Меню сайта
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Вход на сайт
Регистрация
Вход
Посетители за день
Главная » Статьи » Критика

О КРИТИКЕ
О КРИТИКЕ

Цикл эссе о живом творческом процессе (№ цикла: 01)
Эссе № (01/06) из всего 09 эссе в этом цикле на начало 2008 г.
Первая цифра в № эссе — номер цикла.
Есть ещё цикл эссе об околотворческих процессах (№ цикла: 02)

Версия эссе с дополнениями и уточнениями от 25.01.2009 года
Впервые данное эссе было опубликовано в 2005 году

Произведения Искусства всегда бесконечно одиноки, и менее всего их способна постичь критика.
Р.М. Рильке

Критик обязан знать всё, а об остальном — догадываться.
М. Пруст

Критик призван быть просветителем для читателя, художник призван быть просветителем для критика.
О. Уайльд

Критиковать может любой дурак, и многие из них именно этим и занимаются.
Сирил Гарбетт

Где нет любви к искусству, там нет и критики.
А.С. Пушкин

После такого количества эпиграфов сами размышления о критике, скорее всего, можно было бы и не начинать. Но, помня о мысли: «Сколько людей — столько и мнений», — автор этих строк всё-таки надеется, что в общую копилку мыслей и мнений о роли критиков удастся внести что-то полезное и продуктивное.
Точка зрения, предлагаемая читателям, с учётом современных веяний восприятия и общей информационной перенасыщенности, максимально сжата и композиционно построена по принципам реферата — дать краткое общее представление об основных так называемых «опорных точках», которые, по мнению автора материала, являются крайне важными для относительно целостного и ёмкого написания критических материалов.

1. На всякий случай освежим в памяти, что предлагается понимать под термином «критика» в академическом смысле?

«Толковый словарь русского языка» говорит о КРИТИКЕ следующее:
1.1. Обсуждение, разбор чего-либо с целью оценить достоинства, обнаружить и выправить недостатки.
1.2. Исследование, научная проверка, подлинности, правильности чего-либо.
1.3. Особый литературный жанр, посвящённый разбору литературно-художественных, научных и других произведений.

2. Что можно ещё из категории азбучных истин добавить к предлагаемому выше определению термина «КРИТИКА» с целью немного расширить границы этого термина?

2.1. Перед тем, как начинать что-то (кого-то) критиковать, критик должен научиться не только читать, но и понимать то, о чём он говорит (скорее всего, предлагаемая мысль удивит своей банальностью многих умудрённых жизненным опытом читателей, но автор этих строк специально оставляет эту мысль в «непричёсанном» виде ещё и с другой целью — оставить всем желающим возможность и законный повод покритиковать материал после завершения знакомства с этим эссе).
2.2.* Критика — это попытка относительно-взвешенного и всестороннего анализа исследуемого произведения с целью выявления его конструктивных роли, смысла, а также того, что нового, полезного и познавательного несёт читателям исследуемое произведение, а НЕ выставление школьных оценок по принципу «хорошо \ плохо» либо «нравится \ не нравится», критика — это НЕ банальное восхваление либо обругивание.
2.3. Критик чаще всего общается не со специалистами жанра и научными работниками, а с рядовыми читателями, поэтому стиль его повествования должен быть максимально понятным для читателей с различными уровнями образования.
2.4. Критики, объективной во всех отношениях, не существует вообще. Точка зрения каждого отдельного человека (в т.ч. критика) всегда является субъективной. Критикам нелишне в целом не забывать о том, что они всегда предлагают читателям не более чем собственную субъективную интерпретацию видения и понимания исследуемого материала. Это утверждение справедливо и для всего настоящего эссе в целом.
2.5. По своей «архитектурной конструкции» любой из критических либо аналитических материалов состоит из своеобразных ключевых и глубинных «мыслесвай» («концентрированных мыслей») и связующих предложений. Основой «архитектурной конструкции» любого из материалов являются «мыслесваи». Если не принимать во внимание «былых заслуг» критика, а рассматривать материалы только «по сути», можно утверждать следующее: общую ценность всего написанного автором, как правило, читатели измеряют исключительно количеством и качеством «мыслесвай», а не общим объёмом материала, исчисляемым количеством печатных знаков.

Далее будет логичным перейти на более глубокий уровень рассмотрения «опорных точек» критических материалов.

Перед рассмотрением из общего объёма текстов, претендующих на название «критические», отложим в сторону так называемые «клинические» варианты материалов, в которых критики акцентируют внимание читателя исключительно на собственной персоне. В таких материалах читатель (в лучшем случае, с удивлением) должен разыскивать фрагментарные воспоминания о предмете самой критики в длиннющем списке регалий критика, либо напоминаний, с кем из великих знаком господин критик, или детальных медитативных размышлений о том, что делал автор (к примеру, насколько глубокомысленно он всматривался в окно) во время написания своей статьи.

3. Во время работы над материалами у критика должно быть относительное представление:

3.1. ДЛЯ КОГО ПИШУТСЯ МАТЕРИАЛЫ:

— материалы, ориентированные на читателя с поверхностным уровнем восприятия;
— материалы, ориентированные на квалифицированного читателя;
— материалы, ориентированные на автора (с точки зрения большинства авторов «идеальным критическим материалом» является материал, в котором точка зрения критика относительно литературной ценности исследуемого произведения полностью совпадает с точкой зрения самого автора).

3.2. ОБ УРОВНЕ УГЛУБЛЕНИЯ КРИТИКА В ИССЛЕДУЕМЫЙ МАТЕРИАЛ:

— поверхностный;
— среднего углубления;
— относительно глубинный.
Считаю уместным сделать акцент на том, что в современном литпроцессе существуют критические статьи, авторы которых вообще не читают тех книг, о которых впоследствии пишут и руководствуются при написании только мыслями из других критических статей или обсуждениями на тусовках.

3.3. ОБ ОСНОВНЫХ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПРИНЦИПАХ И ПОДХОДАХ:

— что такое критика деструктивная (одноуровневая);
— что такое критика конструктивная (многоплановая);
— что полезного и продуктивного в целом хочет сказать критик читателям.

3.4. Если поставить себе за цель ненавязчиво спросить у тех, кто считает себя критиками, какова их собственная точка зрения на написанные материалы, то в большинстве случаев критики наверняка мысленно ответят нам приблизительно следующее:
— критик абсолютно всё понял из прочитанного (даже если читал бегло) и смог увидеть намного больше, чем это смог увидеть и понять автор;
— понимание критиком прочитанного — глубинное, критика — конструктивная, точка зрения критика — сомнению не подлежит.

3.5. На самом деле чаще мы имеем картину прямо противоположную и для литературного процесса в целом — плачевную: квалифицированный литературный критик, который владеет пониманием принципов методологии подачи информации, психологии восприятия автора и читателя, умением доступно и сжато сказать о главном, а также пониманием литературного процесса хотя бы в целом — в действительности большая редкость в современной литературе (журналистике).
Если отложить в сторону варианты благопристойных положительных статей, которые нередко от имени других пишут о себе сами авторы, попытаемся обрисовать наиболее распространённый в настоящее время типаж современного журналиста, считающего себя критиком.
Чаще всего это имеющий доступ к литературному (периодическому) изданию неудачник в литературно-профессиональном отношении (ещё чаще — начинающий поэт-неудачник, рассуждающий примерно так: «Если у меня ничего не получается в поэзии (литературе), то за это я всех покритикую, причём от души»).
Такой «критик» в целом крайне поверхностен и ленив, но, скорее всего, тайно и страстно жаждущий признания в литературных (журналистских) кругах. Из-за своей лени он не желает повышать свой профессиональный уровень при помощи учёбы и работы, ему и без этого абсолютно всё понятно. Для написания своих статей ему достаточно несколько десятков заученных шаблонных фраз, которые он то и дело перетасовывает в различных материалах.
Чрезмерно не утруждая себя чтением первоисточников (объёмы прочитанного, как правило, не выходят за пределы предисловий (послесловий) к книгам), он, руководимый единственным желанием — доказать своё превосходство над другими, все свои скрываемые злобу с внутренним ядом изливает в дальнейшем на головы таких же литераторов-неудачников.
Как правило, на лицах подобных критиков лежит неизгладимая печать борьбы с регулярным похмельным синдромом. По поводу и без повода эти критики (журналисты) с особым вдохновением любят подчёркивать, что они являются НЕЗАВИСИМЫМИ критиками (журналистами).
Жертвы же критики, не особенно вникая в глубины «творческого багажа» критика, чаще всего в дальнейшем рассуждают примерно так: «Ай, Моська! знать она сильна, что лает на Слона!..»
Весьма распространённой также является картина, когда величина апломба подобных «критиков» обратно пропорциональна как качеству самих «критических» статей, так и глубине предлагаемых взглядов и оценок.
Наиболее надёжным источником вдохновения и информации «критик» считает регулярное посещение всевозможных литературных тусовок и презентаций, на которых самое важное для «критика» — не упустить случая красиво «зарисоваться».
Какие «весомые труды» в творческом активе «критика» — никто толком не знает, но за счёт регулярного посещения тусовок со временем «критика» по инерции начинают воспринимать как «неотъемлемую часть литературного процесса» в пределах определённого географического масштаба.

4. КАКОМУ ЧИТАТЕЛЮ (КРИТИКУ) МОГУТ БЫТЬ ИНТЕРЕСНЫ РАЗМЫШЛЕНИЯ, ИЗЛОЖЕННЫЕ НИЖЕ?

Квалифицированным критикам нижеизложенное наверняка известно давно, и оно их вряд ли заинтересует. Критикам, у которых квалификацию заменяет апломб, эти размышления всё равно не помогут. Остаётся узкая прослойка тех критиков, которые ещё не потеряли способность прислушиваться к мнению со стороны, но в силу различных обстоятельств ещё не зачислены творческим бомондом в категорию квалифицированных критиков.
Каким, по мнению автора этих строк, минимальным «джентльменским набором» должен владеть современный критик, который стремится, чтобы его материалы воспринимались, как минимум, внимательно?

5. КРИТИК ДОЛЖЕН ВЛАДЕТЬ УМЕНИЕМ УГЛУБЛЯТЬСЯ В МИРОВОЗЗРЕНИЕ И ТВОРЧЕСКУЮ ФИЛОСОФИЮ АВТОРА.

Что для этого необходимо?
5.1. Иметь представление:
— о жизненных вехах и творческом багаже автора;
— о духовном багаже, духовных ценностях автора;
— о других авторах, оказавших наибольшее влияние на его творчество;
— о точках зрения других критиков относительно творчества автора;
5.2. От начала до конца внимательно прочесть книгу (произведение) автора, которая (ое) в дальнейшем будет предметом анализа.
5.3. Знать (если это однозначно непонятно из произведений) на какой духовной основе (материалистической или другой) держится мировоззрение данного автора.
Информация, обозначенная в п. 5.1. и 5.3., как правило, мало интересует рядовых читателей, которые в 99 случаях из 100 довольствуются литературным произведением. Но знакомство критика с информацией об авторе, как правило, для понимания многих граней творчества автора даёт критику дополнительные ключи, которые без этой информации увидеть невозможно в принципе. За счёт дополнительных уровней понимания и владения подобными ключами критик получает возможность для написания материалов, которые по своей ценности будут на порядок выше, чем это можно сделать на основании анализа только голого текста.

6. КРИТИК ДОЛЖЕН ИМЕТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЧИТАТЕЛЬСКОЙ АУДИТОРИИ, ДЛЯ КОТОРЫХ ПИШЕТСЯ МАТЕРИАЛ, ПИСАТЬ ПОНЯТНЫМ ИМЕННО ДЛЯ ЭТОЙ АУДИТОРИИ ЯЗЫКОМ, но в целом массиве написанного делать небольшие «врезки» мыслей, которые находятся на «более высоких полочках», чем общий уровень написанного.

6.1. В целом для всего процесса написания статей критикам нелишне будет помнить мысль, высказанную когда-то Д. Шостаковичем: «Перед тем, как журналист захочет сказать что-то своё, ему для начала необходимо научиться не искажать мысли автора».
6.2. Если критик по разным причинам не способен самостоятельно «рожать» мысли с «более высоких полочек», самым простым является вариант использования афоризмов и мыслей признанных авторитетов.
6.3. В процессе подачи читателям мыслей с «более высоких полочек» не «забывать» упоминать имена авторов, которые первыми высказали эти мысли.
6.4. Пытаться всеми силами избегать типичной методологической ошибки начинающих критиков: подавать материал так, словно читатель уже знаком с творческим продуктом исследуемого автора. Как правило, не менее 95% читателей критических материалов непосредственно с творческим материалом автора не знакомы.
6.5. Не злоупотреблять узкоспециализированной языковой терминологией.

7. КРИТИК ДОЛЖЕН ИМЕТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ДЕСТРУКТИВНОЙ И КОНСТРУКТИВНОЙ КРИТИКЕ.

В эти критерии имеет смысл вникнуть подробнее.

7.1. ДЕСТРУКТИВНАЯ (РАЗРУШАЮЩАЯ) КРИТИКА:

7.1.1. Критик в своём материале исследует не непосредственно творческий продукт, а жизненные вехи автора или его публичную (общественную) деятельность.
7.1.2.Критический материал подаётся однобоко. Бегло рассмотрим версию однобокого елейно-положительного материала. Во-первых, подобное чтиво, как правило, крайне уныло для восприятия, во-вторых, что значительно печальнее, — оно приводит в дальнейшем к внутреннему утверждению анализируемого автора в своей «почти что гениальности», что не предполагает дальнейшего творческого роста, но грозит постепенно перерасти в клиническое самодурство. Ко всему, подобным елейным материалам, как правило, верят только сами авторы, чьё творчество исследуется.
С точки зрения перспектив, для творческого роста автора значительно полезнее появление негативных отзывов. Но если материал исключительно негативный, то у читателя возникают естественные вопросы: зачем критику топтаться по залежам фекалий в принципе, а тем более — пространно убеждать читателей в том, что «троды плудов» некого автора, попросту говоря, являются дерьмом? Появление однобокого убийственно-негативного материала хотя и вызывает заинтересованность в определённых читательских кругах, но, с другой стороны, свидетельствует о том, что критик — исключительно «узкий специалист по теме фекалий» и не способен постигать более глубокие уровни мыслей в творчестве.
Для некоторого отрезвления так называемых «критиков-дерьмовиков» хочу привести мысль, изложенную неизвестным автором в одном двустишии.
Эта мысль является несколько грубоватой для эстетов, но для определённой категории людей именно такие примеры иногда являются наиболее понятными, эффективными и чрезвычайно поучительным:

Писать на стенах туалета, увы, мой друг, не мудрено,
Среди …вна мы все поэты, среди поэтов мы — …вно.

В завершение рассмотрения данного пункта: в целом есть смысл тратить время на исследование материалов, которые вызывают хоть какой-то естественный интерес и внутреннее уважение критика. Проверкой для этого может быть внутренний (не публичный) ответ критика на такой же внутренний вопрос: интересен ли принципиально материл критику в случае, если за написание критической статьи критику никто ничего не заплатит?

7.1.3. Одна из наиболее типичных ошибок начинающих критиков — ПЛАГИАТ не только отдельных интересных мыслей («мыслесвай»), но и целых фрагментов («заплат») из материалов других авторов. В дальнейшем из этих «заплат» компилируется так называемый «оригинальный критический материал», а позаимствованные критиком у других авторов мысли «по умолчанию» представляются на читательский суд, как творческие идеи и находки самого критика.
Зачем в принципе одни авторы воруют мысли и идеи у других авторов? Исключительно с единственной целью — прикрыть фиговым листочком сворованного у других свою собственную творческую импотенцию.
В настоящее время в нашем современном общества есть два основных фактора, которые сдерживают тенденцию литературного плагиата, в том числе — в жанре критики.
Первый — официальные «правила игры», которые прописаны в соответствующем «Законе об авторском праве». Но в связи с тем, что в нашем современном обществе законы существуют как бы сами по себе, а люди также сами по себе, «Закон об авторском праве» крайне редко кто из журналистов (критиков) принимает во внимание вообще.
Второй фактор, который более существенно сдерживает тягу к плагиату у критиков (журналистов) — публичное мнение признанных литературных авторитетов относительно оригинальности мыслей в тех либо иных критических материалах. Именно этот фактор в настоящее время является основной сдерживающей силой плагиата.
Чем чревато для критика наличие в его трудах «нецивилизованных заплат» из чужих мыслей?
Вспомним относительно недавнее появление чуда генетики — клонированной овечки Долли, имя которой впоследствии стало нарицательным, в том числе и для различных «баранчикоподобных» явлений.
После публичного обнародования фактов авторитетными людьми об обнаруженном плагиате уличённого критика-плагиатора ожидает участь новоявленного литературного «брата овечки Долли».
В дальнейшем выйти из «сообщества братьев и сестёр овечки Долли» такому критику-плагиатору будет крайне проблематично. У тех, кто записывает недобросовестных литераторов и критиков в «сообщество братьев и сестёр овечки Долли», как правило, память очень хорошая.
А если, ко всему, автор оригинальных мыслей ещё и живой, это может привести к ещё более неприятным последствиям для критика. С этой точки зрения критикам, по различным причинам не могущим не воровать, более безопасно хотя бы воровать мысли у авторов, которые уже перешли в мир иной. Если со своей совестью такие «критики» ещё могут «договориться», то подобная версия плагиата им хотя бы не грозит никакими физическими увечьями от авторов-современников.
Итого по данному пункту (плагиата) «в сухом остатке»:
— В целом нехорошо воровать у других то, что в литературной среде ценилось и ценится во все времена — живые и оригинальные идеи и мысли.
— В случае, если критики не будут «забывать» о цивилизованных правилах употребления цитат, им не грозит опасность быть зачисленными в «сообщество братьев и сестёр овечки Долли».

7.1.4. Считаю важным отдельно остановиться на явлении, которое можно условно назвать «КОРПОРАТИВНОЙ КРИТИКОЙ» либо «КЛАНОВОЙ КРИТИКОЙ». На мой взгляд, это современное явление, при общем реферативном стиле настоящего материала, требует более развёрнутого освещения.
Во времена Советского Союза объектами тогдашней «корпоративной критики» становились все те литераторы, которые не вписывались в стандарты тогдашнего режима по идеологическим принципам.
Самый надёжный и эффективный способ «клановой критики» — это молчание и создание вида, что некого неугодного автора нет вообще.
В настоящее время вроде бы особого идеологического давления правящих партий на литераторов уже нет. Казалось бы — вот он, желаемый простор для свободного творчества и доброжелательного всеобщего творческого общения. Ан, нет. Теперь для того, чтобы автор упоминался в современных СМИ, ему в преимущественном большинстве случаев нужно примыкать к какому-то из существующих литературных кланов (более красиво эти кланы обозначаются как литературные объединения, творческие союзы, литературные журналы, клубы либо просто литтусовки).

Принципиальные механизмы «клановой критики» просты. В литизданиях, принадлежащих определённому литературному клану, как правило, надо:
1. Вообще умалчивать о существовании неугодных авторов.
2. Как можно чаще хвалить и превозносить авторов из своего клана, при этом проводя параллели с творчеством классиков типа Пушкина, Достоевского и т.д.
3. В случае, если каких-то неугодных авторов нет возможности «не замечать», их надо как можно чаще «опускать» и всячески охаивать.

В таких случаях о каком-либо анализе материала речь не идёт вообще. Перед «критиком» просто стоит задача: книге некоего автора Имярека Имярекова нужно дать критическую оценку в диапазоне от «слегка прищемить хвост» до «полностью залить словесным дерьмом».
Для этого, как правило, достаточно всего двух приёмов:
Первый. Нужно наковырять из общего объёма материала цитаты, которые в вырванном из контекста виде представят материал автора Имярека Имярекова и самого автора в том свете и под тем углом зрения, в котором заинтересован клан. Очень часто отдельные цитаты, вырванные из общего контекста сказанного, имеют свойство искажать цельную ткань литературного материала до неузнаваемости. Именно цитированием отдельных фрагментов мыслей, которые можно поворачивать в любую нужную для «критика» сторону, проще всего манипулировать в «критическом материале» при внешней иллюзии «глубокого анализа первоисточника».
Второй. Нужно разбавить «критический материал» различными вкраплениями типа «для быдловатой читательской аудитории», чтобы всячески отталкивать читателя от книги либо автора, по каким-то причинам неугодного какому-то литературному клану.

В ЧЁМ ОСОБАЯ ОПАСНОСТЬ ПОДОБНОЙ «КЛАНОВОЙ КРИТИКИ»?

Первая опасность. В преимущественном большинстве случаев те, кто создаёт подобные заведомо негативные «критические материалы», сами не испытывают личной внутренней неприязни ни к автору, которого они обругивают, ни к произведению, которое они как бы анализируют. По сути, они просто занимаются своеобразной проституцией, в данном случае — литературной.
Уточнение. Автор этих строк опасность видит не в том, что о каком-то материале (авторе) критик высказывает просто негативное мнение как свою собственную точку зрения и позицию, которые подсказывает ему его сердце. Опасность состоит в самой сути литературной проституции, массово привносящей и продвигающей в литературу такие явления, как ложь, зависть, лицемерие, ненависть и различные другие подвиды негатива.
Вторая опасность, в результате которой ПРОИГРЫВАЕТ ВСЯ НАША СЛАВЯНОЯЗЫЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА, как таковая. Рядовому, но относительно вдумчивому читателю, чаще всего не подозревающему о существовании «подводных рифов» в отношениях между литературными кланами, весьма непросто самостоятельно разбираться, условно говоря, «кто хороший, кто плохой». В большинстве случаев ему хочется верить написанному. В результате — естественной реакцией читателя становится отторжение от того автора, которого обругивают.
Как правило, рядышком, на следующих страницах изданий, присутствуют критические материалы, в которых «критики» (по сути — копирайтеры) превозносят и нахваливают творчество других, «нужных» авторов. После того, как рядовой читатель несколько раз «обожжётся» на чтении произведений т.н. нужных авторов (или «авторов-нужников»), которых «критики» хвалят, потихоньку в сознании читателей происходит отторжение и от многих направлений славяноязычной литературы, как таковой.
В итоге постоянных закулисных состязаний амбиций различных литературных кланов проигрывает в первую очередь в целом отечественная литература, которая естественным образом ещё пока существует в нашей стране. И цена, которую платит наша литература за все эти клановые амбиции, более чем непомерная.
Во-первых, в случае, если талантливые авторы (которые у нас всегда были, есть и будут) начинают «прогибаться», чтобы угодить какому-то литературному клану, их талант постепенно расплёскивается и авторы с прекрасными изначальными творческими задатками в результате становятся посредственностями.
Во-вторых, усилия критиков и литературных аналитиков направляются не по векторам глубинного анализа и популяризации лучших образцов современной литературы, а по векторам сведения счетов в борьбе кланов и различной окололитературной возни. Всё это неизбежно способствует постепенной подмене живого процесса творчества, как такового, различными имитациями, псевдотворчеством и всевозможными видами дешёвого эпатажа.
В-третьих, читатели, не имея возможности получать достойные произведения на интересующие их темы от славяноязычных авторов, свои духовные и литературные потребности попросту удовлетворяют за счёт книг зарубежных авторов.

7.2. КОНСТРУКТИВНАЯ (СОЗИДАТЕЛЬНАЯ) КРИТИКА:

7.2.1. В критическом материале предлагаются попытки анализа, разные точки зрения, материал подаётся в виде столкновения разноплановых мыслей.
7.2.2. Конструктивная критика не может обходиться без определённой дозы словесного перца, но критик должен чувствовать уровень дозирования этого перца и уметь подавать его в таких местах и пропорциях, чтобы у автора от этого перца вырастали крылья, а у читателей это вызывало интерес к произведениям автора.
7.2.3. По всему излагаемому материалу критик должен уметь разбрасывать незримые психологические «крючки», которые удерживают внимание читателя на протяжении всего процесса чтения.
7.2.4. Критик не должен делать безапелляционных утверждений относительно ценности творческого материала автора. Он, образно говоря, должен уметь сталкивать разноплановые точки зрения, оставляя право принимать решение о литературной ценности творчества автора исключительно читателю.
7.2.5. Критик также должен помнить о том, что напечатанные критические материалы нередко оказывают весьма большое и серьёзное влияние на авторов, особенно — на начинающих. Попадётся на пути начинающего автора вдумчивый критик, слова критика могут в прямом и переносном смысле в дальнейшем окрылить автора и дать невероятный продуктивный толчок его дальнейшему творчеству, попадётся в начале того же творческого пути начинающего автора критик бездарный — другие слова могут пройти невероятной болезненной бороздой по будущей творческой судьбе автора. По этой причине для критика крайне важно постоянно помнить о первой заповеди врача «Не навреди!!!»
7.2.6. Будет нелишним сделать акцент на особенностях написания критических материалов о произведениях авторов-женщин. В сравнении с обычными людьми практически все творческие люди являются людьми более ранимыми в душевном плане, но творческие женщины — особенно. Плюс ко всему, различные аспекты творчества авторов-женщин играют для них ещё одну немаловажную роль — утверждение их популярности нередко служит для достижения их ещё более глубоко скрываемых целей — вызвать у мужчин к ним повышенный интерес, в первую очередь, как к женщинам.
В целом критикам не стоит забывать о том, что в критических материалах, посвящённых творчеству авторов-женщин, уместны умеренные комплименты по адресу авторов, именно как женщин. Этот нюанс несколько выходит за пределы литературы и переходит в иную плоскость, о которой в нескольких словах можно сказать приблизительно так: «Чем чаще и больше мы говорим женщинам что-то хорошее, тем больше шансов на то, что они мужчинам что-то дадут вокруг нас становится душевного тепла».

8. КАК И ГДЕ ОТНОСИТЕЛЬНО БЫСТРО МОЖЕТ НАУЧИТЬСЯ НАЧИНАЮЩИЙ КРИТИК ФИГУРАМ «ВЫСШЕГО ПИЛОТАЖА» ЖАНРА?

Не будем рассматривать версии, когда, как и для любого вида деятельности, для создания качественных материалов критику требуется профессиональное литературное образование.
Советы, которые предлагаются, уместны для случаев, когда критиками становятся «по случаю», после чего пробелы в профессиональном литературном образовании закрываются в формате самоучки.

Как правило, критикам интересно писать только о тех, кто уже достиг определённых творческих высот и уже является интересной и неординарной творческой личностью. В этом случае от лавров известной творческой личности некая часть отблесков перепадает и критику, соответственно, в подходах к написанию материалов о таких авторах критики выкладываются на полную катушку.
Другая из причин полной выкладки: в разрезе наличия конкуренции чрезвычайно сложно обойти законы своеобразного природного отбора, благодаря которому создаются стойкие тандемы «интересный и неординарный автор — интересный и неординарный критик».
В данный момент практически все заметные творческие фигуры имеют свои страницы в Интернете. Как правило, на этих ВЕБ-ресурсах, кроме творческих материалов, выкладываются и все наиболее интересные, по мнению авторов, критические материалы и взгляды, в том числе и противоположные. Доступ к этим материалам всегда открыт всем желающим из любой точки Земного шара.
Автор этих строк не исключает вероятности, что в мировой практике могут появляться критики-самородки, у которых все написанные материалы сразу становятся гениальными творениями жанра — как по глубине мысли, так и по разнообразию форм изложения мысли.
Для всех других, кто сразу не родился критиком-самородком, но стремится достичь определённых творческих высот, относительно быстрый и продуктивный путь совершенствования на поприще профессионального мастерства — собственная практика с постоянным анализом методологических приёмов конкретных живых материалов тех критиков, которые уже чего-то реально достигли в среде этой весьма непростой литературно-журналистской специализации.

9. ЧТО НУЖНО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НАЧИНАЮЩИЙ КРИТИК ПОСТЕПЕННО ДВИГАЛСЯ от уровня неуча и мелкой шушеры с крупным апломбом К УРОВНЮ УВАЖАЕМОГО И КВАЛИФИЦИРОВАННОГО КРИТИКА С БОЛЬШОЙ БУКВЫ?

9.1. Внутреннее желание постоянного самосовершенствования.
9.2. Умение и внутреннее стремление углубляться в сущность всего, что окружает человека.
9.3. Желание анализировать, умение выбирать и отображать самое главное.
9.4. Умение создавать свой собственный стиль изложения, который узнают читатели.
9.5. Желание работать в целом.
9.6. Внутренне любить свою работу и избранную стезю критика.
9.7. Всегда помнить о том, что чистая совесть критика способна сохранять и охранять его доброе имя надёжнее самых надёжных баррикад.

2.2* Определение термина «Критика» для п. 2.2 является обобщением мыслей, изложенных на главной странице сообщества kritika_ru в «Живом журнале».

Авторский перевод с украинского, 2005
Версия эссе с дополнениями и уточнениями от 25.01.2009 года
Впервые данное эссе было опубликовано в 2005 году

Источник: http://poezia.org/ru/publications/604
Категория: Критика | Добавил: Kotoleg (08.02.2012) | Автор: Шошанни Николай
Просмотров: 2381 | Рейтинг: 5.0/1


Похожие материалы::


Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Обновления в прозе

Исповедь Зверя

Сергей Шакурин

Обет Меченого

Дмитрий Луценко

Конечная

Роман Приходько

Прощание

Сергей Бабинец

Она

Антон Саженцев

Грёзы

Александр Кузьмин

Шанс

Александр Филлипов

Прикосновение

Роман Приходько

Серафима

Алексей Холявко

Тим

Андрей Затонов

Обновления в поэзии

Лилит

Александр Тихонов

Счастье даром

Александр Тихонов

Кровавая полночь Земли

Александр Тихонов

Грезы

Тронин Александр

Друг

Сергей Шакурин

Покинутый город

Сергей Большаков

Ошибка интернетного знакомства

Владимир Андрейченко

Двор детства

Владимир Андрейченко

Прощен

Сергей Большаков

Обновления в аудиокнигах

Исповедь сталкера

Дмитрий Кликман

Чужаки

Александр Тихонов

Капитаны

Николай Кулишов и Александр Тихонов

Отчужденные

Сборник

Убить Стрелка

Дамир Рябов

Агония совести

Александр Тихонов

По прозвищу Стрелка

Сергей Пирог

Исповедь Зверя

Александр Тихонов

Четыре жизни

Шалимов, Виноградов, Тихонов, ДЭМ, Лузгин

Реклама Статистика
Яндекс цитирования
Copyright © автор идеи: OgneV; дизайн: Plotnick (2009-2017); Сайт управляется системой uCoz