[ Литературные клубы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Plotnick  
Форум » Реальный мир » Социальная тема » История второй советско-финской войны 1941-1944 гг. гл.22. (потери сторон в 1941 г.)
История второй советско-финской войны 1941-1944 гг. гл.22.
studenhДата: Пятница, 10.04.2020, 19:05:00 | Сообщение # 1
Буква
Группа: Новые участники
Сообщений: 8
Статус: Offline
Глава 22. Оценка потерь сторон во второй советско-финской войне за 1941 год.
Потери военно-морских сил отражены в предыдущей главе
22.1. Военно-Воздушные силы.
При рассмотрении потерь военно-воздушных сил перед любым интересантом возникает одна основная проблема – это полное несоответствие заявленных воздушных побед (как и сбитых наземными средствами ПВО) реальному положению дел.
Финские ВВС к началу боевых действий насчитывали всего 235 боевых самолетов – 155 истребителей, 22 бомбардировщика, 58 разведчиков и пару десятков гидросамолетов [ ]. По отчетам финского воздушного командования их истребители сбивали в воздушных боях советские «ишаки « и «чайки» едва ли не ежедневно и в большом количестве, при этом, практически не имея собственных потерь. Всего за 1941 год финнами заявлено 138 воздушных побед только в групповых схватках, не считая неопределенного количества самолетов, сбитых в дуэлях один на один. В этом списке стоят И-15, И-16, И-153, также и МиГ-3, ЛаГГ-3, Р-5, Р-10, МБР и даже У-2.
В работе [ ], например, описано, как группа финских асов 26 сентября сбила в одном бою 9 самолетов 65-го штурмового авиаполка. Но вот в [ ], напротив, представлен поименный список потерь летного состава данного полка, где на 26 сентября потерь не значится, как, впрочем, и за весь сентябрь месяц. 12 августа финские пилоты заявляют о 9 сбитых ими самолетов И-153 того же полка, но в тот день 65иап, наоборот, праздновал победу (правда, тараном) И-15бис над Ме-109 (это немец, у финнов «мессеров» тогда еще не было). И так далее...
В перечислении побед «соколов Маннергейма» за 1941 год, представленных, например, в [ ] за две недели воздушных схваток с 9 по 23 сентября финские истребители заявляют об уничтожении 22 наших самолетов (в том числе МиГ-3), но советская сторона говорит лишь о 5 потерянных за этот период машинах. Это что же получается, официальные финские воздушные победы надо делить на четыре, или, по крайней мере, на три и тогда они станут близки к истине? Вот этот коэффициент бахвальства (приписок) был свойственен не только финским летчикам, но и вообще для ВВС всех воюющих держав. СССР – не исключение (вспомним чудо-победы эскадрильи с базы Ханко, уничтожившей целый полк без потерь). После деления заявленных пилотами побед на 2-4 картина начинает проясняться и тогда оказывается, что сверхфеноменальные достижения финских асов (по 30-40 и даже 50 сбитых советских самолетов на каждого) обращаются в действительности во вполне себе реальные 10-15 побед, что тоже для нашей «национальной гордости великороссов» не очень отрадно.
В интернете выложены донесения о потерях (сайт pamyat-naroda.ru) [ ] по 1-й смешанной авиадивизии, она же ВВС 14 армии РККА в Заполярье (два авиаполка – 147иап и 137ксбп), из которого следует гибель за весь 1941 год только 14 экипажей бомбардировщиков СБ (42 члена экипажа, по три человека на самолет, но ведь кто-то спасся с парашютом) и 7 летчиков-истребителей. Все! При этом параллельно с ВВС 14 армии успешно действовала в Заполярье и авиация Северного флота, где наиболее успешным оказался ас-истребитель дважды Герой Советского Союза Сафронов, но морские летчики бились с самолетами люфтваффе (финских ВВС здесь не было), и поэтому счет потерь сторон в битве за Мурманск мы рассматривать не будем.
По донесениям о потерях 55 смешанной авиадивизии [ ] (это ВВС 7-й армии РККА) за 1941 год погибло 95 пилотов и членов экипажей, что соответствует потере 24 бомбардировщика СБ (так получается из подсчета погибших бомбардиров и радистов в экипажах) и 21 пилот истребителей, штурмовиков, разведчиков. Здесь около 10 машин потеряны в авиакатастрофах (экипажи погибли).
ВВС 23 армии РККА состояли из одной смешанной авиадивизии – 5сад, в которую входили в разные периоды 1941 года четыре авиаполка: 7иап, 153иап, 65шап, 235шап. При изучении донесений о потерях л/с дивизии [ ] удалось установить, что примерно с конца сентября - по мере снижения интенсивности боев на Карельском перешейке - самолеты 5сад были перенацелены на районы южнее Ленинграда (7иап и 153иап вошли в ПВО города), где они воевали с люфтваффе. А вот с начала войны и до 29 сентября, когда дивизия боролась с финскими ВВС, потери составили 39 самолетов, но из них 10 разбились в катастрофах, 7 были сбиты огнем финских зенитных средств и только 18 погибли в воздушных боях.
Если сложить данные о потерях по всем трем авиадивизиям трех армий Карельского фронта, то получим за 1941 год всего потерь самолетов примерно 110 единиц, из них потеряно в авариях не менее 30, сбито зенитным огнем противника не менее 15. То есть, непосредственно в воздушных боях потеряно 65 самолетов. Но! Есть же еще достаточно многочисленная авиация Балтфлота и мощная система ВВС ПВО Ленинграда, что же на их балансе в воздушной войне с ВВС Финляндии? Поиски по потерям самолетов морской авиации Балтфлота именно от воздействия финских ВВС привели к неожиданному результату: в 1941 году они в боях не пересекались. Позднее – да, но в 1941 – нет, если не считать воздушных боев над полуостровом Ханко, но там, как мы говорили выше, эскадрилья советских ВВС боевых потерь не имела, заявив при этом об уничтожении до 57 самолетов противника [ ].
Теперь о ВВС ПВО Ленинграда. К концу июля они насчитывали целых 12 полков истребительной авиации – это был 7-й истребительный авиакорпус, входивший во 2-й корпус ПВО страны (отдельная система ВВС). На вооружении корпуса стояли сотни истребителей, правда, в основном, И-16 и И-153. Но, как сказано в специально посвященной именно этой теме работе [ ]: «Финские самолеты крайне редко вторгались в границы 2-го корпуса ПВО». Вспомним о запрете Маннергейма своим пилотам появляться в небе над Ленинградом.
И что же мы имеем «в сухом остатке»? В боях с «белофиннами» потеряно 110 наших самолетов, из них 80 – боевые потери. При превентивных налетах нашей авиации (до 500 самолетов единовременно!) на объекты в Финляндии с 25 по 30 июня 1941 года было потеряно порядка 70 самолетов – см. главу 14. Итого 180 самолетов (150 – боевые потери).
В книге [ ] подробно перечислены все финские асы, даже описаны отдельные воздушные бои, подведен итог за 1941 год: только четыре финские истребительные авиаэскадрильи (эскадрилья у финнов эквивалентна советскому авиаполку – 25-27 самолетов) сбили 309 советских самолетов, потеряв только 11 (!) своих. Уму непостижимые цифры! Вдобавок финские зенитчики говорят о ... 103 сбитых их трудами аэропланов. Итого как минимум 450 (а ведь еще аварии с катастрофами должны бы добавить процентов 10 потерь).
Сравним: финны заявили об уничтожении различными методами 450 наших самолетов за 1941 год и при этом всего 150 числятся реально погибшими по журналам потерь противостоявших им авиадивизий. Донесения о потерях летного состава дивизий – это не журнал «Мурзилка», а жесткий военный документ, на основании которого составляются заявки на восполнение потерь, и вышестоящее командование оценивает возможности соединения при планировании операций. Разделим 450 на 150 и получим как раз тот самый коэффициент бахвальства, или же «постоянную Мюнхгаузена» = 3!
Сколько на самом деле финны лишились самолетов в 1941 году определить сложно. Наверняка, в финских университетах и специальных изданиях эти цифры есть, но нам они на этом уровне недоступны. Но вот в источнике [ ] есть информация, что к концу 1941 года в составе финских ВВС оставалось всего 110 самолетов. А было-то 235! То есть, только половина. Тогда получается потеряно 125 финских боевых самолетов против 180 советских, или же в пропорции 1:1,4, что для 1941 года, вроде, как и ничего! Правда, финны утверждают, что где-то 50 самолетов они лишились из-за аварий, но ведь аварии возникают не сами по себе, не на пустом месте, а вследствие войны, войны с упорным противником, в которой техника не выдерживает запредельных перегрузок.
22.2. Потери в бронетехнике.
Эту тему лучше бы не поднимать, настолько она «щекотливая» для нашего сознания. Причина первая: финнам достались в качестве трофеев только за 1941 год порядка 100 наших танков, включая несколько Т-34 и один КВ. Причина вторая (вытекает из первой): весной 1942 года финны развернули свой единственный танковый батальон (тоже, собственно говоря, состоящий из трофейных советских танков времен Зимней войны) в танковую дивизию. Третья причина: по данным из [ ] Красная Армия лишилась в 1941 году в боях в Карелии и в Заполярье порядка 500 единиц бронетехники. Даже с учетом порядка 90-100 танков немецкой армии «Норвегия», воевавших в Заполярье – два батальона трофейных французских танков - общие потери бронетехники несопоставимы ни в каком приближении.
Как ни горько осознавать, воевать наши танкисты в начале 1941 года просто не умели. Да, были отдельные героические экипажи-одиночки, которые действовали превосходно, но уже в составе взвода (несколько машин), а тем более роты не получалось ничего.
22.3. Потери в живой силе.
Давайте тихо закроем эту скорбную страницу и перейдем к потерям в стрелковых и артиллерийских частях.
Здесь более-менее точно определить даже наши потери (не говоря о финских) не представляется возможным. На севере Карелии и на Кольском полуострове Красная Армия сражалась, в основном, с вермахтом. Также непосредственно в самой Карелии к финской армии была прикомандирована немецкая 163 пехотная дивизия. В предыдущих главах мы пытались сравнить потери РККА по отдельным дивизиям и даже полкам относительно противостоящих частей финской армии. Это были бои на Кандалакшском направлении (Кайрала-Алакуртти), сражения на пути к Ухте и Лоухам, а также на Ребольском направлении. Там выходило некоторое преимущество, хотя и не столь значительное, в пользу финнов, в пропорциях примерно 1:1,5. Правда, статистику сильно подкашивает большое количество с нашей стороны «без вести пропавших» - что означало большинстве случаев попадание в плен.
В боях за центральную и южную Карелию, сражениях на Онежско-Ладожском и Карельском перешейках мы вынуждены – из-за отсутствия штабных документов – обратиться к неким косвенным данным о потерях наших войск. В книге [ ] со ссылками на авторитетные источники (в том числе на известную работу комиссии Кривошеева [ ]) собраны сведения о потерях по итогам всей второй советско-финской войны 1941-1944 годов. Там приводятся цифры наших потерь (безвозвратные и санитарные) в количестве 165 тысяч человек, а у финнов порядка 80 тысяч человек. То есть, соотношение потерь в «живой силе» 1:2 в пользу финнов. Как это ни прискорбно.
Учтем, что в плен к финнам попало порядка 65 тысяч советских военнослужащих и это, в основном, был «поток» 1941 года, ибо в дальнейшем в 1942-1943 годах активных боевых действий в Карелии не было. А в 1944 году Красная Армия проводила только наступательные операции, в ходе которых, как правило, наступающие в плен не попадают. Из общего количества военнопленных в 65 тысяч в финских лагерях за годы войны погибло 19 тысяч наших соотечественников – чем это не геноцид? Финнов в нашем плену было всего-то 2500 человек, из которых почти все после войны вернулись на родину.
Здесь комментарии излишни. Так мы воевали в 1941 году.
22.4. Выводы по результатам советско-финской войны в 1941 году.
Воевала Красная Армия в 1941 году отвратительно, в том числе и с финнами. Насыщенность войск техникой, артиллерией, танками, современным вооружением была в СССР на высочайшем уровне. Советские образцы вооружений не отставали, а во многом превосходили аналогичные системы не только армии Финляндии (что естественно), но и Германии (за исключением авиационной техники). Но при первом столкновении с реальной военной силой, организованной, сплоченной, под умелым руководством техническое и численное превосходство оказались бессильны. В дело вступал человеческий фактор, а именно...
Гитлеровские генералы в своих мемуарах [ ], вторя друг другу, отмечали упорство в бою, смелость и выносливость (ну, нам не привыкать – авт.) русского солдата. Но при этом, тем не менее, говорили, что, если на уровне до батальона включительно им приходилось сталкиваться с умелым тактическим руководством этих подразделений, упорным и нешаблонным ведением боя, то, уже начиная с полкового уровня командования, в действиях советских командиров все было предсказуемо. Слабое управление, некомпетентные решения, безвольная реакция на действия противника, косность в руководстве войсками, особенно в быстроменяющейся боевой обстановке и т.д.
Возможно, здесь дело вот в чем. Средний уровень образования советского солдата (несмотря на заявленную всеобщую грамотность) оставлял, мягко говоря, желать лучшего. Если в вермахте не было практически солдата без среднего образования, то в РККА довольно высокий процент призывников оставался попросту неграмотным – см. гл.... Но и в финской армии рядовой солдат не отличался высокой образованностью – те же самые начальные 2-3 класса образования. Другое дело офицеры. Об уровне образования советского генералитета в сравнении с финским и немецким было указано выше, но это еще полбеды. Офицерский корпус финской армии в целом (не говоря о немецкой) по уровню образования стоял на голову выше командиров РККА любого уровня, начиная со взводного.
В РККА командиры рот и батальонов по возрасту успевали к моменту вступления в должность к началу войны закончить 7-8 классов общеобразовательной школы, (десятилетка была редкость, после нее шли сразу в академии) и двухгодичное военное училище – хоть что-то! А вот командиры полков и дивизий – это, как правило, были бывшие унтеры Первой мировой и комроты Гражданской войны с двумя классами церковно-приходского училища и двумя (в лучшем случае) курсами усовершенствования комсостава. И всё! Собственно, недалеко от них ушли и командармы, закончившие академию им. Фрунзе, которая была академией только по названию.
Вот и получилось в 1941 году: командиры подразделений и частей от батальона и выше бестолково (за редким исключением – и слава этим ребятам во веки!) порой бегали сами с пистолетиком в атаку, не зная как распорядиться тысячами своих бойцов.
Финский солдат был таким же деревенским мужиком с той же винтовкой Мосина в руках, что и советский, только его в бой вели грамотные, хорошо обученные командиры. Отсюда и соотношение потерь. Особенно в технических войсках.
 
СообщениеГлава 22. Оценка потерь сторон во второй советско-финской войне за 1941 год.
Потери военно-морских сил отражены в предыдущей главе
22.1. Военно-Воздушные силы.
При рассмотрении потерь военно-воздушных сил перед любым интересантом возникает одна основная проблема – это полное несоответствие заявленных воздушных побед (как и сбитых наземными средствами ПВО) реальному положению дел.
Финские ВВС к началу боевых действий насчитывали всего 235 боевых самолетов – 155 истребителей, 22 бомбардировщика, 58 разведчиков и пару десятков гидросамолетов [ ]. По отчетам финского воздушного командования их истребители сбивали в воздушных боях советские «ишаки « и «чайки» едва ли не ежедневно и в большом количестве, при этом, практически не имея собственных потерь. Всего за 1941 год финнами заявлено 138 воздушных побед только в групповых схватках, не считая неопределенного количества самолетов, сбитых в дуэлях один на один. В этом списке стоят И-15, И-16, И-153, также и МиГ-3, ЛаГГ-3, Р-5, Р-10, МБР и даже У-2.
В работе [ ], например, описано, как группа финских асов 26 сентября сбила в одном бою 9 самолетов 65-го штурмового авиаполка. Но вот в [ ], напротив, представлен поименный список потерь летного состава данного полка, где на 26 сентября потерь не значится, как, впрочем, и за весь сентябрь месяц. 12 августа финские пилоты заявляют о 9 сбитых ими самолетов И-153 того же полка, но в тот день 65иап, наоборот, праздновал победу (правда, тараном) И-15бис над Ме-109 (это немец, у финнов «мессеров» тогда еще не было). И так далее...
В перечислении побед «соколов Маннергейма» за 1941 год, представленных, например, в [ ] за две недели воздушных схваток с 9 по 23 сентября финские истребители заявляют об уничтожении 22 наших самолетов (в том числе МиГ-3), но советская сторона говорит лишь о 5 потерянных за этот период машинах. Это что же получается, официальные финские воздушные победы надо делить на четыре, или, по крайней мере, на три и тогда они станут близки к истине? Вот этот коэффициент бахвальства (приписок) был свойственен не только финским летчикам, но и вообще для ВВС всех воюющих держав. СССР – не исключение (вспомним чудо-победы эскадрильи с базы Ханко, уничтожившей целый полк без потерь). После деления заявленных пилотами побед на 2-4 картина начинает проясняться и тогда оказывается, что сверхфеноменальные достижения финских асов (по 30-40 и даже 50 сбитых советских самолетов на каждого) обращаются в действительности во вполне себе реальные 10-15 побед, что тоже для нашей «национальной гордости великороссов» не очень отрадно.
В интернете выложены донесения о потерях (сайт pamyat-naroda.ru) [ ] по 1-й смешанной авиадивизии, она же ВВС 14 армии РККА в Заполярье (два авиаполка – 147иап и 137ксбп), из которого следует гибель за весь 1941 год только 14 экипажей бомбардировщиков СБ (42 члена экипажа, по три человека на самолет, но ведь кто-то спасся с парашютом) и 7 летчиков-истребителей. Все! При этом параллельно с ВВС 14 армии успешно действовала в Заполярье и авиация Северного флота, где наиболее успешным оказался ас-истребитель дважды Герой Советского Союза Сафронов, но морские летчики бились с самолетами люфтваффе (финских ВВС здесь не было), и поэтому счет потерь сторон в битве за Мурманск мы рассматривать не будем.
По донесениям о потерях 55 смешанной авиадивизии [ ] (это ВВС 7-й армии РККА) за 1941 год погибло 95 пилотов и членов экипажей, что соответствует потере 24 бомбардировщика СБ (так получается из подсчета погибших бомбардиров и радистов в экипажах) и 21 пилот истребителей, штурмовиков, разведчиков. Здесь около 10 машин потеряны в авиакатастрофах (экипажи погибли).
ВВС 23 армии РККА состояли из одной смешанной авиадивизии – 5сад, в которую входили в разные периоды 1941 года четыре авиаполка: 7иап, 153иап, 65шап, 235шап. При изучении донесений о потерях л/с дивизии [ ] удалось установить, что примерно с конца сентября - по мере снижения интенсивности боев на Карельском перешейке - самолеты 5сад были перенацелены на районы южнее Ленинграда (7иап и 153иап вошли в ПВО города), где они воевали с люфтваффе. А вот с начала войны и до 29 сентября, когда дивизия боролась с финскими ВВС, потери составили 39 самолетов, но из них 10 разбились в катастрофах, 7 были сбиты огнем финских зенитных средств и только 18 погибли в воздушных боях.
Если сложить данные о потерях по всем трем авиадивизиям трех армий Карельского фронта, то получим за 1941 год всего потерь самолетов примерно 110 единиц, из них потеряно в авариях не менее 30, сбито зенитным огнем противника не менее 15. То есть, непосредственно в воздушных боях потеряно 65 самолетов. Но! Есть же еще достаточно многочисленная авиация Балтфлота и мощная система ВВС ПВО Ленинграда, что же на их балансе в воздушной войне с ВВС Финляндии? Поиски по потерям самолетов морской авиации Балтфлота именно от воздействия финских ВВС привели к неожиданному результату: в 1941 году они в боях не пересекались. Позднее – да, но в 1941 – нет, если не считать воздушных боев над полуостровом Ханко, но там, как мы говорили выше, эскадрилья советских ВВС боевых потерь не имела, заявив при этом об уничтожении до 57 самолетов противника [ ].
Теперь о ВВС ПВО Ленинграда. К концу июля они насчитывали целых 12 полков истребительной авиации – это был 7-й истребительный авиакорпус, входивший во 2-й корпус ПВО страны (отдельная система ВВС). На вооружении корпуса стояли сотни истребителей, правда, в основном, И-16 и И-153. Но, как сказано в специально посвященной именно этой теме работе [ ]: «Финские самолеты крайне редко вторгались в границы 2-го корпуса ПВО». Вспомним о запрете Маннергейма своим пилотам появляться в небе над Ленинградом.
И что же мы имеем «в сухом остатке»? В боях с «белофиннами» потеряно 110 наших самолетов, из них 80 – боевые потери. При превентивных налетах нашей авиации (до 500 самолетов единовременно!) на объекты в Финляндии с 25 по 30 июня 1941 года было потеряно порядка 70 самолетов – см. главу 14. Итого 180 самолетов (150 – боевые потери).
В книге [ ] подробно перечислены все финские асы, даже описаны отдельные воздушные бои, подведен итог за 1941 год: только четыре финские истребительные авиаэскадрильи (эскадрилья у финнов эквивалентна советскому авиаполку – 25-27 самолетов) сбили 309 советских самолетов, потеряв только 11 (!) своих. Уму непостижимые цифры! Вдобавок финские зенитчики говорят о ... 103 сбитых их трудами аэропланов. Итого как минимум 450 (а ведь еще аварии с катастрофами должны бы добавить процентов 10 потерь).
Сравним: финны заявили об уничтожении различными методами 450 наших самолетов за 1941 год и при этом всего 150 числятся реально погибшими по журналам потерь противостоявших им авиадивизий. Донесения о потерях летного состава дивизий – это не журнал «Мурзилка», а жесткий военный документ, на основании которого составляются заявки на восполнение потерь, и вышестоящее командование оценивает возможности соединения при планировании операций. Разделим 450 на 150 и получим как раз тот самый коэффициент бахвальства, или же «постоянную Мюнхгаузена» = 3!
Сколько на самом деле финны лишились самолетов в 1941 году определить сложно. Наверняка, в финских университетах и специальных изданиях эти цифры есть, но нам они на этом уровне недоступны. Но вот в источнике [ ] есть информация, что к концу 1941 года в составе финских ВВС оставалось всего 110 самолетов. А было-то 235! То есть, только половина. Тогда получается потеряно 125 финских боевых самолетов против 180 советских, или же в пропорции 1:1,4, что для 1941 года, вроде, как и ничего! Правда, финны утверждают, что где-то 50 самолетов они лишились из-за аварий, но ведь аварии возникают не сами по себе, не на пустом месте, а вследствие войны, войны с упорным противником, в которой техника не выдерживает запредельных перегрузок.
22.2. Потери в бронетехнике.
Эту тему лучше бы не поднимать, настолько она «щекотливая» для нашего сознания. Причина первая: финнам достались в качестве трофеев только за 1941 год порядка 100 наших танков, включая несколько Т-34 и один КВ. Причина вторая (вытекает из первой): весной 1942 года финны развернули свой единственный танковый батальон (тоже, собственно говоря, состоящий из трофейных советских танков времен Зимней войны) в танковую дивизию. Третья причина: по данным из [ ] Красная Армия лишилась в 1941 году в боях в Карелии и в Заполярье порядка 500 единиц бронетехники. Даже с учетом порядка 90-100 танков немецкой армии «Норвегия», воевавших в Заполярье – два батальона трофейных французских танков - общие потери бронетехники несопоставимы ни в каком приближении.
Как ни горько осознавать, воевать наши танкисты в начале 1941 года просто не умели. Да, были отдельные героические экипажи-одиночки, которые действовали превосходно, но уже в составе взвода (несколько машин), а тем более роты не получалось ничего.
22.3. Потери в живой силе.
Давайте тихо закроем эту скорбную страницу и перейдем к потерям в стрелковых и артиллерийских частях.
Здесь более-менее точно определить даже наши потери (не говоря о финских) не представляется возможным. На севере Карелии и на Кольском полуострове Красная Армия сражалась, в основном, с вермахтом. Также непосредственно в самой Карелии к финской армии была прикомандирована немецкая 163 пехотная дивизия. В предыдущих главах мы пытались сравнить потери РККА по отдельным дивизиям и даже полкам относительно противостоящих частей финской армии. Это были бои на Кандалакшском направлении (Кайрала-Алакуртти), сражения на пути к Ухте и Лоухам, а также на Ребольском направлении. Там выходило некоторое преимущество, хотя и не столь значительное, в пользу финнов, в пропорциях примерно 1:1,5. Правда, статистику сильно подкашивает большое количество с нашей стороны «без вести пропавших» - что означало большинстве случаев попадание в плен.
В боях за центральную и южную Карелию, сражениях на Онежско-Ладожском и Карельском перешейках мы вынуждены – из-за отсутствия штабных документов – обратиться к неким косвенным данным о потерях наших войск. В книге [ ] со ссылками на авторитетные источники (в том числе на известную работу комиссии Кривошеева [ ]) собраны сведения о потерях по итогам всей второй советско-финской войны 1941-1944 годов. Там приводятся цифры наших потерь (безвозвратные и санитарные) в количестве 165 тысяч человек, а у финнов порядка 80 тысяч человек. То есть, соотношение потерь в «живой силе» 1:2 в пользу финнов. Как это ни прискорбно.
Учтем, что в плен к финнам попало порядка 65 тысяч советских военнослужащих и это, в основном, был «поток» 1941 года, ибо в дальнейшем в 1942-1943 годах активных боевых действий в Карелии не было. А в 1944 году Красная Армия проводила только наступательные операции, в ходе которых, как правило, наступающие в плен не попадают. Из общего количества военнопленных в 65 тысяч в финских лагерях за годы войны погибло 19 тысяч наших соотечественников – чем это не геноцид? Финнов в нашем плену было всего-то 2500 человек, из которых почти все после войны вернулись на родину.
Здесь комментарии излишни. Так мы воевали в 1941 году.
22.4. Выводы по результатам советско-финской войны в 1941 году.
Воевала Красная Армия в 1941 году отвратительно, в том числе и с финнами. Насыщенность войск техникой, артиллерией, танками, современным вооружением была в СССР на высочайшем уровне. Советские образцы вооружений не отставали, а во многом превосходили аналогичные системы не только армии Финляндии (что естественно), но и Германии (за исключением авиационной техники). Но при первом столкновении с реальной военной силой, организованной, сплоченной, под умелым руководством техническое и численное превосходство оказались бессильны. В дело вступал человеческий фактор, а именно...
Гитлеровские генералы в своих мемуарах [ ], вторя друг другу, отмечали упорство в бою, смелость и выносливость (ну, нам не привыкать – авт.) русского солдата. Но при этом, тем не менее, говорили, что, если на уровне до батальона включительно им приходилось сталкиваться с умелым тактическим руководством этих подразделений, упорным и нешаблонным ведением боя, то, уже начиная с полкового уровня командования, в действиях советских командиров все было предсказуемо. Слабое управление, некомпетентные решения, безвольная реакция на действия противника, косность в руководстве войсками, особенно в быстроменяющейся боевой обстановке и т.д.
Возможно, здесь дело вот в чем. Средний уровень образования советского солдата (несмотря на заявленную всеобщую грамотность) оставлял, мягко говоря, желать лучшего. Если в вермахте не было практически солдата без среднего образования, то в РККА довольно высокий процент призывников оставался попросту неграмотным – см. гл.... Но и в финской армии рядовой солдат не отличался высокой образованностью – те же самые начальные 2-3 класса образования. Другое дело офицеры. Об уровне образования советского генералитета в сравнении с финским и немецким было указано выше, но это еще полбеды. Офицерский корпус финской армии в целом (не говоря о немецкой) по уровню образования стоял на голову выше командиров РККА любого уровня, начиная со взводного.
В РККА командиры рот и батальонов по возрасту успевали к моменту вступления в должность к началу войны закончить 7-8 классов общеобразовательной школы, (десятилетка была редкость, после нее шли сразу в академии) и двухгодичное военное училище – хоть что-то! А вот командиры полков и дивизий – это, как правило, были бывшие унтеры Первой мировой и комроты Гражданской войны с двумя классами церковно-приходского училища и двумя (в лучшем случае) курсами усовершенствования комсостава. И всё! Собственно, недалеко от них ушли и командармы, закончившие академию им. Фрунзе, которая была академией только по названию.
Вот и получилось в 1941 году: командиры подразделений и частей от батальона и выше бестолково (за редким исключением – и слава этим ребятам во веки!) порой бегали сами с пистолетиком в атаку, не зная как распорядиться тысячами своих бойцов.
Финский солдат был таким же деревенским мужиком с той же винтовкой Мосина в руках, что и советский, только его в бой вели грамотные, хорошо обученные командиры. Отсюда и соотношение потерь. Особенно в технических войсках.

Автор - studenh
Дата добавления - 10.04.2020 в 19:05:00
Форум » Реальный мир » Социальная тема » История второй советско-финской войны 1941-1944 гг. гл.22. (потери сторон в 1941 г.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Загрузка...

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2020); Сайт управляется системой uCoz