Меню сайта
Статистика
Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
Вход на сайт
Регистрация
Вход
Посетители за день
Иван Дышленко (Plotnick)
"Chernobyl beauty"

"Здравствуй, милая Олеся. Пишу тебе сейчас из гадкой, мокрой норы, в которую забрался спасаясь от выброса. Снаружи льет противный, холодный дождь. Он совсем не такой, как у нас... в нашем городе. У нас он словно... мягче, что ли? Как рука заботливой матери. А здесь, здесь... Более мерзкого дождя я не знаю. Наверное, он пропитан какими-то вредными веществами, от которых потом зудит кожа. Впрочем, эта неприятная особенность местного дождя всего лишь ничто, когда речь идет о выбросе. Вот и сейчас...

Думаю, тебе тяжело будет читать это письмо. Но не потому, что я пишу что-то очень грустное, а из-за почерка. Прости меня за это. Земля ходуном ходит, очень сложно удержать карандаш и бумагу в руках. Я знаю, что в то время, когда весь мир сидит на спутниковом интернете, а в кармане любого школьника можно обнаружить медиабук, довольно глупо водить карандашом по бумаге, но во время выброса... В общем, мой КПК сейчас не работает. Ты только не подумай, что я пишу тебе, потому что мне больше нечем себя занять. Ты же знаешь, я всегда стараюсь черкнуть тебе пару строк, когда у меня выпадает свободная минутка. Жаль, что твои ответные письма никогда не доходят до меня, но я уверен, что скоро местным умельцам все же удастся наладить связь с Большой Землей. Я знаю, что ты наверняка пишешь мне так же часто, как и я тебе, и когда появится возможность, я прочту все твои письма. Интересно, сколько их скопилось?

Что-то скребется снаружи..."

***

Дарк коснулся ладонями металлической поверхности пола и лег на живот. Его фигура, облаченная в серо-голубое одеяние, терялась в надвигающихся сумерках. На это и был расчет. Конвой вышел в четыре часа, стало быть, в начале десятого, когда солнце уже опустится за горизонт, он должен быть здесь. В полумраке комбинезоны наемников делали людей почти невидимыми на фоне бетонных построек и металлических конструкций. Позиция и место выбирались с учетом данного фактора. Это конек Дарка - подбирать наилучшее место и время для выполнения заказа, а вовсе не отменная меткость и реакция. Потому его и назначили старшим, а не Гниду или Фаянса. Чтобы командовать недостаточно крепких мышц и острого глаза, нужно тактически грамотно мыслить и уметь планировать неожиданности.

С высоты сторожевой вышки прекрасно просматривался выход из тоннеля и позиция Гниды. Гнида расположился как раз над тоннелем. Его задача была проста - активировать взрывное устройство по приказу Дарка. Только бы он выполнил все как полагается, без самодеятельности. Тогда и груз не пострадает, и охрана конвоя будет выведена из строя. Достаточно контузии, большего и не надо. Ну что там Гнида? Готов ли? Дарк поднял окуляры бинокля к глазам и покрутив колесико настроил резкость. Да, Гнида на месте. Лежит над туннелем, застыл как изваяние, молодец. Устроился ли Фаянс? Наемник перевел взгляд правее. У Фаянса задачка более рискованная - дать несколько залпов "колоколом"1 по конвою. И тут же сматываться. Пути к отступлению у него проложены, но в конвое может попасться парочка профи. В общем, Фаянс, конечно, подставлялся. И здесь все зависело от Дарка - насколько грамотно он будет прикрывать огнем своего подчиненного. Если кто-то из конвоя окажется слишком прытким, или успеет включить систему изолированного дыхания, то... Лучше без этого. Как там, кстати, Фаянс? Дарк не сразу разглядел подельника в густых кустах, разросшихся возле ангара. Хорошо замаскирован.

"Стартовая готовность", - шепнул наемник в рацию.

***

"Олесенька, прости, что не закончил предыдущее письмо. Наше общение грубо прервали вторжением в мое убежище. Как я уже писал, я прятался от выброса. И вдруг, я услышал, как что-то шебуршит у двери моего полузатопленного бункера. Я принялся размышлять о том, что бы это могло быть. Какое-нибудь животное, мутант? Но ведь выброс еще не закончился, как раз наоборот, только набирал силу. А звери выползают из своих щелей не раньше, чем через час после того, как все уляжется. Значит человек? Какой-нибудь бедолага не успевший укрыться? Он все еще пытается спастись, и ему некуда податься? Придя к такому выводу, я более не раздумывал ни секунды. Даже позабыв о том, что по-прежнему держу в руках бумагу и карандаш, не взирая на по колено затопившую бункер зловонную жижу, я кинулся открывать дверь, чтобы успеть спасти его. К несчастью было уже поздно, этот бедняга ничего не соображал и накинулся на меня со всей возможной яростью. Впрочем, я отбился без особо труда. Ты ведь знаешь, что я умею постоять за себя. Я думаю, что ты знаешь... Хотя откуда тебе это знать? Иногда мне кажется, что ты была здесь со мной, хотя я точно знаю, что это не так. Но мне часто снится, как будто мы идем вместе в ходку, прикрываем друг-друга, собираем богатый хабар... Снится, как ты гордишься моей силой и... Как ты ласково называешь меня своим защитником, своей каменной стеной... Но это все сны, ведь тебя здесь нет. И, слава Богу. Сейчас ты, наверное, сидишь дома на диване перед телевизором и пьешь горячий сладкий чай... Я опять отвлекся на свои сны и воспоминания, прости.

Я остановился на том моменте, когда на меня набросился зомби. Дальше мне не оставалось ничего, как только вышвырнуть его наружу. Что я и сделал. Справившись с ним, я снова захлопнул дверь. Страдалец еще несколько минут скребся, а потом, видимо, ушел искать другую нору. Они ведь, как и мутанты, тоже пытаются укрыться от выброса. Хотя зачем им?

Так или иначе, но в схватке я потерял карандаш, и не смог дописать то письмо. Пришлось отдать его бармену неоконченным. Этот сквалыга берет довольно серьезную плату за свои услуги, да еще и уговаривать его приходится, но это все же лучше чем ничего. Сейчас я пишу тебе эти строки, а сам обдумываю - где раздобыть артефакт для того, чтобы оплатить отправку следующего письма. Впрочем, все это житейские мелочи недостойные нашего с тобой внимания.

Я часто вспоминаю, то славное время, когда мы были вместе. Когда я приходил к тебе домой и просиживал до самого вечера болтая о всякой чепухе. Или даже просто молчал. Мы ведь могли с тобой быть рядом, даже не разговаривая. И нам было уже хорошо...

Вспоминаю, как мы с тобой ходили последний раз в кино... Кстати, ты не помнишь о чем был фильм? Я нет, да и ты вряд ли... Ну, ладно, ладно... А то я уже почти почувствовал, как покраснели твои щеки...

Зачем мы приехали сюда? Что мы здесь с тобой забыли? Но о чем я? Ведь ты осталась в городе, а я... Что-то мысли у меня путаются, надо отдохнуть..."

***

Медленно тянулось время, сумерки становились гуще. Дарк забеспокоился, прикинул по времени - конвой уже задерживался минут на десять. Это ничего, из плана пока не выбивается, но скоро настанет крайний срок. Дальше будет только темнеть и наступит момент, когда цели станут едва различимы в темноте. От напряжения начали потеть ладони. Дарк отер их об штаны и снова прильнул к биноклю. Туннель чернел, словно пасть гигантской рыбы, на верхней губе которой прилипла едва различимая фигурка Гниды. Внезапно Гнида пошевелился. "Идут!" - мелькнула мысль в голове Дарка. Он так и впился в глазами в выход из туннеля. Гнида опустил голову, казалось, он прилег щекой на поверхность бетона и спит. "Вслушивается", - догадался Дарк. Вот на выходе показалась чья-то фигура, и еще, и еще. "Один, два, три, четыре..." - считал фигурки Дарк. Двенадцать человек. Четверо несли ящик. Двое впереди - оба с детекторами, по двое справа и слева, и двое замыкающих. Если повезет, то ударной волной может накрыть треть, а то и половину конвоя. Легкая контузия им обеспечена, что даст Фаянсу дополнительную фору. К тому же обломками должно завалить путь к отступлению.

Конвой не спеша приближался к вышке, на которой разместился Дарк. Вот замыкающие отдалились от тоннеля на два десятка метров. Пора! Наемник щелкнул кнопкой вызова: "Гнида, жми!", и приготовился к взрыву. Прошло несколько секунд, а взрыва не последовало. Конвой все так же неспешно двигался вперед. "Гнида, ты что заснул? Гнида! Гнида!" - зашептал Дарк в микрофон. Ответом ему была тишина. Наемник схватил бинокль и приставил к глазам. Гнида по прежнему лежал, прижавшись щекой к бетону, но под его головой быстро расплывалось черное пятно. "Что за черт?" - вытаращил глаза Дарк. Он быстро направил окуляры на кусты, в которых притаился Фаянс, но не смог разглядеть на месте ли его подчиненный или нет. Казалось, что там никого не было. "Фаянс! Фаянс! Слышишь меня?" - зашептал наемник. И вновь ему никто не ответил. Конвой миновал вышку и проследовал дальше.

Дарк схватил винтовку и принялся спускаться по лестнице, мысли его путались. Он постарался взять себя в руки. Гнида мертв, такая лужа крови просто так из головы не вытекает. Надо узнать, что с Фаянсом. О конвое можно позаботиться и потом. Спустившись, наемник быстро перебежал через дорогу и прижался спиной к ангару. Аккуратно, бочком приблизился к краю стены и присев на корточки выглянул. Вроде никого. Но что это там лежит? Он вгляделся в серое пятно у входа в ангар. Так и есть, это Фаянс. Кто-то убрал и его. "Почему я еще жив?" - мелькнула мысль. - "Меня просто не заметили?" Он прижался к стене ангара, лихорадочно думая, как действовать дальше. Конвой уходил. Надо его остановить. Заказ - прежде всего, за это наемникам и платят. А неведомый "мститель"? Где он и кто он? Чего он хочет?

Усилием воли Дарк отбросил ворох безответных вопросов и заставил себя вернуться к задаче. Конвой уходил. Барабанный гранатомет с газом был у Фаянса. Можно пойти на риск и сделать несколько залпов по конвою. Тогда груз уже никуда не денется. Дарк вновь выглянул из-за угла и пошарил глазами, но гранатомета не обнаружил. И все-таки, следовало обыскать окрестности поблизости. Гранатомет мог остаться в кустах, на позиции Фаянса. "Была - не была", - решил рискнуть наемник. Он вскочил на ноги и кинулся, что есть мочи к распростертому телу.

В воздухе что-то свистнуло. Дарк почувствовал, как ноги больше его не держат. Это длилось всего одно мгновение, затем наемник шлепнулся с размаху на асфальт и проехался на животе, оглушенный падением. Тут же попытался встать, но не смог. Неловко завалившись на бок, он перекатился на спину. Что-то случилось с нижней частью тела. Дарк поднялся на локтях и, глянув туда, где должны были быть его ноги, увидел лишь два обрубка. Срезанные под самую коленную чашечку голени валялись неподалеку, одна из них конвульсивно шевелила ступней.

- Что же... Что это? - выдохнул наемник, силясь сесть и кривясь от боли.

- "Конский волос", - донесся до него чей-то ответ.

- А-а, волос, - как-то очень буднично согласился Дарк. От психологического и болевого шока он мало что соображал. Глаза увлажнились, и все окружающее расплылось мутными пятнами. Одно из пятен более четкое, чем другие и совсем черное приблизилось к нему.

- Ты извини, - сказало оно, - стрелять нельзя, конвой всполошится.

Произнеся это, пятно заколыхалось, и в воздухе блеснул металл. Ощущение реальности вернулось в разум наемника.

- Тебе не жить, - задыхаясь от ярости, зашипел он, - ты понимаешь это? Понимаешь, с чем связался?

Вместо ответа пятно дернулось, и Дарк почувствовал, как холодная сталь проникла в его грудь. Наемник упал на бок, последняя вспышка сознания позволила ему увидеть удаляющуюся темную фигуру, небрежно, словно зонтиком, помахивавшую гранатометом.

***

"Здравствуй, Олеся. Я страшно соскучился по тебе. Вчера я много думал о тебе и решил - мы должны быть вместе. Я хочу, чтобы ты была здесь со мной. Понимаю, это звучит дико, ведь "женщине не место в Зоне". Но это выражение придумали люди весьма недалекие. Где же еще быть женщине, как не здесь, где царит страх и ненависть, где нет места доброте и милосердию? Если что-то еще может спасти людей ежедневно топчущих эту отравленную землю, то только вы - женщины. Поэтому я решил, будь что будет, но мы должны быть вместе. Мы оба не вынесем эту разлуку, не переживем ее.

Но я не люблю принимать поспешные решения, ты ведь знаешь, всегда десять раз отмеряю и только потом режу. Здесь опасно. А после сегодняшней ночи, когда мне снова снился этот сон, как мы идем с тобой по свалке и...

Не хочу вспоминать об этом. Я мужчина. Моя обязанность - должен думать о своих близких, особенно о своей женщине, а не предаваться истерии из-за каких-то там снов. Я размышлял об этом и понял важное - одиночке в Зоне почти не выжить. Да! Я сам одиночка и не жалуюсь. Но случись что-нибудь со мной - никто не поможет. На себя мне наплевать, но я хочу, чтобы ты была рядом со мной и должен позаботиться о тебе...

............................................................................................................................................

...прикинув и так и эдак, я посчитал, что не будет особого вреда, если примкну к какой-либо группировке, достаточно сильной, гарантирующей помощь и взаимовыручку, но в то же время не посягающей на мою личную свободу, которой я очень дорожу. Ведь по духу, как ни крути, я все-таки не могу заключать себя в строгие рамки. Это не простая задача: найти такое сообщество, в котором можно оставаться одиночкой. По сути, это целых две задачи, которые противоречат друг другу.

Некоторые организации и группировки, о которых мне известно, отпали сразу. Например "Долг". Эти берут много, а дают мало, считая, что достаточно накормить человеческое стадо своей фальшивой идеологией. В общем, "Долг" - это для слабаков, которым требуется сильная рука, в виду отсутствия своей собственной. Попытавшись проанализировать антипод "Долга" - группировку "Свобода", отбросил и этот вариант. Сборище лоботрясов не поможет мне толково обустроиться в Зоне. "Чистое небо", "Мстители", "Охотники" - везде меня что-то не устраивало. Перебирая в уме различные группировки, стихийно или по чьему-то замыслу сформировавшиеся в Зоне, я постепенно отчаивался найти что-либо подходящее, пока не вспомнил один случай.

Несколько недель назад, я заглянул в бар, чтобы оставить хозяину заведения очередное письмо для тебя, милая Олеся. Внутри было многолюдно и шумно. Но в тот момент, когда я как раз протягивал бармену конверт, шум внезапно стих. Сначала я не понял, что произошло, потому что стоял спиной к двери. Потом обернулся и увидел, что в помещение вошел какой-то человек в комбинезоне наемника. Все сталкеры, находившиеся в баре, смотрели только на него, и все с неприкрытой неприязнью и настороженностью. Понимая, что дело пахнет потасовкой, я отпрянул к стене, чтобы в случае стрельбы быть уверенным хотя бы за тыл. Но ничего не произошло. Наемник равнодушно оглядел помещение, подошел к бармену, что-то сказал ему вполголоса и, получив ответ, вышел из бара. Какое-то время после его ухода, в помещении все еще стояла тишина, затем разговоры возобновились. Мне стало любопытно, чем вызвана такая реакция? Было очевидно, что наемник, по меньшей мере, неприятен всем окружающим. Словно какой-то прокаженный. Но почему тогда никто не задел его, не завязал ссору или что-то еще, как это часто бывает и вовсе безо всякого повода? Вскоре я позабыл об этом эпизоде. Но вспомнил вновь, когда вчера пытался проанализировать социум Зоны.

В поиске информации я снова отправился в бар. Найдя "жертву" (ей оказался одинокий нетрезвый сталкер из неудачников, а такие люди обычно озлобленны на весь мир и любят перемывать кости другим), я поинтересовался у него, как он относится к наемникам. Ответ его звучал немного бессвязно, но достаточно информативно. Я постараюсь дословно воспроизвести сказанное:

- Вонючие ублюдки! Скоты! Они думают, что им все дозволено, только потому, что они, видите ли, всего лишь "исполняют заказы". Такая у них позиция. Мы, дескать, орудие в руках всех остальных. А то, что они все поголовно отмороженные убийцы это, как бы, не при чем? Слушай, брат, я вот что тебе скажу. Их никто не любит, но многие... те кто посильнее да побогаче, пользуются ихними услугами... Это дорого стоит, но... Пока есть покупатели, будет и товар. А они только и рады, суки. Мы, говорят, не понимаем претензий к нам. Вот ублюдки, а? Мы, мол, инструмент в руках таких же, как и вы. Они могут прикончить любого, твоего друга, брата... тебя или меня. Им без разницы. У них на все один ответ - разбирайтесь с заказчиком. Сами по себе мы никого не трогаем. А кто заказчик не говорят. Этика не позволяет. Прикинь? Этика! У них! Лучше бы их всех повырезать к ядрёной фене, ведь если нет топора, то голову-то отрубать нечем? Как думаешь?

Я кивнул, но не потому что был согласен. На самом деле я вообще не понял при чем тут топор, которого нет, но мне хотелось, чтобы пьянчуга продолжал и не отвлекался.

- Вот так. Знаешь, что я скажу? - заявил мой собеседник, опрокинув стакан водки, - Многие на них зуб точат. Но эти... В общем, тут как-то полгода назад потасовка в баре произошла. Как раз из-за наемника. И в драке какой-то бедолага его ножом пырнул. Наемник копыта и раскидал... Да и не жалко урода. Парень, тот, ну который с ножом-то... испугавшись мести, на болота удрал. Прятался там несколько месяцев, но они его все же достали. Содрали кожу с живого, и повесили ободранного на дереве. Вот так, да. С ними потому и не связывается никто – себе дороже выходит.

- А своим жертвам они, стало быть, не дают права на оборону? - спросил я.

- Во-первых, защищаться бесполезно. - Махнул рукой сталкер. - Если тебя, к примеру, заказали, то все равно достанут. С одним ты расправишься, пошлют другого. Да и не один он будет, когда тебя убирать пойдет. Ты, конечно, можешь просто свалить из Зоны. Такой вариант как раз всех устроит - был человек, и нету. А где он - за забором или под землей, уже не важно. Но стоит тебе здесь задержаться, или появиться после отлучки вновь... В общем, ты понял. Во-вторых, когда у них кто-то гибнет "на заказе", они, сказать по чести, остаются не в претензии. Это, так сказать, "стратегические потери"... типа, их личный просчет. В чем-то все же они свою "этику" имеют. Да и не обязательно у них заказ с убийством связан... Бывает до смешного доходит, когда им по факту платят за то, чтобы они не нападали. Хотя обставлено все в виде охраны и сопровождения...

- Как на них выйти? - спросил я окончательно осоловевшего собеседника.

К этому моменту, я уже точно знал к какой группировке действительно стоит присоединиться. Сталкер пошмыгал носом, рыгнул и невнятно извинившись, ответил:

- Да если кто-нибудь бы знал, от их логова уже клочки во все стороны летели. У них нет какой-то базы, как у "Долга", там, или "Свободы". Если рассуждать так... как я обычно делаю.... у меня-то в голове мозги, в отличие от твоей гнилой кочерыжки...

Я пропустил эту реплику мимо ушей. Что с пьяного взять?

- У них, брат, связной должен быть. Кто-то у кого они заказы получают. Думай.

С этими словами он постучал костяшками пальцев по деревянной поверхности стола, поднялся, едва не упав на соседний столик, и побрел на выход, промычав на прощание:

- Всем пока, Вася Басмач отправляется баиньки!

Я посмотрел на бармена и в голове моей всплыла картина, как человек в костюме наемника подходит к стойке бара, наклоняется к хозяину заведения и что-то спрашивает. Затем кивает головой и уходит, под ненавидящие взгляды собравшихся. Мне кажется, я знаю кто у наемников связной..."

***

Свет настольной лампы резал глаза. Филин щурился, но разглядеть говорившего не мог. Он не первый раз давал подробные отчеты высшему руководству о проведенных операциях, и каждый раз они стремились создать эту раздражающую атмосферу таинственности.

- Я уже побеседовал с твоим командиром Крайсом, но хочу услышать все из первых рук. Расскажи, что произошло, - донеслось из темноты. Голос был ровным, лишенным всяких эмоций.

- Позавчера на выполнение заказа в район бывшего завода "Росток" была направлена группа, - начал Филин, стараясь говорить ровно, кратко и по существу, - старший группы - Дарк, ассистенты - Гнида и Фаянс. Они должны были перехватить груз у конвоя, следовавшего из Темной Долины к Янтарю. Отчитаться по заданию старший группы был обязан не позднее вчерашнего полудня, но на связь он не вышел. Как куратор на данном участке, я отправился на место исполнения.

Филин прокашлялся. Вводная часть проскочила довольно сносно, но теперь предстояло более сложное объяснение.

- Прибыв на место, я обнаружил, что группа... ликвидирована. Гнида убит выстрелом в голову, предположительно с расстояния...

- Оставь подробности, Фил, если нет особо значимых. Нас не интересует "как", нас интересует "кто".

- Я не знаю, - Филин опустил голову, сосредоточенно рассматривая свои руки.

- Говори, что знаешь.

- Я считаю, что кто-то устроил засаду на группу и застал их врасплох. Ни один из троих не сделал даже выстрела...

- Уверен? Не может быть так, что это кто-то из охраны конвоя?

- Нет. Дело в том, что... охрана конвоя тоже мертва.

- Интересно. - Протянул собеседник. - Изложи детали.

- Охрана была отравлена газом. Неподалеку я обнаружил разряженный гранатомет, а возле самого конвоя остатки капсул. После этого им перерезали глотки.

- Грязная работа. Зачем резать глотки спящей охране? Глупость или намеренная жестокость?

- Не знаю, - Филин помотал головой.

- Ладно. Выходит груз был нужен не только нам...

- Нет, дело не в этом. - Отрезал Филин.

- В каком смысле "нет"? - раздраженно откликнулся голос из темноты.

- Груз был на месте. Я вызвал помощь и забрал его.

- Вот как? - в углу послышалось шевеление и на миг Филину показалось, что невидимый собеседник сейчас поднимется на ноги и в волнении начнет расхаживать по комнате. Но шевеление прекратилось так же, как и началось. - Это все усложняет, Филин.

- Но заказ выполнен, и...

- Да, заказ выполнен. Это хорошо. Точнее, это так и должно быть, потому что мы всегда выполняем заказы.

После этой фразы наступила тишина, собеседник о чем-то задумался, и Филин терпеливо ждал продолжения разговора. Наконец, когда наемник уже собирался нарушить затянувшееся молчание наводящим вопросом, разговор возобновился.

- Мне не ясна логика того, кто все это сделал. Ослу понятно, что уничтожение группы произведено не ради груза, иначе мы бы его больше не увидели. Стало быть, это акт специально направленный против нас? Это неприятно, но все же не противоречит здравому смыслу. Что скрывать, у нас есть враги. Но, в таком случае, зачем уничтожать охрану конвоя?

Этот вопрос остался без ответа. Конец прошлого дня и начало сегодняшнего Филин размышлял над случившимся и не нашел устойчивой логической связи между фактами обнаруженными им на месте исполнения заказа. И никаких следов убийц.

- Я очень хочу, чтобы ты отыскал тех, кто это сделал, Филин. Репутация наемников не позволяет нам пустить этот случай на самотёк. Мы не обладаем большим количеством исполнителей, зато те, что есть, являются лучшими из лучших. И терять их попусту не входит в наши планы. В лагере уже поползли нехорошие слухи, поговаривают, что кто-то безнаказанно шлепнул троих наемников... У нас много врагов, Филин, и мы не можем дать слабину, иначе всем нам конец. Возьми людей, сколько тебе надо и ищи, Фил. Ищи хорошенько, на карте стоит очень многое. А Крайсу передай, чтобы принял меры безопасности. На всякий случай.

***

"Прости, милая. Я опять затянул с письмом, но события разворачиваются со стремительностью полета пули. Пожалуй нет ничего прекраснее и ужаснее этого куска стали, завернутого в латунную оболочку, вырвавшегося из мрака вороненого ствола на волю. Пуля это символ для многих, это религия для избранных, это почти БОГ! Она отнимает жизнь, которую он подарил. Бог дарит, пуля отнимает. Антиподы по смыслу, но равнозначны по могуществу!

Извини, если напугал тебя. Это мысли безумца. Божественная функция пули ничтожна, если пуля выпущена в воздух. Дело не в ней, а в том, кто держит ствол...

Извини еще раз, я отвлекся от того, что действительно хотел тебе написать. Как ты помнишь, я решил, что мне необходимо стать наемником. Я не могу сказать, что мне это очень по душе, но я делаю это ради нас обоих. Это плата за наше с тобой будущее.

Итак, я передал связному (как я и предполагал им оказался бармен) свое пожелание. Он посмотрел на меня, с каким-то неуместным состраданием и сказал, что раз я так хочу, то он адресует мое послание кому надо.

На следующий день, когда я ужинал в баре, ко мне подошел наемник и попросил меня следовать за ним. Мне казалось, что вечер начался весьма удачно. Однако после того, как мы побеседовали с человеком, которого зовут Крайс, и после того, как я продемонстрировал свои боевые навыки, мне все же было отказано. Я чувствовал себя так, словно меня выставили посмешищем на глазах толпы. Они отшили меня со словами, что у них нет недостатка в кадрах. Зачем тогда вообще было разговаривать со мной? И какие это "кадры" могли сравниться с тем, что умею я? Разве есть еще одиночки, которые смогли бы продержаться столько времени в Зоне, сколько удалось мне? Это было унизительно. Я вернулся к себе и не мог найти места, метался по комнате из угла в угол, а перед глазами от обиды и унижения плыли черные круги. Не помню, что было потом, по-моему я просто отключился, а когда очнулся было уже утро. И я уже знал, что делать дальше. Знал, что вскоре снова буду говорить с Крайсом, но тон беседы будет другим."

***

- Вы весьма настойчивы, молодой человек.

- Я просто уверен в себе.

Перед Крайсом стоял мужчина, лет двадцати пяти, может больше. Он не выделялся могучим телосложением, но вся его фигура, то, как он держит руки, его поза и выражение лица выдавали в нем хищника.

- Несколько недель назад я разговаривал с вами. И отказал вам.

- Вы мотивировали это тем, что...

- Да-да, я помню. Я сказал, что мы не испытываем недостатка в людях.

- Но сейчас, когда... м-м-м... в виду последних событий, я предположил, что... у вас должны были появиться вакантные места.

Крайс откинулся на спинку стула и внимательно посмотрел на претендента.

- Что вы имеете ввиду, говоря о "последних событиях"?

Молодой человек отвел глаза, но линия губ оставалась твердой. Он не пытался изобразить смущение.

- Поговаривают, что сейчас у вас дефицит людей, связанный с тем, что... кто-то уничтожил несколько ваших боевых групп.

- Вот как? - сделал удивленное лицо Крайс, - аж "несколько" групп?!

Вопрос повис в воздухе. Однако Крайс понимал насколько прав этот молодой человек, прав, может быть, даже и сам не зная того. В распоряжении Крайса осталась всего одна группа исполнителей. А ведь совсем недавно их было пять. Плюс недотепа Филин, которому поручено вести розыск, и который уже две недели топчется на месте, а неуловимый "мститель" продолжает собирать скальпы наемников. И принятые меры безопасности оказались бессильны изменить ситуацию.

- Так говорят... - парень пожал плечами.

- Что же, это в какой-то степени соответствует действительности. Сейчас и в самом деле имеется некоторый недостаток личного состава, - признался Крайс. - Хорошо, мы дадим вам шанс.

- Я не подведу. - Радостно сверкнули глаза новобранца, и Крайс поежился. Была в этом взгляде какая-то нечеловеческая решимость. И эта была истинная причина, по которой Крайс несколькими неделями ранее забраковал новичка, а вовсе не пресловутая укомплектованность кадров. Однако сейчас выбирать не приходилось. Люди "таяли", а в пополнение, помня о "мстителе", никто не рвался.

- Надеюсь на это. Однако сперва мы должны провести определенные проверки, собрать, так сказать, информацию о вас. Это не займет много времени, ваш аккаунт в StalkerNet нам известен, информаторы у нас имеются...

- Как долго мне ждать?

- День-два, не более. Я попрошу Филина заняться этим.

- Хорошо, я подожду.

- Мы свяжемся с вами, до свидания.

***

"Дорогая Олеся, совсем скоро мы будем вместе. Тебе можем показаться, что я недостаточно делаю для этого и сильно затянул с исполнением наших желаний, но уверяю тебя - это не так. Я стараюсь из всех сил, и именно поэтому так задержался с отправкой следующего письма. Последние две-три недели у меня была масса дел, которыми я занимался, стремясь обеспечить наше безопасное и беззаботное будущее.

Как ты помнишь, я писал тебе, что мне отказали, когда я предложил свои услуги одному из командиров наемников. Но это не остановило меня. Что же, если они не испытывают недостатка в людях, надо сделать так, чтобы этот недостаток возник. Если что-то мешает нашему счастью - это должно быть устранено. Было не просто, но я справился. И сегодня наконец добился своего..."

***

Филин спустился по ступенькам и погрузился в полумрак бара. В помещении было многолюдно и душно. От насыщенного табачным дымом воздуха щекотало в носу. Едва только фигура Филина показалась в дверном проеме, все разговоры стихли сами собой, и несколько пар глаз неприязненно уставились на наемника. Фил уже привык к такому отношению, поэтому не обращая внимания на враждебные взгляды, спокойно подошел к барной стойке. Неожиданно его окликнули:

- Эй, наемник!

Филин обернулся и вопросительно глянул на осмелившегося обратиться к нему. Это был ничем не примечательный посетитель бара, изрядно уже подвыпивший сталкер, и от того непривычно расхрабрившийся.

- Слышал вашего брата резать начали. - Куражился сталкер. - Не боишься расхаживать тут?

Филин сощурился, презрительно разглядывая сталкера.

- Кто-то здорово рискнул, - ответил наемник, - и за это поплатится. А у тебя хватит смелости рискнуть? Или ты просто поболтать любишь?

Посчитав на этом разговор оконченным, Филин отвернулся и обратился к бармену.

- Нужно поговорить. Пройдем к тебе?

Бармен неодобрительно пожевал губами, но все же откинул крышку стойки и впустил наемника. Оба прошли в подсобное помещение, где хозяин заведения хранил выпивку и продукты.

- Мне нужна информация по этому парню, - наемник достал КПК и постучал по записи контакта, - что ты о нем знаешь?

- А, значит решили все-таки взять его..., - бармен покачал головой, - видать дела идут неважно...

- Ты о наших делах не переживай, - оборвал его Филин, - есть что на него или нет?

- Что же, врать не стану. Кое-что есть, - вздохнул бармен.

- Ну так излагай, не тяни. У меня и так дел по горло.

- Хорошо, - кивнув ответил хозяин заведения. - Итак, прибыл этот паренек уже более двух лет назад, и не один, а с невестой. Олесей ее звали. Причина их появления не совсем обычна, хотя, по меркам жизни за периметром, история получилась довольно банальная. Сам он из обеспеченной семьи, но не тунеядец. Золотым изнеженным мальчиком никогда не был. С детства занимался спортом, легкой атлетикой, плаванием, единоборствами. Это то, что он сам рассказывал. Может и еще чем занимался, школой выживания какой-нибудь. Не знаю. Однако не каждый одиночка в Зоне протянет больше года.

В положенный срок ушел в армию, вопреки воле родителей. Вернулся специалистом по всякой электротехнической и радиолокационной фигне. Хотя по всему должен был в десант податься. Вернувшись, поступил в вышак на... филологический. Опять против родительской воли пошел. Там и познакомился со своей Олесей. Предложил ей руку, как водится, и сердце. Но не тут-то было. Родители его брак не одобрили, а он уперся. Разругался с ними и ушел из дома. Тут выяснилось, что надо на что-то жить, а применения своим многочисленным талантам обнаружить не сумел. Нет бы ему юридическое образование иметь или экономическое.

В общем, додумались они с Олесей в Зону податься. Планы построили - разбогатеть и уехать за границу. Идея в общем-то её была, очень до денег жадная девица. Подавай ей все и сразу. И стервозная вполне себе. Но он в нее влюблен был по уши. И, надо сказать, неплохо они начали. С хабаром приличным из ходок возвращались. Вскоре и снаряга у них не дешевая появилась и прикинуты по всем делам. Все, в основном, за счет его силы и ловкости и какого-то звериного чутья. Так бы оно и было у них все благополучно, но однажды он не доглядел. На свалке дело было. Зазевался на артефакт и пока раздумывал как достать, проморгал бандитскую засаду. Сам-то вроде выкрутился, а вот девчонка его...

Бармен выразительно замолчал, уставившись в потолок.

- Что дальше? - поторопил наемник собеседника.

- Парня жалко, конечно. Перемочил он всю шайку, и с тех пор совсем замкнулся. Где-то пропадает, иногда заходит перекусить, но надолго не задерживается и ни с кем не общается. Вроде бы не бедствует, даже совсем наоборот. Вот артефакты мне все время приносит, за письма...

- Какие еще письма?

- Знаешь, после того случая... - вздохнул бармен, - он как будто немного не в себе. Взгляд меняется часто: то отрешенный, то вдруг ненавидящий какой-то. И пунктик этот с письмами появился... Я так думаю, что после смерти Олеси, он немного умом тронулся. Не может какая-то часть сознания смириться с утратой, а другая часть понимает, что ее уж нет в живых. Вот и пишет он эти письма. По старинке, на бумаге, значит. В конверт запечатает, и мне несет. Не могу, говорит, отправить простое сообщение - наладонник сломался, отнеси на почту. На какую, к лешему, почту?

Я так думаю, что та половина, которая еще соображает, понимает, что письма эти никогда не дойдут, да и не хочет этого, потому что знает, что адресата в живых уже нет. А вторая половина просто витает где-то, живет прошлым. Парень рвется на две части. Я ему говорил, что ближайшая почта отсюда ого-го где, да скоро и не станет их совсем, почтовых отделений этих. Нет, говорит, отправь. И артефакты сует.

- И что? Отправляешь?

- Да какой там? Лежат в кладовке, вместе с артефактами теми. Может поправится еще умом, я тогда арты обратно ему отдам.

- Итак, ты нам в качестве бойца кандидата в психушку подсунул? - недобрым голосом произнес Филин, но бармен вовсе не выглядел виноватым. Наоборот, лицо его сделалось каменным, твердым.

- Вот что я тебе скажу, Фил. Когда твой Крайс первый раз приперся ко мне и предложил быть вашим связным - я отказался. Потому что не хотел быть даже простым "передатчиком" для шайки наемных убийц. Крайс на это мне ответил, что я действительно могу отказаться, но для него удобен именно такой вариант. И потому, в случае моего отказа, бармена придется поменять. Вот так. Потом он похлопал меня по плечу и сказал, чтобы я не расстраивался. Что моя задача просто принять информацию и передать ее. Так что, ждать чтобы я вам зад лизал, с вашей стороны наивно. Я просто принимаю информацию и передаю. Так-то.

- Вот значит как ты запел? Ладно. Вижу действительно осмелели. Но это не надолго. Так говоришь, эти письма все еще у тебя?

Вместо ответа бармен кивнул.

- Принеси их.

- Думаю, что это не слишком красиво...

- Не твое дело думать! - оборвал его Филин. - Принеси письма.

Вздохнув бармен отправился в кладовку и спустя полминуты вернулся с ворохом конвертов. Некоторые из них уже совсем пожелтели, другие, поновее резко контрастировали с грубыми, землистого цвета, руками хозяина заведения.

Филин забрал охапку писем себе и погрузился в беглое чтение изредка бормоча обрывки фраз. Через некоторое время брови его поползли вверх и бармен невольно насторожился. Филин возбужденно рвал один конверт, бегло пробегал содержимое и хватался за следующий. На последних письмах глаза его округлились и едва не выскочили из орбит.

- Ну, паренек... Ну, бармен... - возбужденно шептал наемник, читая последнее письмо, - жалко ему парня... рвется он на две части.... милая Олеся...

- Да что случилось-то? - не выдержал бармен.

- Что случилось? Что случилось?!! - потрясая письмами закричал Филин.

***

- Зачем вы пришли? - Крайс воззрился на молодого человека. - Я же говорил, что мы с вами свяжемся после всех проверок. Впрочем... это даже хорошо. Все равно, я должен был вам кое-что сообщить. Мы временно приостанавливаем свою деятельность на этом участке...

- А что произошло? - голубые глаза потенциального наемника смотрели немного насмешливо, чуть ли не с отеческой заботой.

- Черти-что произошло, - огрызнулся Крайс, - вы разве не слышали, что бармена зарезали в собственной кладовке. Теперь мы остались без связного, да еще я никак не могу найти своего куратора. Черт знает, куда он подевался, а я без него, как без рук. Он обеспечивал связь с группами. Скажем так - наша инфраструктура требует восстановления. На это уйдет какое-то время и вам придется подождать с недельку. Да еще этот "мститель"...

- На этот счет можете уже не беспокоиться.

- Да, не беспокоиться... Конечно, чего мне беспокоиться? - рассеянно пробормотал Крайс, - простите, что вы сказали?

- Я сказал, что "мститель" вас больше не побеспокоит.

- Откуда вы знаете?

- Я нашел его.

- Вот как? - Крайс с интересом уставился на новобранца, покусывая нижнюю губу, - и кто же он?

Вместо ответа молодой человек извлек из вещевого мешка нечто круглое, завернутое в полиэтиленовый пакет и грохнул на стол. Поначалу Крайсу показалось, что это просто здоровый кусок кабаньего мяса в пакете, но когда пригляделся, волосы на его голове зашевелились.

- А! Черт! Черт! - Вскочил Крайс. Из пакета на него смотрели потухшие глаза бывшего куратора участка. - Это... Это... О-о-о-о!

Руки сами потянулись к кобуре с пистолетом.

- Постойте! - новобранец сделал шаг вперед. - У меня есть доказательства, что Филин и "мститель" одно и то же лицо. Убийца орудовал у вас под носом!

- А ну-ка отойди, - помахивая пистолетом взвизгнул Крайс. Он побледнел, а руки его дрожали. - Назад, я сказал!

- Вот, - молодой человек медленно поднял вверх правую руку, с зажатой в ней черной коробочкой, - вы просто послушайте.

Но Крайс молчал и трясся, все еще приходя в себя от шока. Тогда новобранец аккуратно нажал на кнопку. Сначала раздалось шипение и потрескивание, а затем послышалась возбужденная человеческая речь.

- ...все было просто. Я знал время и место выполнения каждого задания наемников, это давало мне преимущество. Сначала мне попалась группа, отправившаяся грабить конвой... Они очень удачно расположились, так, что я без труда ликвидировал первого из них. Старший группы даже не заметил, как это произошло. Затем второго. Только тогда старший всполошился, и мог испортить все дело. Но я ему не позволил... Охрану конвоя также пришлось уничтожить. Тут весьма кстати пришелся гранатомет с газом. Я мог оставить им жизни, но тогда груз ушел бы по назначению, а этого нельзя было допустить... Ведь заказ должен быть выполнен. На кону репутация наемников, моя репутация..."

Запись оборвалась, снова послышалось шипение, прервавшееся через несколько секунд. Крайс в полуобморочном состоянии опустился на стул.

- Это его голос. Это Филин. - Пробормотал он.

- Вне всякого сомнения. - Кивнул новобранец.

- Как? Как вы на него вышли?

- Это было не сложно. Можно я присяду? - и не дожидаясь приглашения молодой человек уселся напротив Крайса, - я рассуждал логически. Для того, чтобы последовательно уничтожать одну за другой боевые группы, нужно знать время и место задания. А кому это может быть известно? Давайте перечислим: заказчик, связной, куратор и командир. Заказчика я отсеял сразу. Версию со связным посчитал не перспективной. Да, бармен недолюбливает нашего брата, но не настолько, чтобы разыгрывать из себя мстителя. Кроме того, "мститель" должен быть неплохо подготовлен, ведь в наемники абы кого не берут, и дело иметь придется с профессионалами. Командир это вы сами. Но я так и не нашел убедительных причин для вас. Поэтому я сразу перешел к куратору, то есть, к Филину. Именно он, логически, был самым уверенным кандидатом на роль "мстителя". Я проследил за ним и выяснил, где он живет. Но это не все. Продолжая слежку я обнаружил его схрон, а в схроне - это.

И новобранец положил диктофон на стол.

- Продолжайте, - выдавил из себя Крайс.

- В тот момент, когда я прослушивал эту запись, неожиданно появился он сам. К счастью, я был на чеку. Филин не плохой боец, но я оказался немного быстрее, мне повезло, а ему нет.

- В записи он не объясняет своих поступков?

- К сожалению, это единственный сохранившийся кусок. Остальное было стерто.

- Не понимаю, - потер щеки ладонями Крайс, - зачем? Зачем ему все это было нужно?

- Я думал над этим. Есть только два варианта. Первый, самый простой, что мы имеем дело с обычным психическим расстройством. Второй вариант - Филин хотел подставить вас. Засиделся на должности куратора, стал метить выше...

- Идиот! Да без меня его бы тоже... А, черт с ним! - Крайс махнул рукой, - что теперь делать? Куратора нет, связного нет, больше половины состава потеряно... Сообщить выше, что "мстителем" оказался собственный куратор! Немыслимо!

- Не надо ничего делать. Просто сообщите наверх, что "мститель" найден и ликвидирован.

- А связной? Бармена тоже Филин зарезал?

- Полагаю, что да. Возможно, бармен пришел к тем же выводам о "мстителе", что и я, и попытался шантажировать Филина... Не знаю. Так или иначе, связного придется нового искать.

- Черт! Теперь всякие слухи и волнения пойдут...

- Слухи уже пошли, а волнений не будет.

- Что? Какие слухи?

- Я пустил слух, о том что бармен был казнён за слив "мстителю" информации по заказам наемников. Любой здравомыслящий человек после этого решит, что и самого мстителя уже нет в живых. Все возвращается на круги свои, и наша репутация вновь восстановлена.

- А ведь верно, - кивнул Крайс и на его губах мелькнуло подобие улыбки, - вы просто молодцом. Пожалуй не все так плохо, как казалось.

- Я стараюсь быть полезным, - скромно ответил молодой человек, - и должность куратора сейчас вакантна...

- Думаю, мы сработаемся... - помолчав ответил Крайс. - Только уберите это со стола...

***

Новый куратор участка сидел за письменным столом в просторной комнате старого заброшенного дома на окраине периметра. Он грыз кончик карандаша и размышлял над следующей строчкой письма, глядя в наполовину исписанный листок бумаги, лежавший перед ним. На улице стояла почти полная тишина, лишь стрекот сверчков изредка нарушал ее, да потрескивали угли в печи. Оторвавшись от письма, молодой куратор извлек из ящика стола диктофон и нажал кнопку. Из динамика нехитрого устройства раздавался голос прежнего, ныне покойного, куратора.

- ...Что случилось? Что случилось?!! А вот я тебе сейчас прочту, что случилось.... Вот послушай! Послушай, что он пишет: "...Я установил жучки под барной стойкой, в кладовке и других подсобных помещениях бара. Теперь я мог прослушивать и записывать разговоры бармена с заказчиками и другими посетителями. Все было просто. Я знал время и место выполнения каждого задания наемников, это давало мне преимущество. Сначала мне попалась группа, отправившаяся грабить конвой... Они очень удачно расположились, так, что я без труда ликвидировал первого из них. Старший группы даже не заметил, как это произошло. Затем второго. Только тогда старший всполошился и мог испортить все дело. Но я ему не позволил... Охрану конвоя также пришлось уничтожить. Тут весьма кстати пришелся гранатомет с газом. Я мог оставить им жизни, но тогда груз ушел бы по назначению, а этого нельзя было допустить... Ведь заказ должен быть выполнен. На кону репутация наемников, моя репутация. Груз остался лежать там же, чтобы его мог забрать куратор группы...". Ну как тебе? Это же полный псих! У нас маньяк под боком орудует, а ты "бедный парень, рвется на части"!

- Клянусь Богом, Филин, я и представить не мог...

- Я бегу к Крайсу, надо, как можно скорее, ему доложить. А ты... Ух!

Молодой человек улыбнулся и выключил диктофон, затем извлек кассету, поднялся со стула и, подойдя к печи, бросил пленку в огонь...

***

"Здравствуй, Олеся. Здравствуй, родная. Я только теперь узнал, что мои письма не доходили все это время до тебя. Прости, прости меня. Виновный уже наказан, но как загладить свою собственную вину за то, что доверился этому человеку, я не знаю. У меня есть и хорошие новости для тебя. Все мои дела устроились даже лучше, чем я ожидал. Я не просто рядовой боец наемников, я теперь куратор участка. Эта должность позволит мне проводить с тобой почти все свое время...

Письма, что я писал тебе прежде, пришлось уничтожить. Излишняя сентиментальность едва не подвела меня. Но я все равно не могу удержаться, чтобы не написать тебе снова. Это для меня, как особо вредная привычка, как наркотик. Я не стану отправлять его, а дам тебе прочесть, когда ты приедешь ко мне... Приезжай скорее, я очень скучаю..."




22.05.2013, 09:22:35


Отзывов пока нет
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Обновления в прозе

Исповедь Зверя

Сергей Шакурин

Обет Меченого

Дмитрий Луценко

Конечная

Роман Приходько

Прощание

Сергей Бабинец

Она

Антон Саженцев

Грёзы

Александр Кузьмин

Шанс

Александр Филлипов

Прикосновение

Роман Приходько

Серафима

Алексей Холявко

Тим

Андрей Затонов

Обновления в поэзии

Лилит

Александр Тихонов

Счастье даром

Александр Тихонов

Кровавая полночь Земли

Александр Тихонов

Грезы

Тронин Александр

Друг

Сергей Шакурин

Покинутый город

Сергей Большаков

Ошибка интернетного знакомства

Владимир Андрейченко

Двор детства

Владимир Андрейченко

Прощен

Сергей Большаков

Обновления в аудиокнигах

Исповедь сталкера

Дмитрий Кликман

Чужаки

Александр Тихонов

Капитаны

Николай Кулишов и Александр Тихонов

Отчужденные

Сборник

Убить Стрелка

Дамир Рябов

Агония совести

Александр Тихонов

По прозвищу Стрелка

Сергей Пирог

Исповедь Зверя

Александр Тихонов

Четыре жизни

Шалимов, Виноградов, Тихонов, ДЭМ, Лузгин

Поиск
Категории раздела
Проза [211]
Поэзия [78]
Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2017); Сайт управляется системой uCoz