- Литературный портал БЛИК
Меню сайта
Статистика
Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0
Вход на сайт
Регистрация
Вход
Посетители за день
rusDiver, Millia-Rayne, Plotnick, Снук, SNiPER, Asimov
Женя Стрелец (agerise)
"Чистый хозяин Собственного Мира. Главы 104 и 105."
<p>Глава 104.</p><p>Пристыжённый, искренне сожалея о своей безалаберности, Рута прилетел осмотреть место игры ранним утром. Было тепло, вились дымки испарений, лёгким ветром отклоняемые к морю, побережье близко, один из коротких лучей Морской Звезды. Равнина, над которой носились, велика… Да и пуста ведь, артефакт должен блестеть, латунь на вид, как бензиновыми разводами покрытая. Улитка казалась маслянистой, но не наощупь.</p><p>Белый Дракон летал низко и плавно, тоже искал, разглядывая сухую почву, фыркая на испарения туманов. В полном соответствии с предсказанием Дрёмы, нашли они не улитку, а воронку от неё. Но не на поле сраженья, в отдалении к берегу, случайно. Если бы Дрёма не предупредил, Рута и не понял бы, не обратил внимания, как изменился пейзаж.</p><p>Он уже улетал, высоту набрали. Последний взгляд вниз... "Вон там! Вот она, - закричал Рута, - обратно давай!" Обеими руками наклонил в нужную сторону усатый нос драконий. Ветер свистнул в ушах, Рута скатился с белой шеи, оставив руку на ней, чтоб не исчез дроид. И не сверзиться... Присвистнул, вперившись под ноги себе. Посыпался грунт, заставив на шаг отступить. С высоты оно выглядело иначе...</p><p>Воронка оказалась кратером. Тонкий слой песка вперемешку с сухой глиной. Дальше полосатый, буро-рыжий камень. Кратер словно чего-то извергавшегося. Точечно, но с большой мощью. Шагов на двадцать вокруг почка усыпана обломками, осколками. Блестящие чёрные куски обсидианового стекла, камня подземелий. В сторону моря от кратера шли разломы широких трещин. Сам он сужался до чёрного колодца немногим шире плеч. Туда лезть - скатиться... А вот по разломам вполне можно попытаться...</p><p>- Красота... - Рута обернулся к дракону. - Неужели эта штука обладает такой мощью? От вашенского зуба?..</p><p>Дроид шевельнул бровями, кто их знает улиток этих?.. А тем более людьми переделанных... Да и вырыть ямку, разве это мощь? Подлез под руку дальше и осторожно, но крепко взял человека зубами за ухо, двумя клыками, левыми. От драконьей пасти дохнуло просторами высокого неба - сладкой мятой, домом, Собственного Мира снегами, давно он по верхним лепесткам розы ветров кружил... Рута засмеялся, щёлкнул по широкому носу и голову в сторону отвёл. Держит, не отпускает...</p><p>- Оставить ухо тебе на память?.. Дракон проницательный и упрямый!.. Спущусь! Я ж потерял. Вдруг она там ещё?</p><p>Хлопнув дракона по шее, Рута перепрыгнул узкую трещину и заглянул в широкую, с осыпавшимися краями. Чернота обсидиана начиналась близко к поверхности. Где-то слоями в буром камне, где-то сплошняком. Ширина позволяла опираться ногами и руками. Фонарика не имелось, было обычная искра на прищепке. Рута примерил её на борт борцовской куртки, неудобно. Переместил на тесьму кожаную по шее. Вроде татуировок, временный ученический знак для отметок. Грубая как ошейник, лежащая плоско. На ней искру можно щёлкать подбородком, без рук. Сноп света выбрасывался короткий, но широкий. Пока, дроид. Рута исчез под землёй.</p><p></p><p></p><p>Кое-где пробирался первоначальным манером. Где-то скатился, мокро, скользко. Дальше протискивался, выбирая направление к кратеру. Обнаружил его, ровный колодец. Спиралью выгрызает? Похоже... "Упс... До центра земли, Дрёма? До подножия Синих Скал? Не думаю, что они здесь заканчиваются..." А колодец - здесь. Кружком наверху светлое облачное небо. Где-то там Белый Дракон его... "Смешной дроид, за уши хватать... Что я из-под земли не выберусь?.." В светлый кружок над головой Рута прошептал: "Пока, я скоро..." И отправился дальше по наклонному ходу, уж очень свод его округл, на улиткин, колодезный похож.</p><p>Наклонный ход шёл к Великому Морю.</p><p>Несмотря на направление, воздух становился всё суше, полудроиды чувствительны к этому. Облизывая губы, Рута отметил: "Соль..." Оседавшая на них? Видно воздух не чист. Горькая. Перепрыгивая трещины, светил искрой, но вскорости она не понадобилась.</p><p>Под сводами толклись огоньки дроидов. Странные... Красные. Среди золотых и синих, проливавшихся разом. Красных они будто бы сторонились, сгоняли и подталкивали их вниз, когда удавалось сбить кучку. Красные, вздрагивающие огоньки образовывали струйку, ручеёк. Стекали в трещины по стенам. Где не находили трещины сразу, лужицей накопившись дрожали, и Рута перепрыгивал их. "Неслабо меня занесло. Будет о чём рассказать..."</p><p>Своды утратили колодезную округлость, но ход подземелья имел очевидный магистральный путь. И явно свежий. Усеянный обсидиановыми осколками, как на поверхности. Странно было бы повернуть назад. А может и не странно...</p><p></p><p></p><p>Осыпи суглинка и обсидиан настоящих подземелий, всё стало заиненным солью. Чистой Воды забвения в помине нет. Вот что непривычно. Соль шла потёками, наростами. Скрывала острые углы... Складки соли как-будто колыхались, тяжёлой тканью от слабого сквозняка. Как-будто?!</p><p>Земля под ногами прокатилась волной, и Рута понял, что ему не мерещится. Треск раздавался далеко и близко, сопроводив эту, первую волну. Молнии негромкого резкого скрипа от сводов до невообразимых глубин пронзали толщу земли.</p><p>Рута находился под Горькими Холмами. Где каменные породы плавали в соляной. И недалеко Горький Залив. </p><p></p><p></p><p>Струйка тревожных, красных огоньков скатилась по стене. Рута хлопнул глазами, сел на корточки, щёлкнул искрой... Отпечаток улитки! "Дроиды светлые, я всё ещё на верном пути!.."</p><p>А не прочь он был и в обратную сторону. Солёной горечью никому не понравится долго дышать. Рядом с отпечатком виднелась воронка. Забавно. Если она зарывается так, значит… Кто-то не дал ей зарыться?.. Ещё отпечаток! Рядом два стёртых. "Кто-то перекладывал её?.." Наблюдение точное и правильный вывод. Получится из Руты вир. Упорный и рассудительный. Получиться должен...</p><p>Для него, полудроида, борца, пласты земли и соли трещали, скрипели. А для другого существа на порядочном расстоянии его лёгкие шаги гремели и сотрясали долину. Эту, через неё - соседнюю... Рута не свернул бы туда. Двигаясь прежним курсом, он вышел бы к Горькому Заливу из-под земли. Но был услышан. Замечен.</p><p></p><p></p><p>Тихий, далёкий звук барабанчиков попадал в ритм шагов поначалу. Уже это означало, что добыча не уйдёт. То есть, не о бегстве речь, а о решимости к бегству. Гипнотичность Дзонга столь же вкрадчива, сколь и надёжна.</p><p>Руте, подуставшему, пресыщенному горечью, стало любопытно. Пятками по соли он выбил какое-то подобие чечётки и стал ждать ответа. Нечасто откликались Дзонгу Ача. И ему стало любопытно.</p><p>А любопытствовать можно лишь человеческими глазами. Поэтому, обвив ритмом жертву, он не распался на тени и не сделал броска. Барабанчики повторили чечётку. Ха... Продолжим.</p><p>Дзонг поймал парня, но и сам попался на тонкий, его исподволь действующий аспект. Рута дружил, часто общался с дроидом второй расы, иногда - с его подругой, дроидом желания, а уж сколько с драконами... Бесхитростная чечётка несла отпечаток дроидского... Можно сказать: два - один, в пользу Руты!</p><p>Подошвы мягкие, звук глухой, шлёпающий, хоть и сухо. Барабанчики звонкие. Они приближались.</p><p>Здравый смысл отчётливо сказал: "Рута... Куда ты зашёл, на Мелоди? С кем ты выплясываешь?.. Здесь можно встретить только Чудовище Моря". Рута здравому смыслу не смог возразить. "Ну, да... Но я уже здесь, чего теперь-то..." Рута пошёл на стук, свернув с широкого пути.</p><p></p><p></p><p>Узкая расщелина клином сходилась ввысь, затем расширилась. Скорлупа соляная, колотая по стенам. Чёрные трещины разбегаются глубокими изломами, виден обсидиан. И огоньки дроидов… Золотых совсем нет. Ручейки, красные ручейки повсюду... Сбегают, струятся, вздрагивают... Тревожные. Бегут, в сплошные потоки сливаясь, и разбегаясь, чтобы препятствие обогнуть. Белая соль, чёрное секло обсидиана, красные струйки бегут, мерцают, горят... Жутковато, но красиво.</p><p></p><p></p><p>Подземный музыкант предстал за левым поворотом. Наверх, налево, и там...</p><p>Подсвеченная красными огоньками, плащом чёрных волос укрытая статуя. Пятно бледного лица. Глаза прикрыты. Пальцы обеих рук бегают по двустороннему металлическому барабанчику...</p><p>Как бы то ни было, но человеческий облик заставил Руту облегчённо выдохнуть. Густав особо брезглив, но уродств, внезапных, вычурных уродств боятся все без исключения полудроиды. Остро их воспринимают. "Подземный музыкант, подумать... Возможно из тех, что коктейльными монпасье торгуют не Краснобае, самолично не появляясь... И барабанчик там выменял, наверняка... Неужели всю жизнь тут?.. На Мелоди от танцора одного слышал, что они кажутся себе жуткими, дичатся людей. И напрасно, и зря... Этому, например, самое место на Мелоди". В общем-то, угадал, так и было когда-то...</p><p></p><p></p><p>Прикрытые глаза Дзонга распахнулись, сверкнув белками. Рута не заметил. Щёлкая искрой, он увидел под ногами статуи осыпавшуюся воронку... Под белой солью латунный завиток улитки ещё сверкал!..</p><p>- Ай, вон там!.. - возвопил он. - Держи!.. Господин, если можно! Если тебе не трудно, шаг назад!.. Ай, эта штука мне крепко нужна!..</p><p>Рута бросился, но Дзонг опередил его. Улитка оказалась в протянутой, бледной руке. Обоими разглядываемая... Нашла. Момент истины. Бензиновая плёнка спектра на ней движения не производила, цветов не меняла. Совсем...</p><p>Взгляд Руты поднялся от неё к страшным, медленно прикрывавшимся глаза Дзонга:</p><p>- У неё есть выключатель? - растерянно спросил Рута. - Господин, ты нашёл у неё что-то подобное?</p><p>Тяжёлые веки распахнулись, и Дзонг пророкотал, насколько мог приглушённым, в гальке шипящим прибоем:</p><p>- Странная встреча... Ооу... Нет.</p><p></p><p></p><p>Пустой от мыслей, от жажды, искавший уединения тут, Дзонг не хотел ничего. Ни сожрать, ни отпустить... Разве что тему, пятками начатую, повторить... Пройти до какого-то развития. Что-то в ней было лёгкое, не пройденное до конца...</p><p>Запела птичка Фавор. Дыхание высокого неба, сладкой мятой пробилось сквозь соль. Рута смутился своим воплям: не поздоровкался, не представился, дурак какой-то... Потёр ухо, вспомнил драканьи клыки... И одним словом закрыл все дороги вниз, открыл все наверх, к свету:</p><p>- Господин... Эта штука... Верни или позволь выкупить. Она очень нужна мне...</p><p>"Вот как... - Дзонг перебирал пальцами звонкую мембрану. - Подземный торг... Ооу?.. Надир не со всеми же там знаком, этого не станет оплакивать?.."</p><p>- ...нужна моему другу...</p><p>"Штука... Да ещё и другу... Торг под Горькими Холмами... Ха... Надир, понимаю тебя, они, оуу, забавные..."</p><p>- ...моему другу - дроиду.</p><p>Рута закончил фразу. Ему было мутновато от барабанчика. От него же и легко. Дзонг, гипнотичней Крохи в сто тысяч раз, он не делал плохо, он сглаживал, уравновешивал, держал... Некуда бежать... Незачем бежать... Что такое "бежать"?..</p><p>- Дро-ооу?..- Дроиду?.. - выдохнул Дзонг.</p><p></p><p></p><p>Цунами ударило в своды. Грохнуло. Посыпалась соль. Чёрные пауки трещин помчались по сводам, обрушивая пласты. В грудной клетке подземных пустот заревели камнепады. Эхо повторяло, продолжало, усиливало их...</p><p>Земля ходила волнами. Подбрасывала. Рута сползал по стене, за трещины соляные держась, но они крошились и он оставался без опоры... "Дроиды светлые... Белка... Ухо... Проницательный ты мой дроид..."</p><p>Рябь земли утихала... Рута поднялся и подтвердил:</p><p>- Странно звучит, господин?.. Моему другу, дроиду. Случается, господин.</p><p>Дзонг и самой распоследней твари после услышанного ответил бы согласием, но теперь парень понравился ему, не так он наивен, просто не трус.</p><p>- Позволю... - тихим шипением, старательно-тихо ответил он. - Ему и отдам... Ему позволю выкупить... Дроиду...</p><p>"Белка, живём!.."</p><p>- Поиграй?.. - попросил Рута. - Здесь глухо. Поиграй, господин, пока мы идём наверх.</p><p></p><p></p><p>Глава 105.</p><p>Дрёма не увидел... Он не увидел Беспятого Дзонга Ача. После, да. Но сразу...</p><p>Довольно сложно описывать человеческими словами дроидский способ восприятия... Встречал он Руту обыкновенно недалеко от Мелоди. В одну сторону - направление к Рулетки, в другую горы начинаются, вот там, вполне безлюдно и безопасно человеку, если близится туман или ночь, Мелоди ночное место... Там ждали его, там и не увидел.</p><p>Он, как и говорилось, сперва различил Огненный Круг, затем удостоверился, что - Рута. Пока снижался, пока орбиты сужал, приводил в порядок телесное состояние общей формы... Внимание пейзажу не достаётся. Но и очутившись в общей форме, на земле, на ногах стоя, Чудовище Моря не замечал. Он видел Руту, улитку, - нашёл?! - игнорирующую того, в чьей руке, как и задумано. Видел расширяющийся сектор луча... Как из завитка распространяется, сканирует пространство. Разворот - и под другим углом... Как бегут по латуни пятнами бензиновые цвета, очень тусклые, нет людей поблизости... Человеческими глазами Дзонга не видел. Рута думает вслух? Или на него ворчит по привычке... И лишь когда тот вскочил:</p><p>- Дрёма, а?.. Нашёл-таки!.. Тут такое дело...</p><p>Когда протянул руку к Чудовищу Моря, дроид сфокусировался на нём... И увидел. Испытав редкостную для дроида раздвоенность: видели только глаза.</p><p></p><p></p><p>Дроид зависший в подобном состоянии, наверное, сошёл бы с ума, то есть дошёл до уплотнения орбит в два трона сразу!.. Он ощущал свои глаза, как зеркальца. Пред ними - Дзонг. Не статуя чёрной птицы... Галактика малых орбит. Каждая из которых немногим шире орбиты огонька дроидов. "Ни к сфере дроидов, ни к сфере людей... Что за..."</p><p>Дрёма встряхнулся, взглянул шире... "Есть, есть у него место... В общем поле Юлы, вот оно..." Но сказать, что дроид был потрясён, ничего не сказать.</p><p></p><p></p><p>Рута объяснял ему, тёплый, раскосый взгляд снизу ловя, высокого дроида, что его, Руты вина... Что потерянное принадлежит нашедшему, так уж принято... Что улитка будто испорчена, а вроде и нет... А дроид и Дзонг изучающе смотрели друг на друга.</p><p>Дзонг смотрел и поражался тому холоду, что не проходит в нём. В других людях он не видел Вайолета. В других дроидах, как выяснилось тоже. Вереницы бесчисленных лет он не чувствовал ничего... И сейчас ничего. Пред ним - возможный источник информации. Не больше, не меньше. Дзонг мог бы испытать волнение, но нет и его...</p><p>Дроид чувствовал огромную вину и огромный стыд. Ему не нравился этот человек.</p><p>В силу Фортуны, в сладкую песню Фавор истово верящий, мгновенно признав в чудовище свою судьбу, предмет своих поисков, он так - устыдился... Его уродства. Своего слепого вначале и зрячего теперь - пренебрежения... Этот да, этот конечно, не дрогнув, создаст в Стократном Лале всё, что угодно... Как, не дрогнув, уничтожит на земле... Не нравственное осуждение, хуже. Тотальное... Отвращение к организму, лишённому напрочь плавной красоты... И это существо заняло уже нишу инструмента в честолюбивых планах дроида.</p><p>«Нищенски некрасивый... Но ведь человек. Подобный тем, кто создал дроидов... А рядом - Мелоди...» Недалеко пело и танцевало Мелоди, где каждый представал Дрёме взмывавшей, играющей волной... Гармонией звука и танца... Волнами соседними преумноженные, солнцем просвеченные, катящиеся, играющие волны... Догоняющие, возобновляющие себя... Те, из-за кого копил нарушения, не считался с риском, лишь бы их видеть и слышать... Танцевать в их кругу...</p><p>И тут - это... «Галактика малых орбит. Всего три-четыре удерживают их вместе, жёсткие: форма, пики и спады взаимообмена тепла и влаги. Точные, механистичные. Общего порыва не просто нет, он невозможен, невообразим... О, Фавор, - думал Дрёма, - но ведь что-то удерживает их вместе? Не наружное, не скорлупа. Кора не может удержать живое. Должно быть серединное притяжение. Если не Огненный Круг, так что же?..»</p><p>Он получил ответ на свой вопрос практически сразу.</p><p></p><p></p><p>Дзонг не помышлял загипнотизировать дроида! Он всю жизнь так провёл... Короткие охоты ача, да сети на галло, возвращающиеся пустыми. Прошлое, какого не будет, будущее, какого не было. Между ними - ветер с Горького Залива и попытки забыться, забыться совсем. Ну, и ритмы, вместо речи, вместо оружия - нескончаемые барабанные ритмы...</p><p>Как заговорить, не знал... Привычно пальцы оживили звонкую, тонкую мембрану... И Дрёма объединяющую силу увидел. На дроидском эсперанто можно бы употребить слово "понял", но на человеческом языке, это всего лишь описание того, что предстало его глазам. Немедленно Дрёма вспомнил синие ливни Доминго! Быв человеком, и он по дроидской сфере так же неукротимо тосковал!</p><p> Дзонг тронул барабанчик и канул в него, в себя... Галактика человека, созвездия малых орбит вздрогнули... Пролились звездопадом. Он сам с неба лился, весь Дзонг, сам летел на зеркальную гладь дрожащей мембраны. Отражённый, взлетал... Она, ритмически звонкая, не предающая, постоянная, только она - удерживала вместе орбиты. Ничего кроме памяти, кроме горя... Кроме движения быстрых пальцев: "...дун-дун... цонг-цонг... дун-цог-дун...", звездопад, всё в одну сторону...</p><p>Когда выслушает его простую и старую историю, Дрёма бунтарь, интриган, одиночка, кулаком в грудь ударив себя, - хороша общая форма, дроиду выразить больше позволяет! - он от всей души, впервые согласится: запреты законны! Верны!.. Не следует дроидам сближаться с людьми. Нельзя, чтоб одна утрата сначала остудила, заморозила и до малых орбит перемолола игривые, лёгкие волны! До звездопада абсолютного отчаянья. Это - нечеловеческое состояние. Пусть волны играют с волнами, пусть люди живут с людьми. Это - слишком.</p><p>С болью чисто дроидской, от безответности, мертвенного покоя, от глухоты, которая ранит дроида, как человека может ранить оглушающий звук, так Дрёма смотрел на Дзонга.</p><p></p><p></p><p>А договорились они мигом. В таком ключе: Дзонг выполняет, запланированное дроидом, а дальше они вместе и свежесозданный поисковик думают, что можно сделать. Имя Вайолета было только человеческим именем, не ориентир.</p><p>Зато Дрёма с лёгкостью объяснил, что случилось тогда на раме Гала-Галло. Предположив, что дроид, как и сам он, дружил с Белым Драконом и дракон его спас. Оставил в своих орбитах. Второй расе туда доступа нет.</p><p>- Там и людей полно, - обмолвился он, - под крылом драконов-нарушителей, кто не пожелал прекращаться...</p><p>Рута до сих пор молчавший, так и сел:</p><p>- Ты о чём?.. Есть же стадии: степь - Восходящий - хозяин?.. Два дракона - сопровождение. Всё... Дальше - белые руки с чёрного трона. Как так, под крылом? Вы же дроиды, у вас же порядок...</p><p>- У кого порядок?.. - сощурил Дрёма тёплые глаза, ухо наклонил, чтобы получше слышать...</p><p>- У ваших... Всяких... В кругах дроидских...</p><p>- Порядок?!</p><p>Смехом - на вопрос, дуновением - на вопрос, поцелуем, молчанием, весёлым смехом - обычное дроидское!.. Но сейчас Дрёма вышел бы в финал на драконьем чемпионате по хохоту! Рута мог гордиться собой!</p><p>- Порядок, Рут-та?.. Порядок?!</p><p>- Ты хочешь сказать, что и у вас тоже...</p><p>- Рут-та, не хочу, я случайно сказал!.. А сфера белок, она... Ну, уж вообще без порядка! Без тронов, без меток, без поисковиков... - Дрёма задумался. - По крайней мере, без тех поисковиков, что служат теперь... Им недоступна.</p><p>Интуитивно точно Дрёма обратился к Дзонгу, как и Биг-Буро, назвав юношеским, смягчённым именем:</p><p>- Что скажешь, Цонг, невидимый владыкам? Читаем схему? Сотворим Выпь, с голосом шире Юлы?..</p><p>Спросил, вопросительно вскидывая руки. Ладони - тёплый ветер. Привык так лукаво, исподволь манипулировать людьми. Но этот останавливающий, тайм-аут, жест принадлежит и Чудовищам Моря. Прекратив перестук барабанчика, Дзонг вскинул раскрытые ладони напротив его, открытых... Дроид заплакал бы, будь человеком: звездопад не прекратился. Он так и падал, лился холодными круглыми звёздами в тёплое море дроидских рук. Звездопад отчаянной надежды. "Ох, Доминго... Видишь ли, Доминго... Надеюсь, не видишь. Отступать, даже шага нет. Пусть ищет своего дроида. Путь найдёт... Хуже не будет. Хуже некуда".</p><p></p><p></p><p>Из переводчиков пришлось Дрёме выбрать не самого ясного и настойчивого в повторах. Не из тех, что, объединившись с орбитами человека или дроида повторяют, сначала каждый слово-жест с правильными акцентами, затем всю фразу с ударениями, идущими поверх, и после - всю схему. Обычный - читает подряд, единожды. Дрёма выбрал не из тех и не из тех, а наиболее далёкого от тронов.</p><p>Дроид не заинтересовался человеком без Огненного Круга. Он интересовался в основном тем, чтоб и дальше пребывать в отдалении от холодной части второй расы 2-2, чтоб эта встреча не высветила его самого. Такие меток Доминго не отправляют и Чёрным Драконам о встречах не докладывают.</p><p>Дроид протанцевал в уме Дзонга полный цикл указующих жестов с правильной концентрацией на фокусе и на периферии. Растождествился. Спросил, не следует ли повторить. И получив отрицательный ответ, исчез. Дрёма остался должен ему за проделанную работу - своим обществом. Объединяясь с пограничными дроидами, такими как он, дроид полусна, 2-1 тренируют способность менять форму орбит, не меняя суммарного расстояния между ними. Становиться неузнаваемым, оставшись тем же самым! Не только на вид. Это полезно для контактов в дроидской сфере, маневренности на турнирной площади. В человеческой сфере помогает пробиться сквозь скорлупу стереотипного, взглянуть на запрос или явление под другим углом.</p><p>Сумеречные отроги над Горькими Холмами приютили их. Откуда долину заливает туман, где Пёс ждал начала бега... Руту прогнали, опасно.</p><p>Дзонг, огромная чёрная птица, шурша балахоном до пят, из теней, перемешанных с песком, с крошкой обсидиановой, растёртой в пыль, покладисто, как младший ученик на Мелоди, протанцевал перед Дрёмой им придуманную схему. С места не сходя. На миг не отвлёкшись. На долю мгновения. Великолепный. Безошибочный.</p><p>Как дроид смотрел на него!.. Бессильно, как на смертельно больное животное.</p><p>Механистически точным перебором движений он свёл бы с ума Мелоди, рынок падкий на экзотику, на небывалое. А Дрёма... То держась за виски, то орбиту невесомого, никогда не ложащегося на плечи шарфа закручивая, про свой интерес напрочь забыв... Дрёма всё ждал ошибки от него!.. Ждал со страстной надеждой. Всплеска в глубине. Чтоб качнулась зеркальная водная гладь под созвездием одиночных орбит. Чтоб смялась волной человеческого прорыва, увлечения, самодовольства, чего угодно!.. Чтобы покатилась волна, набирая силу и высоту, подчиняя волны встречных желаний... Вбирая их, им же давая новую жизнь... И перестала так мучительно отражать звездопад разобщённой галактики. Нет.</p><p>Дзонг протанцевал схему без ошибки и остановился, одного лишнего движения не сделав, после завершающего жеста, с которым на поверхность выносит стократный Лал.</p><p>Нет... Нет ошибки. Обвив теплом, Дрёма не мог усадить его подобно Гаю на полу бархатного, вельможного одеяния, заморочить голову. Проводить и вести за собой. Нужен отклик. Отклика не было. Человек и высший дроид впервые сравнялись. Одного роста на одной земле. Равноправный союз. Договорной. Как с удовольствием повторил бы Бест: разговаривать и договариваться. Власти друг над другом не имели. Несоотносимые, равные.</p><p></p><p></p><p>Грызущая улитка Дрёмы вернулась к этому времени от подножия Синих Скал. Лежала в кармане. Её панцирь открылся шкатулкой и вручил идеально выгрызенные, точно спаянные в лазуритовый многогранник расходные дроидским тёплым рукам. Священная материя... Дрёма повесил его на нить-артефакт, уровень соблюдя, напротив солнечного сплетения и сказал Дзонгу:</p><p>- Похоже на то, Цонг безошибочный, невидимый владыкам, что тени, одевающие тебя, пропадут на раме. Эта штука останется. Не трогай, не смещай её. От неё ты танцуешь. Там, где не будет опоры ногам. Она - шарик земной. Ты - роза ветров вокруг него.</p><p>Дзонг кивнул и медленно опустил веки.</p><p></p><p></p><p>Лал Пурпурный, человеческий инструмент с обеих сторон имеет плоскости - зеркала. По сторонам имеет, на них заходящую, сложную огранку. Он работает в обе стороны. Но не приводит к нулю, не создаёт с нуля.</p><p>Лазурный дроидский Лал сходится перевёрнутой вершиной в одну точку. Сходится, не достигая её. Но достигая воплощения задуманного. Так, вероятно и гора Фортуны, храм Фортуны, называемый недостроенным, завершён и не завершаем одновременно. Сходится и будет сходиться к высшей точке его коническая спираль. К Фортуне! К птичке Фавор... Над этой несуществующей точкой шёл Клок, замирая от священного ужаса и восхищения, над лазурной бездной, голубыми лучами смотрящей на него, открытой, абсолютно открытой.</p><p>К перевёрнутой лазурной вершине будет утопать Дзонг, повторяя схему: углы, повороты, жесты, паузы указующего танца. Вершина из мира Руты выходит не куда-то конкретно, а туда, куда следует отправиться высшему дроиду, если он был задачей. Навстречу бытию! В конкретное место дроидской сферы. Неавтономные отправляются обратно, наверх.</p><p>Дрёма прекрасно знал то место в Туманном Море дроидов 2-1, откуда поисковики родом, где их лес, их гнездо. Там и только там, в случае успеха, объявится его Выпь. Там он и станет ждать её.</p><p>И дождётся...</p><p></p>



25.01.2015, 11:51:52


Отзывов пока нет
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Обновления в прозе

Исповедь Зверя

Сергей Шакурин

Обет Меченого

Дмитрий Луценко

Конечная

Роман Приходько

Прощание

Сергей Бабинец

Она

Антон Саженцев

Грёзы

Александр Кузьмин

Шанс

Александр Филлипов

Прикосновение

Роман Приходько

Серафима

Алексей Холявко

Тим

Андрей Затонов

Обновления в поэзии

Лилит

Александр Тихонов

Счастье даром

Александр Тихонов

Кровавая полночь Земли

Александр Тихонов

Грезы

Тронин Александр

Друг

Сергей Шакурин

Покинутый город

Сергей Большаков

Ошибка интернетного знакомства

Владимир Андрейченко

Двор детства

Владимир Андрейченко

Прощен

Сергей Большаков

Обновления в аудиокнигах

Исповедь сталкера

Дмитрий Кликман

Чужаки

Александр Тихонов

Капитаны

Николай Кулишов и Александр Тихонов

Отчужденные

Сборник

Убить Стрелка

Дамир Рябов

Агония совести

Александр Тихонов

По прозвищу Стрелка

Сергей Пирог

Исповедь Зверя

Александр Тихонов

Четыре жизни

Шалимов, Виноградов, Тихонов, ДЭМ, Лузгин

Поиск
Категории раздела
Проза [204]
Поэзия [76]
Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2016); Сайт управляется системой uCoz