. Лишь 7 июля с помощью разведбата 168-й сд (разведбат, вообще-то, предназначен не для наступления и обороны, но, видимо, он оказался единственным боеспособным подразделением в дивизии) и группы из 260сп 168-й сд положение было хоть как-то стабилизировано. До 10 июля более в приграничной зоне финны себя не проявляли.
Вернемся к событиям в районе г.Энсо. После приграничной стычки с отбрасыванием финских батальонов обратно на их территорию наше командование решает провести на этом направлении свою разведку боем, которая в ЖБД 19ск была названа танковой разведкой. Так сказать, после первого хода «белых» следует ответ «черных» (то есть красных). Там же на дороге от Энсо через границу в направлении финского г.Иматра (город на восточном берегу системы широких озер) 1 июля по плану штаба армии выдвигается танковый батальон (порядка 40 танков Т-26 и БТ) из 41тп 21тд 10-го мехкорпуса. Танковый поход поддерживала пехота и артиллерия из 115сд. Задача: дойти до Иматры, разгромить и уничтожить все, что попадется по пути, по возможности закрепиться на достигнутых рубежах. Эта ударная группа, не встретив сопротивления, сходила за кордон и вернулась почти без потерь, но при этом, как ни странно, не «закрепилась на достигнутых рубежах». Вырисовывалась перспектива: занять большими силами Иматру, перерезав тем пути сообщения и снабжения противостоящих финских сил и далее, используя данный плацдарм, развивать наступление на северо-восток и юго-запад уже по финской территории.
Но! Уже 2 июля обстановка на правом фланге 23 армии обострилась: началось то самое вышеупомянутое наступление финнов двумя полками на Ристалахти (это севернее направления на Иматру). Не разобравшись в обстановке и не представляя какими именно силами враг перешел в наступление, командарм Пшенников отправляет остатки 41-го танкового полка (40 танков – еще один батальон) на, как тогда казалось, более угрожаемый участок – под Ристалахти. Но при этом второй танковый полк 21-й тд (24тп) все еще оставался под Энсо и уже одним своим батальоном принимает участие во второй экспедиции от Энсо на Иматру. Сюда же были подтянуты целых четыре артдивизиона, которые произвели бесцельный и бессмысленный мини-артналет по «предполагаемым целям», выпустив всего 50-60 снарядов (практически по одному на ствол). Это – ничто!
Танки пошли без разведки (а что - позавчера-то прошли без сопротивления), пехота прибыла с опозданием, а вот финны, встревоженные предыдущим «наездом» на Иматру и осознавая, чем это может им грозить, подтянули на угрожаемый участок дополнительные силы и встретили танковую колонну на узкой лесной дороге – к тому же без сопровождения пехоты – в своем фирменном стиле: обошли по лесу с флангов и атаковали танки «подручными средствами»- гранатами и бутылками со смесью. Мало того, выдвинутый из нашего тыла танковый резерв (еще один батальон 24тп), уткнувшись в свою же стоявшую на дороге колонну (в сумерках и не разобравшись) открыл огонь по КП мотострелкового полка. Итог этой «битвы за Иматру»: 160 убитых и раненых с нашей стороны, в основном, от собственного оружия. Наутро оставшиеся неповрежденными танки было решено убрать в места расположения. Так закончилась единственная наступательная операция 10-го мехкорпуса РККА в лесной финской глуши. На следующий день поступил приказ Генштаба о переброске остатков 10мк на южный берег Финского залива обратно под Гатчину (опять же своим ходом).
«Остатки» мехкорпуса – это две танковые дивизии (4 танковых полка) с наличием боеготовых танков всего в 120-150 шт. из первоначального количества в 400 бронеединиц прибывшего под Выборг контингента. Напомним, что сразу по прибытии 10-го мехкорпуса в распоряжение 23 армии, командарм Пшенников начал «выдергивать» из корпуса по взводу-роте танков в распоряжение стрелковых дивизий, а 10 бронеавтомобилей отправил для охрана штаба армии. Так броневой кулак превратился в растопыренные пальцы, а 10-й мехкорпус растворился в Карельских лесах еще до боя.
Насчет контрнаступления (танковой разведки) в районе Энсо в ЖБД 19ск есть такие «говорящие» записи:
«02.07.41г. 7-30... части 142сд к действию не готовы из-за отсутствия у танков автола...
9-35...прибывшие танки к действию не готовы (не заправлены);
10-15. По поводу неприбытия танков в срок из 115сд начштаба115сд доложил: водители не обучены, техническое состояние машин плохое, идут медленно (это еще до соприкосновения с противником – авт.);
14-45. Танковая группа, достигнув рубежа 107,5, встретив инженерные препятствия, возвращается обратно (!!! – авт.);
03.07.41г. 15-45. Танковая группа... начала действовать в 13-05 в направлении Энсо-Иматра. В 15-40 группа достигла рубежа 107,5 (во второй раз – авт.), встретила инженерные заграждения и огневое сопротивление.» Конец цитаты
Почувствуйте разницу: если в первом походе помешало только заграждение, то во втором появилось «огневое сопротивление», то есть финны подтянулись на угрожаемый участок и начали огрызаться. Такая вот была готовность к войне, которая к тому времени, на минуточку, полыхала уже десять суток. Враг предоставил в данном районе достаточно времени для подготовки к боевым действиям, но все равно, все равно не оказалось ни четкого руководства, ни координации, ни связи, ни снабжения, ни... и т.д. А представьте, что творилось на западных границах СССР при действительно тактически неожиданном немецком нападении утром 22 июня!..
19.2. 168сд в составе 23 армии на Сортавальском направлении в июле-августе 1941 г.
168сд оказалась отрезанной от своей 7-й армии, начиная с 16 июля в результате обводящих ударов финских VI и I корпусов на юг и юго-восток в сторону северного побережья Ладожского озера. 11-я пехотная дивизия финнов после удара в стык между 168сд и 71сд вышла с востока в тыл 168сд, вынудив ее обороняться с перевернутым фронтом, тем временем как финская 19пд атаковала позиции 168сд с северо-запада. Правый фланг дивизии оказался прижат к северному побережью Ладожского озера в 10 км восточней Сортавала. 168сд была передана в управление 23 армии совместно с также отрезанными от своей 7 армии 367сп и 230гап 71-й стрелковой дивизии. Состав дивизии: три стрелковых полка – 260сп, 402сп, 462сп; два артиллерийских полка - 453ап и 412гап. Орудий калибром свыше 76мм – 76 единиц, минометов калибром от 80мм – 60 штук, бронеавтомобилей – 10, о наличии или отсутствии танков сведений нет. Полоса обороны дивизии – 62 км. По приказу штаба 7 армии дивизия по предвоенным планам с 22 июня выдвигалась к границе и занималась оборудованием оборонительных рубежей.
Бои в полосе обороны дивизии начались только 10 июля. Приведем интересную запись из ЖБД 462сп от 11 июля: «Во время боя в тылу у противника были случаи, когда финские солдаты сдавались в плен, но ввиду того, что 5 стрелковая рота была под обстрелом, то все они расстреливались на месте». Такая вот Гаагская конвенция.
В ЖБД 462сп в записях накануне войны от 23-24 июня указано [ ], что финны производят эвакуацию населения из приграничной зоны (явный признак грядущего наступления – авт.). Заметим, что это еще до официального объявления войны. Свидетельство незначительное, но все об одном и том же: Финляндия готовилась к атаке. То же ЖБД от 25 июня (войны еще нет): «Финское радио распространяет клеветнические вымыслы и пропагандирует злобу и ненависть к русским». Запись от 10 июля: «Вечером в 20-00 противник начал полное наступление». Это было начало генеральной атаки финской армии на Ладожском перешейке. Против группировки советских войск в данном районе, состоящей из трех полков 168сд, ее двух артполков, и отдельных частей 71-й сд ( 367сп, 230гап и разведбат) наступали три финских дивизии с артиллерией. Сдержать их натиск не представилось возможным, и советские войска были вынуждены постепенно отходить к побережью Ладоги в сторону Сортавалы.
О ходе дальнейших боевых действий в том же документе ежедневные записи описывают, как наши части продолжают неизменно удерживать занятые ранее рубежи, но под давлением превосходящих сил противника все-таки вынуждены отойти на следующий оборонительный рубеж. При этом обязательно с большими потерями для врага. Это в начале боев. Но вот от 5 августа следует такая запись: «1-й батальон, изъяв боеприпасы (так в документе), прицелы и перископы и пулеметы, уничтожая орудия и доты, начал отход. На протяжении всего пути отхода сжигались все строения и урожай (это к вопросу о тактике выжженной земли – авт.), взорваны доты, дзоты, а часть заминирована. Взорвана фабрика (это в Энсо – авт.)...». До начала августа у наших войск в данном районе еще существовала «локтевая связь» с соседом слева – 142сд 23-й армии, а вот «соседями справа» стали уже финны, отрезавшие сообщение с 7-й армией по суше.
31 июля финская армия переходит в наступление силами II-го армейского корпуса вдоль западного побережья Ладожского озера в направлении на Хийтола-Кексгольм (ныне это Элисенваара и Приозерск). Главный удар наносился в стык между 142сд и 115сд (а этот стык надо было еще нащупать). Одновременно продолжаются активные действия против 168сд в направлении Сортавалы. 5 августа следует неудачный контрудар силами 198мсд и 142сд из района Лахденпохья (порт в северо-западном «углу» Ладоги) на северо-запад – в районе стыка участков 142сд и 168сд. Цель наступления войск 23 армии – перерезать коммуникации финских 2пд и 19пд, атакующих на Сортавалу. В тот же день Маннергейм переводит на это направление из резерва 10пд, которая и решает исход дела: 8-9 августа финские войска выходят к побережью Ладожского озера (от границы всего лишь 20-30 км) в районе Лахденпохья-Курийоки-Хийтола и мышеловка захлопнулась. В результате правый фланг 23 армии уже через неделю боев на этом узком дефиле оказывается разрезанным на три части: 168сд с 367сп 71-й сд и 708сп 115-й сд вели бои в районе севернее и северо-западнее Сортавала; 142сд и 198мсд (в неполном составе) – в районе севернее и северо-восточнее Хийтола; сводная группа из разрозненных частей армии, в том числе подразделения 265сд – западнее Кексгольма.
Из-за угрозы окружения советские войска оставили Сортавалу и отошли в ладожские шхеры. С 13 августа 367сп оказывается в полном окружении, из которого выходят только отдельные группы бойцов. 15-16 августа части 168сд и 142сд также отходят к побережью. 18 августа противник силами до 9 полков переходит в решительное наступление под Сортавала с целью сбросить в озеро отступившие сюда части 23 армии. Для понимания ситуации и общей атмосферы той поры приведем полностью один любопытный документ: специальное сообщение НКВД Карело-Финской ССР [ ].
«24 июля 1941 года в 20 часов командиром 168-й стрелковой дивизии полковником Бондаревым была объявлена срочная окончательная эвакуация города Сортавалы. Руководством города (секретари ГК и РК КП (б) тт. Богданов, Каджев и и.о. председателя горсовета тов. Лезин) был объявлен срок эвакуации 2 часа, а сбор по эвакуации сопровождался репликами: «Скорей собирайтесь», «Время выходит», «Скоро будут жечь город». В результате созданной, не вызывавшейся сложившейся обстановкой, поспешности в городе возникла паника, приведшая к причинению государству крупного материального ущерба. Руководящие работники городских учреждений в служебных столах и шкафах побросали много служебных документов. Председатель горсовета тов. Лезин забыл в столе штамп и печать горсовета, а работники горсовета и ГК КП(б) бросили пишущие машинки. После выезда из города руководителей и аппаратов торгующих организаций Военторга, Карелторга, Леспромторга, Карелпотребсоюза и других хозяйственных организаций оказались брошенными сотни тонн муки, десятки тонн крупы, кондитерские изделия, в большом количестве жиры, сахар, консервы, табак, папиросы, промтовары, вино, водка и т.д. Несмотря на неоднократные предупреждения горотдела НКВД, учет наличия запасов продуктов в городе произведен не был, а органам НКВД было заявлено, что в основном запасы продуктов и промтоваров эвакуированы.
Горотделом НКВД забытые и брошенные учреждениями печати, штампы и документы собраны и уничтожены. Установлены склады запасов продуктов и промтоваров, организована их охрана и реализация на снабжение частей Красной Армии. Пишущие машинки собраны и переданы штабам войсковых частей. По согласованию с командованием запасы вина и водки уничтожены. До настоящего времени в городе продолжают оставаться большие запасы муки. Считаем необходимым принять экстренные меры к вывозу муки и остатков промтоваров.
Народный комиссар внутренних дел Карело-Финской ССР Андреев».
От автора: подобная картина безудержного, безоглядного бегства советских и партийных чиновников из оставляемых городов была типичной летом 41-го для западных областей СССР, особенно на вновь присоединенных территориях. Но вернемся непосредственно к боевым действиям.
Командование 23 армии разрабатывает совместно с Ладожской военной флотилией операцию по спасению (эвакуации с побережья) наших войск на о. Валаам. Состав флотилии: 2 сторожевых корабля, 8 канонерок, 24 катера МО, 15 катеров-тральщиков КМ, 9 пароходов, буксиры, баржи, катера). Эвакуация проводилась под непрерывным артогнем противника и была завершена всего за 2-3 дня. Как ни странно, финские ВВС не сумели и не пытались помешать масштабной погрузке войск и техники и ее переправе на другие участки борьбы водным путем. Всего было перевезено: (помимо 3 тысяч раненных): 10157 (так в источнике – авт.) человек л/с, 1916 лошадей, 127 автомобилей, 27 тракторов, 49 гаубиц, 22 пушки, 42 миномета [ ]. Судя по количеству спасшихся людей двух полков не хватает. Но в целом боеспособность частей была сохранена.
С другой стороны, в работе [ ] заявлено всего о 7000 человек, вывезенных в составе только 168сд вместе с артиллерией, а это всего 50% от начальной численности дивизии. Кроме 168сд в «северной» группировке войск оказались отрезанными от основной части советских войск два полка из 71сд и 708сп из 115сд. Тогда, действительно, потери за время отступления и эвакуации составили для этой группы (дивизия и три полка) также до 50% всего за три недели боев.
19.3. Отступление 115сд от границы вблизи Лахденпохья на юг к Финскому заливу
В 115 стрелковой дивизии на 22 июня числилось 12421 человек л/c (за несколько дней с начала мобилизации дивизия была доукомплектована до штатной численности в 14,5 тыс. чел.), 80 орудий калибром от 76 мм, 150 минометов, 8 танков (танкетки ПТ-37). С началом боев из дивизии был исключен 708сп (передан в 168сд), оставшиеся стрелковые полки – 576сп и 638сп – с двумя артполками – 31 пап и 371гап – обороняли участок границы протяженностью 47 км (от Варне до Курманпохья), имея соседом справа 142сд, а слева 43сд из 50ск. Основной удар на фронте 115сд финны нанесли 31 июля силами 15пд. Как всегда в слабое место – в разведанный стык со 142сд, обходя при этом позиции 115сд с правого фланга. Всего за несколько дней финские войска вышли к станции Сайрала, вынуждая командование 19ск и 115сд загибать свой правый фланг к югу. С 5 августа на фронте перед 115сд появилась резервная дивизия финнов (10пд), благодаря чему их преимущество оказалось подавляющим и они легко блокировали попытку контрудара себе во фланг, незамедлительно вновь перейдя в дальнейшее наступление. 115сд продолжала с боями отходить на юг.
22 августа остатки дивизии, растеряв по пути всю матчасть, но оторвавшись от противника, сосредоточились восточней Выборга – это по прямой строго на юг порядка 100 км от места предвоенной дислокации. К этому времени части дивизии вынужденно смешались с боевыми порядками 43сд из соседнего 50 стрелкового корпуса. К концу августа отдельные подразделения 115сд оказались в окружении южнее Выборга на полуострове Койвисто вместе с частями других дивизий 23 армии. С этого полуострова (это уже северное побережье Финского залива на входе в Выборгский залив) пробившиеся к берегу войска вывозились катерами Балтфлота в Кронштадт. О порядке во время отхода 115сд красноречиво свидетельствуют протоколы допросов смершевцами наших бывших военнопленных уже после их освобождения в 1944 году [ ].
Протокол допроса В.П. Кривощекова, ефрейтора 638сп 115сд. «12 августа 1941 года 115-я дивизия пошла в наступление Мы продвинулись в направлении Кексгольма (это на восток, то есть, уже с вынужденно перевернутым фронтом – авт.) на 5 км, где держали оборону до 27 августа... 27 августа командир минометной роты, в которой я служил, сказал: «Мы окружены». Ночью на 28 августа нам объявили: «Мы окружены, спасайся, кто как может» (!!! – авт.). Мы побросали всю матчасть и стали двигаться в направлении к городу Ленинграду....В одном из боев л/с 638-го сп был рассеян финскими войсками... Нас осталось 8 человек... В одном месте... мы решили накопать картофеля, но в этот момент из леса выбегают 15 человек финских автоматчиков с криками «Русь, руки вверх!» Мы были взяты ими в плен».
Из допроса рядового Баранова красноармейца 576сп 115сд. « При отходе наших войск около Выборга, где отходил наш полк... нас по пути разбили. Люди разбежались, кто куда смог. Нас было человек 16-17. Мы блуждали по лесу оторвано от своих. Мы в лесу встретили двух лейтенантов, они имели карту и компас... Числа 7 сентября 1941 г. при станции Терекин, где уже финны были, нас захватили в плен». От автора: оба фигуранта прошли проверку и не пострадали, направлены опять на фронт.
В работе [ ] насчет потерь 115сд сказано так: «28 августа последовал приказ... выводить дивизию к полуострову Койвисто (это южная оконечность материковой части Выборгского залива), где 115 и 123 стрелковые дивизии были погружены на корабли. Все 6 транспортов с 12–ю тысячами бойцов и командиров благополучно добрались до берега в Кронштадте». Если в начале боев в обеих кадровых дивизиях было порядка 25-27 тысяч человек л/с, то получается потери за месяц боев составили 52-57%. Похоже, эта цифра характерна для всей 23 армии. И это только за месяц.
19.4. 142сд 19-го корпуса 23 армии в боях на западном берегу Ладоги в июле-сентябре 1941 г.
К левому крылу 168сд примыкала 142сд 23 армии, составлявшая вместе со 115сд 19-й стрелковый корпус. Эта дивизия принимала участие в отражении первого натиска (она же разведка боем) финнов в конце июня начале июля 1941 г. – события под Ристалахти – совместно с частями 10-го мехкорпуса. Это, напоминаем, когда финны захватили первый плацдарм на советской территории, сократив себе тем самым наполовину путь до берегов Ладожского озера. Выбить их с этого плацдарма так и не удалось. После трехнедельного затишья 31 июля именно с этого плацдарма 2пд финнов нанесла удар по правому флангу 142сд – на стыке с позициями 168сд. Состав 142сд: стрелковые полки – 701сп, 461сп, 588сп, 946сп (передан в подчинение 265сд с 27.07), артиллерийский 334ап.
Через 10 дней наступления финны вышли к побережью Ладожского озера, отрезав тем самым 142сд от 168сд. Одновременно, начав наступление также 31 июля, финская 15пд сминает правый фланг обороны 115сд, оставляя для 142сд только узкий коридор для отступления на юг вдоль озерного побережья (в шхерный район вблизи г. Хийтола). Все эти события происходят в узкой полосе всего порядка 15-20 км от госграницы до берега Ладоги, где 19ск и поджидал финское наступление. При этом в наших позициях образуется разрыв в обороне в 20-30 км, куда и хлынули финские войска – 2пд и 18пд. Попытки контрударов ограниченными силами по флангам наступающей финской группировки ни к чему не привели. «На плечах» наших отступающих войск финны форсируют Вуоксинскую водную систему (каскад озер, соединенных широкими быстрыми протоками – вот где надо было выстраивать непреодолимую оборону еще до начала боевых действий, не зря Вуоксинская система частично входила в линию Маннергейма) и захватывают плацдарм на ее южном берегу. Попытка командования 142сд пробиться вдоль побережья Ладоги на Кексгольм также не удалась, сказались большие потери в людях и технике, а также частичная потеря управления войсками. Для закрытия образовавшейся в обороне бреши была брошена вновь прибывшая 265сд – о ее судьбе немного далее - но безуспешно.
142сд оказывается прижатой к берегу Ладожского озера. Под непрерывным обстрелом части и подразделения 142сд и 198сд (о ней далее) в течение десяти суток грузятся на плавсредства Ладожской флотилии с острова Кильпола и переправляются южнее в район старой госграницы. Водные районы, откуда грузились войска на корабли и баржи прозвали «бухтами смерти» - по понятным причинам. Так, только 461сп 142сд потерял в боях по прикрытию эвакуации на последней линии обороны и только убитыми 545 человек [ ]. Можно сказать – «мясорубка». Хотя финские ВВС и в этот раз не отметились. Как не отметились и наши ВВС бомбардировкой финских артиллерийских позиций. При эвакуации наших войск финнам опять досталась богатая добыча. На фотографиях финских корреспондентов видна поражающая воображение панорама брошенной на побережье советской техники и имущества. Похоже, мы сами снабжали финскую армию вооружением, боеприпасами и продовольствием, ссылаясь при этом на хроническую нехватку средств ведения борьбы. Страна буквально надрывалась все предвоенные годы, чтобы обеспечить свою армию всем необходимым, заводы и фабрики гнали продукцию в три смены, колхозники работали «за палочки» трудодней, люди ютились в бараках и коммуналках – и вот на тебе!.. 70% материальных запасов, сосредоточенных к началу войны в западных округах, достались немцам (как видим, немножко обломилось и финнам) [ ]. Как специально. Это помимо невосполнимых людских жертв и страданий.
Возвращаясь немного назад, отметим, еще 6 августа командующий фронтом М.М.Попов отдал приказ об отводе войск Сортавальской группировки на юг, на широту г. Хийтола (самая узкая часть побережья от границы до Ладожского озера) с целью не допустить прорыва противника на Карельский перешеек с севера и вообще вывести свои войска из-под удара. Но Главнокомандующий Северо-Западного направления прославленный маршал и член Политбюро Ворошилов отменил этот приказ и потребовал удерживать Сортавалу во что бы то ни стало. Так три дивизии (168сд, 142сд и 198мсд) оказались в ловушке, а финские войска обходят с востока Выборгский укрепрайон, где ждут окружения еще три дивизии 23 армии (115сд, 43сд и 123сд).
19.5. Судьба 198 мотострелковой дивизии 10-го мехкорпуса.
Если верить Википедии, то 198мсд была выведена из состава 10мк и растащена по полкам на разные участки фронта еще в начале июля 1941 г. Так, 146 танковый полк (количество танков остается неизвестным) и 452 мотострелковый полк убыли на Олонецкое направление (это восточное побережье Ладоги), еще раньше туда же убыл 450 стрелковый полк дивизии (так в Википедии) [ ]. Вместо последнего в 198мсд прибывает 3-й полк Народного ополчения из 1-й Ленинградской дивизии народного ополчения неизвестного состава и вооружения, но к моторизованным войскам он явно не относился. Полк этот, как и все ополченческие формирования, не обладал должной боеготовностью: кадровыми были только командиры от батальонного звена и выше, а остальные – из запаса с ограниченной подготовкой. Вооружение также оставляло желать лучшего: например, в ранее упоминавшейся 3-й Ленинградской дивизии народного ополчения вместо двух полноценных артполков, полагавшимся кадровым дивизиям, был только один. Соответственно было меньше минометов (70%) и пулеметов (40-60%), то же касательно любой другой техники (автомобилей только 10%) [ ]. Данных именно по этому 3-му полку Народного ополчения добыть не удалось. Известно, что с началом финского наступления в состав 198 дивизии был включен еще и 181сп из 43 дивизии, действовавшей южнее.
В «сухом остатке» на балансе 198мсд оставался только родной 704 артполк, 181сп и вот это ополченческое образование. Все! Но это даже не дивизия, на бригаду и то не тянет. Но, видимо, управление, штаб и все положенные по штату подразделения (саперы, разведка, санбат и прочие) остались на месте, поэтому усеченное под самый корень соединение продолжало именоваться дивизией. Но вот в работе [ ] упомянуто, что 450сп (который вроде как убыл на другой участок) держал все-таки оборону на своем месте вплоть до 8 августа в составе именно 198мсд совместно со 146 танковым полком. Полк это был без матчасти - без танков [ ]!!! Можно себе такое представить: личный состав танкового полка, воюющий без танков?!
Остатки 198мсд и тех подразделений, которые на тот момент были к ней приписаны, вывозились с острова Кильпола вместе с остатками 142сд («Бухта смерти») под огнем противника в том числе на старую границу в район Белоострова, где управление дивизии объединило разрозненные формирования посторонних для себя полков (961сп, 708сп, 405сп и танковую роту). Получается, от дивизии осталось только управление?
Многие вопросы помогли бы разрешить журналы боевых действий частей и соединений, и другие штабные документы, но обнаружить их автору не удалось (только ЖБД 19 корпуса и его отдельные документы). Похоже, документы эти были уничтожены или потеряны в окружениях, отступлениях и эвакуациях, а часть их досталась победителям - финнам. Так, по данным [ ] в финском Национальном архиве хранятся сотни трофейных (это финские трофеи, которые не были затребованы после перемирия 1944 года) документов различного характера, в том числе и ЖБД едва ли не всех наших частей и соединений, попавших под удар на Карельском и Онежско- Ладожском перешейках, часть из них скопирована и передана в Российский государственный военный архив, но доступа к ним, как это указывают авторы статьи, по-прежнему нет.
19.6. 265сд НКВД на Карельском перешейке в 1941 году.
О ней известно немного. Наспех сформированная в Москве из сотрудников НКВД в половинном составе (всего 5,5 тысяч человек), почему-то названная номерной дивизией, необученная, необстрелянная она была с ходу брошена в контрнаступление 8 августа от Сайральского рубежа на север и северо-восток во фланг наступающей финской группировке. К тому времени финны уже разорвали нашу оборону, расчленили северную группу войск 23 армии на три куска и обозначили намерение пройти через Кексгольм по западному побережью Ладожского озера в тыл всей нашей обороны на Карельском полуострове. В результате наспех подготовленного контрнаступления 265сд оказалась также разорванной на две части: левофланговый полк откатился к Вуоксе, имея соседом слева 115сд, а остальные два полка вообще попали к 15 августа в окружение, так как финны нанесли свой контрудар от побережья Ладоги на запад и отсекли 265сд на северном берегу Вуоксы. Дивизия, как осторожно указано в Википедии «частично вышла из окружения». Частично – значит, далеко не все. То, что осталось от дивизии, было снято с позиций и отправлено на переформирование. В конце августа в штабных документах 19 стрелкового корпуса появляются записи о 14-м мотострелковом полку НКВД, местонахождение которого в штабе долго не могли установить, но в итоге оказалось, что он также отошел к Выборгу. То есть, полк НКВД существовал сам по себе, но при этом входил в структуру 23 армии, а полк, между прочим, мотострелковый – это значит, что пехота была обеспечена бесполезным в лесу автотранспортом.
19.7. О ВВС
В документах 19 корпуса есть упоминания о действиях ВВС, начиная с конца июля и по 19 августа [ ]. Из заявок частей на бомбардировку противника в определенных квадратах необычна запись от 28.07 с заявкой на уничтожение аэростата (видимо, с артнаблюдателем). Сведений о воздушных боях нет, только указано, например: «Сбит 1 самолет пр-ка» - а какой, кто сбил – не уточняется. Отмечены редкие пролеты самолетов как наших, так и финских. Заявка от 1 августа требует разыскать танковую колонну 10 мехкорпуса, но «танков не нашли» - значит, маскировка была хороша, а вот связь с колонной никакая!
С началом финского наступления на перешейке с 1 августа в журналах идут постоянные просьбы о воздушной поддержке. В этой связи упоминается только единственный полк – 153 иап, вооруженный бипланами И-153. Уже с 15 августа требуются самолеты для прикрытия эвакуации наших войск через Ладогу. В этом же ЖБД интересна запись от 18.08: «Просочилось до двух батальонов, рассеивающихся по лесу с основным направлением на (указывается пункт – авт.). Для установления связи с левым флангом был выслан связной, но достигнув развилки дорог, вернулся, не найдя ничего – ни своих, ни противника».
Но мучения 23 армии на этом не кончились. 22 августа настал черед 50ск, в зоне которого финны, сделав «мхатовскую паузу», переходят границу силами трех пехотных дивизий. Против них две наши дивизии – 43сд и 123сд, Выборгский укрепрайон, десятки дотов, корпусная и армейская артиллерия, береговые батареи, но... Именно к 22 августа явственно обозначилась перспектива окружения всей этой армады с ... востока, куда на внешние обводы Выборга с незащищенной восточной стороны вышли части финского IIак. С севера к Выборгскому оборонительному району была прижата 115сд, с востока – отдельные подразделения разбитой 265сд и несколько батальонов армейского подчинения (саперы, химики). Обозначилась катастрофа для всего 50-го корпуса, отошедших к Выборгу частей 19-го корпуса и для отдельных армейских подразделений и частей.
 
СообщениеГлава 19. Сортавальское направление, эвакуация советских войск через Ладогу.
19.1. Попытки наступления 10-го мехкорпуса под Энсо и Ристалахти
Если основное решающее наступление финской Карельской армии на Карельском перешейке началось только 31 июля, то в первые десять дней войны с 25 июня по 5 июля здесь же происходили удивительные и необъяснимые события с участием 10-го мехкорпуса РККА.
Начиная с 26 июня финны «прощупывают» первую линию обороны 23 армии на отдельных участках небольшими своими силами до взвода-роты пехоты. Напомним, что вся зона будущих боев – это бывшая финская территория и, наверняка, в разведотрядах финнов присутствовали бывшие обитатели этих мест, знающих каждый ручей и каждую тропу в лесу. 29 июня в районе приграничного городка Энсо (ныне г.Светлогорск) финны проводят более основательную разведку боем силами до двух батальонов пехоты и, как утверждается в [ ], в сопровождении нескольких танков. Эти два батальона захватывают Энсо. Пограничники 5-го погранотряда НКВД с помощью подошедших подразделений 115сд и 142сд выбивают противника из города, полностью к тому времени сгоревшего. При этом пограничники докладывают о двух подбитых финских танках Т-26 (образца 1932 г. – двухбашенных пулеметных). Финские батальоны отступили на свою территорию. К этому незначительному в масштабах всей войны боестолкновению мы еще вернемся.
1 июля начинаются более значимые события у городка Ристалахти (это Сортавальское направление). Финны проводят разведку боем силами до батальона, в бой с ними вступает погранзастава 102-го погранотряда. Но финны наращивают давление и, по докладам пограничников, ведут наступление силами уже до двух полков на стыке 168сд и 142сд на участке 461сп 142-й дивизии. Это уже не шутки – это реальная угроза прорыва противника. Штаб 23 армии переводит на угрожаемые участки дополнительные и весьма существенные силы: это первый батальон 450мсп, первый и третий батальоны 461сп, два полка 198-й моторизованной дивизии, второй и третий батальоны 708сп, первый батальон 260сп, первый батальон 588сп, первый дивизион 334 артполка, батарею корпусного артполка, две батареи второго дивизиона 260 гаубичного артполка, одну батарею из 334ап, танковый батальон из 10-го мехкорпуса и дополнительно курсантов Ленинградского училища НКВД (видимо, пограничного). Мы потому так подробно перечисляем подразделения с их номерами, чтобы читателю стало понятно, вернее, совершенно непонятно, чего ради против двух финских полков пришлось сосредоточить такую мощь: более четырех полков пехоты с более чем двумя дивизионами орудий крупных калибров и танковым батальоном! Но именно так указано в нескольких источниках по этому эпизоду [ ].
Несмотря на эти несметные силы, финны умудряются прорвать оборону 142-й сд на фронте до 20 км в ширину и до 12-15 км в глубину. А эта глубина прорыва означала примерно такое же оставшееся расстояние от образовавшейся здесь новой линии фронта до берегов Ладожского озера. Мало того, при этом финны умудрились окружить один батальон 461сп. Лишь 7 июля с помощью разведбата 168-й сд (разведбат, вообще-то, предназначен не для наступления и обороны, но, видимо, он оказался единственным боеспособным подразделением в дивизии) и группы из 260сп 168-й сд положение было хоть как-то стабилизировано. До 10 июля более в приграничной зоне финны себя не проявляли.
Вернемся к событиям в районе г.Энсо. После приграничной стычки с отбрасыванием финских батальонов обратно на их территорию наше командование решает провести на этом направлении свою разведку боем, которая в ЖБД 19ск была названа танковой разведкой. Так сказать, после первого хода «белых» следует ответ «черных» (то есть красных). Там же на дороге от Энсо через границу в направлении финского г.Иматра (город на восточном берегу системы широких озер) 1 июля по плану штаба армии выдвигается танковый батальон (порядка 40 танков Т-26 и БТ) из 41тп 21тд 10-го мехкорпуса. Танковый поход поддерживала пехота и артиллерия из 115сд. Задача: дойти до Иматры, разгромить и уничтожить все, что попадется по пути, по возможности закрепиться на достигнутых рубежах. Эта ударная группа, не встретив сопротивления, сходила за кордон и вернулась почти без потерь, но при этом, как ни странно, не «закрепилась на достигнутых рубежах». Вырисовывалась перспектива: занять большими силами Иматру, перерезав тем пути сообщения и снабжения противостоящих финских сил и далее, используя данный плацдарм, развивать наступление на северо-восток и юго-запад уже по финской территории.
Но! Уже 2 июля обстановка на правом фланге 23 армии обострилась: началось то самое вышеупомянутое наступление финнов двумя полками на Ристалахти (это севернее направления на Иматру). Не разобравшись в обстановке и не представляя какими именно силами враг перешел в наступление, командарм Пшенников отправляет остатки 41-го танкового полка (40 танков – еще один батальон) на, как тогда казалось, более угрожаемый участок – под Ристалахти. Но при этом второй танковый полк 21-й тд (24тп) все еще оставался под Энсо и уже одним своим батальоном принимает участие во второй экспедиции от Энсо на Иматру. Сюда же были подтянуты целых четыре артдивизиона, которые произвели бесцельный и бессмысленный мини-артналет по «предполагаемым целям», выпустив всего 50-60 снарядов (практически по одному на ствол). Это – ничто!
Танки пошли без разведки (а что - позавчера-то прошли без сопротивления), пехота прибыла с опозданием, а вот финны, встревоженные предыдущим «наездом» на Иматру и осознавая, чем это может им грозить, подтянули на угрожаемый участок дополнительные силы и встретили танковую колонну на узкой лесной дороге – к тому же без сопровождения пехоты – в своем фирменном стиле: обошли по лесу с флангов и атаковали танки «подручными средствами»- гранатами и бутылками со смесью. Мало того, выдвинутый из нашего тыла танковый резерв (еще один батальон 24тп), уткнувшись в свою же стоявшую на дороге колонну (в сумерках и не разобравшись) открыл огонь по КП мотострелкового полка. Итог этой «битвы за Иматру»: 160 убитых и раненых с нашей стороны, в основном, от собственного оружия. Наутро оставшиеся неповрежденными танки было решено убрать в места расположения. Так закончилась единственная наступательная операция 10-го мехкорпуса РККА в лесной финской глуши. На следующий день поступил приказ Генштаба о переброске остатков 10мк на южный берег Финского залива обратно под Гатчину (опять же своим ходом).
«Остатки» мехкорпуса – это две танковые дивизии (4 танковых полка) с наличием боеготовых танков всего в 120-150 шт. из первоначального количества в 400 бронеединиц прибывшего под Выборг контингента. Напомним, что сразу по прибытии 10-го мехкорпуса в распоряжение 23 армии, командарм Пшенников начал «выдергивать» из корпуса по взводу-роте танков в распоряжение стрелковых дивизий, а 10 бронеавтомобилей отправил для охрана штаба армии. Так броневой кулак превратился в растопыренные пальцы, а 10-й мехкорпус растворился в Карельских лесах еще до боя.
Насчет контрнаступления (танковой разведки) в районе Энсо в ЖБД 19ск есть такие «говорящие» записи:
«02.07.41г. 7-30... части 142сд к действию не готовы из-за отсутствия у танков автола...
9-35...прибывшие танки к действию не готовы (не заправлены);
10-15. По поводу неприбытия танков в срок из 115сд начштаба115сд доложил: водители не обучены, техническое состояние машин плохое, идут медленно (это еще до соприкосновения с противником – авт.);
14-45. Танковая группа, достигнув рубежа 107,5, встретив инженерные препятствия, возвращается обратно (!!! – авт.);
03.07.41г. 15-45. Танковая группа... начала действовать в 13-05 в направлении Энсо-Иматра. В 15-40 группа достигла рубежа 107,5 (во второй раз – авт.), встретила инженерные заграждения и огневое сопротивление.» Конец цитаты
Почувствуйте разницу: если в первом походе помешало только заграждение, то во втором появилось «огневое сопротивление», то есть финны подтянулись на угрожаемый участок и начали огрызаться. Такая вот была готовность к войне, которая к тому времени, на минуточку, полыхала уже десять суток. Враг предоставил в данном районе достаточно времени для подготовки к боевым действиям, но все равно, все равно не оказалось ни четкого руководства, ни координации, ни связи, ни снабжения, ни... и т.д. А представьте, что творилось на западных границах СССР при действительно тактически неожиданном немецком нападении утром 22 июня!..
19.2. 168сд в составе 23 армии на Сортавальском направлении в июле-августе 1941 г.
168сд оказалась отрезанной от своей 7-й армии, начиная с 16 июля в результате обводящих ударов финских VI и I корпусов на юг и юго-восток в сторону северного побережья Ладожского озера. 11-я пехотная дивизия финнов после удара в стык между 168сд и 71сд вышла с востока в тыл 168сд, вынудив ее обороняться с перевернутым фронтом, тем временем как финская 19пд атаковала позиции 168сд с северо-запада. Правый фланг дивизии оказался прижат к северному побережью Ладожского озера в 10 км восточней Сортавала. 168сд была передана в управление 23 армии совместно с также отрезанными от своей 7 армии 367сп и 230гап 71-й стрелковой дивизии. Состав дивизии: три стрелковых полка – 260сп, 402сп, 462сп; два артиллерийских полка - 453ап и 412гап. Орудий калибром свыше 76мм – 76 единиц, минометов калибром от 80мм – 60 штук, бронеавтомобилей – 10, о наличии или отсутствии танков сведений нет. Полоса обороны дивизии – 62 км. По приказу штаба 7 армии дивизия по предвоенным планам с 22 июня выдвигалась к границе и занималась оборудованием оборонительных рубежей.
Бои в полосе обороны дивизии начались только 10 июля. Приведем интересную запись из ЖБД 462сп от 11 июля: «Во время боя в тылу у противника были случаи, когда финские солдаты сдавались в плен, но ввиду того, что 5 стрелковая рота была под обстрелом, то все они расстреливались на месте». Такая вот Гаагская конвенция.
В ЖБД 462сп в записях накануне войны от 23-24 июня указано [ ], что финны производят эвакуацию населения из приграничной зоны (явный признак грядущего наступления – авт.). Заметим, что это еще до официального объявления войны. Свидетельство незначительное, но все об одном и том же: Финляндия готовилась к атаке. То же ЖБД от 25 июня (войны еще нет): «Финское радио распространяет клеветнические вымыслы и пропагандирует злобу и ненависть к русским». Запись от 10 июля: «Вечером в 20-00 противник начал полное наступление». Это было начало генеральной атаки финской армии на Ладожском перешейке. Против группировки советских войск в данном районе, состоящей из трех полков 168сд, ее двух артполков, и отдельных частей 71-й сд ( 367сп, 230гап и разведбат) наступали три финских дивизии с артиллерией. Сдержать их натиск не представилось возможным, и советские войска были вынуждены постепенно отходить к побережью Ладоги в сторону Сортавалы.
О ходе дальнейших боевых действий в том же документе ежедневные записи описывают, как наши части продолжают неизменно удерживать занятые ранее рубежи, но под давлением превосходящих сил противника все-таки вынуждены отойти на следующий оборонительный рубеж. При этом обязательно с большими потерями для врага. Это в начале боев. Но вот от 5 августа следует такая запись: «1-й батальон, изъяв боеприпасы (так в документе), прицелы и перископы и пулеметы, уничтожая орудия и доты, начал отход. На протяжении всего пути отхода сжигались все строения и урожай (это к вопросу о тактике выжженной земли – авт.), взорваны доты, дзоты, а часть заминирована. Взорвана фабрика (это в Энсо – авт.)...». До начала августа у наших войск в данном районе еще существовала «локтевая связь» с соседом слева – 142сд 23-й армии, а вот «соседями справа» стали уже финны, отрезавшие сообщение с 7-й армией по суше.
31 июля финская армия переходит в наступление силами II-го армейского корпуса вдоль западного побережья Ладожского озера в направлении на Хийтола-Кексгольм (ныне это Элисенваара и Приозерск). Главный удар наносился в стык между 142сд и 115сд (а этот стык надо было еще нащупать). Одновременно продолжаются активные действия против 168сд в направлении Сортавалы. 5 августа следует неудачный контрудар силами 198мсд и 142сд из района Лахденпохья (порт в северо-западном «углу» Ладоги) на северо-запад – в районе стыка участков 142сд и 168сд. Цель наступления войск 23 армии – перерезать коммуникации финских 2пд и 19пд, атакующих на Сортавалу. В тот же день Маннергейм переводит на это направление из резерва 10пд, которая и решает исход дела: 8-9 августа финские войска выходят к побережью Ладожского озера (от границы всего лишь 20-30 км) в районе Лахденпохья-Курийоки-Хийтола и мышеловка захлопнулась. В результате правый фланг 23 армии уже через неделю боев на этом узком дефиле оказывается разрезанным на три части: 168сд с 367сп 71-й сд и 708сп 115-й сд вели бои в районе севернее и северо-западнее Сортавала; 142сд и 198мсд (в неполном составе) – в районе севернее и северо-восточнее Хийтола; сводная группа из разрозненных частей армии, в том числе подразделения 265сд – западнее Кексгольма.
Из-за угрозы окружения советские войска оставили Сортавалу и отошли в ладожские шхеры. С 13 августа 367сп оказывается в полном окружении, из которого выходят только отдельные группы бойцов. 15-16 августа части 168сд и 142сд также отходят к побережью. 18 августа противник силами до 9 полков переходит в решительное наступление под Сортавала с целью сбросить в озеро отступившие сюда части 23 армии. Для понимания ситуации и общей атмосферы той поры приведем полностью один любопытный документ: специальное сообщение НКВД Карело-Финской ССР [ ].
«24 июля 1941 года в 20 часов командиром 168-й стрелковой дивизии полковником Бондаревым была объявлена срочная окончательная эвакуация города Сортавалы. Руководством города (секретари ГК и РК КП (б) тт. Богданов, Каджев и и.о. председателя горсовета тов. Лезин) был объявлен срок эвакуации 2 часа, а сбор по эвакуации сопровождался репликами: «Скорей собирайтесь», «Время выходит», «Скоро будут жечь город». В результате созданной, не вызывавшейся сложившейся обстановкой, поспешности в городе возникла паника, приведшая к причинению государству крупного материального ущерба. Руководящие работники городских учреждений в служебных столах и шкафах побросали много служебных документов. Председатель горсовета тов. Лезин забыл в столе штамп и печать горсовета, а работники горсовета и ГК КП(б) бросили пишущие машинки. После выезда из города руководителей и аппаратов торгующих организаций Военторга, Карелторга, Леспромторга, Карелпотребсоюза и других хозяйственных организаций оказались брошенными сотни тонн муки, десятки тонн крупы, кондитерские изделия, в большом количестве жиры, сахар, консервы, табак, папиросы, промтовары, вино, водка и т.д. Несмотря на неоднократные предупреждения горотдела НКВД, учет наличия запасов продуктов в городе произведен не был, а органам НКВД было заявлено, что в основном запасы продуктов и промтоваров эвакуированы.
Горотделом НКВД забытые и брошенные учреждениями печати, штампы и документы собраны и уничтожены. Установлены склады запасов продуктов и промтоваров, организована их охрана и реализация на снабжение частей Красной Армии. Пишущие машинки собраны и переданы штабам войсковых частей. По согласованию с командованием запасы вина и водки уничтожены. До настоящего времени в городе продолжают оставаться большие запасы муки. Считаем необходимым принять экстренные меры к вывозу муки и остатков промтоваров.
Народный комиссар внутренних дел Карело-Финской ССР Андреев».
От автора: подобная картина безудержного, безоглядного бегства советских и партийных чиновников из оставляемых городов была типичной летом 41-го для западных областей СССР, особенно на вновь присоединенных территориях. Но вернемся непосредственно к боевым действиям.
Командование 23 армии разрабатывает совместно с Ладожской военной флотилией операцию по спасению (эвакуации с побережья) наших войск на о. Валаам. Состав флотилии: 2 сторожевых корабля, 8 канонерок, 24 катера МО, 15 катеров-тральщиков КМ, 9 пароходов, буксиры, баржи, катера). Эвакуация проводилась под непрерывным артогнем противника и была завершена всего за 2-3 дня. Как ни странно, финские ВВС не сумели и не пытались помешать масштабной погрузке войск и техники и ее переправе на другие участки борьбы водным путем. Всего было перевезено: (помимо 3 тысяч раненных): 10157 (так в источнике – авт.) человек л/с, 1916 лошадей, 127 автомобилей, 27 тракторов, 49 гаубиц, 22 пушки, 42 миномета [ ]. Судя по количеству спасшихся людей двух полков не хватает. Но в целом боеспособность частей была сохранена.
С другой стороны, в работе [ ] заявлено всего о 7000 человек, вывезенных в составе только 168сд вместе с артиллерией, а это всего 50% от начальной численности дивизии. Кроме 168сд в «северной» группировке войск оказались отрезанными от основной части советских войск два полка из 71сд и 708сп из 115сд. Тогда, действительно, потери за время отступления и эвакуации составили для этой группы (дивизия и три полка) также до 50% всего за три недели боев.
19.3. Отступление 115сд от границы вблизи Лахденпохья на юг к Финскому заливу
В 115 стрелковой дивизии на 22 июня числилось 12421 человек л/c (за несколько дней с начала мобилизации дивизия была доукомплектована до штатной численности в 14,5 тыс. чел.), 80 орудий калибром от 76 мм, 150 минометов, 8 танков (танкетки ПТ-37). С началом боев из дивизии был исключен 708сп (передан в 168сд), оставшиеся стрелковые полки – 576сп и 638сп – с двумя артполками – 31 пап и 371гап – обороняли участок границы протяженностью 47 км (от Варне до Курманпохья), имея соседом справа 142сд, а слева 43сд из 50ск. Основной удар на фронте 115сд финны нанесли 31 июля силами 15пд. Как всегда в слабое место – в разведанный стык со 142сд, обходя при этом позиции 115сд с правого фланга. Всего за несколько дней финские войска вышли к станции Сайрала, вынуждая командование 19ск и 115сд загибать свой правый фланг к югу. С 5 августа на фронте перед 115сд появилась резервная дивизия финнов (10пд), благодаря чему их преимущество оказалось подавляющим и они легко блокировали попытку контрудара себе во фланг, незамедлительно вновь перейдя в дальнейшее наступление. 115сд продолжала с боями отходить на юг.
22 августа остатки дивизии, растеряв по пути всю матчасть, но оторвавшись от противника, сосредоточились восточней Выборга – это по прямой строго на юг порядка 100 км от места предвоенной дислокации. К этому времени части дивизии вынужденно смешались с боевыми порядками 43сд из соседнего 50 стрелкового корпуса. К концу августа отдельные подразделения 115сд оказались в окружении южнее Выборга на полуострове Койвисто вместе с частями других дивизий 23 армии. С этого полуострова (это уже северное побережье Финского залива на входе в Выборгский залив) пробившиеся к берегу войска вывозились катерами Балтфлота в Кронштадт. О порядке во время отхода 115сд красноречиво свидетельствуют протоколы допросов смершевцами наших бывших военнопленных уже после их освобождения в 1944 году [ ].
Протокол допроса В.П. Кривощекова, ефрейтора 638сп 115сд. «12 августа 1941 года 115-я дивизия пошла в наступление Мы продвинулись в направлении Кексгольма (это на восток, то есть, уже с вынужденно перевернутым фронтом – авт.) на 5 км, где держали оборону до 27 августа... 27 августа командир минометной роты, в которой я служил, сказал: «Мы окружены». Ночью на 28 августа нам объявили: «Мы окружены, спасайся, кто как может» (!!! – авт.). Мы побросали всю матчасть и стали двигаться в направлении к городу Ленинграду....В одном из боев л/с 638-го сп был рассеян финскими войсками... Нас осталось 8 человек... В одном месте... мы решили накопать картофеля, но в этот момент из леса выбегают 15 человек финских автоматчиков с криками «Русь, руки вверх!» Мы были взяты ими в плен».
Из допроса рядового Баранова красноармейца 576сп 115сд. « При отходе наших войск около Выборга, где отходил наш полк... нас по пути разбили. Люди разбежались, кто куда смог. Нас было человек 16-17. Мы блуждали по лесу оторвано от своих. Мы в лесу встретили двух лейтенантов, они имели карту и компас... Числа 7 сентября 1941 г. при станции Терекин, где уже финны были, нас захватили в плен». От автора: оба фигуранта прошли проверку и не пострадали, направлены опять на фронт.
В работе [ ] насчет потерь 115сд сказано так: «28 августа последовал приказ... выводить дивизию к полуострову Койвисто (это южная оконечность материковой части Выборгского залива), где 115 и 123 стрелковые дивизии были погружены на корабли. Все 6 транспортов с 12–ю тысячами бойцов и командиров благополучно добрались до берега в Кронштадте». Если в начале боев в обеих кадровых дивизиях было порядка 25-27 тысяч человек л/с, то получается потери за месяц боев составили 52-57%. Похоже, эта цифра характерна для всей 23 армии. И это только за месяц.
19.4. 142сд 19-го корпуса 23 армии в боях на западном берегу Ладоги в июле-сентябре 1941 г.
К левому крылу 168сд примыкала 142сд 23 армии, составлявшая вместе со 115сд 19-й стрелковый корпус. Эта дивизия принимала участие в отражении первого натиска (она же разведка боем) финнов в конце июня начале июля 1941 г. – события под Ристалахти – совместно с частями 10-го мехкорпуса. Это, напоминаем, когда финны захватили первый плацдарм на советской территории, сократив себе тем самым наполовину путь до берегов Ладожского озера. Выбить их с этого плацдарма так и не удалось. После трехнедельного затишья 31 июля именно с этого плацдарма 2пд финнов нанесла удар по правому флангу 142сд – на стыке с позициями 168сд. Состав 142сд: стрелковые полки – 701сп, 461сп, 588сп, 946сп (передан в подчинение 265сд с 27.07), артиллерийский 334ап.
Через 10 дней наступления финны вышли к побережью Ладожского озера, отрезав тем самым 142сд от 168сд. Одновременно, начав наступление также 31 июля, финская 15пд сминает правый фланг обороны 115сд, оставляя для 142сд только узкий коридор для отступления на юг вдоль озерного побережья (в шхерный район вблизи г. Хийтола). Все эти события происходят в узкой полосе всего порядка 15-20 км от госграницы до берега Ладоги, где 19ск и поджидал финское наступление. При этом в наших позициях образуется разрыв в обороне в 20-30 км, куда и хлынули финские войска – 2пд и 18пд. Попытки контрударов ограниченными силами по флангам наступающей финской группировки ни к чему не привели. «На плечах» наших отступающих войск финны форсируют Вуоксинскую водную систему (каскад озер, соединенных широкими быстрыми протоками – вот где надо было выстраивать непреодолимую оборону еще до начала боевых действий, не зря Вуоксинская система частично входила в линию Маннергейма) и захватывают плацдарм на ее южном берегу. Попытка командования 142сд пробиться вдоль побережья Ладоги на Кексгольм также не удалась, сказались большие потери в людях и технике, а также частичная потеря управления войсками. Для закрытия образовавшейся в обороне бреши была брошена вновь прибывшая 265сд – о ее судьбе немного далее - но безуспешно.
142сд оказывается прижатой к берегу Ладожского озера. Под непрерывным обстрелом части и подразделения 142сд и 198сд (о ней далее) в течение десяти суток грузятся на плавсредства Ладожской флотилии с острова Кильпола и переправляются южнее в район старой госграницы. Водные районы, откуда грузились войска на корабли и баржи прозвали «бухтами смерти» - по понятным причинам. Так, только 461сп 142сд потерял в боях по прикрытию эвакуации на последней линии обороны и только убитыми 545 человек [ ]. Можно сказать – «мясорубка». Хотя финские ВВС и в этот раз не отметились. Как не отметились и наши ВВС бомбардировкой финских артиллерийских позиций. При эвакуации наших войск финнам опять досталась богатая добыча. На фотографиях финских корреспондентов видна поражающая воображение панорама брошенной на побережье советской техники и имущества. Похоже, мы сами снабжали финскую армию вооружением, боеприпасами и продовольствием, ссылаясь при этом на хроническую нехватку средств ведения борьбы. Страна буквально надрывалась все предвоенные годы, чтобы обеспечить свою армию всем необходимым, заводы и фабрики гнали продукцию в три смены, колхозники работали «за палочки» трудодней, люди ютились в бараках и коммуналках – и вот на тебе!.. 70% материальных запасов, сосредоточенных к началу войны в западных округах, достались немцам (как видим, немножко обломилось и финнам) [ ]. Как специально. Это помимо невосполнимых людских жертв и страданий.
Возвращаясь немного назад, отметим, еще 6 августа командующий фронтом М.М.Попов отдал приказ об отводе войск Сортавальской группировки на юг, на широту г. Хийтола (самая узкая часть побережья от границы до Ладожского озера) с целью не допустить прорыва противника на Карельский перешеек с севера и вообще вывести свои войска из-под удара. Но Главнокомандующий Северо-Западного направления прославленный маршал и член Политбюро Ворошилов отменил этот приказ и потребовал удерживать Сортавалу во что бы то ни стало. Так три дивизии (168сд, 142сд и 198мсд) оказались в ловушке, а финские войска обходят с востока Выборгский укрепрайон, где ждут окружения еще три дивизии 23 армии (115сд, 43сд и 123сд).
19.5. Судьба 198 мотострелковой дивизии 10-го мехкорпуса.
Если верить Википедии, то 198мсд была выведена из состава 10мк и растащена по полкам на разные участки фронта еще в начале июля 1941 г. Так, 146 танковый полк (количество танков остается неизвестным) и 452 мотострелковый полк убыли на Олонецкое направление (это восточное побережье Ладоги), еще раньше туда же убыл 450 стрелковый полк дивизии (так в Википедии) [ ]. Вместо последнего в 198мсд прибывает 3-й полк Народного ополчения из 1-й Ленинградской дивизии народного ополчения неизвестного состава и вооружения, но к моторизованным войскам он явно не относился. Полк этот, как и все ополченческие формирования, не обладал должной боеготовностью: кадровыми были только командиры от батальонного звена и выше, а остальные – из запаса с ограниченной подготовкой. Вооружение также оставляло желать лучшего: например, в ранее упоминавшейся 3-й Ленинградской дивизии народного ополчения вместо двух полноценных артполков, полагавшимся кадровым дивизиям, был только один. Соответственно было меньше минометов (70%) и пулеметов (40-60%), то же касательно любой другой техники (автомобилей только 10%) [ ]. Данных именно по этому 3-му полку Народного ополчения добыть не удалось. Известно, что с началом финского наступления в состав 198 дивизии был включен еще и 181сп из 43 дивизии, действовавшей южнее.
В «сухом остатке» на балансе 198мсд оставался только родной 704 артполк, 181сп и вот это ополченческое образование. Все! Но это даже не дивизия, на бригаду и то не тянет. Но, видимо, управление, штаб и все положенные по штату подразделения (саперы, разведка, санбат и прочие) остались на месте, поэтому усеченное под самый корень соединение продолжало именоваться дивизией. Но вот в работе [ ] упомянуто, что 450сп (который вроде как убыл на другой участок) держал все-таки оборону на своем месте вплоть до 8 августа в составе именно 198мсд совместно со 146 танковым полком. Полк это был без матчасти - без танков [ ]!!! Можно себе такое представить: личный состав танкового полка, воюющий без танков?!
Остатки 198мсд и тех подразделений, которые на тот момент были к ней приписаны, вывозились с острова Кильпола вместе с остатками 142сд («Бухта смерти») под огнем противника в том числе на старую границу в район Белоострова, где управление дивизии объединило разрозненные формирования посторонних для себя полков (961сп, 708сп, 405сп и танковую роту). Получается, от дивизии осталось только управление?
Многие вопросы помогли бы разрешить журналы боевых действий частей и соединений, и другие штабные документы, но обнаружить их автору не удалось (только ЖБД 19 корпуса и его отдельные документы). Похоже, документы эти были уничтожены или потеряны в окружениях, отступлениях и эвакуациях, а часть их досталась победителям - финнам. Так, по данным [ ] в финском Национальном архиве хранятся сотни трофейных (это финские трофеи, которые не были затребованы после перемирия 1944 года) документов различного характера, в том числе и ЖБД едва ли не всех наших частей и соединений, попавших под удар на Карельском и Онежско- Ладожском перешейках, часть из них скопирована и передана в Российский государственный военный архив, но доступа к ним, как это указывают авторы статьи, по-прежнему нет.
19.6. 265сд НКВД на Карельском перешейке в 1941 году.
О ней известно немного. Наспех сформированная в Москве из сотрудников НКВД в половинном составе (всего 5,5 тысяч человек), почему-то названная номерной дивизией, необученная, необстрелянная она была с ходу брошена в контрнаступление 8 августа от Сайральского рубежа на север и северо-восток во фланг наступающей финской группировке. К тому времени финны уже разорвали нашу оборону, расчленили северную группу войск 23 армии на три куска и обозначили намерение пройти через Кексгольм по западному побережью Ладожского озера в тыл всей нашей обороны на Карельском полуострове. В результате наспех подготовленного контрнаступления 265сд оказалась также разорванной на две части: левофланговый полк откатился к Вуоксе, имея соседом слева 115сд, а остальные два полка вообще попали к 15 августа в окружение, так как финны нанесли свой контрудар от побережья Ладоги на запад и отсекли 265сд на северном берегу Вуоксы. Дивизия, как осторожно указано в Википедии «частично вышла из окружения». Частично – значит, далеко не все. То, что осталось от дивизии, было снято с позиций и отправлено на переформирование. В конце августа в штабных документах 19 стрелкового корпуса появляются записи о 14-м мотострелковом полку НКВД, местонахождение которого в штабе долго не могли установить, но в итоге оказалось, что он также отошел к Выборгу. То есть, полк НКВД существовал сам по себе, но при этом входил в структуру 23 армии, а полк, между прочим, мотострелковый – это значит, что пехота была обеспечена бесполезным в лесу автотранспортом.
19.7. О ВВС
В документах 19 корпуса есть упоминания о действиях ВВС, начиная с конца июля и по 19 августа [ ]. Из заявок частей на бомбардировку противника в определенных квадратах необычна запись от 28.07 с заявкой на уничтожение аэростата (видимо, с артнаблюдателем). Сведений о воздушных боях нет, только указано, например: «Сбит 1 самолет пр-ка» - а какой, кто сбил – не уточняется. Отмечены редкие пролеты самолетов как наших, так и финских. Заявка от 1 августа требует разыскать танковую колонну 10 мехкорпуса, но «танков не нашли» - значит, маскировка была хороша, а вот связь с колонной никакая!
С началом финского наступления на перешейке с 1 августа в журналах идут постоянные просьбы о воздушной поддержке. В этой связи упоминается только единственный полк – 153 иап, вооруженный бипланами И-153. Уже с 15 августа требуются самолеты для прикрытия эвакуации наших войск через Ладогу. В этом же ЖБД интересна запись от 18.08: «Просочилось до двух батальонов, рассеивающихся по лесу с основным направлением на (указывается пункт – авт.). Для установления связи с левым флангом был выслан связной, но достигнув развилки дорог, вернулся, не найдя ничего – ни своих, ни противника».
Но мучения 23 армии на этом не кончились. 22 августа настал черед 50ск, в зоне которого финны, сделав «мхатовскую паузу», переходят границу силами трех пехотных дивизий. Против них две наши дивизии – 43сд и 123сд, Выборгский укрепрайон, десятки дотов, корпусная и армейская артиллерия, береговые батареи, но... Именно к 22 августа явственно обозначилась перспектива окружения всей этой армады с ... востока, куда на внешние обводы Выборга с незащищенной восточной стороны вышли части финского IIак. С севера к Выборгскому оборонительному району была прижата 115сд, с востока – отдельные подразделения разбитой 265сд и несколько батальонов армейского подчинения (саперы, химики). Обозначилась катастрофа для всего 50-го корпуса, отошедших к Выборгу частей 19-го корпуса и для отдельных армейских подразделений и частей.

Автор - studenh
Дата добавления - 30.03.2020 в 19:45:29
Форум » Реальный мир » Социальная тема » История второй советско-финской войны 1941-1944 гг. гл.19. (Сортавальское направление, эвакуация через Ладогу, 19 корпус)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2020); Сайт управляется системой uCoz