Меню сайта
Статистика
Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0
Вход на сайт
Регистрация
Вход
Посетители за день
Иван Дышленко (Plotnick)
"Охотник. Глава 4. Клоп"

Приближался рассвет. За лесом вставало солнце, окрашивая полог небосклона в розовый цвет. Предрассветные часы вызывали чувство дисокмфорта у стоявших на блок-посте Зимовищ "долговцев". Вроде бы, сердце должно радоваться новому дню, но на деле, проступавшие из черноты предметы лишь усиливали чувство тревоги. В темноте, когда ничего не видно, бояться тоже нечего, а в сумраке воображение начинает дорисовывать то, что не видят глаза.

Усевшись на мешки с песком и сгорбившись, словно стараясь спрятаться от надвигающегося рассвета, бойцы курили в кулак и перешептывались вполголоса.

- Тоха, а там вон наверху, чего сидит на дереве? - спрашивал один помоложе более опытного товарища.

- Чего-чего, снорк, ясное дело, - буркнул второй.

- Иди ты! Снорк!

- Смотри сам, видишь у него стекла блестят?

- Тоха, - вмешался третий, - Завязывай стажера пугать. Нам неврастеники ни к чему. Ничего там на дереве нет. Сучья обломаны так.

- А там вон чего светится?

- Где?

- Ну, вон там. В темноте, под деревьями.

- Гляди-ка и вправду что-то высверкивает, - всмотрелся в темноту старший товарищ, - Шмальнуть что ли?

- Нет, погоди, - остановил его третий, - Вроде мигает?

- Точно, мигает.

- Вот кому-то не спится. И не страшно ночью по лесу шастать?

Охотник добрался до базы "Долга" лишь к рассвету. Ночь выдалась без сна, если не считать того, случая, когда он чуть не проспал кровососа, и теперь он собирался перекусить и отдохнуть. База располагалась в Зимовище, аккуратно посередине между центром Зоны и границей периметра. По железной дороге расположенной поблизости, в прежние времена можно было добраться, как до Городчан, так и до Припяти. Теперь, дорога была непригодна для движения, она заросла кустарником и высокой травой, и кишела аномалиями. Кроме того, гайки, крепившие рельсы к шпалам были уже давно растащены сталкерами, не с целью сделать из них грузила для удочки, как у чеховского "злоумышленника", а с целью выявления аномалий, которые по какой-то прихоти из всех веществ больше всего не любили железо.

Преображенное усилиями бойцов "Долга" село, даже в светлое время суток выглядело тоскливо и жутко, напоминая своими строениями картину постаппокалиптического мира. Оно, хоть и было довольно крупным, не соответствовало стратегическим намерениям "Долга", являясь всего лишь скопищем бревенчатых домиков разных размеров, но одинаково хлипких. Кирпичной была только церковь с колокольней. В свое время, решить задачу укрепления оборонительных редутов помогла близость железнодорожного полотна, на котором застряли остатки какого-то состава. Локомотива давно и след простыл, быть может на нем эвакуировали местных жителей, но грузовые платформы и контейнеры продолжали ржаветь, постепенно прикипая к рельсам, пока на них не положил глаз долговский командный состав. Груз большинства платформ состоял из бетонных плит, которыми и обнесли село по периметру, а где не хватило плит, затащили сами платформы и, повалив их на бок, завершили сооружение редутов. Из имевшихся грузовых контейнеров соорудили какое-то подобие казарм. Как только появилась "ограда" и "казармы" все остальное прилипло как бы само собой. Из ниоткуда возникли сторожевые вышки, дизель-генератор, вкопанная в землю цистерна с горючим, кафе-бар, который почти никогда не пустовал, и убежища, на случай выброса. Для отражения внезапных атак мутантов на южном и западном краях села размещались дежурные посты. На полкилометра вокруг села лес вырубили, а получившееся поле засеяли противопехотными минами - дополнительная мера защиты от мутантов. Поговаривали также, что вдоль кромки поля долговцы установили АГС-ы и другие автоматические огнестрельные средства, подключив их к дистанционному управлению на базе, но даже если это было правдой, то все это вооружение, по всей видимости, никогда не использовалось - не было необходимости.

Пробираясь вдоль кромки леса к западному посту Охотник всерьез опасался, что в предрассветных сумерках, ребята на охране могут запросто его пристрелить. Так, на всякий случай, мало ли что там в лесу кустами шуршит. Сам он уже довольно давно не появлялся на базе "Долга" и не был в курсе текущей обстановки в Зимовище. Чтобы явно обозначить открытость своих намерений Охотник приладил диодный фонарик на голову, переключил его в режим коротких вспышек и не спеша двинулся по широкой тропинке, проложенной между минными полями. На полпути его окликнули с поста и после ответного окрика последовал приказ приблизиться.

Пропускная система на базе "долга" работала наполовину по военному принципу, наполовину - по свояческому. Обладатель шеврона "Долга" и пропуска, мог свободно миновать посты, а посторонний - только на основе особого поручительства. Охотник не раз и не два бывал на базе "долга", но сейчас не мог быть уверен, что на посту будет дежурить кто-нибудь из знакомых ребят. С момента последнего визита в Зимовище, прошло уже около десяти недель, измениться могло многое, и он всерьез опасался, что дожидаться белого дня ему придется под стенами базы. Главный, из тех кто мог поручиться за сталкера, никуда с базы не мог деться, но кто рискнет будить старого бармена?

- Стой, сталкер! - в грудь охотника уперлось дуло "Абакана", - Мы чужих на базу не пускаем.

Ребята и вправду оказались незнакомыми, но на посту их было только трое, без дежурного, который очевидно отдыхал в казарме.

- Я не чужой, - Охотник невольно сделал шаг назад.

- Бывал уже здесь? Не видел тебя ни разу. - Произнес долговец, но автомат все же отвел и опустил ствол на сгиб локтя, - Кого знаешь?

- Бурцев здесь? - спросил Охотник, надеясь, что заместитель командира на месте и, по своему обыкновению, уже поднялся на ноги.

- Нет, - как-то по особенному глухо прозвучал голос бойца, - Больше нет.

- Давно? - помрачнел Охотник.

- Недели две, - долговец нарочито равнодушно смотрел в сторону.

- Ясно, - помолчав произнес сталкер, - Зеленцов, Остапенко?

- Зеленцов в патруле, а Остапенко...

- Кто тут полощет мою фамилию? - из будки по соседству пошатываясь со сна вышел низкорослый, кряжистый долговец с сержантскими шевронами. Он приблизился к посту вглядываясь в лицо Охотника. На миг в его глазах мелькнуло удивление, но тут же они потухли приняв привычно-равнодушное выражение.

- Капа, скажи бойцам чтобы пропустили меня, - как к старому приятелю обратился Охотник к сержанту, - А то я смотрю лица все молодые, незнакомые...

- Это ты для них "лицо молодое, незнакомое", - передразнил сталкера сержант, - А моих новых бойцов тут все уже знают... Ладно, проходи давай.

Сержант Остапенко по прозвищу "Капа" сделал приглашающий жест рукой, после чего развернулся и пошел в будку досматривать сон.

- Мы тебя вроде уже с месяц, как отпели и помянули, - буркнул Остапенко напоследок, устраиваясь на скрипучей пружинной кровати, - Так что, с тебя простава за то, что мы водку на твоих поминках тратили.

- Огрубел ты, сержант, - резюмировал Охотник.

- Смертей много, привыкаешь... - сонно отозвался Капа, погружаясь в дремоту.

Бар Клопа вывески не имел. Он как-то сам по себе обзавелся названием "Старый Матрас" или просто "Матрас". Где еще клопам обитать, как не в матрасе?

Подходя к, закрытой на ночь, ржавой железной двери бара Охотник замер в нерешительности - стоит ли будить Клопа или лучше переночевать в "казарме". Старик ведь может и солью из "берданки" угостить. Было уже дело, и не раз. Нет-нет, да и находится кто-нибудь жаждущий "продолжения банкета" в неурочное время. Наконец решившись он принялся колотить носком ботинка в дверь, металлическая дверь гулко бухала в такт ударам. Клоп, как выяснилось, не спал - его разбудил ночной кошмар и он только рад был любому предрассветному визитеру, но когда открыл дверь обомлел от неожиданности.

- Кюри? Это ты? - бармен протянул руку и ухватил Охотника за рукав комбинезона, словно желая на ощупь удостовериться, что это не мираж.

- Я, - Охотник в свою очередь крепко сжал руку бармена, - Что? Не признал старого знакомого?

- Так ведь ты же умер?

- Умер, да не до конца, как видишь, - сталкер похлопал бармена по плечу, - Давай, уже, впусти меня, я хочу пить, есть и спать тоже хочу совсем, как живой.

- Конечно, проходи, - Клоп шагнул в сторону, втягивая приятеля за руку внутрь помещения и закрывая дверь, - Ну дела!

Узкие ступеньки вели вниз, в подвал, где и располагалось питейное заведение. Приходилось пригибаться, чтобы пройти здесь, и посетители бара костерили Клопа во все корки каждый раз спускаясь в бар. Но Клоп при своем росте в полтора метра с гаком никаких неудобств по этому поводу не испытывал, напротив, в случае какой-нибудь заварушки получал весомое преимущество, подкрепленное чудовищной физической силой. Охотник, не удержался от комментария по этому поводу:

- Признайся, Клоп. Тебя просто замучили комплексы. Ты испытывал неудобство из-за роста при общении с остальными людьми. Вот и придумал способ, как чувствовать себя хорошо, да так, чтобы эти "чертовы великаны" сами испытывали чувство неловкости?

Бармен лишь хмыкнул в ответ, никак не ответив на это замечание. Видимо истина была, как всегда, где-то посредине. Спустившись в бар Охотник приземлился на широкий табурет за стойкой, а бармен извлек две бутылки пива и поставил их перед приятелем.

- Ну, рассказывай, - Клоп уставился на Охотника, - где ты пропадал? Что с тобой приключилось?

- Нет, сначала ты, - сказал Охотник наливая себе пиво, - С чего все считают меня мертвым?

- Да, как-то все к одному так и выходило. - Клоп пожал плечами, - Плед помнишь, который я тебе давал перед последним твоим походом?

- Ну?

- А хорошо помнишь?

- Плед, как плед. Что в нем особенного было? Нет его у меня больше, извини.

- Я знаю, что нет, - фыркнул бармен, - А какой был плед? Израильское армейское походное одеяло, два на сто шестьдесят, стеганное, синтепон. В Зоне такой был у меня одного. Все остальные походные одеяла - американские или наши. Чаще американские. Но на тот момент у меня не было ни наших ни американских, закончились. И я отдал тебе свой, израильский.

- Да, хороший кстати плед был, с кожаной подкладкой, - покачал головой Охотник, - Я так догадываюсь, что его нашли?

- Ага, - кивнул бармен, - точнее, то что от него осталось. Весь изодранный в клочья, со следами крови, то есть наоборот, весь в крови и с редкими, относительно чистыми, фрагментами.

- Ну, и поскольку такой плед был у меня одного...

- Все решили, что проспал ты свой последний бой и был разорван на куски стаей слепых псов или кем еще похуже - закончил бармен, - Плед обнаружил патруль "Долга", где-то с месяц назад. С тех пор о тебе ни слуху ни духу. Помянули, как положено. Отпели в церкви заочно, имени правда твоего настоящего никто не знает... Ну, отпели по прозвищу, не отправляться же в "последнюю ходку" без отпевания? Вот так.

- Ясно, - Охотник допил кружку и потянулся за второй, - На самом деле кровь-то не моя.

- Рассказывай тогда, не тяни.

- Да, что рассказывать-то? Дурость какая-то случилась. Отправился я на север к Усову, места там малохоженные, можно много всего интересного найти. Но под самым Усовом увязалась за мной пятерка псов, нападать вроде бы не решаются, понимают, что не справятся, но не отстают. Стал я от них уходить, иду буквально по аномалиям - не отстают, черти. Такое ощущение будто это они сталкеры, а я так - салага, на "сафари" приехал. Я в лес ушел, они поотстали. Все-таки, что ни говори, а даже собака-мутант остается собакой - бояться они дикого леса. В сумерках выхожу неподалеку от озера... Забыл, как называется.

- "Старуха" - подсказал Клоп.

- Верно, - кивнул Охотник, - Выхожу возле "Старухи", вдруг справа завыли. Глянул - опять они. Я только удивляться успеваю. Это они, значит, догадались мне наперерез лес обогнуть. Я иногда думаю - кто из нас венец творения природы?

- Ну, это ты врешь, - покачал головой бармен, - Скорее всего просто совпадение, что ты на них снова нарвался.

- Ты дослушай, - Охотник глотнул пиво и продолжил, - я снова выкручиваюсь, как могу, чтобы от них оторваться. Ухожу к Усову, темнеет потихоньку, уже полумрак такой. Вдруг, слышу - завыли где-то. "Мои" тоже голос подали - и слева еще стайка появилась, тварей пять, может шесть. Далеко еще, и до тех и до других по километру-полтора, но уже понятно - зажимают в тиски. Я ходу прибавил. Усов в прямой видимости показался, по левую руку уже берег озера тянется. До первых домов километра два осталось, бегу полем уже в почти полной темноте, мимо тракторов брошенных. И вот тут мне не по себе сделалось, потому что спереди, между мной и домами, показалась еще стая. Да не в пять тварей, а штук в двадцать.

Бармен присвистнул, покачал головой и в волнении отхлебнул пива из кружки приятеля.

- Я едва не осрамился с перепугу, - продолжал Охотник, - мне бы гранат, я бы особо не беспокоился. Так ведь не было. Они кольцо замыкают и приближаются не торопясь, понимаю, что деваться мне некуда. Я приготовился к последнему бою, решил задорого отдаться. В голову мысль пришла - сделать огневой заслон из солярки. У трактора бак ножом пробил, горючка на землю и полилась...

- Постой, постой, откуда там горючка?

- Да, как была с незапамятных времен, так и плещется. А кому она нужна?

- Горючка всем нужна. Всю мировую экономику из-за цен на горючку трясет.

- Ну, может мировую и трясет. Да, только... Вот ты сам или кто-нибудь еще за этой соляркой не пойдешь.

- Почему?

- Потому что, пока за ней съездишь и привезешь - столько же и спалишь.

- Верно, - усмехнулся бармен.

- Ну, так вот, полилась родимая на землю. Я ей лопаткой изо всех сил помогаю, чтобы круг организовать. Тут повезло, что псы замедлили наступление - запах солярки видимо их насторожил. Я еще пороху из патронов в канавку подсыпал, чтобы искрило. Как стали ближе подкрадываться, запалил горючку. Псы подошли, жмутся, рычат, но не лезут. Я по ним постреливаю, пару штук убил - их тут же свои сожрали, но стрелять тяжело - темно, и огонь с дымом мешают. Огня там правда, минут на пять, было, больше дыма, чем огня. Я нож взял, жду когда они на меня навалятся, а они уже беситься начинают. Чувствую - сейчас кинутся через огонь. Наконец, первая псина не выдержала, сиганула в круг, бока опалила, тут же я ее на нож принял. Понимаю - началось! Сейчас остальные начнут прыгать.

Охотник присосался к кружке и в несколько больших глотков осушил ее. Вытер рукавом пену со рта, достал сигарету и зажигалку, и глубоко затянувшись, выпустил дым из носа.

- Ну, дальше-то что? - бармен слушал рассказчика затаив дыхание.

- Я твой плед-то..., - махнул рукой Охотник, - Мысль мне совершенно дурная в голову пришла, да и думать было особо некогда. Но это сработало. Я в плед, труп псины завернул поплотнее и связал за углы. Думаю, сейчас швырну им эту тушу, плед хороший, с кожаной подкладкой, прочный. Пока они из-за добычи грызутся, я деру дам до домов, а там уже на крышу или еще куда заберусь и все. Не возьмут меня.

Он снова замолчал, выпуская клубы табачного дыма и почесывая небритый подбородок. Клоп терпеливо ждал продолжения.

- Дальше, все, как в тумане было, - задумчиво произнес Охотник, - Очень быстро все произошло. Я тюк поднял, и тут... Огонь видимо добрался до трактора, а в баке еще солярка оставалась. В общем, шандарахнуло будь здоров. Меня швырнуло вместе с тюком, собаки визжат, горят. Я тоже горю, но на мне-то комбинезон с "огнеупором", пока еще терпимо, хотя и горячо. Да плюс еще контузило. Я вскочил и бегом. Шатаюсь, охаю, куда бегу - не вижу. Потом гляжу, тюк все так же с собой и пру. Бросил его. Слышу сзади свалка началась собачья за этот "кусок мяса". Уперся в озеро, прыгнул в воду и поплыл. Оно мне и в самый раз было, чтобы огонь загасить. Как выбрался на другом берегу уже и не помню. Но больше за мной до утра по Зоне никто не гонялся.

Сталкер врал, но врал вдохновенно, подкрепляя свои слова мимикой и жестикуляцией, и от того бармен верил ему. Да и просто хотелось верить, чтобы потом рассказывать кому-нибудь по новой, добавляя для остроты деталей уже от себя.

- Ну, ты дал копоти, а еще "профессор", ученый вроде человек, - смеялся Клоп.

- Копоти, да. Много было. - кивнул Охотник, - A плед твой жаль.

- Да, Бог с ним, с пледом, - махнул рукой Клоп, - жив и ладно.

- Ну, да, - согласился рассказчик, - "Ремингтон" свой правда в озере утопил, но... Жив и ладно, так ведь?

- "Ремингтон"! - воскликнул бармен, - Ах, ты жопа!

Бармен уже давно облизывался на этот ствол, уговаривал Охотника продать, сулил неплохие деньги, но тот не поддавался. Компактный, весом менее трех килограмм, но мощный "Ремингтон 870" в варианте с магазином на семь патронов, был предметом восхищения не только со стороны бармена. На вопрос "Где взял?" Охотник всегда отвечал, что у "зомби" отобрал, но ему никто не верил.

- Эх-эх-эх, - вздохнул Клоп, - как же ты так, а?

- Да, не расстраивайся, - Охотник порылся в рюкзаке и извлек сверток, - я тебе сувенир из Темного Леса приволок.

- Неужто щупальца! - обрадовался Клоп, разворачивая сверток, - Ого! Здоровые! Расскажешь, как завалил?

- Да, ничего особенного, из ружья.

- Да, уж, "ничего особенного", я таких здоровых давно не видел. Продам этим "охотникам" недоделанным. Немцы жадные, а американцы неплохо берут. Приезжают все такие важные, с красивыми пукалками... Потом "тушкана" услышат темной ночью, в штаны наложат и больше их в Зону не заманишь ничем. Без сувенира им уезжать стыдно, а тут такие щупальца красивые, хоть на стену вешай.

- Ладно, ты их хоть на нос себе вешай, мне все равно. Спать хочется, глаза слипаются. Организуй мне лежанку где-нибудь, я прикорну до обеда.

Устроив Охотника, Клоп напоследок сказал:

- У меня дело к тебе, Кюри.

- Надеюсь не артефакты? - поморщился Охотник.

- Нет, не артефакты.

- Тогда что? - спросил Охотник укладываясь на лежанку состряпанную Клопом.

Бармен помолчал немного, размышляя про себя.

- Ладно, ты отдохни пока. Проснешься, тогда и поговорим.

- Хорошо, - сказал Охотник, и накрывшись одеялом, отвернулся к стене.

Спустя полминуты он уже крепко спал, а Клоп протирал стаканы за стойкой, готовясь к новому дню.




11.06.2013, 10:18:11


Отзывов пока нет
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Обновления в прозе

Исповедь Зверя

Сергей Шакурин

Обет Меченого

Дмитрий Луценко

Конечная

Роман Приходько

Прощание

Сергей Бабинец

Она

Антон Саженцев

Грёзы

Александр Кузьмин

Шанс

Александр Филлипов

Прикосновение

Роман Приходько

Серафима

Алексей Холявко

Тим

Андрей Затонов

Обновления в поэзии

Лилит

Александр Тихонов

Счастье даром

Александр Тихонов

Кровавая полночь Земли

Александр Тихонов

Грезы

Тронин Александр

Друг

Сергей Шакурин

Покинутый город

Сергей Большаков

Ошибка интернетного знакомства

Владимир Андрейченко

Двор детства

Владимир Андрейченко

Прощен

Сергей Большаков

Обновления в аудиокнигах

Исповедь сталкера

Дмитрий Кликман

Чужаки

Александр Тихонов

Капитаны

Николай Кулишов и Александр Тихонов

Отчужденные

Сборник

Убить Стрелка

Дамир Рябов

Агония совести

Александр Тихонов

По прозвищу Стрелка

Сергей Пирог

Исповедь Зверя

Александр Тихонов

Четыре жизни

Шалимов, Виноградов, Тихонов, ДЭМ, Лузгин

Поиск
Категории раздела
Проза [212]
Поэзия [78]
Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2017); Сайт управляется системой uCoz