[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Plotnick  
Форум » Реальный мир » Социальная тема » История второй советско-финской войны 1941-1944 гг. гл.21. (Оборона Ханко, минная война, эвакуация)
История второй советско-финской войны 1941-1944 гг. гл.21.
studenhДата: Понедельник, 06.04.2020, 12:45:42 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 8
Статус: Offline
Глава 21. Оборона Ханко (он же «Красный Гангут»). Война на море. Потери.
Оборона военно-морской базы на полуострове Ханко считается образцом беспримерно-героической эпопеи, ей были посвящены десятки произведений литературы, искусства, включая песни и кинофильмы, по этой теме защищены сотни диссертаций, написаны монографии, научные статьи и книги... Поэтому мы не будем повторять давно известное, а просто остановимся на некоторых ключевых событиях и фактах.
Полуостров Ханко с окружающими его островками и одноименным городком в южной части полуострова Советский Союз получил в аренду на 30 лет по окончании Зимней войны в марте 1940 г. Практически сразу здесь начались масштабные работы по сооружению дополнительных причалов, складов, пакгаузов, жилых домов и укреплений, при этом предварительно с полуострова было выселено несколько тысяч человек местного финского населения. Ханко – это выдающийся в море мыс на юго-западной оконечности Финляндии размером порядка 22-25 км с севера на юг и 5-10 км в широтном направлении. Идея заключалась в создании на меридиане Ханко минно-артиллерийской позиции для воспрепятствования прорыва любого противника из акватории Балтийского моря в Финский залив. Для этой цели на Ханко были завезены и установлены как стационарные артиллерийские батареи калибром до 130 мм, так и три железнодорожных системы калибром 305 мм и четыре 180 мм. Также обустраивались позиции для стационарных береговых орудий «линкоровского» калибра 305 мм. На противоположной стороне Финского залива (на дистанции порядка 50-60 км) на островке Осинассари также были возведены артиллерийские позиции дальнобойной артиллерии. Таким образом, все морское пространство контролировалось и простреливалось. Помимо этого сразу по объявлении войны предполагалось выставить минные заграждения восточней линии Ханко-Осинассари силами кораблей ВМБ Ханко, что и был сделано.
Гарнизон базы насчитывал 25300 человек военнослужащих и 4500 лиц гражданского персонала. Основу обороны составляли два стрелковых полка, артиллерийский полк и даже отдельный танковый батальон (33 танка Т-26 и 11 танкеток ПТ-38), который так и не понадобился. ВВС базы состояли всего из одной эскадрильи – 11 самолетов И-153 и И-16 - и эскадрильи гидросамолетов МБР-2 – 9 единиц. Как ни странно, с началом боевых действий военно-морская база Ханко, оборудованная для базирования линкоров и крейсеров, не имела крупных боевых кораблей: только 7 катеров МО (малый охотник) и несколько вспомогательных судов.
Финны с началом войны блокировали перешеек материковой части полуострова своими тремя линиями оборонительных укреплений, сосредоточив здесь 17пд с частями усиления. Количество финских войск на первых порах составляло 18 тысяч человек, а к 5 июля уже 22 тысячи, что было сравнимо с численностью л/c базы Ханко. Но при этом финны сосредоточили здесь на первых порах большое количество артиллерии, видимо, в предположении штурма советских позиций и захвата базы – 268 орудий больших калибров против 150, имевшихся в распоряжении командования базы. Но уже к середине июля Маннергейм, понимая, что блокированные на Ханко советские войска никогда не рискнут пойти в бессмысленное наступление на перешеек, переводит 17пд на направление своего главного удара. «Сторожить» перешеек полуострова Ханко остались всего два пехотных батальона финской армии. В случае какой-то угрозы прорыва гарнизона Ханко в материковую часть Финляндии развитая железнодорожная сеть южной части страны позволяла быстро перебросить на угрожаемое направление дополнительные части.
Война для советских войск на полуострове Ханко началась 22 июня 1941 года с налета двадцати немецких бомбардировщиков «Ю-88». Самолеты взлетали со своих баз в Восточной Пруссии, но командование ПВО было убеждено, что с аэродромов на территории Финляндии. Затем 25 июня первые артиллерийские залпы по территории нейтральной все еще страны прозвучали именно с позиций военно-морской базы СССР. Финны ответили только поздним вечером того же дня, дождавшись известия об объявлении войны Советскому Союзу. Как дипломатично сказано в [ ]: «Артиллерия Ханко нанесла предупреждающий удар». Вот только после этого удара и начала массированных бомбардировок объектов в Финляндии советскими ВВС без предъявления каких-либо претензий Советский Союз вновь оказался в роли агрессора, а Финляндия – жертвой нападения. По крайней мере, так эти деяния были расценены в Великобритании и США – последние ведь войну Финляндии так и не удосужились объявить, ограничиваясь постоянными предупреждениями. Возможно, в том числе и поэтому, благодаря пониманию «who is who» в паре СССР-Финляндия, англосаксы так благосклонно, миролюбиво отнеслись к послевоенному наказанию военных преступников в стране гитлеровской коалиции.
До начала октября боевые действия на Ханко заключались в захвате советскими десантами финских островов и островков шхерного района, окружающих базу, в целях воспрепятствования установке там осадной артиллерии и недопущения попыток высадки противника на нашу территорию. Финны, если не считать попыток наступления на наши оборонительные позиции в первые дни войны ограниченными силами (до двух батальонов) более наступательных действий не предпринимали, ограничившись постоянными, ежедневными, систематическими артобстрелами территории базы. Особенную при этом угрозу представляли – до определенной поры - орудия калибром 254 мм двух финских броненосцев, которые вели огонь с предельных дистанций в 30 км, оставаясь недосягаемыми для контрбатарейной борьбы.
Еще в ночь с 21 на 22 июня немецкая авиация начала минные постановки западнее линии Ханко-Осинассари, три финские подлодки также выставили минные заграждения восточней этой линии – заведомо ДО начала военных действий и ДО объявления войны Советскому Союзу. В конце июня немецкие катера и тральщики сбросили здесь еще сотни мин и противотральных буев, в результате чего дистанция между минами составляла всего 55 метров. Дополнительно финские ВМС провели минные постановки восточней меридиана Таллинна, в результате мореплаванье в Финском заливе было полностью парализовано. Снабжение осажденной группировки войск базы Ханко в этих условиях оказалось практически невозможным, войска держались за счет довоенных запасов (гражданский персонал, к счастью, был эвакуирован еще в июне), но долго это продолжаться не могло.
Само существование базы Ханко – без кораблей и без устойчивой связи с «Большой землей» оказалось бессмысленным. Немцы ни разу за всю войну не сделали ни единой попытки прорваться из Балтики в Финский залив к Кронштадту и Ленинграду (чего так опасалось и намеревалось избежать советское командование). Немцам же это предприятие оказалось ни к чему, они добрались куда хотели по суше. Для начала к 5 августа немецкие войска группы армии «Север» блокировали с суши главную военно-морскую базу флота в Таллинне, которую после безуспешной обороны в тяжелейших условиях борьбы в конце августа пришлось оставить и проводить эвакуацию войск и части гражданского персонала, бросив все запасы, снаряжение, вооружение, технику, морем через минные поля под непрерывными бомбежками немецких и финских самолетов. Тогда погибло 60 кораблей и судов из 225 пошедших в прорыв на Кронштадт, в основном, от мин, при этом погибло от 10 до 15 тысяч человек.
Где были в момент фактического избиения беззащитных кораблей самолетами люфтваффе сталинские соколы доподлинно неизвестно, считается, что им не хватало радиуса действия. Немцам, почему-то его всегда хватало, даже, чтобы бомбить Кронштадт с аэродромов под Кенигсбергом. По крайней мере, героическая эскадрилья с базы Ханко уж точно могла бы тут посодействовать, но и ее не было. Кстати, во всех доступных источниках [ ] утверждается, будто 11 истребителей эскадрильи за пять месяцев воздушных схваток уничтожили от 24 до 54 (!) вражеских самолетов, потеряв только три своих, да и то по техническим причинам. Такая фантастическая результативность, сравнимая с картинками из «Звездных войн», очень пригодилась бы при прикрытии своих конвоев, в том числе и при эвакуации войск с самой базы Ханко поздней осенью 1941 года. Но не случилось...
Командир базы Ханко генерал Кабанов еще в начале августа ставил перед командованием Балтфлота вопрос о целесообразности дальнейшей обороны (и вообще функционирования) базы Ханко. Он предложил перевести свои войска числом с две дивизии для обороны Таллинна, где они, действительно, могли бы оказать существенную поддержку сухопутной обороне главной базы БФ, которую держал всего один стрелковый корпус (то есть, группировка могла бы удвоится и дела пошли бы по другому сценарию), но Главком ВМФ промедлил, так как отступать в те дни не полагалось и все военачальники были ознакомлены с результатами следствия по делу командования Западного фронта. Только в конце августа Ставка приняла решения об эвакуации Таллина, Моонзундских островов и Ханко, но было уже поздно. На Моонзундском архипелаге погибло и попало в плен около 20 тысяч наших бойцов [ ]. Эвакуация Ханко началась уже в условиях осенних штормов и ледостава, тоже через минные поля и атаки самолетов противника. Если за время обороны базы погибло797 человек (1476 ранено), то в эвакуацию в море погибло еще 4987 человек. Выжившие прибыли в холодный и голодный блокадный Ленинград. Потери финнов при осаде Ханко составили 486 убитых и 781 раненых, или опять же, вдвое меньше [ ]. Такая вот война, такая вот «можем повторить!..».
Надо честно признать: практической пользы от героической обороны ВМБ Ханко в рамках всей войны Советские Вооруженные силы получили немного. Войска в количестве 23 тысячи человек «сковывали» противника (по самым оптимистическим оценкам) числом не более чем 10-12 тысяч человек. Это не то что «сковыванием», это простым разменом назвать нельзя. Есть мнение [ ], что борьба на мысе Ханко лишала сообщения морем для немцев и финнов между Ботническим и Финским заливом. Может, и мешала, но можно было уйти мористее, зная свой минный фарватер, можно прокрасться шхерным районом, особенно с помощью местных жителей. Финны потеряли на наших минах вблизи Ханко свой новый броненосец, но и наши ВМФ пострадали от финских мин не в меньшей степени (о войне на море в след. главах). Разве что постоянные обстрелы финской артиллерией территории базы сокращали их общий боезапас, но зато взамен они опять же получили технику, строения, склады, брошенные при эвакуации. В том числе и те самые 33 танка и даже циклопические железнодорожные артиллерийские установки орудий калибром 305 мм (ценой каждая с целый город) – 3 штуки. Рачительные финны сумели их восстановить и использовать как свои береговые орудия.
Вывод: стремительное и неожиданное наступление группы армий «Север» через Прибалтику к Таллинну и Ленинграду сделало существование базы Ханко бессмысленным, а жертвы – напрасными. Но жертв в ту войну был так много, что эти загубленные по дурости начальства несколько десятков тысяч жизней – «вообще ни о чем».
21.1. Война на море.
Военно-морские силы у Финляндии вообще-то были. «Хэдлайнером», так сказать, выступали два однотипных броненосца береговой обороны с главным калибром 254 мм (по 4 орудия) постройки середины 30-х годов. Далее по рейтингу располагались 8 минных заградителей, 6 канонерских лодок, 4 подлодки (3 в строю), 7 торпедных катеров, 17 сторожевых катеров (небольшие кораблики водоизмещением 30 тн), 4 сторожевых корабля (бывшие шхуны), 14 тральщиков, 16 катеров-тральщиков, 12 вспомогательных пароходов и ледоколов. Большинство из представленных судов еще царской постройки (т.е до 1917 года).
Краснознаменный Балтийский флот имел в своем составе 2 линкора, 2 крейсера, 2 лидера эсминцев, 19 эсминцев, 7 сторожевых кораблей, 4 минных заградителя, 24 тральщика, 2 канонерки, 68 подводных лодок (!), 95 катеров и это не считая десятков вспомогательных, спасательных, гидрографических, санитарных и прочих плавсредств. Большинство кораблей из представленного набора в начале войны оказались как раз в зоне Финского залива, но на состояние и численность финских ВМС такое, казалось бы, глобальное превосходство советского флота не оказало практически никакого влияния.
С самого начала все пошло не так, не по предвоенным планам Генштаба и Наркомата ВМФ. Немцы пошли на Ленинград по суше, причем на первых порах продвижение их танковых колонн (два танковых корпуса) поражало необычайной подвижностью – до 50-60 км в сутки; при этом они успевали преодолевать неизменно «упорное и героическое сопротивление Красной Армии» в лице Северо-Западного фронта. Уже в первую неделю войны пришлось срочно эвакуировать базы Балтфлота в Лиепае, Вентспилсе, Риге (в основном, в Таллинн). 23 июня флот начал выставлять минные заграждения на подходах к Таллинну и вообще на входе в Финский залив. Позднее начали ставить и противолодочные сети. В те же горячие дни 22-25 июня немецкие минные силы кригсмарине (а самолеты еще раньше) начали свои минные постановки примерно в тех же районах моря. Но, если первые (КБФ) ставили минные поля в целях недопущения прорыва немецкого флота в Финский залив, то вторые (кригсмарине) с противоположной задачей: запереть Балтфлот восточней линии Таллинн-Хельсинки. Немцы за всю войну не предприняли ни одной попытки прорыва к Ленинграду и Кронштадту морем. Лишь единожды в сентябре 1941 года они собрали значительные морские силы у своей минной позиции у входа в Финский залив в предположении прорыва Балтфлота на запад, но этого не произошло.
Война на Балтике оказалась исключительно минной. Уже 23 июня на первых минных заграждениях подрываются крупные корабли Балтфлота: погиб эсминец, тяжелые повреждения получили крейсер «Максим Горький» и два эсминца. Во время трагического трехдневного перехода кораблей и судов Балтфлота из Таллинна в Кронштадт 28-30 августа 1941 г. из 62 погибших кораблей 31 приходится только на мины, на долю авиации (немцы бросили на растерзание конвоев 110 самолетов, 10 своих добавили финны) пришлось 19, остальные погибли от торпед, береговой артиллерии, аварий. Наибольшие потери были понесены на траверсе мыса Юминда (50 км восточней Таллинна), где как раз накануне немцы совместно с финнами провели массированное минирование всей акватории в несколько рядов. С учетом продолжения минных постановок в 1942 и 1943 годах Финских залив из-за мин (и противотральных буев) стал своеобразным «супом с клёцками», практически непроходимым для кораблей и подводных лодок. Что характерно, немецкие корабли, участвовавшие в первых минных постановках в самом начале войны 22-25 июня, затем два месяца выстаивались в финских шхерах, маскируясь всеми способами в ожидании своего часа для минирования фарватеров от Таллинна на восток. Получается, они поджидали свою добычу?
Финские ВМС потеряли в 1941 году 1 тральщик, 1 катерный тральщик и, самое главное, броненосец «Ильмаринен» - все погибли от мин, выставленных нашими ПЛ в начале войны. Броненосец подорвался вблизи п–ва Ханко 13 сентября, после чего еще один оставшийся в строю у финнов броненосец более никогда не участвовал в обстрелах Ханко и именно из-за минной опасности. Потери Балтфлота от действия финских ВМС оказались таковы [ ]: 3 транспорта (один из них большой корабль «Выборг»), 1 морской охотник, 1 моторная шхуна, 1 ПЛ «Малютка» - все эти корабли были торпедированы финскими кораблями, а ПЛ попала под таран. Еще 3 торпедных катера были захвачены финнами в исправном состоянии. Итого 9 кораблей потеряно именно от воздействия флота противника, а вот, сколько еще и от мин – определить невозможно, ибо, где была немецкая мина, а где финская (хотя бы и немецкого производства) – загадка неразрешимая. Ясно одно, что на совести финнов десятки наших кораблей и тысячи жизней членов экипажей и эвакуированных лиц. Не забываем, что в этом мартирологе стоит и транспорт с громким именем «Иосиф Сталин», подорвавшийся с эвакуированными из Ханко войсками, в результате чего в ледяных водах Балтики погибли жуткой смертью еще сотни человек. А мина была финской постановки, а может, и наша – в этом хаосе кто их разберет?!
В общем, и на море в 1941 году война, казалось бы, была проиграна вчистую, но она продолжалась...
 
СообщениеГлава 21. Оборона Ханко (он же «Красный Гангут»). Война на море. Потери.
Оборона военно-морской базы на полуострове Ханко считается образцом беспримерно-героической эпопеи, ей были посвящены десятки произведений литературы, искусства, включая песни и кинофильмы, по этой теме защищены сотни диссертаций, написаны монографии, научные статьи и книги... Поэтому мы не будем повторять давно известное, а просто остановимся на некоторых ключевых событиях и фактах.
Полуостров Ханко с окружающими его островками и одноименным городком в южной части полуострова Советский Союз получил в аренду на 30 лет по окончании Зимней войны в марте 1940 г. Практически сразу здесь начались масштабные работы по сооружению дополнительных причалов, складов, пакгаузов, жилых домов и укреплений, при этом предварительно с полуострова было выселено несколько тысяч человек местного финского населения. Ханко – это выдающийся в море мыс на юго-западной оконечности Финляндии размером порядка 22-25 км с севера на юг и 5-10 км в широтном направлении. Идея заключалась в создании на меридиане Ханко минно-артиллерийской позиции для воспрепятствования прорыва любого противника из акватории Балтийского моря в Финский залив. Для этой цели на Ханко были завезены и установлены как стационарные артиллерийские батареи калибром до 130 мм, так и три железнодорожных системы калибром 305 мм и четыре 180 мм. Также обустраивались позиции для стационарных береговых орудий «линкоровского» калибра 305 мм. На противоположной стороне Финского залива (на дистанции порядка 50-60 км) на островке Осинассари также были возведены артиллерийские позиции дальнобойной артиллерии. Таким образом, все морское пространство контролировалось и простреливалось. Помимо этого сразу по объявлении войны предполагалось выставить минные заграждения восточней линии Ханко-Осинассари силами кораблей ВМБ Ханко, что и был сделано.
Гарнизон базы насчитывал 25300 человек военнослужащих и 4500 лиц гражданского персонала. Основу обороны составляли два стрелковых полка, артиллерийский полк и даже отдельный танковый батальон (33 танка Т-26 и 11 танкеток ПТ-38), который так и не понадобился. ВВС базы состояли всего из одной эскадрильи – 11 самолетов И-153 и И-16 - и эскадрильи гидросамолетов МБР-2 – 9 единиц. Как ни странно, с началом боевых действий военно-морская база Ханко, оборудованная для базирования линкоров и крейсеров, не имела крупных боевых кораблей: только 7 катеров МО (малый охотник) и несколько вспомогательных судов.
Финны с началом войны блокировали перешеек материковой части полуострова своими тремя линиями оборонительных укреплений, сосредоточив здесь 17пд с частями усиления. Количество финских войск на первых порах составляло 18 тысяч человек, а к 5 июля уже 22 тысячи, что было сравнимо с численностью л/c базы Ханко. Но при этом финны сосредоточили здесь на первых порах большое количество артиллерии, видимо, в предположении штурма советских позиций и захвата базы – 268 орудий больших калибров против 150, имевшихся в распоряжении командования базы. Но уже к середине июля Маннергейм, понимая, что блокированные на Ханко советские войска никогда не рискнут пойти в бессмысленное наступление на перешеек, переводит 17пд на направление своего главного удара. «Сторожить» перешеек полуострова Ханко остались всего два пехотных батальона финской армии. В случае какой-то угрозы прорыва гарнизона Ханко в материковую часть Финляндии развитая железнодорожная сеть южной части страны позволяла быстро перебросить на угрожаемое направление дополнительные части.
Война для советских войск на полуострове Ханко началась 22 июня 1941 года с налета двадцати немецких бомбардировщиков «Ю-88». Самолеты взлетали со своих баз в Восточной Пруссии, но командование ПВО было убеждено, что с аэродромов на территории Финляндии. Затем 25 июня первые артиллерийские залпы по территории нейтральной все еще страны прозвучали именно с позиций военно-морской базы СССР. Финны ответили только поздним вечером того же дня, дождавшись известия об объявлении войны Советскому Союзу. Как дипломатично сказано в [ ]: «Артиллерия Ханко нанесла предупреждающий удар». Вот только после этого удара и начала массированных бомбардировок объектов в Финляндии советскими ВВС без предъявления каких-либо претензий Советский Союз вновь оказался в роли агрессора, а Финляндия – жертвой нападения. По крайней мере, так эти деяния были расценены в Великобритании и США – последние ведь войну Финляндии так и не удосужились объявить, ограничиваясь постоянными предупреждениями. Возможно, в том числе и поэтому, благодаря пониманию «who is who» в паре СССР-Финляндия, англосаксы так благосклонно, миролюбиво отнеслись к послевоенному наказанию военных преступников в стране гитлеровской коалиции.
До начала октября боевые действия на Ханко заключались в захвате советскими десантами финских островов и островков шхерного района, окружающих базу, в целях воспрепятствования установке там осадной артиллерии и недопущения попыток высадки противника на нашу территорию. Финны, если не считать попыток наступления на наши оборонительные позиции в первые дни войны ограниченными силами (до двух батальонов) более наступательных действий не предпринимали, ограничившись постоянными, ежедневными, систематическими артобстрелами территории базы. Особенную при этом угрозу представляли – до определенной поры - орудия калибром 254 мм двух финских броненосцев, которые вели огонь с предельных дистанций в 30 км, оставаясь недосягаемыми для контрбатарейной борьбы.
Еще в ночь с 21 на 22 июня немецкая авиация начала минные постановки западнее линии Ханко-Осинассари, три финские подлодки также выставили минные заграждения восточней этой линии – заведомо ДО начала военных действий и ДО объявления войны Советскому Союзу. В конце июня немецкие катера и тральщики сбросили здесь еще сотни мин и противотральных буев, в результате чего дистанция между минами составляла всего 55 метров. Дополнительно финские ВМС провели минные постановки восточней меридиана Таллинна, в результате мореплаванье в Финском заливе было полностью парализовано. Снабжение осажденной группировки войск базы Ханко в этих условиях оказалось практически невозможным, войска держались за счет довоенных запасов (гражданский персонал, к счастью, был эвакуирован еще в июне), но долго это продолжаться не могло.
Само существование базы Ханко – без кораблей и без устойчивой связи с «Большой землей» оказалось бессмысленным. Немцы ни разу за всю войну не сделали ни единой попытки прорваться из Балтики в Финский залив к Кронштадту и Ленинграду (чего так опасалось и намеревалось избежать советское командование). Немцам же это предприятие оказалось ни к чему, они добрались куда хотели по суше. Для начала к 5 августа немецкие войска группы армии «Север» блокировали с суши главную военно-морскую базу флота в Таллинне, которую после безуспешной обороны в тяжелейших условиях борьбы в конце августа пришлось оставить и проводить эвакуацию войск и части гражданского персонала, бросив все запасы, снаряжение, вооружение, технику, морем через минные поля под непрерывными бомбежками немецких и финских самолетов. Тогда погибло 60 кораблей и судов из 225 пошедших в прорыв на Кронштадт, в основном, от мин, при этом погибло от 10 до 15 тысяч человек.
Где были в момент фактического избиения беззащитных кораблей самолетами люфтваффе сталинские соколы доподлинно неизвестно, считается, что им не хватало радиуса действия. Немцам, почему-то его всегда хватало, даже, чтобы бомбить Кронштадт с аэродромов под Кенигсбергом. По крайней мере, героическая эскадрилья с базы Ханко уж точно могла бы тут посодействовать, но и ее не было. Кстати, во всех доступных источниках [ ] утверждается, будто 11 истребителей эскадрильи за пять месяцев воздушных схваток уничтожили от 24 до 54 (!) вражеских самолетов, потеряв только три своих, да и то по техническим причинам. Такая фантастическая результативность, сравнимая с картинками из «Звездных войн», очень пригодилась бы при прикрытии своих конвоев, в том числе и при эвакуации войск с самой базы Ханко поздней осенью 1941 года. Но не случилось...
Командир базы Ханко генерал Кабанов еще в начале августа ставил перед командованием Балтфлота вопрос о целесообразности дальнейшей обороны (и вообще функционирования) базы Ханко. Он предложил перевести свои войска числом с две дивизии для обороны Таллинна, где они, действительно, могли бы оказать существенную поддержку сухопутной обороне главной базы БФ, которую держал всего один стрелковый корпус (то есть, группировка могла бы удвоится и дела пошли бы по другому сценарию), но Главком ВМФ промедлил, так как отступать в те дни не полагалось и все военачальники были ознакомлены с результатами следствия по делу командования Западного фронта. Только в конце августа Ставка приняла решения об эвакуации Таллина, Моонзундских островов и Ханко, но было уже поздно. На Моонзундском архипелаге погибло и попало в плен около 20 тысяч наших бойцов [ ]. Эвакуация Ханко началась уже в условиях осенних штормов и ледостава, тоже через минные поля и атаки самолетов противника. Если за время обороны базы погибло797 человек (1476 ранено), то в эвакуацию в море погибло еще 4987 человек. Выжившие прибыли в холодный и голодный блокадный Ленинград. Потери финнов при осаде Ханко составили 486 убитых и 781 раненых, или опять же, вдвое меньше [ ]. Такая вот война, такая вот «можем повторить!..».
Надо честно признать: практической пользы от героической обороны ВМБ Ханко в рамках всей войны Советские Вооруженные силы получили немного. Войска в количестве 23 тысячи человек «сковывали» противника (по самым оптимистическим оценкам) числом не более чем 10-12 тысяч человек. Это не то что «сковыванием», это простым разменом назвать нельзя. Есть мнение [ ], что борьба на мысе Ханко лишала сообщения морем для немцев и финнов между Ботническим и Финским заливом. Может, и мешала, но можно было уйти мористее, зная свой минный фарватер, можно прокрасться шхерным районом, особенно с помощью местных жителей. Финны потеряли на наших минах вблизи Ханко свой новый броненосец, но и наши ВМФ пострадали от финских мин не в меньшей степени (о войне на море в след. главах). Разве что постоянные обстрелы финской артиллерией территории базы сокращали их общий боезапас, но зато взамен они опять же получили технику, строения, склады, брошенные при эвакуации. В том числе и те самые 33 танка и даже циклопические железнодорожные артиллерийские установки орудий калибром 305 мм (ценой каждая с целый город) – 3 штуки. Рачительные финны сумели их восстановить и использовать как свои береговые орудия.
Вывод: стремительное и неожиданное наступление группы армий «Север» через Прибалтику к Таллинну и Ленинграду сделало существование базы Ханко бессмысленным, а жертвы – напрасными. Но жертв в ту войну был так много, что эти загубленные по дурости начальства несколько десятков тысяч жизней – «вообще ни о чем».
21.1. Война на море.
Военно-морские силы у Финляндии вообще-то были. «Хэдлайнером», так сказать, выступали два однотипных броненосца береговой обороны с главным калибром 254 мм (по 4 орудия) постройки середины 30-х годов. Далее по рейтингу располагались 8 минных заградителей, 6 канонерских лодок, 4 подлодки (3 в строю), 7 торпедных катеров, 17 сторожевых катеров (небольшие кораблики водоизмещением 30 тн), 4 сторожевых корабля (бывшие шхуны), 14 тральщиков, 16 катеров-тральщиков, 12 вспомогательных пароходов и ледоколов. Большинство из представленных судов еще царской постройки (т.е до 1917 года).
Краснознаменный Балтийский флот имел в своем составе 2 линкора, 2 крейсера, 2 лидера эсминцев, 19 эсминцев, 7 сторожевых кораблей, 4 минных заградителя, 24 тральщика, 2 канонерки, 68 подводных лодок (!), 95 катеров и это не считая десятков вспомогательных, спасательных, гидрографических, санитарных и прочих плавсредств. Большинство кораблей из представленного набора в начале войны оказались как раз в зоне Финского залива, но на состояние и численность финских ВМС такое, казалось бы, глобальное превосходство советского флота не оказало практически никакого влияния.
С самого начала все пошло не так, не по предвоенным планам Генштаба и Наркомата ВМФ. Немцы пошли на Ленинград по суше, причем на первых порах продвижение их танковых колонн (два танковых корпуса) поражало необычайной подвижностью – до 50-60 км в сутки; при этом они успевали преодолевать неизменно «упорное и героическое сопротивление Красной Армии» в лице Северо-Западного фронта. Уже в первую неделю войны пришлось срочно эвакуировать базы Балтфлота в Лиепае, Вентспилсе, Риге (в основном, в Таллинн). 23 июня флот начал выставлять минные заграждения на подходах к Таллинну и вообще на входе в Финский залив. Позднее начали ставить и противолодочные сети. В те же горячие дни 22-25 июня немецкие минные силы кригсмарине (а самолеты еще раньше) начали свои минные постановки примерно в тех же районах моря. Но, если первые (КБФ) ставили минные поля в целях недопущения прорыва немецкого флота в Финский залив, то вторые (кригсмарине) с противоположной задачей: запереть Балтфлот восточней линии Таллинн-Хельсинки. Немцы за всю войну не предприняли ни одной попытки прорыва к Ленинграду и Кронштадту морем. Лишь единожды в сентябре 1941 года они собрали значительные морские силы у своей минной позиции у входа в Финский залив в предположении прорыва Балтфлота на запад, но этого не произошло.
Война на Балтике оказалась исключительно минной. Уже 23 июня на первых минных заграждениях подрываются крупные корабли Балтфлота: погиб эсминец, тяжелые повреждения получили крейсер «Максим Горький» и два эсминца. Во время трагического трехдневного перехода кораблей и судов Балтфлота из Таллинна в Кронштадт 28-30 августа 1941 г. из 62 погибших кораблей 31 приходится только на мины, на долю авиации (немцы бросили на растерзание конвоев 110 самолетов, 10 своих добавили финны) пришлось 19, остальные погибли от торпед, береговой артиллерии, аварий. Наибольшие потери были понесены на траверсе мыса Юминда (50 км восточней Таллинна), где как раз накануне немцы совместно с финнами провели массированное минирование всей акватории в несколько рядов. С учетом продолжения минных постановок в 1942 и 1943 годах Финских залив из-за мин (и противотральных буев) стал своеобразным «супом с клёцками», практически непроходимым для кораблей и подводных лодок. Что характерно, немецкие корабли, участвовавшие в первых минных постановках в самом начале войны 22-25 июня, затем два месяца выстаивались в финских шхерах, маскируясь всеми способами в ожидании своего часа для минирования фарватеров от Таллинна на восток. Получается, они поджидали свою добычу?
Финские ВМС потеряли в 1941 году 1 тральщик, 1 катерный тральщик и, самое главное, броненосец «Ильмаринен» - все погибли от мин, выставленных нашими ПЛ в начале войны. Броненосец подорвался вблизи п–ва Ханко 13 сентября, после чего еще один оставшийся в строю у финнов броненосец более никогда не участвовал в обстрелах Ханко и именно из-за минной опасности. Потери Балтфлота от действия финских ВМС оказались таковы [ ]: 3 транспорта (один из них большой корабль «Выборг»), 1 морской охотник, 1 моторная шхуна, 1 ПЛ «Малютка» - все эти корабли были торпедированы финскими кораблями, а ПЛ попала под таран. Еще 3 торпедных катера были захвачены финнами в исправном состоянии. Итого 9 кораблей потеряно именно от воздействия флота противника, а вот, сколько еще и от мин – определить невозможно, ибо, где была немецкая мина, а где финская (хотя бы и немецкого производства) – загадка неразрешимая. Ясно одно, что на совести финнов десятки наших кораблей и тысячи жизней членов экипажей и эвакуированных лиц. Не забываем, что в этом мартирологе стоит и транспорт с громким именем «Иосиф Сталин», подорвавшийся с эвакуированными из Ханко войсками, в результате чего в ледяных водах Балтики погибли жуткой смертью еще сотни человек. А мина была финской постановки, а может, и наша – в этом хаосе кто их разберет?!
В общем, и на море в 1941 году война, казалось бы, была проиграна вчистую, но она продолжалась...

Автор - studenh
Дата добавления - 06.04.2020 в 12:45:42
Форум » Реальный мир » Социальная тема » История второй советско-финской войны 1941-1944 гг. гл.21. (Оборона Ханко, минная война, эвакуация)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2020); Сайт управляется системой uCoz