- Литературный портал БЛИК
Меню сайта
Статистика
Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0
Вход на сайт
Регистрация
Вход
Посетители за день
Александр Пиявский. (piavski)
"Доедалово. Часть первая."
<p>Доедалово.</p><p>Донести так же спешу, что люди в той местности чрезвычайно кормлены. Исхудалых и даже среднего склада не отмечено. В других же областях, как ваше сиятельство знает, голод необычайный. Мор, в любой избе упокоившиеся есть. А иногда в избу зайдёшь, так смрад от непогребённых сшибает.</p><p> Генерал прокурор долго рассматривал инспекторское донесение, ну голод то не в первой, за время его исправной службы в губернии. И про труппы смердящие, то ладно, а вот загадочное поселение Доедалово. Именье графа Воеводина, картину портило. А то ж каким путём? На всей земле, ему вверенной, голодуха свирепствует, а в отдельном селенье народ жирный, каким не кто с крестьян и в самый урожайный год не был. Демонство какое то, как бы до канцлера не дошло..</p><p>Фирма в связи с последними мировыми событиями напряглась. Напряглась всеми своими составляющими, от владельца, гендиректора до низших продавцов. Жирок относительного благополучия стопился и вот тебе рельеф, состоящий как в организме из подготовленных и не подготовленных к реалиям сотрудников. Собственно после предновогодних продаж каждому казалось, что обеспечил он не только себя, но и возможных потомков. Шас, через месяц наступила продажная голодоха. А накопления растворились в цепких лапах жуликов наводнивших окружающее пространство.</p><p>Дима всё это понимал, плохо получалось адоптироваться к ситуации, а у кого это выходило. Вчера долго спорили, вытаскивать ли всё с последнего клиента или дать ему скидку, то есть отпустить по цене указаной, а не разводить. Большинство пришло, что надо к людям относится с приливом совести. Не наябывать уж совсем по откровенному. Больше всего нравстенного рвения в беседе проявил зав отделом по кличке Прыщик, первый разводила в магазине. </p><p>Сам Дима как личность не состоялся. К тридцати годам не женат и без детей. Хотя бабами интересовался и парень из себя достаточно видный, при том и сам обзавестись семьёй пытался, но всё как то не складывалось. Работы менял часто, но продвиженья ни где не сделал. Бухать особо не бухал. От окружающего интеллектуального пространства спасался спортом. Правда, тяжело атлеты за спорт их не держали. Пауэрлифтингом занимался. Тяни, жми, садись. Кандидатский минимум год назад, находясь в периоде между травмами и плохого настроение, сделал. Чему кстати все удивились. Хиловат для таких результатов Дима был. Однако смог. И дряни не больше чем все кушал. Так что по честному, можно сказать. За последующий год правда результатов не прибавилось, да и спина очередной раз заиграла. Поэтому абстрагироваться посредством тяни садись не получалось. Сам стал раздрожительным, всё чаще казалось, вокруг только и делают что хотят кинуть. Кому ж в России такое не кажется. Только больно странно Дима сие явление воспринимал. Буд то все кидалы вокруг составляют специально выращенный под вид человечества, ну или точнее приматов.</p><p>Собственно про нашего героя. Как уже замечено талантов за Димой значилось не много. Спортсмен средний, продавец так себе. В конце концов любая продажа в идеале к обману стремится. Димка то хотя своих коллег и презирал маленько, но и сам в принципе не прочь лишние деньги поднять. Только не очень получалось, призвания не было. Ни какого особого благородства получается. В этом он себе отчёт отдавал. Да работы менял из неуживчивого характера, плюс отсутствия выше указанных способностей. Так что обычный неумеха. Дима и сам это понимал, уж кому кому, а себе врать не научился.</p><p>Один талант у нашего героя всё ж таки имелся. Если вдуматься, совсем бесталанных людей не бывает. Работяга строитель, с хреновым глазомером, слабо разбирающейся в элементарных чертежах, почему то прекрасно рифмует слова. Даже фразы. Пару раз в молодости чиркал стихи. Тётя бухгалтер обладает отменным нюхом, прямо Жан батист в юбке. Только в отличии от известного парфюмера не как свой талант к реальности не прикладывает, ну может быть к счастью. Безликий чиновник исполкома, со всеми вытекающими последствиями, прекрасный артист. Только в отличие от двух предыдущих примеров за счёт своего таланта в кресле и держится. При том что подчинённые и начальство не какого артистизма за человеком не замечают. Представляете какого масштаба таланта. Да много можно перечислять, не нова тема. Ну так что же за фишка у Димы.</p><p>Дмитрий мог, без ошибочно, определить, являются ли люди родственниками друг другу. Да да не только там родных братьев или маму с дочкой сопоставить, но и троюродных братьев видел. Раз в одной шумной компании заявил, что два человека друг другу четырёхъюродными являются, его на смех. Но по сколько один из многоюродных был весьма богат, то второй ,который весьма наоборот, посмеялся со всеми и кинулся свою родословную шерстить. Как не странно удалось ему все колена восстановить, действительно четырёх юродные братья. Правда, с этого родства нуждающемуся денег не прибыло, только хамство от вновь обретённого родственника. Однако в народе эта мулька про загадочный талант разошлась, на уровне анекдота конечно. Народу тогда к Димке на разговор напрашивалось. Процентов семьдесят просили выяснить степень родства с президентом. На что Дима резонно отвечал, что на второго возможного родственника необходимо ему лично посмотреть. Фотографии и видео записи порой сильно отретушированны. Не секрет, что у президентов особенно. Так что, хотя бы на минутку приведите лично возможного троюродного дядю, скажу. Сами понимаете Владимир Владимирович в компании Диминых друзей и знакомых даже на минуту не появился. Постепенно про Димкину особенность забыли, или за шутку там, стечение обстоятельств посчитали. Талант же, повторюсь, был реальностью. Такой вот редкостный дар, который не к чему в принципе не приложишь.</p><p></p><p>-Потому что другом надо быть настоящим и людей любить.-Поучал прыщик. А вы фальшиво в хороших пытаетесь играть, люди это чувствуют.- Был он вполне логичен. При том от слов зава каждый чувствовал свою фальшь и стеснялся отсутствием деловой жилки . Не догонял коллектив, что у заведующего банальный талант, подбирать вокруг идиотов. Тут, как говорится, талант не разошёлся с делом.</p><p>Дима накосячил реально. На накладных стояло мелким шрифтом. Наличие заводской упаковки не обязательно, обычно покупатель пропускал этот пункт. И приходило собранное из трёх не работающих одно как новенькое изделие. Дима погружённый в какие то свои думки давая договор зачем то сам ткнул пальцем в пункт. Покупатель на редкость въедливый, а скорее сам имеющий опыт подобных дел, затопал ногами и завопил, что б только с завода. Прибежавший на вопли зав, злобно зырканул на Диму и заверил, что упаковка будет заводская. Клеить то не в первой. Но покупатель перестал орать, а мягко улыбнувшись, объяснил что клей на упаковку можно не тратить. Изделие при получение будет подвергнуто экспертизе на контрафакт. Может и пугал. Но сами посудите отсупать фирме уже было не куда.</p><p> После как гад клиент удалился, прыщик вышел из себя. Завопил про тяжёлые экономические времена и про идиотов в лице Димы, потребовал сумму из его получки на покрытие расходов для приобретения настоящего изделия. Всё бы ничего, но уж больно долго орал заведующий, что большего болвана не видел, да и это бы ещё бог с ним. Только орал он при двух своих друзьях-клиентах. Очередные закадычные друзья зав смотрели на Диму с презреньем и пытались утешить лучшего друга. Один из них не скрываемый даун даже погладил зава по голове… Дима смотрел, и от стыда, мир почему то стал казаться ему перевёрнутым сверх наголову. Дабы загладить вину и что б кровь не приливала к голове Дима подошёл и перевернул заведующего верх ногами. Ну, если учитывать что мир перевёрнут, наоборот вернул ему естественное положение. Напомним КМС по тяни жми Димка когда то выполнил, а весу в заведующим даже на пол рабочего не имелось. Стройный, зараза. </p><p>Дальше как немая сцена, все находившиеся вокруг открыв рты замерли. А Дима не чувствуя ни малейшей тяжести спокойно держал практически на вытянутых руках извивающего зава. Из оцепенения всех вывел голос не пойми откуда появившегося генерального. </p><p>-Поставьте как было.-</p><p>Поступившее предложение Дима тот час же исполнил. Дальше понятно, ругань угрозы, истерика зава. Который кстати утратил всё своё человеческое обаяние и визжал даже на генерального. Генеральный в свою очередь на него и на остальных, через пять минут магазин был похож на улей. Вы нет вы, да кто ты… Виновник один молчал иногда кивал головой. При том обратил внимание, что один из дебилов друзей перевёрнутого зава, который даун явно дальний родственник генерального.</p><p>Через час Дмитрий вышел на улицу. Ну что ж, без работы не в первой. Плохая репутация вроде уже была, есть и будет. Так что настроение за последний месяц даже нормальное. Пауэрлифтинг великая вещь. Мир с головы на ноги ставить…</p><p>Дошёл до дому в хорошем настроение. У подъезда столкнулся с соседом. Сосед этот Николай, отчества Дима не помнил, являлся шестедесятилетним с хорошей выправкой каким то застиранным лицом, вежливым не многословным дядей. Особых контактов кроме здрасте у Димки с ним не было. Ходили слухи, что раньше Николай Батькович служил в чеке, может и врали.</p><p>-Здравствуй, Дима.-Почему то первым окликнул его сосед.</p><p>-Здравствуйте…Димка так и не вспомнил отчества. Дядя Коля.-</p><p>-Как живёшь Дима, как успехи спортивные?-</p><p>Чего это он такой интерес проявляет, раньше в лучшем случае здоровался.</p><p>-Пройдёмся поговорим,- Не дожидаясь ответа, продолжил вежливый дядя. Давай сразу к делу, ты парень четкий. Говорят про тебя что ты можешь родство человека определить?- Дядя Коля впялился взглядом.</p><p>-Вобщем то да, могу. Мне так кажется, вроде получалось… Дима слегка путался в словах.</p><p>-Вот и мне кажется, что это не сказки. Зачем тебе врать. В принципе способность весьма редкая. Не хотел бы ты своими способностями достойным людям помочь?-</p><p>-А как?-</p><p>-Вот, правильно. Сможешь ты посмотрев на людей сказать точно ли они в родственных связях?-</p><p>-Смогу, только мне не по фотографии…-</p><p>-Это понятно, это правильно. Мы не экстросенсы. Объект надо в живую видеть.-Закивал головой дядя Коля.</p><p>-А чего там родственные связи важны, королевская английская семья?- попытался пошутить Дима.</p><p>-Нет.-Без улыбки ответил дядя. Мы не в Англии. А с людьми ты скоро познакомишься.-</p><p>Донесение о загадочном селе Доедалово не давало губернатору покоя. Что то выбивалось из картины мира, да и явно имело под собой смутную подноготную. Может это селение притон разбойничий, куда промышляющие на дорогах лесных лихие людишки да беглые барахло свозят. В Самарской губернии подобное было… Бесовство одно слово, бесовство неслось в голове. А не съездить ли к святым отцам, это по их части.</p><p>Архимандрит Иннокентий выслушал и погрузился в мысли, даже глаза прикрыл. Губернатору показалось, задремал. Ой, видать зря только лошадей гонял, всё самому решать придётся. Архимандрит открыл глаза буд-то услышав мысли. </p><p>-Значит, вещаете, что голод, а в одном селенье еды изобилие. Похожее слыхивал.-</p><p>-Где когда?-</p><p>-Давно и не здесь. А не наведаться ли нам в то селенье. Впрочем, давайте это людям доверенным поручим, не возражаете, ваше сиятельство, если я своим поручу?-</p><p>Знал губернатор что у архимандрита возможности не только молитвой и словом воздействовать. Было сие ему мало приятно. Но в данной ситуации может оно и лучше. Точно, бесовство пускай церковь занимается. Дав одобрение, раскланявшись вышел.</p><p>С виду, селенье Доедалово не чем не отличалось от других. Полуземлянки дома, скудные угодья. Навозная жижа вместо дорог. Скотины в пейзаже не отмечалось, времена понятно голодные. Народу то же не приметно, по избам сидят.</p><p> С дороги появились две монашеские фигуры. Странники вошли в селенье, подошли к ближайшей избе-землянке постучали. В большинство изб губернии можно было входить свободно, обессиливший от голода народ встать не мог. Эту закономерность монахи уже отметили по пути. Здесь же на стук выскочил мальчик. Одет понятно, в грязную рубаху, только лицо несколько странное. Кормленое хорошо. Радостное, да не просто радостное, а как буд то калачи принесли. Даже слюни у мальчика текли. Съестного ни чего монахи в руках не держали, ну там в суме краюха хлеб и овса две пригоршни.</p><p>-Здравствуй, сынок, нет ли кого из родителей твоих.-Начал речь один из монахов.-</p><p>-Как не быть.- За ребёнком выросла взрослая фигура мужчины. Статный, так же в тряпьё наряженный. Лицо как у мальчика довольное. </p><p>В избу проходите с дороги устали.-</p><p>Столь тёплое гостеприимство в голодную пору монахов конечно насторожило, однако прошли внутрь. Первое, что бросилось запах мяса варёного .</p><p>Постепенно глаза к темноте привыкли в избе ещё три человека, хозяйка, дед да девчонка. </p><p>-Что, святые отцы, голодно вокруг?- Хозяин вежливо обратился.</p><p>-Ой голодно, мы прошли-.Начал старший монах</p><p>-И у нас голодно, едой на богаты. А на ночлег оставайтесь.-Прервал хозяин.</p><p>-Ну и на том спасибо.-</p><p>Легли. Монахи заснули громко захрапев. Хозяин и дед встали, без шума подошли в изголовье спящего монаха. Достал верёвку и…</p><p>Непонятно как сбитый с ног хозяин ойкнуть не успел. Дед успел, последний раз в жизни. Через минуту, связанный, с кляпом во рту, лежал как тюк отец загадочного семейства на плече монаха. Тщедушный странник, кажется не замечая изрядного веса пленника, нёсся в лес.</p><p>Очухался радушный хозяин в странной избе. Руки связанны.</p><p>-Чего хотел, зачем задушить решил?-</p><p>-Да по что вы решили..-</p><p>От удара слетел на земь. После плюхи сразу стал более словоохотлив. Да как.</p><p>-Давно началось, раньше то же людишки друг друга ели, а того ранее ещё больше. Чего ж от такого прокорма отошли? Телесно поглощаемое тело раба божьего, а душа господу принадлежит. Мы же и в сознание не помышляем что б душу в трапезу…- Глаголил мешковатого вида круглолицый доедаловец. Сладко при этом облизываясь.</p><p>-Умерших по воле божьих, с их согласия молчаливого обделываем. Чем спасаемся от голода страшного, и в угоду барину нашему, дабы были силы для работы и пахоты.-Вещал кусок сала.</p><p>Примерно всё, что удалось из пленника выбить. Впрочем, и этого достаточно. Людоедыс. .</p><p> Что ж сам архимандрит и губернатор в сопровождение солидной конной охраны, не считая солдат в лесу, заехали в данное поселенье. Смелый поступок стороны. </p><p>Однако населенье вело себя крайне мирно. Смотрело дружелюбно, с аппетитом. Когда вытаскивали очередную пару крестьян, для допроса, те даже не сопротивлялись. Не очень ладно подтверждали слова предыдущего захваченного в плен.</p><p> Архимандрит сделал для себя выводы, что людоеды из Доедалова, других он не знал, по сути своей глупы, покорны, а ещё по чему то очень словоохотливы . Обычные крепостные чаще не особо красноречием отличались. Доедаловские же, такие словесные обороты закладывали, буд то риторику усердно изучали.</p><p>Архимандрит поинтересовался, где они свой текст и по чему научению брали. На что доедлавцы тупо смотрели и начинали рассуждать. Что не было говоренное ранее то кем то придумано. Слова в ответ на вопросы его священства из нутра их рвутся дабы донести о чистоте помыслов…</p><p>А ведь похоже действительно людоедиков не кто не учил. Сами такие языкастые.</p><p>Прошлись по Доедаловским угодьям. Да людишки конечно были языкастые, но грязь бесхозяйственность и убогость царила в селенье феноменальная. Остальные деревни в губернии то же красотой да урожайностью не радовали, но данное свинство перебивало всё. На вопрос о доедаловском великолепие очередной местный выходец начал браваду, о силах физических и душевных в хозяйство вкладываемое, о труде денном и нощном, каплях пота, каковыми земля доедаловская полита. Бывалый архимандрит сам заслушался, не смотря на то что явно, не кто в Доедалове не чего делать не пытался и не умел.</p><p>Приказ был прост окружить селенье солдатами, не кого не выпускать. Солдатики, коим объяснили вкусы доедаловцев, истово крестились, после чего проверяли исправность ружей. </p><p>Держать действия в тайне уже не представлялось возможным. Не прошло и пару дён, как в приёмной губернатора появился барин, хозяин Доедалова.</p><p>В отличие от своих крепостных был сухощав. С чёткими чертами лица. Выражался кратко без красноречия, но не теряя смысла.</p><p>Собственно разговор начался с угроз и перебора влиятельных петербургских фамилий. Друзей и покровителей Доедаловского помещика. Губернатор к такому разговору был готов, однако дело получило уже столь значительную огласку, что вряд ли видные вельможи стали бы влезать в столь историю. Хотя кто знает? </p><p>Спустя небольшой период времени разговор стал более мягкий. Доедаловский помещик утратил прежнюю жёсткость, и уже чем то напоминая собственную челядь, стало витиевато намекать на мирное решение вопроса. Да кто ж против был только больно не спокойно от необычности происходящего на душе губернатора и всех кто в курсе.</p><p>Вестимо стоял вопрос что делать. </p><p>Вариант первый; отдать приказ солдатам перестрелять население, а деревню для верности сжечь.</p><p>Вариант второй. Отправить Доедалово законным порядком в сибирский острог. На рудник какой, гиблый.</p><p> Вариант вроде более гуманный, но для себя лично губернатор предпочёл бы первый. Часть народа, детвора да бабы, передохнет в дороге, оставшиеся всяко сгинут на руднике. Смерть верная, только медленная. Опыт есть, в деревнях бунты вспыхивали периодично.</p><p>Думы прервал зашедший в кабинет статс секретарь. Как некогда вовремя появился. Личность в губернии новая. Начитанная, нестандартно мыслящая, пожалуй, даже до вольнодумства. Однако тугодуму губернатору чрезвычайно полезная. Секретарь внимательно выслушал. Почесал затылок и предложил свой третий вариант. </p><p>Распродать доедаловское население в розницу, по дальним губерниям. Даже не семьями, а по душно. </p><p>Губернатор хмыкнул, это что мы душегубов просто по России раскидаем. Даже без наказания. А как нам за это влетит…</p><p>Секретарь подобострастно улыбнулся и начал объяснять. Во первых, от такого хода доход будет, за продажу крепостных. Который, соответственно чину, поделить можно. Людоеды, душегубчики, по одному своё кровавое дело вряд ли продолжать будут. Секретарь с теми людишками беседы вёл. Не разбойничий народ. Твари обычные, трусливые да словоохотливые, таковые дела не сделают пакостить и болтать токмо гожи.</p><p>-А если кто, всё ж , человека в корм употребит?- Задал вопрос губернатор.</p><p>-Ну так, ваше священство, не секрет ведь, имеются и были во всех уголках Росси случаи людоедства. Не редки, вестимо, огласки не предаются. И эти сгинут.-</p><p>Губернатор согласился. Да в принципе сразу идея секретаря понравилась.</p><p>-Владелец поместья, Воеводин граф, сейчас по своим связям в Петербурге шерстит, что б дело умять. Связи у него не малые. Начальство нам только благодарно будет.- Продолжил секретарь. А касаемо выручки с продажи мужичков, так это уже не Воеводину, а нам пойдёт. Слыханное ли дело, под небом христианским натуральный каннибализм как в Европе развести.-</p><p>Ох и мудр секретарь был. Собственно всё по его плану и пошло. Граф Воеводин конечно без удовольствия, но согласился. Людишек через верных людей, дабы самим не мараться, распродали в такую Тьму Таракань, что захочешь к столу не соберёшь. Барыш не плохой вышел. </p><p>Архимандрит только против был. Говорил, что племя это загадочное может и порознь свои семена дать. Ещё содрогнётесь. Пришлось кое что от дохода с продажи крестьян церкви пожертвовать. И намекнуть через своих людей в синоде, что не как раньше, до раскола. Вы, отец святой, в дела светские не суйтесь. Не ж то получается, допустили, в вашей считай епархии, богу противное, это ж позор какой. На свет божий выносить нельзя.</p><p>Саму опустевшую деревню Доедалово велено было сжечь дотла. Правда местность та ещё долго ужас наводила. Уж и чего ей не приписали. Даже поговорка пошла в губернии странная.</p><p>-Ты только к доедаловскому столу сгодишься.-</p><p> Впрочем, с годами и она канула в лету.</p><p>Миновало с тех событий более полувека. История забылась, персонажи её и их потомки не в каких летописях не всплывали. Кроме разумеется, самых благородных, а именно из рода губернатора. Внука его. В отличии от деда, на государевой службе внук, Евграфом его звали, сроду не состоял. А скорее наоборот, противник оной системы был. Народоволец. После очередных столичных волнений высланный в глухой уезд. Чему кстати Евграф только рад был. Сама судьба его двигала с народом простым богоносным потереться. Мудрости, какой в Питерских салонах не сыщешь, поднабраться и свои знания передать. Грамоте, счёту выучить население.</p><p>Через пару месяцев пребывания в ссылки. Евграф начал грустить. Мудрости народной не сыскать, зато грязи хоть сколько. Смотрели мужички на него с ненавистью. На обычное уездное начальство, да на любого помещика с тупой покорностью взирали, а в ссыльном народнике, про это мужики знали, вестимо врага видели.</p><p> Объяснить не могли.</p><p> Пытался Евграф в беседы вступать. Какое. Как только не побили. Враг ты государю и богу, только один довод. Чем больше за просвещение и равный труд глаголил, тем больше ненависти в глазах. Крепостное право, на тот момент, больше десяти лет как отменили. Только по словам и помещиков и крестьян получалось, что в прежние времена, точно лучше было. Прежние времена Евграф по молодости представлял плохо. Но разруха и не урожай на довольно плодовитых, согласно науке, землях стояли феноменальные. Особенно для богатого молодого человека из Петербурга. Да, ссылка оборачивалась действительно суровым наказанием.</p><p>Немного развлекали визиты в дом главы управы, собиралась там местная знать, как водится. На Евграфа, поначалу, смотрели как на диковинное животное. Вольнодумец, народник из Петербурга, надо думать. Как то раз, на очередном рауте нашего героя отозвали в сторонку. Собственно, с ним хотел поговорить сам градоначальник да местный священник. Градоначальник помянул добрым словом дедушку Евграфа. Объяснив, что таких людей нам сейчас не достаёт. Народник напрягся, сотрудничество с властью претило. А видно шло к этому. Однако речь пошла о другом. Оказывается, недавно в одной из деревень появилось странное семейство. Простое крестьянское. Муж, жена, маленько детишек. Люди пришлые, от куда, до конца не ясно. Но в дом этих чужаков весь местный бедный люд тянется.</p><p>- Так что от меня хотите. И что плохого. Они что сектанство какое несут?-</p><p>-Сектанства, на сколько слухи достоверны не имеется, а всё ж не должно не подобающего интереса паствы к не пойми кому.- Выдохнул грустно священик.</p><p>-Да и я, вестимо, ни чего не пойму, а как велит эта семейка поместья жечь. Народ кинется. Вы, в наших краях пожив, кажется лучше в местном люде разбираться стали?- Подмигнул глава управы наслышанный о метаниях народовольца.</p><p>-Я при чём?-</p><p>-Мы к ним подходить пытались не говорят ни слова, а если и говорят так… При нонешних временах взять и пыткой допросить не можем, не как при дедушке вашем.-Градоначальник вздохнул. А вам, как народовольцу, может что и скажут.-</p><p>-Да вы в фискалы меня вербуете. Да как смеете.-Евграф вскочил и вышел. Оглянувшись, заметил, что священник и градоначальник весело перемигиваются.</p><p>Почему, понял вскорости. Не просты они были, понимали, что доносительство доносительством, а любопытство Петербуржцу не чуждо. Два дня Евграф почему то только и думал о загадочном привлекающем местный народ семейство. Нет, посетить всё таки стоит. Ни чего зазорного.</p><p>Народоволец заявился на загадочный двор. Который, кстати, ни чем не отличался от обычного. Тот же забор покосившийся, грязь. Хлам. Разве что скотины побольше. Изба не маленькая, но весьма не ухоженная. А вот хозяева выделялись. Радушно, чего за остальным людом не замечал, поздоровались и пригласили в избу. Сами муж и жена напоминали два здоровенных куска сала. Даже блеск на лицах какой то сальный был. В избе поднесли молока в грязном горшке. Евграф преодолев отвращение выпил. Дальше пошла беседа. Хозяин говорил будто баюкал. От голоса заснуть хотелось и в то же время, прямо мысли собеседника читал. Что собеседник хотел, то и слышал. Речь следующая.</p><p>-Знаю, что совет избу посетить, ему барин да священник дали. Да и хорошо хоть так, а зашёл ты ко мне. Дело мы с тобой одно творим, народу простому помогаем. Людям утешение в труде праведном несём. Токмо в одном расходимся, супротив царя помазанника и государства великого идти, как против бога. А вот не родивых его сынов, властью обречённых, наказать следует. Они людей бедных обирают, терзают землю многотерпимую…</p><p>Народник буквально очаровался атмосферой беседы, смысл, чего говорят уже давно потерял, но казалось, что прикоснулся наконец к мудрости. Мечта сбывается. Его в ссылку, а он народ постигает. Сюда бы Льва Николаевича.</p><p>Хозяин тем временем попросил гостя помочь по двору, сам на меже надорвался. Евграф с охотой согласился. Дрова рубил с таким приливом силы, буд-то эликсир какой глотнул.</p><p>Со двора вышел окрылённый, первый раз за всю ссылку такое настроение . Сошлись значит его идеи о простом народе, труженике, с реальностью. А что нам ещё надо. Что б мечты хоть иногда с действительностью пересекались. Получается произошло.</p><p>На следующий день, Евграф ждала неожиданная встреча. Его гимназический приятель Шульц. Как занесло его в эту глухомань. Шульц революционным идеями не бредил, правда и излишним патриотизмом не бравировал. Преобладал в нём возведённый в святость прагматизм. Впрочем, для недообрусевших немцев, в изобилие на тот момент в России прибывающих, вариант нормы.</p><p>Шульц, соскочив с пролётки, первый кинулся к давнишнему знакомому. Буквально расцеловал. Раньше на подобные сантименты не раскидывался. Вот к чему ведёт она, провинциальная скука. Разговор заладился сразу. Шульц получил сюда назначение помощником губернатора. На первый взгляд не весть что, но переспективы не плохи. Меньше вокруг отпрысков знатных фамилий… Про дела Евграфа знал досконально. Даже знал о встречи с местной народной душой. Полюбопытствовал результатами, тут уж Евграф с восторгом стал выкладывать, об увиденном. Шульц слушал внимательно, напрягался с каждой фразой. Чувств его понять было не возможно.</p><p>-Навестим местное чудо. Ты, кажется, теперь вхож в его покои.- Металлическим голосом прервал Шульц.</p><p>Евграф был только счастлив. Честно говоря, деловую сухую беседу с товарищем с удовольствием перевёл бы на духовную проповедь, о семени российского чернозёма.</p><p>Хозяин двора был не менее рад, чем прошлый раз. Количество визитёров знатного происхождения явно льстило его самолюбию.</p><p>Единственное, Шульц явно не понравился. В беседе салоликий был боле сдержан. Задавал вопросы по хозяйству в губернии в целом. Чем привёл Евграфа в полнейший восторг, простой мужик, а интересуется не только своим двором. Шульц же был на редкость холоден, чувствуется, симпатий не испытывал. Однако с ледяным лицом извлёк большую бутылку самогона.</p><p>От оного хозяин потеплел и приняв вошёл в прежний размер своего красноречия. Видел он, что внимание господ, есть знак сближения с простым народом к бедам его и метаньям интересами. Сила огромная теплица, её только разбудить. </p><p>Собственно, какая сила и как её будить, из пьяных виршей понять было сложно, но то ли от стакана выпитой самогонки то ли от баюкающего голоса стал впадать Евграф в какое то оцепенение. Ни чего не понимая как болванчик закивал головой. Как в тумане заметил, что Шульц хоть и в меньшей степени, но прибывает в той же полудрёме.</p><p>Хозяин тем временем толкал речь, про единство и покорность, которые силой божьей оборачиваются, про богоизбраность. По свою царю батюшке преданность. При том, так руками размахивал, что не рассчитав смахнул со стола бутылку и горшок.</p><p>Оказия вышла, хозяин неожиданно поменяв размер речи, злобно выругался. Евграф, желая помочь, полез подымать посуду. Одна кружка закатилась в соседний угол. Пока доставал заметил корыто с мясом. </p><p>Ни чего в оном примечательного не было, разве что сие места достатком мясной пищи не изобиловали. Но то ли запах, то ли что то ещё заставил Евграфа аккуратно приподнять крышку. Обычный кусок мяса, с костью, под ним ещё, странного вида.</p><p> Да это ж человеческая рука. Народоволец потёр глаза так и есть, от ужаса отрезвел, накрыл корыто и как не в чём не бывало, с поднятой кружкой подскочил к столу. Хозяин, по пьяни очевидно, внимания на всё происшедшее не обратил. Благо половину бутылки самогона удалось во время спасти.</p><p>Евграф, весь пронзаемый страхом, молча сидел за столом. Хозяин продолжал заливаться о благодати, покорности и труде. При этом когда хоть и захмелевший, но деловой Шульц, задавал конкретные вопросы по обустройству хозяйства, хозяин лишь расплывался в улыбке и перескакивал на другую более богоносную тему.</p><p>С детства Евграф помнил дедушки губернатора рассказы, тайные, но известные всем. О поселение людоедов. В памяти очень явно всплыли подробности, про редкую словоохотливость и хорошо подвешенный язык тогдашних каннибалов.</p><p>Видимо от шока, из Евграфа, потомка губернаторского рода, поперли фамильные, претившие ему самому черта. Пройдошество, подобострастность, умение расположить к себе собеседника.</p><p>Закачавшись на стуле в такт речам, дабы было не заметно. Евграф, вожделенно взирая на хозяина, задал вопрос, откуда тот черпает силы. И не токмо телесные, сколько душевные, коими они, пришлые господа,премного восхищаются.</p><p>Подействовало, хозяин хлебнул ещё и промолвил, что сила она в человеке, венце творения божьем. Оттуда и берутся.</p><p>-Как взять, научи.-Евграф так подхалимски закатил глаза, что сидящий рядом Шульц посмотрел с явным презреньем.</p><p>На хозяина же подействовало. </p><p>-Плоть от плоти преумножится.-Заломил фразу. Говаривал отец мой, отошли мы от корней. От питания правильного, те же кто сохраняет те и властвовать смогут.</p><p>-А кто папенька ваш, с каких краёв будет?- Евграфушка подлил самогонки собеседнику.</p><p>Витьевато, пьяным размером хозяин поведал, что отец его такой же труженик славный, простой человек. Обозначил поселенье, где родился. А на вопрос про те края добавил, что и туда их судьба нелёгкая занесла. Продали как мешок муки вроде с … губернии.</p><p>Слово, Доедалово, как родовое гнездо не прозвучало. Но губернию, которую дед возглавлял, Евграф знал. Она, они значит. Доедаловские. Евграф, всегда восторженный народоволец, даже удивился холодности своей мысли.</p><p>Тем временем, допивший чарку хозяин, стал вытворять вообще не что не понятное, сняв рубаху, затеял какой то танец. Не русскую там плясовую, а какие то шаманские подпрыгивания и подёргивания. К чему присоединилась недавно зашедшая в избу жена хозяина. Завершился танец тем, что оба встали на четвереньки начали кусать всё подряд. Жена, прибольно, цапнула Шульца. Закончилось, что оба как убитые пали на землю. Закатив глаза и пуская пену из за рта.</p><p>Шульц и Евграф ошалело стояли рядом, не зная что делать. Минут через пять гостеприимная чета пришла в себя и как не в чём не бывая, предложила гостям пройтись по угодьям и заглянуть к праведным землепашцем, это тем, кого хозяин уже успел привлечь в лоно своего загадочного мировозрения. Евграф полюбопытствовал количеством поклонников, и обалдел от ответа. Практически все бездельники, заселяющие соседние деревни, состояли, что называется, в дружбе и праведности с хозяйской четой.</p><p>Холодный и непробиваемый Шульц от всего виденного казалось готов был и дальше следовать за собеседником. Да вот Евграф ухватив за руку и завопив, что прерывает беседу, токмо потому что к самому губернатору зван, попятился к выходу. Впрочем, хозяин и не препятствовал. Наоборот, при слове губернатор, почтительно поклонился, заявив что власть от бога данную почитает…</p><p>Выплюхав на улицу и пройдя до пролётки. Шульц очевидно наконец продышался, выглядел кстати непробиваемый немец похуже Евграфа, белый дрожащий.</p><p>-Мерзость,-произнёс выдохнув. Не уж то и соседние поселенья этим охвачены.-</p><p>-Что то же корыто видел.-</p><p>-Какое корыто, мужик этот не на корыто похож. А на сало говорящее. Думал только у Гофмана да Салтыкова Щедрина читаемо. Я, друг, весь свой прагматизм от общения с этим типом подрастерял. Вроде мужик из крепостных, раздавить не фокус. А страшно почему то мне стало. Я тебе всегда доверял, потому и говорю это. Кстати, напомнило мне это один рассказ.-</p><p>-Чей?- Евграф в отличие от друга был не перепуган, а скорее сосредоточен.</p><p>-Дядьки моего, слыхал он у меня выдающийся путешественник. Изучал дикарей людоедов полинезии.-</p><p>-С удовольствием послушаю, но сначала выслушай ты.-Не тактично прервал Евграф. В ведение моего деда находилась в былые времена деревня. Доедалово…</p><p>Евграф и Шульц доложил губернатору о радушном хозяине. Выслушали молча, а затем поблагодарив удалили. Евграф пару недель прибывал в неведение. Пока к нему не заявился вусмерть пьяный Шульц.</p><p>-Так и я революционером якобинцем стану.-Начал он загадочно. Губернатор этому упырю, смерду всяческую поддержку велит делать. Якобы очень полезен, для усмирения мужиков. И для порядка в губернии. Чем порядок на людоедстве, так лучше любой хаос.-</p><p>-Фразу эту вроде должен не ты, а я говорить.- Хмыкнул Евграф, конфликт во власти вестимо народовольцу льстил. Может, не поверил губернатор нам?-</p><p>-Поверил, поверил. Только дела в губернии идут хуже не куда. Проворовалось начальство безбожно. Скоро такая голодуха начнётся. За ней бунты. А тут такой усмиритель народа. Власть кстати почитающий. Да пропитание себе определивший, коего на Руси много, а толку от оного для начальства мало. Так и дармоеды в дело пойдут…- Шульц криво усмехнулся.</p><p>-Да не может такого быть.- Евграф народоволец вступился за власть.</p><p>-Может, может, ты вольный революционер, в этом дерьме изнутри толком не катался.-Заломил Шульц непонятную для Евграфа фразу.</p><p>-Так что же делать, эта же как чума, зараза.-</p><p>-Попробую остановить, есть у меня некоторые связи в Петербурге… А ты не лезь, лучше напиши про это. У тебя дар литературный был… Ну прощай.- Грустно произнёс Шульц и вышел.</p><p></p>



07.02.2016, 10:50:33


Отзывов пока нет
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Обновления в прозе

Исповедь Зверя

Сергей Шакурин

Обет Меченого

Дмитрий Луценко

Конечная

Роман Приходько

Прощание

Сергей Бабинец

Она

Антон Саженцев

Грёзы

Александр Кузьмин

Шанс

Александр Филлипов

Прикосновение

Роман Приходько

Серафима

Алексей Холявко

Тим

Андрей Затонов

Обновления в поэзии

Лилит

Александр Тихонов

Счастье даром

Александр Тихонов

Кровавая полночь Земли

Александр Тихонов

Грезы

Тронин Александр

Друг

Сергей Шакурин

Покинутый город

Сергей Большаков

Ошибка интернетного знакомства

Владимир Андрейченко

Двор детства

Владимир Андрейченко

Прощен

Сергей Большаков

Обновления в аудиокнигах

Исповедь сталкера

Дмитрий Кликман

Чужаки

Александр Тихонов

Капитаны

Николай Кулишов и Александр Тихонов

Отчужденные

Сборник

Убить Стрелка

Дамир Рябов

Агония совести

Александр Тихонов

По прозвищу Стрелка

Сергей Пирог

Исповедь Зверя

Александр Тихонов

Четыре жизни

Шалимов, Виноградов, Тихонов, ДЭМ, Лузгин

Поиск
Категории раздела
Проза [204]
Поэзия [76]
Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2016); Сайт управляется системой uCoz