- Литературный портал БЛИК
Меню сайта
Статистика
Онлайн всего: 15
Гостей: 15
Пользователей: 0
Вход на сайт
Регистрация
Вход
Посетители за день
janvarskaya, rusDiver, Снук, SNiPER
А. Астафьев (borer48)
"Человек прямоходящий"
<p>лава 1</p><p></p><p>Тупиков брел по краю проселочной дороги. Вид у него, проще не бывает: старенький плащ, из когда-то модной джерси, резиновые сапоги, плешивая лыжная шапочка, сумка через плечо. Он возвращался с дачи уставший, с чувством выполненного долга. </p><p></p><p>Наступал вечер, солнце еще не ушло за горизонт, его золотое околесье последние полчаса освещало город, спальные микрорайоны. Один из них его, через пятнадцать минут он будет дома. </p><p></p><p>Он не заметил, как его нога скользнула в разбитую глинистую колею. Как не быстро он отдернул ее, в сапог все равно попала коричневая жижа. Алексей огорчился, сетуй не сетуй, теперь придется хлюпать до дома в мокром. Ничем не руководствуясь, он решил перейти на другую сторону дороги, что вилась вдоль высоковольтной линии. </p><p></p><p>Проходя мимо очередной опоры, на фундаменте между анкерами он увидел цилиндр. Белый, диаметром со стакан, длиной с полметра, на концах красные наконечники. Скалка для теста и только. </p><p></p><p>Он оглянулся, позади никого нет, далеко впереди маячили одинокие фигуры. Странный предмет исчез в сумке. </p><p></p><p>После ужина Алексей уединился в спальне, другого места для мастеровых дел ему не отводилось. Впрочем, была ещё кухня. Когда не занята.</p><p></p><p>Вездесущая Лидия заглянув в дверь, сморщила и без того вздорный носик.</p><p></p><p>- Опять за свое? И не надоело?</p><p></p><p>На такие реплики муж не реагировал. Женщина… </p><p></p><p>Материал трубы напоминал фторопласт, такой же мягкий и жирный на ощупь. На концах навинчены пробки из тяжелого металла, переходящие в шпильки с колпачками из латекса. Так и просились сравнения: батарея, аккумулятор, конденсатор… </p><p></p><p>Он тронул щупами мультиметра шпильки, прибор молчал. Ни на что не рассчитывая, Алексей переключил избиратель на "переменный ток". И… оторопел, прочитав на дисплее - 220 Вольт.</p><p></p><p>Неисправен, первое что подумал о приборе. Тут же, из подручного материала он собрал контрольную лампу, та горела в полный неослабевающий накал. Сомнений не оставалось, устройство выдавало полновесное бытовое напряжение. Но… постоянного или всё-таки переменного тока?</p><p></p><p>Подключил к трубе адаптер, зарядное устройство мобильного телефона. Тот работал как обычно. Пришло запоздалое чувство опасности, Алексей натянул на шпильки защитные колпачки. </p><p></p><p>Сомнений не оставалось, перед ним продукт высокой технологии. Вот только какой мощности? Что там внутри? Не мог Алексей положить найдёныша на антресоль, не раскрыв его секрета. </p><p></p><p>Он вывинтил одну пробку без опаски, фторопласт считается хорошим изолятором. Внутри трубы что-то сверкнуло, на стол выпал розовый, похожий на стекло увесистый цилиндрик. Потом еще один, голубой. Третий, четвертый, пятый… И вот, во всем своем великолепии, на столе выстроились разноцветные, со стеклянным блеском таблетки. Пятнадцать штук. </p><p></p><p>Голубоватый, слабо-табачный, вишнево-красный, травяно-зеленый, сине-зеленый, желтоватый, фиолетовый. Зрелище завораживало, но ничего не объясняло. </p><p></p><p>Стекло, как известно, не проводит ток. Это - проводило. В расположении цилиндров, возможно была некая закономерность. </p><p></p><p>- Леш, - позвала из гостиной Лидия, - тут опять твое… </p><p></p><p>Это означало, показывают горы, такого он не пропускал. </p><p></p><p>На экране уникальные кадры восхождения японцев на зимнюю Нанга - Парбат. Всем горам - Гора! Девятая по высоте после Сагарматхи, Эвереста, и первая по числу восходителей, с нее не вернувшихся.</p><p></p><p>Лидию такие страсти мало интересовали, она ушла на кухню. Андрей какое – то время крутился у него под ногами, потом тоже исчез. Вскоре, он появился в зале с цилиндрами в руках, разложил их на ковре.</p><p></p><p>- Что это? – невинно поднял глаза на отца.</p><p></p><p>Алексей, поглощенный происходящим на экране, не сразу сообразил, о чем спрашивает сын, отрешенно смотрел на стеклянную шеренгу на полу.</p><p></p><p>- Зачем взял? - спросил он, более чем строго у сына.</p><p></p><p>- Просто так, интересно, - стушевался недоросль, кожей чувствуя свою вину.</p><p></p><p>Жена обеспокоено следила за обоими.</p><p></p><p>Алексей огорченно собрал цилиндры, вернулся в спальню. Таблетки перемешаны, разбросаны по столу, кровати… Аккуратистка Лидия положила на стол ватман, чтобы не царапать полировку. Что бы самому догадаться…</p><p></p><p>- Ничего не разбил? – спросила жена из зала.</p><p></p><p>- Как будто нет, - Тупиков - старший сосчитал таблетки.</p><p></p><p>Андрей маячил в дверном проеме, ожидая взбучки. Когда отец глянул на убитого горем ребенка, его злость улетучилась.</p><p></p><p>- Забудем, – подсел к телевизору.</p><p></p><p>После передачи, он произвольно затолкал цилиндры на место. Из интереса проверил напряжение на шпильках. Ни – че - го. Подтвердилась версия о безусловном порядке таблеток, усилиями Андрюхи необратимо нарушенном. На этом можно ставить точку, труба заброшена на антресоль. </p><p></p><p>Алексей вспомнил о ней, когда к нему пришел Борис, его давний приятель. Штуковина гостя заинтересовала, он выпросил её на углубленное, как выразился, исследование. </p><p></p><p>Вскоре позвонил, просил разрешения подключить к делу специалиста. </p><p></p><p>- Это не стекло? – удивился тогда Тупиков.</p><p></p><p>- Думаю, нет, – приятель дипломатичен, – там всего понемножку, минералы, камни…</p><p></p><p>Борис пришёл через две недели, выложил на стол цилиндры.</p><p></p><p>- Я потрясен тем, что узнал. </p><p></p><p>Алексей насторожился.</p><p></p><p>- Во-первых, наконечники из серебра высшей пробы, 1140 граммов каждый. Если учесть, ты нашёл эту штучку на улице… Копеечка, я вам доложу!</p><p></p><p>Сечение шпилек говорит о токе в две с половиной тысяч ампер, то есть, мощность изделия - пятьсот пятьдесят киловатт! Можешь себе представить? Я – нет. </p><p></p><p>Если считать - труба источник тока. Даже не зная всего остального, нет сомнений - она не человеческих рук дело.</p><p></p><p>-Дальше! - Алексею не терпелось узнать, что имел в виду Борис под "всем остальным". </p><p></p><p>- О камнях. Сначала я занялся ими сам, никого в это не вовлекая. На каждую таблетку завел паспорт. Когда определял удельные веса, принял кое-что за термостойкие сорта стекла. Разуверил меня в этом специалист по камням – геммолог.</p><p></p><p>Знай Алексей, здесь нет ни одного стекла, все самоцветы. Заметь не простые, с темным прошлым.</p><p></p><p>- Драгоценные камни? Такого размера? – у Алексея ком стал в горле. </p><p></p><p> - Вот именно, такого. Приготовься, я стану рассказывать тебе по нарастающей. Все хорошо прекрасная маркиза…</p><p></p><p>Развернул бумагу, на которой изображены цилиндры в натуральную величину.</p><p>- Смотри, – ткнул пальцем, – здесь названия и размеры таблеток, их вес. - Отложим малоценные, выдвинул из ряда пять цилиндров.</p><p></p><p>Ювелирной ценности в первом приближении они не имеют. Если предположить - это синтетика. Я говорю о рубине и топазе. Если же они натуральные, им нет цены. Об остальных есть смысл говорить отдельно.</p><p></p><p>- Вот шпинель, - Борис держал в руках сине-красную таблетку. – Триста двадцать граммов, тысяча шестьсот карат. Эта таблетка, - он понизил голос и оглянулся, - не имеет себе равных на земном шаре. Ближайший к ней по весу обработанный самоцвет ювелирного качества, навершие в короне Екатерины II. Но оно весит, смешно сказать, - четыреста карат. Сопоставил? </p><p></p><p>Ей нет равных еще и потому, что она выточена из большого куска. Для справки: в отход идёт до шестидесяти процентов заготовки. Это даже не сенсация, это невероятный факт. Ювелиры, если узнают о нём, оцепенеют, превратятся в соляные столбы. Вот и думай теперь.</p><p></p><p>Циркон. Тоже невероятно большой, и неслыханной рыночной стоимости. Гелиодор, 614 карат. Он в несколько раз больше существующих.</p><p></p><p>Гроссуляр, хризолит, изумруд, аквамарин, берилл, сапфир, все воды необыкновенной.</p><p></p><p>У специалиста глаза округлялись, когда приходил за очередным камнем. Он до сих пор считает, это искусные подделки, а мы великие мистификаторы. </p><p></p><p>И вся эта роскошь носится в карманах, сумках… Знала бы известная публика, какие штучки прячут в куртки простые инженеры, все здесь кровью залили, автоматными гильзами усыпали.</p><p></p><p>Алексей поежился, ему стало не по себе от слов приятеля. Натуралистических, страшных.</p><p></p><p>- Где ты их раздобыл, спрашивал спец. Но я-то понимаю, молчу, отшучиваюсь. Ты Леш не волнуйся, он человек порядочный. </p><p></p><p>- Ну и дела! – только и выдохнул Алексей. – Как обушком по темечку. Ты Борис того… никому ни слова. Ляжем на дно как подводная лодка. Потом что-нибудь придумаем. </p><p></p><p>Да…, это самое…он ловил ускользавшую мысль…, - ты вот говоришь: рубин, топаз, изумруд… Уверенно говоришь, не сомневаешься. С другой стороны колеблешься: то ли натуральный, то ли искусственный… Почему специалист не скажет точно - что есть что?</p><p></p><p>- Для особо непонятливых, - пояснял Борис, - даже определиться в названиях непросто. Не мои слова. То, что камни названы, уже хорошо.</p><p>Определить их природу, невероятно сложно, для этого нужна стационарная аппаратура. Мой приятель работал с камнями в примитивных домашних условиях. </p><p></p><p>Есть уникальные технологии: в камень внедряются включения, их не отличишь от натуральных, пузырьки, трещины, волосовины, минералы… </p><p></p><p>Не исключен и конфуз: камень не поддается идентификации. Известно его название, химический состав, и …тупик. Что улыбаешься? Можно считать его натуральным, а можно искусственным. Вот такая брат, бухгалтерия. </p><p></p><p>- Не было у бабки хлопот, - Алексей уставился стекленеющим взглядом в точку. - Может для этих Мастеров, – делился мыслями, - изумруд не изумруд, а камень, каких много. Вроде булыжника для мостовой.</p><p></p><p>- Нет у них мостовых старик, много чего у них нет. И много чего есть.</p><p></p><p>- Наверное так, – Алексей не упорствовал.</p><p></p><p>- Значит на дно?</p><p></p><p>- На дно.</p><p></p><p> Глава 2</p><p></p><p>Лидия женщина наблюдательная. Не выдержала, спросила. Отчего муж последнее время беспокойный, что тревожит и тяготит его, какая у него печаль на душе? </p><p></p><p>Тогда Алексей еще удивился, неужто заметно? Попытался уйти от ответа, не тут-то было, пришлось на ходу сочинять небылицу. </p><p></p><p>Они с Борисом собирают некий прибор. Не все у них получается, но они ищут, экспериментируют. Что-то нащупали, но Андрей спутал все карты, перемешал цилиндры. А там вся соль в их взаимном расположении.</p><p></p><p>- Тебе это в самом деле важно? – Лидия строила глазки.</p><p></p><p>В тот момент Алексей не был расположен к нежностям. Жена нарочито надулась.</p><p></p><p>– Тогда не скажу.</p><p></p><p>- А есть что? </p><p></p><p>- Есть, – Лидия держала интригующую паузу. – Ладно, не буду тебя томить, иди за мной.</p><p> </p><p>В спальне развернула на столе ватман.</p><p></p><p>- Помнишь ты смотрел свои Гималаи? Я тогда пришла сюда, а у тебя здесь беспорядок, стекляшки стоят прямо на полировке. Хотела тебя наказать, потом передумала, подложила бумагу, расставила баночки в том же самом порядке.</p><p></p><p>Алексей слушал жену, затаив дыхание.</p><p></p><p>- Стала любоваться твоими безделушками, на просвет они бесподобны. Потом… ты же сам говорил, я выдумщица, актриса. Вот и придумала себе занятие, тебе же не до меня… </p><p></p><p>Ох уж эти женщины! Когда неотразимы, когда навязчивы. Знать не хотят: есть время разбрасывать камни, есть время собирать, восхищенно думал хозяин дома о своей половинке. </p><p></p><p>- …игра похожа на телевизионную "Что? Где? Когда?". Вообразила, мне дано задание: определить цвет камешков. Не по обычной классификации, а по-детски, ассоциативно.</p><p></p><p>Взяла часы, включила секундомер, время пошло. И ка‑ран‑да‑шом писала на листе то, что приходило в голову: вишневый кисель, китайская вишня, чищенная морковь, лимонная корка, свежий мандаринчик…. Все пятнадцать названий. Семьдесят шесть секунд!</p><p></p><p>Алексей зачарованно следил за розовым пальчиком. Карандаш, мелкий почерк… В своем негодовании, он тогда всего этого не увидел. </p><p></p><p>- Я что-нибудь заслужила? – Лидия терпеливо ждала, зазывно поглядывая на мужа исподлобья.</p><p></p><p>- Конечно! – Алексей вдохнул ее знакомый и притягательный аромат.</p><p></p><p>- То-то, мужлан! – жена поправила прическу, и высокоамплитудной походкой топ модели отправилась на кухню.</p><p></p><p>Все к лучшему в этом лучшем из миров. Алексей отрезал ножницами бесценную полоску, сунул ее в бумажник. Теперь Борис убедится в его правоте.</p><p></p><p>Штуковина неприкаянно пылилась на антресоли.</p><p></p><p> Глава 3.</p><p></p><p>Борис не оставлял в покое. Сообщал: есть некий богатый иностранец, любитель самоцветов, он предлагает посредничество в сделке. Начать переговоры?</p><p></p><p>Тупиков как-то рассматривал этот вариант и пришел к выводу: не время, да и опасно. Борису сказал - не определился еще с ценой. </p><p></p><p>- Дело конечно не мое, - заметил тот, – но в таких случаях клиенты не ждут, исчезают с горизонта, они тоже знают себе цену. Потом попробуй найди их.</p><p></p><p>- Нет, Борис, не хочу об этом и думать. Сейчас покажу тебе штуковину в действии. Смотри и завидуй, - Алексей развернул бумажный лоскут. </p><p></p><p>Он хотел собрать изделие заново, чтобы у приятеля не оставалось сомнений. На стол ссыпались таблетки. Одна, вторая, третья, … седьмая… Вдруг, из трубы выпал газетный комок.</p><p>Откуда, разве ему есть место, была первая мысль. Двенадцать, тринадцать, четырнадцать…</p><p></p><p>- Не понял? – удивлению Алексея нет предела. – Четырнадцать? </p><p></p><p>Потрясенный, он расставил таблетки по ранжиру. Между хризолитом и аквамарином должен быть изумруд, "картофельная ботва" по классификации жены.</p><p></p><p>- …тридцать семь миллиметров высотой, пятьдесят два в диаметре. Вес – двести тридцать граммов, тысяча сто пятьдесят карат…, - читал он выкладки Бориса.</p><p></p><p>- Андрей! - осенило его вдруг. – Больше некому. Не довелось тебе старик увидеть чудо. Чтож, как-нибудь в другой раз.</p><p></p><p>- Ты за собой вины не чувствуешь? – спросил он вечером сына.</p><p></p><p>Тот замер над тарелкой, опустил голову, заморгал.</p><p></p><p>- Есть такое. На воре шапка горит. Рассказывай.</p><p></p><p>Мальчишка вдруг зарыдал, уткнувшись ему в колени.</p><p></p><p>- Что ты сынок, успокойся, - от такой реакции Алексей опешил. </p><p></p><p>- Ромка, Ромка, это все он… Обещал отдать… Обманул…</p><p></p><p>- Не плачь сынок, дело того не стоит. </p><p></p><p>Сказал так, но думал иначе.</p><p></p><p>Тот продолжал всхлипывать, икать, размазывая слезы по лицу.</p><p></p><p>- Ромка. Из пятого "Б". Пацаны сказали, у него есть хорошие лицензионные игры. Я попросил поиграть. Он сказал, что бы я принес залог. Я показал ему все, что у меня есть. Он не соглашался. Тогда я вспомнил про ту белую трубу, которая у нас наверху лежит.</p><p></p><p>Алексей содрогнулся. Мальчишка полез с голыми руками… А там напряжение. Страшно подумать!</p><p></p><p>- И что?</p><p></p><p>- Раскрутил один конец. Вынул из середины зеленое стекло, вместо него газету затолкал. Думал на три дня, не больше.</p><p></p><p>- А теперь? - насторожился Алексей.</p><p></p><p>- Уехал Ромка. Вместе с родителями. Он сам не ожидал. Даже диски мне оставил. И стекло не успел вернуть.</p><p></p><p>- Куда он уехал? - у Алексея перехватило дыхание. – Куда? В Москву Караганду Владивосток?</p><p></p><p>- Нет, - сын замотал головой, – далеко. В Австралию.</p><p></p><p>- Австралию? Ах да, Австралию. Но он же когда-то вернется?</p><p></p><p>- Не вернется, они там долго жить будут. </p><p></p><p>Ситуация была чрезвычайной. Камень надо вернуть во что бы то ни стало. Алексей не отдавал себе отчета, почему непременно хочет этого. То ли не желает мириться с потерей драгоценности, то ли еще надеется разобраться до конца с прибором?</p><p></p><p>Первый этап расследования ничего не дал: Роман Нифонтов несколько недель назад съехал с квартиры. Его папу, сотрудника консульства, направили в Австралию. Ищи ветра в поле.</p><p></p><p>И Алексей стал искать. Он узнал адрес консула, послал в учреждение факс на его имя. Округлыми фразами дал понять: ждет от папы Романа подтверждения факта мены. Надеется на скорый возврат утраченного.</p><p></p><p>Телефонный звонок из Брисбена раздался через неделю. Господин Нифонтов корректен, он понимает о чем речь, но разговор не телефонный. Обещал встречу, как только ему представится случай быть в России.</p><p></p><p> Глава 4</p><p></p><p>Перед Алексеем мужчина лет сорока трех, моложав, ухожен, респектабелен. Явно золотые очки. Надо понимать!</p><p></p><p>Они сидели в недорогом ресторанчике. Приглашать гостя такого ранга домой, Тупиков не стал, этикет требовал присутствия хозяйки, дамы. Лидия не захочет появляться перед важной персоной в своей повседневной одежде. Кроме того, угощение должно соответствовать событию. Все это обязывало и обременяло чрезвычайно.</p><p></p><p>Именно поэтому, по инициативе Алексея они здесь. Чего лукавить, Тупиков втайне рассчитывал - гость не позволит за себя расплачиваться. Правильно думал. </p><p></p><p>И тот и другой сыт. Из спиртного на столе - "Киндзмараули". Представились. Юрий Георгиевич сама интеллигентность. </p><p></p><p>Во время упаковки их вещей, Роман просил взять с собой "зеленое стеклышко"…</p><p></p><p>Здесь VIP замялся, вспомнив предысторию: Роман уверил отца - это его собственность. Как в том усомниться? На поверку оказалось, " стеклышко" досталось сыну обманом. Когда это стало известно, тот ударился в слёзы, считая - мена неравноценна: два хороших диска на стекляшку.</p><p></p><p>Багаж чиновников его ранга не досматривается. Нифонтову и в голову не могло прийти, что зеленый осколок совсем не детская забава, все выяснилось позже. </p><p></p><p>Один из знакомых г‑на Нифонтова, заинтересовался игрушкой Романа. Что-то подозревая, выпросил ее для консультаций. </p><p></p><p>Каково же было удивление, растерянность и страх… да, да страх, когда Нифонтов узнал то, что уже знал Тупиков. Камень у ребенка изъяли хитростью, спрятали в сейф. Расспросы Романа ничего не дали, выяснилась лишь фамилия менялы.</p><p></p><p>Нифонтов пришел к заключению: камень - поразительная случайность, и отношения к родителям Андрея не имела. Истинную цену "штучки" никто не знал, никто её не хватился.</p><p></p><p>- Хватился, - оспорил собеседника Алексей.</p><p></p><p>- Я говорю о том времени. Сейчас вижу, это не так. И цену знали, и в поиски ударились. Я тогда был в неведении. "Штучка" думал я, не считается утратой, цены камня никто не знал, он никого не обездолил.</p><p></p><p>Нифонтов выжидательно смотрел на Тупикова. Тот не имел намерений комментировать сказанное, и показывал это всем своим видом. Долго не снималась пылинка на рукаве, брюки на коленях непозволительно натянулись… </p><p>- Так я думал, еще какое-то время, придерживая "камень за пазухой", не делая никаких шагов. Но согласитесь, три месяца срок немалый. </p><p></p><p>События развивались стремительно. На камень нашелся покупатель, я назвал ему свою цену. Поначалу, она его испугала, но когда он увидел цилиндрик воочию, вцепился в него мертвой хваткой. Перед этим я консультировался, камень стоил в два раза больше.</p><p></p><p>Сделка состоялась. Тут же скажу вам, вернуть камень нельзя, истинная его цена много выше той, за которую он продан. Соображения выгоды - мотивация многих человеческих поступков. Этим все сказано – нет дураков возвращать такое удачное приобретение.</p><p></p><p>На вырученные от продажи изумруда средства, моя семья купила особняк. Судя по-всему, я останусь в Австралии доживать свой век, это уже не секрет.</p><p></p><p>- Вот, - закончил Нифонтов, – теперь вы…</p><p></p><p>- Задали вы мне задачу Юрий Георгиевич, - Алексей совсем не потрясен откровениями собеседника. - У меня и в мыслях нет, что вы где-то слукавили.</p><p></p><p>- Приятно слышать такое.</p><p></p><p>- Все так закручено, динамично. Я допускал, история может иметь продолжение. Не исключал, потребуются средства, что бы вернуть все на круги свои. Смириться же с утратой… Не знаю теперь как мне и быть…</p><p></p><p>Тут вот что… Вы, Юрий Георгиевич, волею обстоятельств, сейчас вовлечены в рискованное предприятие, я бы даже сказал авантюру.</p><p> </p><p>Лицо Нифонтова вытянулось, он испуганно подался к Алексею.</p><p></p><p>-Не волнуйтесь, не в криминальном смысле. Дело в том, что "картофельная ботва"…</p><p></p><p>- Простите?</p><p></p><p>- Я сказал - "картофельная ботва", давайте так условимся называть камень. Название придумано моей женой, и отражает его цвет. Мы будем знать о чем речь, постороннему вовек не догадаться.</p><p></p><p>- Логично.</p><p></p><p>- "Картофельная ботва" - деталь некоего устройства. Которое, в свою очередь, творение неземного разума.</p><p></p><p>Нифонтов слушал открыв рот.</p><p></p><p>- Из-за этой отсутствующей детали, устройство теперь не работает.</p><p></p><p>- Работает…, - как эхо повторил собеседник. - А что оно делает? </p><p></p><p>- Это источник тока, так хочется думать. Итак, из-за утраты детали, мы знаем какой, устройство испорчено. Поставьте себя на место пришельца…</p><p></p><p>- Не могу.</p><p></p><p>- Я тоже. Продолжу. Изделие подброшено людям. Для чего, трудно сказать. По нашему ротозейству оно вдруг перестаёт работать. Здесь есть варианты. Первый. Наши опекуны озабочены, устройство заменяется, и все начинается сначала. Второй. Устройство сломано, значит человек не прошел тест. Возможно, после этого они махнут на нас рукой. Или последуют… санкции. То ли мягкие, то ли жесткие.</p><p></p><p>- И какие у нас перспективы? – вымученно скривился в улыбке советник.</p><p></p><p>- Представления не имею. Все строго секретно, и нас за черту не пускают. А вам надо помнить: вы вовлечены в игру, рядом с которой ваши деньги и недвижимость ничего не значат. </p><p></p><p>- Вы это серьезно? – вконец перепугался Нифонтов.</p><p></p><p>- Вполне. Ну, хватит Юрий Георгиевич о плохом. Открыли мы с вами бутылку, и забыли про нее. Не дело, на часах пятнадцать, а у нас еще ни в одном глазу.</p><p></p><p>Выпили. Еще раз. И еще.</p><p></p><p>-Знаете, - стыдливо пряча глаза признался Нифонтов, - я вас боялся. - Мне ни к чему шум, скандал… вы понимаете, положение обязывает… А сейчас, как камень с души упал.</p><p></p><p>Я решил открыть в Москве счет на ваше имя. Вернусь в Австралию, переведу на него двести тысяч фунтов стерлингов. Почему фунтов? Потому что покупатель "ботвы" англичанин. Больше у меня нет, всё вложено в дом. А здесь вам на первое время…, - выудил из кармана, и положил рядом с Алексеем пухлый бумажник.</p><p></p><p>- Юрий Георгиевич, дорогой мой человек, - Тупиков расчувствовался, подсел ближе. – Не обижайтесь, я не возьму ваших денег. Ни этих ни тех. У меня ощущение - они неправедны, дурно пахнут. Мне кажется, мы кого-то предали, обманули, вернее в нас обманулись. Раньше мог взять, теперь - нет.</p><p></p><p>Расставались приятелями. На ступеньках Юрий Георгиевич взял Алексея за локоть. </p><p></p><p>- Особо благодарен вам Алексей Викторович за предупреждение. В том смысле, что не исключены эксцессы. Со всем этим связанные. Деньги пахнут… Задумаешься. Избитая фраза, а прочтение новое.</p><p></p><p>Алексей как в воду глядел.</p><p></p><p> Глава 5</p><p></p><p>Он часто занимался своей штуковиной. Протирал от пыли, раскладывал на столе таблетки. И только. Нет изумруда… </p><p></p><p>Подходила сзади жена, обнимала, ворковала на ушко.</p><p></p><p> - Так-то тебе нужны мои записи. Толку-то от них. А воз и ныне там. </p><p></p><p>И… начинала шалить. Женщина…</p><p></p><p>А воз и ныне там. Неправда. Но ведь не скажешь всего. Знала бы… От нее скрыли даже "чендж": диски – стекляшка, по обоюдной с Андреем договоренности. Женщина не должна знать мужских тайн, пусть даже она – любимая и любящая.</p><p></p><p>Алексей освоился: собрать и разобрать штуковину мог на ощупь, ориентируясь на толщину таблеток, а иногда и на вес. </p><p></p><p>Вот и в этот раз, он не глядя разбирал трубку, как в свое время полярник Папанин разбирал свой легендарный парабеллум.</p><p></p><p>И тут его ударило током! Алексей опешил. Откуда? Мультиметр подтверждал наличие напряжения. Того самого.</p><p></p><p>- Бог мой! – только и прошептал Алексей.</p><p></p><p>Он выложил таблетки на стол, нет никаких сомнений - перед ним полный комплект. Не поверил, пересчитал. Пятнадцать. Еще раз. Пятнадцать. В глаза и без того бросался некогда утраченный изумруд, "картофельная ботва".</p><p></p><p>Тупиков, как восточный человек, потерял способность удивляться. Как-то там Нифонтов, шевельнулось сочувственно. Не позавидуешь ему…</p><p></p><p>Он позвонил Борису, и через час тот убедился: переменный ток, не плод воображения Алексея. </p><p></p><p>Спустя две недели звонок из Брисбена. Нифонтов. Слышимость слабая, на том конце взволнованы.</p><p></p><p>- Алексей Викторович! Помнится, вы предупреждали… Меня это особенно не коснулось… Теперь не касается… Вы понимаете… Причастен. Всего не сказать… При случае… </p><p></p><p>Что-то должно было случиться. Случилось.</p><p></p><p>Глава 6</p><p></p><p>Очередная встреча у Бориса. </p><p></p><p>-Все думаю, какую цель преследовали ОНИ, забрасывая штуковину? – Алексей спрашивал скорее себя, чем хозяина.</p><p></p><p>- Хотели научить уму-разуму, - ответствовал тот. - Вот вам образец, копируйте.</p><p></p><p>- Допустим, - развивал тему гость. – Но ОНИ должны знать, детали устройства для нас ценность необыкновенная. Даже имитацию такую вырастить непросто, что говорить о натуральных камнях. </p><p></p><p>Упрятать в трубу дюжину драгоценностей, чтобы получить электрический ток? Заморозить триллионы, питая никому не нужную машину? Не наша психология, человек так никогда не поступит, для этого он слишком расчетлив. </p><p></p><p>Что я буду с этого иметь, задает он себе вопрос. Питать провинциальный завод соковыжималок? Получать водород в щелочных электролизерах? Освещать спальный микрорайон? </p><p></p><p>Я отказываюсь понимать ИХ логику. Впрочем, если взять дрейфующую станцию или орбитальную обсерваторию… </p><p></p><p>Взвесит человек все это на весах целесообразности, и сделает выбор в пользу сиюминутной выгоды. Раскрутит трубку, вытрясет таблетки… </p><p></p><p>- И дальше? – улыбнулся Борис.</p><p></p><p>– Ах да, дальше ничего. Но это мы с тобой знаем, камни вне трубы не существуют, другие в неведении. По простоте, они станут трясти самоцветами из трубок.</p><p></p><p>- Будто у нас их сотни, - полемизировал Борис - Подозреваю, ОНИ знакомы с человеческой натурой, и умышленно сделали такой ход. </p><p></p><p>- Проверка "на вшивость"? – Алексей домысливал. - Вот вам неиссякаемый источник энергии, объективная ценность - с одной стороны. С другой - безделушки, предметы роскоши. Выбирайте. Посмотрим на ваши приоритеты и сделаем оргвыводы.</p><p></p><p>- Так наверное, и есть, - согласился с ним Борис. </p><p></p><p>- Чем эпопея закончится, как думаешь, - задался вопросом гость.</p><p></p><p>- И говорить нечего, здесь двух мнений быть не может. Белые начинают и выигрывают.</p><p></p><p>‑ В смысле? </p><p></p><p>- Мы изначально в проигрыше. Им что, не сумел Иванушка - дурачок штуковину освоить, туда ему и дорога. Свернут пришельцы лавочку, и в Крабовидную туманность подадутся. Может там у них что получится… </p><p></p><p>- Знаешь, - Алексей принял решение,‑ думаю отдать штуковину родине. Или я не патриот? Не вижу ничего другого.</p><p> </p><p>Борис с интересом разглядывал приятеля.</p><p></p><p>- Наверное, ты прав. Учитывая твой характер, - он подчеркнул это интонацией, - ты не сможешь владеть трубкой. У ее хозяина должна быть особая психология, и высочайшая техническая подготовка. Здесь мы с тобой пролетаем. </p><p></p><p>А так хоть в газете пропечатают. С фотографией на первой полосе.</p><p></p><p>- Не пропечатают, - усмехнулся Алексей, – такие как я, уходят в небытие засекреченными. Вспомни Генеральных конструкторов, бойцов невидимого фронта… </p><p></p><p>- На том и стоишь?</p><p></p><p>- На том, - упрямился Тупиков.</p><p></p><p>Глава 7</p><p></p><p>С передачей своих полномочий Алексей не тянул. Знал, существует организация, там только скажи… Остальное сделают за тебя, без тебя, вместо тебя. Ну уж нет! Он созвонился с другими, выразив желание встретиться лично с мэром. Лишь в его присутствии, он готов передать в руки государства изделие неземного происхождения. На церемонию пригласил Бориса, не столько за компанию, сколько для освидетельствования акта. </p><p></p><p>Все было сделано как надо: организованно, с нужными формальностями. Но… прозаично, и до обидного буднично. Вездесущие - тут как тут, куда без них…</p><p></p><p>Тупиков рассказал истеблишменту все, что знал, опуская историю с Нифонтовым. Ни к чему строгим ребятам с хорошими манерами обременяющие знания.</p><p></p><p>История стала забываться. Иногда накатывало на него что-то, сжималось сердце, становилось не по себе. Было чувство чего-то упущенного, необратимо потерянного. По тому ли пути шел, то ли делал… </p><p></p><p>Тут, звонок от Нифонтова - он по своим делам здесь, в Москве. Не прошло и двух дней, приехал. </p><p></p><p>Рассказывал. "Картофельную ботву" выкрали не оставив следов, детективам уцепиться не за что. Расследование коснулось и его, как прежнего владельца драгоценности. Сейчас, спустя время, история потеряла свою остроту. А тогда… </p><p></p><p>- Хорошо, что вы меня предупредили, я был готов ко всему, - Нифонтов смутился. - я не смогу бывать у вас часто. Хочу оставить о себе память: сделать вам и вашему приятелю подарок. </p><p></p><p>Он развернул сверток, в которым лежали плоские серебристые чемоданчики, ноутбуки. </p><p></p><p>- Знаю, ваш старший учится в университете, это будет ему подспорьем. Да и Борису, с его аналитическими склонностями пригодится.</p><p></p><p>В этот раз Тупиков не отказался, в том, что подарки от чистого сердца, не приходилось сомневаться. Гость, тактично заспешив, удалился. Канул во времени… </p><p></p><p>Кеша, вернувшись с занятий, обомлел. </p><p></p><p>- Вау! Продвинутая модель, стоит не менее трех тысяч евро. Кому и чем обязаны, отец?</p><p></p><p>- Не твои проблемы сын. Пользуйся. Комп, побочный эффект нашего с Нифонтовым маленького бизнеса.</p><p></p><p>Борис подарком восхитился, но в отличие от Кирилла вопросов не задавал.</p><p></p><p>- Смотри папа, штуковину показывают, - как-то позвал Андрей в гостиную. - Не как у тебя была, другую… </p><p></p><p>Алексея словно водой окатило. </p><p></p><p>Речь шла об изобретении некоего автослесаря с Урала. На столе у телеведущего лежала штуковина. Большего диаметра, длиннее, с гибкими токоподводами. </p><p></p><p> Алексей узнал бы её под любой бутафорией. </p><p></p><p>На экране маячил мордастый и самодовольный Нуф-Нуф. Его закадровые привязанности, не оставляли сомнений. Можно предположить, у сорокалетнего мужичка, за плечами девять, а может быть даже все десять классов средней школы. Без тени робости он смотрел в глазок телекамеры. Через десять минут Алексею стало все ясно. </p><p></p><p>Это светило научной мысли, напыщенно признавалось всему свету: оно изобрело уникальный источник переменного тока. Принцип действия, по понятным причинам, раскрывать не намерен. Готов на определенных условиях, на каких именно, оставлял за скобками, уступить право на него государству. Разумеется, речь шла об открытии, ни больше ни меньше. </p><p></p><p>Почему залил эпоксидной смолой? Что бы ни у кого не возникло искушения заглянуть внутрь, и сделать нечто подобное, без его, Нуф-Нуфа соизволения.</p><p></p><p>Сначала Алексей опешил, какое-то время он не мог сообразить, как реагировать ему на наглость мордатого. Безмятежность ушла, и в сознание ворвались не просто энергичные - воинствующие мысли.</p><p></p><p>Этот лох изобрел штуковину? И как только язык у наглеца повернулся? </p><p></p><p>Первая мысль, позвонить на студию, и рассекретить самозванца. Объяснить доверчивым, никакого отношения этот тип к предмету не имеет. Ни он, ни кто другой.</p><p></p><p>За первым порывом пришла рассудительность, справятся и без него, аналитики сопоставят увиденное с тем, что есть в наличии. Недолго будет мучиться старушка. </p><p></p><p>Значит, пришельцы не дремлют, ни смотря ни на что, продолжают подбрасывать изделия. Все бы хорошо, им бы еще ситуацию на контроле держать… У него хватило ума избавиться от штуковины, автослесарь другого поля ягода. Какое‑то время Тупиков кипел, потом остыл. Вспомнил житейский совет: </p><p></p><p>Не можешь повлиять на ситуацию, не суетись, отдайся течению.</p><p></p><p>Алексей внимательно рассматривал "диковинку". </p><p></p><p>Шпильки заменены гибкими проводниками. Сообразил, три килограмма серебра наверняка уже пристроил. С таблетками, судя по всему, не разобрался, за стекло их принял. Знал бы… Может это и к лучшему, так хоть на свободе, а то сидел бы в Лефортово. Впрочем, еще не поздно… </p><p></p><p>История повторялась в виде фарса, с другим сценарием. Сколько их, этих граблей… </p><p></p><p>И всякий раз, себе на беду, ИМ будет противостоять человек, вернее человеческий фактор. Так правильнее, звание "хомо сапиенс" – обязывает. Как же, венец творения, совершенство!</p><p> </p><p>Исторически: прежде был - " хомо эректус " - человек прямоходящий. И только со временем - "хомо сапиенс" - человек разумный. Эволюция… </p><p></p>



10.04.2016, 17:25:38


Отзывов пока нет
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Обновления в прозе

Исповедь Зверя

Сергей Шакурин

Обет Меченого

Дмитрий Луценко

Конечная

Роман Приходько

Прощание

Сергей Бабинец

Она

Антон Саженцев

Грёзы

Александр Кузьмин

Шанс

Александр Филлипов

Прикосновение

Роман Приходько

Серафима

Алексей Холявко

Тим

Андрей Затонов

Обновления в поэзии

Лилит

Александр Тихонов

Счастье даром

Александр Тихонов

Кровавая полночь Земли

Александр Тихонов

Грезы

Тронин Александр

Друг

Сергей Шакурин

Покинутый город

Сергей Большаков

Ошибка интернетного знакомства

Владимир Андрейченко

Двор детства

Владимир Андрейченко

Прощен

Сергей Большаков

Обновления в аудиокнигах

Исповедь сталкера

Дмитрий Кликман

Чужаки

Александр Тихонов

Капитаны

Николай Кулишов и Александр Тихонов

Отчужденные

Сборник

Убить Стрелка

Дамир Рябов

Агония совести

Александр Тихонов

По прозвищу Стрелка

Сергей Пирог

Исповедь Зверя

Александр Тихонов

Четыре жизни

Шалимов, Виноградов, Тихонов, ДЭМ, Лузгин

Поиск
Категории раздела
Проза [204]
Поэзия [76]
Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2016); Сайт управляется системой uCoz